Прокол пазух носа при гайморите: Пункция гайморовой пазухи при гайморите

Прокол при гайморите | Цены на пункцию пазух носа в Москве

Гайморит – инфекционно-воспалительная патология, поражающая гайморовы пазухи. Для нее характерны слизисто-гнойные выделения из носа, боли в переносице, затрудненное носовое дыхание, подъем температуры тела. Заболевание у взрослых обычно спровоцировано гемофильной палочкой, грибками, вирусами и стрептококками, у детей – хламидиями и микоплазмами. У пациентов с иммунодефицитными состояниями в роли возбудителей выступает грибковая и сапрофитная микрофлора.

При отсутствии лечения гайморит быстро принимает хроническую форму. При обострении все болезненные симптомы возвращаются, значительно снижая качество жизни человека. Врачи не устают напоминать, что своевременное обращение за медицинской помощью позволяет избежать развития грозных осложнений. Один из эффективных методов терапии – прокол гайморовых пазух.

Для чего нужен прокол?

Прокол при гайморите выполняется в клиниках в Москве при признаках накопления в синусах гнойного экссудата, образования кист в их зонах. Это лечебная процедура, в ходе которой эвакуируется патологическое содержимое из полостей околоносовых пазух с последующей санацией. В синусы вводятся лекарственные средства для очищения от инфекционных возбудителей, устранения отечности слизистых, ускорения регенерации поврежденных тканей.

Этот метод лечения направлен на восстановление физиологического сообщения между пазухами и полостью носа. Он инвазивный (с нарушением целостности тканей), поэтому выполняется под местной анестезией. Цена прокола при гайморите в нашей клинике зависит от вида манипуляций (лечебные, диагностические), количества пунктируемых пазух.

Что такое пункция гайморовой пазухи?

Пункция при гайморите проводится и с лечебными, и с диагностическими целями. Задача медицинской процедуры – извлечь содержимое пазух, в том числе для последующего изучения. Уточнить характер и выраженность патологии позволяют данные бакпосева или гистологического исследования. Удаление гнойного содержимого помогает купировать воспалительный процесс, сократить численность вирусов или патогенных микроорганизмов, восстановить нормальную циркуляцию воздуха.

Показания к пункции

Прокол носовых пазух выполняется при неэффективности консервативных методов терапии острой или хронической патологии, ухудшении самочувствия больного. Проведение медицинской процедуры назначается пациентам в следующих случаях:

  • выраженность головных болей или дискомфорта в носовых пазухах медленно, но неуклонно повышается;
  • согласно результатам рентгенографического исследования или компьютерной томографии, в полости придаточных пазух присутствует жидкость;
  • врач подозревает образование кист;
  • естественное соустье пазухи непроходимо;
  • острое течение гайморита сохраняется на протяжении двух недель.

Прокол пазух носа врачи предпочитают делать пациентам, у которых высока вероятность развития тяжелых осложнений. Самые распространенные из них – отит, менингит, абсцесс мозга, флегмона глазницы, остеомиелит, поражения сердечной мышцы и (или) почек.

Противопоказания

Терапевтическая или диагностическая процедура не проводится при наличии у пациентов таких патологических состояний:

  • аномалий строения синусов;
  • тяжелого сахарного диабета;
  • декомпенсированных соматических заболеваний;
  • некорригируемых коагулопатий.

При выявлении у пациента индивидуальной непереносимости препарата, который планируется применить, он будет заменен безопасным аналогом. В раннем детском возрасте этот инвазивный метод противопоказан, так как околоносовые пазухи еще формируются.

Как проходит операция?

Информативная визуализация синуса определяет точность манипуляций врача-отоларинголога. Поэтому предварительно проводится рентгенография или компьютерная томография, для беременных – УЗИ. Пункция пазух носа обычно является амбулаторной процедурой, выполняется в стационаре, только если пациент госпитализирован. Процедура поэтапная:

  • полость носа очищается с помощью специального электроотсоса или шприца без иглы;
  • местная анестезия заключается во введении тампона, пропитанного раствором анестетика;
  • используются сосудосуживающие препараты для обработки слизистой оболочки носа, уменьшающие отечность и улучшающие отток содержимого пазух;
  • вводится игла в зону, расположенную под нижней носовой раковиной, где стенка синуса тонкая;
  • патологическое содержимое пазухи вытекает через иглу, при необходимости выполняется аспирация;
  • густой гной требует дополнительного промывания пазух физиологическим раствором натрия хлорида.

На завершающем этапе процедуры синусовая полость обрабатывается антисептическим раствором, выполняется тампонада.

Результат

В отличие от других методов терапии эффекты от прокола пазухи при гайморите проявляются практически сразу:

  • восстанавливается свободное носовое дыхание;
  • снижается выраженность головных болей, вскоре они исчезают вовсе;
  • уменьшается заложенность носа из-за рассасывания воспалительных отеков;
  • постепенно нормализуется обоняние.

После выведения гнойного экссудата из пазух исчезают все предпосылки к распространению инфекционно-воспалительного процесса на здоровые участки дыхательных путей.

Реабилитация

Через два часа тампоны извлекаются. Сморкание разрешено, но без чрезмерных усилий, чтобы не допустить кровотечения. Во время реабилитационного периода пациент должен придерживаться следующих рекомендаций врача:

  • на протяжении недели отказаться от горячих ванн, посещения бани или сауны, любых других тепловых воздействий;
  • не допускать переохлаждения;
  • в течение 7–10 дней принимать препараты с антибактериальным и антигистаминным действием;
  • на протяжении оговоренного врачом срока пользоваться топическими глюкокортикостероидами;
  • несколько раз в день (обязательно – перед сном) промывать нос антисептическими растворами;
  • увлажнять слизистую носа солевыми растворами.

Незначительное повышение температуры, снижение давления, дискомфортные ощущения в области зубных рядов, заложенность ушей естественны после малоинвазивной процедуры, не требуют приема медикаментов. Врачебное вмешательство необходимо при их сохранности более двух суток.

Возможные осложнения

Пункция носовых пазух является широко распространенной медицинской манипуляцией. При должных навыках врача вероятность негативных последствий стремится к нулю. Исключительно редко в клинической практике отмечаются случаи развития таких осложнений:

  • кровотечения из-за случайного повреждения сосуда или нарушения свертываемости, которое легко купируется тампонированием;
  • абсцесса мягкотканных структур после внедрения инфекционного экссудата в область щек, устраняемого антибиотикотерапией, вскрытием гнойной полости;
  • флегмоны глазницы в результате повреждения верхней стенки синуса, требующей срочного хирургического вмешательства и использования антибактериальных средств.

Возникновение анафилактического шока в последнее время исключается предварительным тестированием пациента на гиперчувствительность к обезболивающему средству или антибактериальному препарату.

Мифы о проколе

Врачам нередко приходится выслушивать широко распространенные заблуждения о лечебной процедуре:

  1. Может ли отверстие в месте прокола ухудшить здоровье? Костные ткани восстанавливаются так же, как и мягкие. По прошествии двух-трех дней их целостность полностью восстанавливается.
  2. После одного прокола придется делать его постоянно? Есть пациенты, которые предрасположены к частому воспалению гайморовых пазух, особенно при ослаблении иммунной защиты. Как правило, это больные с кистами, полипами, искривленной носовой перегородкой и другими патологиями. Им приходится прибегать к проколу до тех пор, пока не будет устранена основная причина болезни.

Некоторые пациенты считают пункцию устаревшим методом, давно утратившим актуальность. На самом деле это не так. Даже с помощью современных устройств очищение пазух от гнойной жидкости не всегда бывает успешным. В этом случае удалить ее поможет прокол. Иногда только он позволяет избежать гайморотомии – вскрытия верхнечелюстного синуса.

Какое может быть лечение без пункции?

Пункция гайморовых пазух – операция, хотя и малоинвазивная. Она не считается ведущим методом терапии, проводится преимущественно при острой необходимости. Существуют значительно более щадящие способы извлечения патологического экссудата из пазух. Особенно востребованы такие лечебные методики:

  • «кукушка» – удаление содержимого околоносовых пазух методом перемещения жидкости;
  • синус-НУЗ терапия – промывание околоносовых пазух и полости носа через специальное приспособление, состоящее из ультразвукового волновода, с последующим введением лекарств;
  • курсовые аэрозольные ингаляции.

При гайморите и другом любом синусите с умеренно выраженными симптомами достойной альтернативой проколу становится санация околоносовых пазух ЯМИК-катетером. Медицинская процедура малоинвазивна, атравматична и безболезненна.

Плюсы и минусы прокола носовых пазух

Как и у любой инвазивной медицинской процедуры, у прокола верхнечелюстных придаточных пазух носа есть достоинства и недостатки. Что можно отнести к преимуществам:

  • не требуется длительная подготовка к процедуре;
  • выздоровление сразу ускоряется;
  • вероятность развития осложнений минимальна;
  • исключается переход острой формы гайморита в хроническую, трудно поддающуюся лечению;
  • стоимость услуги в Москве демократична.

Существенный недостаток только один – необходимость повторного прокола у некоторых пациентов. Но этого можно избежать проведением лечения основного заболевания.

Лечение гайморита – ЕМЦ

Лечение гайморита без прокола – метод перемещения (“Кукушка”)

Метод перемещения (“Кукушка”) применяется при легких формах воспаления околоносовых пазух. Он легко переносится пациентами всех возрастов, включая детей.

Техника выполнения промывания носа

Пациент лежит на кушетке на спине. Врач просит пациента произносить звуки “ку-ку-ку-ку” (при этом перекрывается сообщение носоглотки с ротоглоткой). 

В это время происходит медленное вливание в одну ноздрю лекарственного раствора, с одновременным его отсасыванием из другой ноздри с помощью вакуумного прибора. Таким образом, отрицательное давление способствует эвакуации гноя из пазух, а лекарственный раствор, интенсивно перемещаясь через полость носа, промывает пазухи. Пазухи очищаются, воспаление излечивается. 

Когда действительно нужен прокол (пункция) гайморовой пазухи?

Пункция (прокол) околоносовых пазух с помощью иглы применяется при тяжелых гайморитах, когда не удается восстановить проходимость соустья, соединяющего пазуху с полостью носа. В запущенных случаях, когда гной в пазухе успел стать плотным, пункция пазухи – шанс обойтись без операции.

При этой манипуляции мы выполняем серьезное местное обезболивание, а для прокола используем специальные малотравматичные иглы (система Куликовского), что существенно уменьшает болезненность процедуры.

После пункции давление гноя на стенки пазухи сразу же ослабевает и пациенту становится легче: уходят боль и интоксикация, снижается температура тела. 

Через иглу промываем пазуху противомикробным и противоотечным раствором, затем вводим лекарство длительного действия.

Под действием лекарства возобновляется вентиляция пазухи, восстанавливается отток, гайморит излечивается.

Когда применяются операции на околоносовых пазухах?

  • Гнойные воспаления околоносовых пазух без эффекта от консервативного лечения
  • Полипы, кисты и другие выросты и деформации, перекрывающие вентиляцию пазух

Имеются противопоказания. Ознакомьтесь с инструкцией или проконсультируйтесь у специалиста.


Прокол гайморовой пазухи в Белгороде, цена. Пункция при гайморите

Прокол гайморовой пазухи — это метод лечения, применяемый для санации, ликвидации патологического содержимого. Он помогает быстро снизить температуру, минимизировать болевые ощущения.

Чтобы устранить воспаление, обратитесь в медицинский центр «Промедика» в Белгороде. В отделении оториноларингологии работают врачи с большим клиническим опытом. Они успешно проводят ринохирургические вмешательства, помогающие восстановить полноценное носовое дыхание множеству пациентов.

Показания для прокола гайморовой пазухи

В клинике мы предлагаем провести процедуру при:

  • остром/хроническом гайморите;
  • новообразованиях. При подозрении на онкопатологию проводится биопсия для дальнейшего гистологического исследования;
  • отсутствии эффекта от консервативного лечения кист, полипов гайморовой пазухи/гайморита;
  • грануляциях/сгустках крови в полости;
  • перфорации стенок гайморовой пазухи.

Часто эти состояния сопровождают слизисто-гнойными выделениями, повышением температуры тела, заложенностью носа, слабостью, сонливость, общим недомоганием, болью в области гайморовых пазух.

Пункция гайморовой пазухи. Противопоказания

  • Тяжелые нарушения свертываемости крови: гемобластозы, геморрагические диатезы;
  • период обострения хронических патологий;
  • тяжелые соматические заболевания;
  • острые инфекционные патологии.

Как вам выполнят прокол при гайморите?

Процедура проводится после комплексной диагностики у врача. Она не причиняет существенного дискомфорта. Прокол при гайморите может быть выполнен взрослому или ребенку старше 5 лет с предварительным местным обезболиванием. Это позволяет минимизировать неприятные ощущения.

Прокол выполняют в верхнечелюстной пазухе, в самом тонком месте перегородки. Для его выполнения используют иглу или катетер. Контроль за процедурой проводится с помощью специального держателя.

Пункция гайморовой пазухи проводится единично с малым давлением. При необходимости врач выполнит вращения. На следующем этапе к игле фиксируют шприц. Он помогает извлечь гной из носа.

По окончании манипуляции врач оценивает состояние пазухи, промывает ее физраствором. Затем вводятся препараты с противовоспалительным и антибактериальным эффектом.

Стоимость процедуры

Наименование услуги Цена
Прокол гайморовой пазухи 700

Подготовка к процедуре

По показаниям прокол гайморовой пазухи выполняется и при беременности. В этом случае требуется консультация со стороны акушера-гинеколога.

В каждом клиническом случае вам следует тщательно подготовиться и пройти ряд обследований:

  • рентгенография или КТ придаточных пазух носа;
  • риноскопия;
  • лабораторные анализы крови и мочи;
  • коагулограмма.

Реабилитация после прокола гайморовой пазухи

Восстановительный период отсутствует. Однако после манипуляции не контактируйте с лицами, страдающими ОРВИ и ОРЗ, избегайте переохлаждения. Важно регулярно консультироваться с компетентным врачом-оториноларингологом.

Перечень источников:

Проверено

Пажинским Антоном Леонидовичем

(врач-оториноларинголог, кандидат наук)

Пункция и промывание верхнечелюстной пазухи ( односторонняя с обезболиванием ) ( без медикаментов )

Пункция гайморовой пазухи: цена, показания, лечение

Синуситы, в целом, и гайморит, в частности, является достаточно распространенным заболеванием. По разным данным, ежегодно с этим заболеванием сталкивается до 12% населения, однако далеко не все своевременно обращаются к врачу. В итоге докторам приходится иметь дело с запущенной формой заболевания и прибегать к радикальным мерам. Пункция гайморовой пазухи в Киеве проводится во многих клиниках. Однако важно обратиться к высококвалифицированным специалистам во избежание осложнения.

В чем суть пункции

Пункция или, проще говоря, прокол производится с целью удаления скопившегося гноя. Стену пазухи прокалывают специальной иглой, создавая отверстие для выхода жидкой субстанции. После оттока гнойной субстанции через прокол вводят лекарство, которое обеспечивает дезинфекцию и лечение очага заболевания.

Данный метод применяется при остром гайморите, когда нет возможности промыть пазуху обычным неинвазивным методом. Такое случается, если естественные пути оказались заблокированы в ходе воспалительного процесса. Это диагностируется рентгеном или компьютерной томографией околоносовых пазух. Тогда нужна пункция, потому что другими способами добраться до гайморовой пазухи невозможно.

Как производится пункция

Окончательные показания к пункции определяет ЛОР после получения результатов рентгенографии или компьютерной томографии (КТ). Такое вмешательство можно делать только в условиях медицинского учреждения и только дипломированными специалистами, прошедшими соответствующую подготовку.

Процедура пункции:

  • местная анастезия слизистой носа;
  • прокол стенки пазухи в самом тонком месте;
  • удаление гноя шприцем;
  • введение в пазу лекарства.

С учетом предварительной анастезии процедура большинством людей воспринимается как безболезненная, хотя и некомфортная. Результат чувствуется сразу, как «отойдёт» анастезия. Дышать становится легче, исчезает традиционное при гайморите чувство тяжести и «распирания» в носу.

Когда нужна пункция

Как и любое инвазивное вмешательство, прокол пазухи проводится по определенным показаниям. Так, обычно к этому методу прибегают, если нет другого способа вылечить гайморит. Основные предпосылки следующие:

  • Сильная пульсирующая боль в гайморовой пазухе.
  • Сильные головные боли, обусловленные гайморитом.
  • Тяжелое общее состояние, сопровождаемое слабостью, температурой, ознобом.
  • Необходимость быстрого лечения гайморита в некоторых состояниях.

Так, пункцию нередко назначают беременным по причине того, что гнойный очаг в организме отрицательно влияет и на здоровье будущей мамы, и на плод, а применение сильнодействующих лекарств при беременности нежелательно.

Пункция гайморовой пазухи: цена в клинике «Медиан»

На пункцию гайморовой пазухи цена полностью доступна. В любом случае оставлять источник инфекции в организме без внимания нельзя поэтому если прочие методы исчерпаны, стоит согласиться с рекомендациями врача и пройти пункцию. Адрес, где можно сделать пункцию гайморовой пазухи в Киеве: ул. Ярославская, 55. Берегите себя и своё здоровье!

когда необходим и как его делают?» — Яндекс.Кью

Содержание:

Воспалительный процесс, развивающийся на слизистой оболочке верхнечелюстной (гайморовой) пазухи называется гайморитом. Это достаточно опасное и мучительное заболевание, сопровождающееся сильной головной болью и распирающими, давящими болями в проекции гайморовых пазух. В том случае, когда при проведении консервативного лечения невозможно восстановить нормальную проходимость в соустье, соединяющем гайморовый синус с полостью носа, пациентам рекомендуется сделать прокол верхнечелюстных околоносовых пазух.

Для чего нужен прокол при гайморите?

Как правило, прокол гайморовой пазухи является единственным эффективным способом лечения гайморита тогда, когда гной, скопившийся в верхнечелюстной пазухе, приобретает плотную вязкую консистенцию, что приводит к невозможности его эвакуации. При этом возникает опасность прорыва гнойного содержимого в окружающие ткани и развития необратимых последствий (отит, менингит, ревматизм, воспаление легких и пр.).

Показанию к проведению пункции гайморовой пазухи

  1. Отсутствие эффекта после проведения консервативного лечения гнойного воспаления околоносовой пазухи.
  2. Наличие в полости носа полипов и кистозных образований, перекрывающих вентиляцию синусов.
  3. Необходимость проведения контрастной рентгенографии.
  4. Скопление крови в гайморовой пазухе вследствие травмы.

Порядок проведения операции

Прежде, чем приступать к пункции гайморовой пазухи, пациенту проводится местная анестезия, предусматривающая использование сильного обезболивающего средства. В настоящее время для проведения прокола используется специальная игла системы Куликовского, отличающаяся малым травматическим эффектом. Благодаря ей существенно снижается болезненность при проведении данной процедуры.

После прокола патологическое содержимое гайморовой пазухи устраняется при помощи аспирационного оборудования, а затем в прооперированный синус вводится раствор для промывания (медикаментозное средство, обладающее противомикробным и противоотечным действием). Далее в верхнечелюстную пазуху вводится смесь сильных антибиотиков пролонгированного действия, и, при необходимости, в прокол вставляется дренажное устройство, которое может потребоваться для проведения последующих процедур.

Буквально сразу после проведения прокола ослабевает давление гноя на стенки околоносовых пазух, нормализуется температура тела, и проходят головные боли.

Преимущества и недостатки

После пункции гайморовой пазухи и удаления гноя из воздухоносных синусов значительно сокращается длительность приема антибиотиков и снижается их дозировка. Как правило, операция проходит достаточно успешно, и, в течение месяца отверстие в костной стенке затягивается самостоятельно. Сразу же после выполнения прокола пациенту назначается антибактериальная, противовоспалительная и противоаллергическая терапия, предотвращающая развитие различных осложнений. Однако во избежание рецидива больному придется приложить максимум усилий для стимуляции иммунной системы и укрепления иммунитета.

Единственным серьезным недостатком прокола гайморовой пазухи является возможность возникновения негативных последствий, которых как пациенты, так и врачи стараются всячески избежать. Пункция носа является достаточно серьезной и опасной операцией, а поэтому доверять данную манипуляцию нужно только высококвалифицированному хирургу.

Относительные противопоказания для проведения прокола

  • Ранний детский возраст;
  • Аномалии развития верхнечелюстной пазухи;
  • Обострение инфекционных процессов;
  • Сахарный диабет, гипертония II ст. и другие серьезные патологии.

Возможные осложнения

  1. Проникновение гноя в близлежащие ткани и сосуды кровеносной системы.
  2. Воздушная эмболия.
  3. Носовые кровотечения.
  4. Прокол тканей щеки или стенки глазницы.
  5. Флегмоны и абсцессы глазницы.
  6. Слепота.
  7. Закупорка кровеносных сосудов.
  8. Летальный исход.
Материал предоставлен bezboleznej.ru

Пункция верхнечелюстной пазухи на Варшавском шоссе 89 | Клиника “Андреевские больницы

Пункция верхнечелюстной пазухи представляет собой процедуру прокола полости придаточных синусов носа. Данная манипуляция выполняется строго по назначению отоларинголога. Считается, что пункция верхнечелюстной пазухи является самым эффективным лечебным методом при гайморите.

Область применения

Наиболее часто пункцию используют при воспалительном процессе в полости гайморовой пазухи – гайморите. Прокол пазухи производят с целью удаления из нее патологического содержимого (обычно гнойного характера), а также введения необходимого лекарства.

Пункцию гайморовой пазухи назначают при:

  • неэффективности предпринятого ранее терапевтического лечения;
  • рентгенологическом признаке наличия экссудата (патологического элемента в полости придаточной пазухи;
  • дефектах пазух.

Подготовка

Подготовительным этапом перед выполнением прокола гайморовой пазухи является анестезия, которая заключается в смазывании или орошении носовой полости раствором лидокаина (10%), дикаина (5% с адреналином). В отдельных ситуациях возможно местное обезболивание путем ввода двухпроцентного раствора новокаина или лидокаина с помощью иглы академика Куликовского (конец данной иглы имеет скос, равный 20 градусам). Кроме того, местная анестезия может быть выполнена троакаром для люмбальных пункций.

Порядок выполнения местной анестезии: сначала игла поворачивается вниз своей вогнутой частью и вводится в полость носа зафиксированного пациента до упора, а затем ее разворачивают в направлении орбит и производят прокалывание.

Противопоказания

Для выполнения пункций верхнечелюстной пазухи имеется ряд противопоказаний:

  • эпилепсия;
  • патологии инфекционного характера;
  • патологии соматического характера;
  • врожденный дефект носовой полости;
  • малый возраст.

ПРОКОЛЫ БОЛЬШЕ НЕ НУЖНЫ! — ЭльМед

Такой диагноз, как ГАЙМОРИТ, не обрадует никого. Особенно беспокоятся родители, у чьих детей диагностировано данное заболевание.
Суть гайморита состоит в том, что верхнечелюстные пазухи носа наполняются гнойной жидкостью. Опасность заключается в том, что если не будет оказано своевременное лечение, то заболевание может перейти в хроническую форму и человек будет мучиться данным недугом на протяжении всей жизни.

Раньше было принято прокалывать пазухи и осуществлять их промывание посредством специальных препаратов, которые убирают воспаление. Отрицательными моментами данного метода лечения являлось то, что ПРОКОЛ – очень болезненная процедура. Также реабилитационный процесс довольно долгий.
Из-за боязни процедуры пациенты часто затягивают лечение гайморита, усугубляя положение.
Но медицина не стоит на месте, и был изобретён новый метод лечения гайморита с использованием метода #ЯМИК
Преимущество данного способа заключается в том, что процедура является безболезненной и высокоэффективной.

Всего у человека 8 пазух: лобная, верхнечелюстная (или, как ее еще называют, гайморова пазуха, отсюда и гайморит, хотя правильнее – гнойный синусит), решетчатая и клиновидная пазухи, по 4 с каждой стороны. А прокалывается всего-навсего одна – гайморова. Но ведь болеть могут и лобная, и решетчатая, и клиновидная пазухи. А все пазухи не проколешь. У нас же совершенно другой подход. Благодаря ЯМИК-методу мы лечим одновременно все пазухи.

В процессе лечения гнойного синусита, как его еще называют, ГАЙМОРИТА, перед врачом встает две задачи:
первая – восстановить функцию соустий околоносовых пазух и вторая – подавить бактериальную инфекцию.
Принцип действия ЯМИК-метода, основан на управлении давлением в полостях носа и околоносовых пазух, то есть контролируемое давление, которое создается в полостях носа и пазух, позволяет эвакуировать патологический секрет из них через естественные соустья и там же через естественные соустья наполнять пазухи лекарственным препаратом.
Эвакуация секрета и введение препаратов в пазухи осуществляются через остеомеатальный комплекс, что способствует быстрому восстановлению функции соустий и подавлению бактериальной инфекции.

Благодаря тому, что ЯМИК катетер даёт возможность отсосать из носовых пазух всю накопленную жидкость, эффективность лечения возрастает в несколько раз. Вывод данных выделений значительно облегчает состояние человека, уходят головные боли, появляется чистое дыхание, он выздоравливает.

Синус катетер Ямик применяется врачами при лёгкой и средней тяжести гайморита, ринита, носовых полипов, тонзиллитов, аденоидов, острых и хронических синуситов, фронтитов, этмоидитов.

Никакой другой метод не позволяет так эффективно справиться с болезнью! Он в разы ускоряет излечение пациентов! Все это безболезненно, БЕЗ ПРОКОЛОВ, стерильно и комфортно!
 

Запись по телефону: г. Вологда, ул. Чернышевского, 64, т. 239-039


Имеются противопоказания, необходима консультация специалиста.
Лицензия № ЛО-35-01-002620 от 20.08.2018г.

 

 

Нос и пазухи – Принстон Глаз и ухо

Функция носа и пазух

Нос играет жизненно важную роль в вашей повседневной жизни. Он выполняет три основные функции: нагревает холодный воздух перед тем, как он попадет в ваши легкие, увлажняет воздух, добавляя влагу для предотвращения сухости и фильтруя воздух и частицы, такие как пыльцевые зерна.

Пазухи представляют собой полые пространства в костях вокруг носа, которые соединяются с носом через маленькие узкие каналы. Различают четыре пары пазух: лобные, верхнечелюстные, решетчатые и клиновидные.В здоровых пазухах каналы открыты и позволяют воздуху из носа поступать в пазухи, а слизи, образовавшейся в пазухах, стекать в нос.

Головные боли и давление

Пациенты часто обращаются к нашим врачам из-за головных болей и давления на лицо. Головные и лицевые боли или давление могут быть вызваны инфекциями носовых пазух, такими как острый или хронический синусит, что приводит к головным болям при носовых пазухах. Однако головные боли и давление могут быть мигренями или головными болями напряжения.Запись на прием – лучший способ обеспечить осмотр, диагностику и рекомендации по лечению.

Заложенность и заложенность носа

Заложенность и заложенность носа — частая жалоба пациентов. Заложенность и заложенность носа можно объяснить четырьмя основными причинами: структурными аномалиями, инфекцией, аллергическим и неаллергическим ринитом. Наши врачи могут устранить все причины заложенности и заложенности носа.

Искривление носовой перегородки

Одной из причин заложенности и закупорки носа является искривление носовой перегородки.Носовая перегородка – это стенка, разделяющая полость носа пополам. Искривление перегородки возникает, когда перегородка не идеально расположена по средней линии, что приводит к неравномерному разделению левой и правой сторон носа. Затем искривленная перегородка блокирует поток воздуха через нос. Искривление перегородки можно исправить хирургическим путем, чтобы улучшить поток воздуха и заложенность носа, или можно использовать лекарства для лечения заложенности носа, если она усугубляется хроническим синуситом.

Хирургическое лечение

Если искривление носовой перегородки достаточно сильное, его можно исправить с помощью хирургической процедуры, называемой септопластикой.Во время амбулаторной процедуры отклонение корректируется. Если заложенность или закупорка носа также вызваны хроническим синуситом, септопластика может быть выполнена с другими формами хирургии носовых пазух.

Раковины

Что такое носовые раковины? Турбинаты представляют собой структуры на боковой стенке внутренней части носа. Они состоят из нижних и средних носовых раковин. Функция носовых раковин состоит в согревании и увлажнении воздуха через нос. Как и другие области носа и придаточных пазух, носовые раковины могут воспаляться и увеличиваться, ограничивая приток воздуха в нос.Гипертрофированные или воспаленные носовые раковины можно диагностировать с помощью простого амбулаторного осмотра с назальной эндоскопией.

Гипертрофические носовые раковины можно лечить с помощью назальных стероидных спреев или антигистаминных спреев или пероральных деконгестантов для краткосрочного облегчения. Если медикаментозное лечение неэффективно, наши ЛОР-врачи могут порекомендовать хирургическое лечение. Амбулаторная процедура может быть выполнена для уменьшения или уменьшения носовых раковин, что позволяет увеличить поток воздуха и облегчить симптомы.

Острый синусит

Острый синусит возникает, когда вирусы или бактерии инфицируют пазухи.Инфекция вызывает отек слизистой оболочки пазухи, что приводит к накоплению гноя и слизи. Пациенты часто испытывают заложенность носа, а также боль, давление или чувство переполнения в области лица и головы или вокруг глаз. Острый синусит вероятен, если ваши симптомы длятся до 4 недель. Острый синусит можно диагностировать на приеме у нашего ЛОР-врача. Острый синусит лечат либо антибиотиками при бактериальной инфекции, либо болеутоляющими средствами, стероидными назальными спреями и орошением соленой водой при вирусных инфекциях.

Хронический синусит

Хронический синусит обычно вызывается продолжающимся воспалением, в отличие от длительной инфекции, как при остром синусите. Хронический синусит вероятен, когда симптомы сохраняются в течение 12 недель или дольше, и пациенты испытывают аналогичную заложенность носа, закупорку и боль, давление или отечность лица. Поскольку хронический синусит вызван воспалением, варианты лечения могут отличаться от лечения острого синусита. Хронический синусит диагностируется при врачебном осмотре и может быть подтвержден с помощью компьютерной томографии.

Медицинское лечение:

После постановки диагноза хронического синусита лечение воспаления может включать орошение соленой водой, назальные стероидные спреи, антибиотики и пероральные стероиды. Медикаментозное лечение часто эффективно для пациентов, но в некоторых случаях может быть рекомендовано хирургическое вмешательство.

Хирургическое лечение:

В некоторых случаях хирургическое лечение рекомендуется пациентам с хроническим синуситом, особенно пациентам, страдающим от заложенности носа, усугубляемой искривлением носовой перегородки.Когда симптомы не могут контролироваться только лекарствами, наши ЛОР-хирурги рекомендуют хирургическое вмешательство в виде эндоскопической хирургии носовых пазух. Операция проводится для расширения путей между пазухами и носом, обеспечения надлежащего дренажа и потока воздуха, а также для удаления хронически воспаленной ткани пазухи. Пациенты, перенесшие операцию на носовых пазухах, могут обнаружить значительное улучшение своих симптомов после операции. Это может включать уменьшение заложенности носа, закупорки, лицевого давления и боли, а также общее повышение качества жизни.

Одной из форм хирургии околоносовых пазух является баллонная синусопластика. Баллонная синусопластика – это быстрая процедура, которую проводят в кабинете наши ЛОР-врачи. Это минимально инвазивная процедура для открытия заблокированных проходов пазух с использованием баллонного катетера. Эта процедура является хорошим вариантом для помощи пациентам, страдающим от давления и заложенности носа при синусите, и может быть предпочтительнее амбулаторного хирургического варианта, такого как традиционная хирургия носовых пазух.

Перфорация перегородки

Носовая перегородка — это стенка, разделяющая носовую полость пополам.Перфорация перегородки — это когда в перегородке образуется отверстие или отверстие. Перфорации могут различаться по размеру и тяжести. Пациенты с перфорацией могут испытывать различные симптомы: свистящий шум при дыхании, давление в носу, затрудненное дыхание, потерю обоняния и кровянистые выделения. Наши ЛОР-врачи могут лечить перфорацию перегородки хирургическим путем.

Носовые кровотечения

Носовые кровотечения или носовые кровотечения — распространенное заболевание, с которым сталкиваются многие пациенты.Носовые кровотечения могут возникать в любом возрасте, но частые носовые кровотечения наиболее характерны для детей младшего возраста в возрасте 2-10 лет и взрослых в возрасте 50-80 лет. Носовые кровотечения можно разделить на два типа в зависимости от локализации источника кровотечения: переднее или заднее.

Передние носовые кровотечения — это кровотечения из нижней части носовой перегородки. Эти носовые кровотечения распространены в сухом климате или зимой, когда недостаток влаги в воздухе обезвоживает нос. Увлажнение и обезвоживание носа в сухих условиях полезно для предотвращения передних носовых кровотечений.Пациенты могут использовать увлажнитель для противодействия сухости воздуха или солевой назальный спрей для увлажнения носовых оболочек.

Задние носовые кровотечения — это кровотечения, возникающие в верхней части носа. Из-за локализации кровотечения задние носовые кровотечения обычно более тяжелые, чем передние, и почти всегда требуют медицинской помощи. Задние носовые кровотечения чаще возникают из-за травмы носа или лица, а также у пожилых пациентов или пациентов с высоким кровяным давлением.

Если у вас частые носовые кровотечения, важно записаться на прием к нашим ЛОР-врачам.Наши врачи проведут осмотр, чтобы определить место и причину кровотечения из носа и назначить правильное лечение. Одним из наиболее распространенных методов лечения носовых кровотечений является прижигание. Наши ЛОР-врачи определят место кровотечения и могут использовать нитрат серебра для прижигания расширенного или кровоточащего сосуда. Это краткое и неинвазивное лечение, которое может быть выполнено в офисе во время вашего визита.

Переломы носа

Одной из наиболее частых жалоб наших ЛОР-врачей являются переломы носа.Переломы носа, или «сломанный нос», часто возникают после удара по лицу. Сразу после травмы у пациентов часто возникают кровотечения, затрудненное дыхание через нос, отек носа внутри и снаружи, синяки вокруг носа и глаз. Если вы получили травму лица, важно обратиться к врачу как можно скорее после получения травмы. Если пациент осмотрен в течение одной-двух недель после травмы, наши ЛОР-врачи могут порекомендовать операцию по восстановлению перелома.Если не лечить, перелом носа может привести к затруднению дыхания и изменению внешнего вида носа.

После того, как вы запишетесь на прием, наш ЛОР-врач проведет осмотр, чтобы определить правильный курс лечения. Если носовая кость смещена, может потребоваться хирургическое вмешательство для изменения положения и восстановления кости.

Диагностика синусита

Синусит вызывается инфекцией и воспалением внутренней оболочки пазух. Диагноз обычно ставится врачом на основании клинических симптомов заболевания.

В большинстве случаев имеется предрасполагающая вирусная инфекция, которая приводит к заложенности носа или насморку вместе с болью на лице (над скулами, за лобком и над лбом) и может быть снижение ощущения вкуса и запаха .

У некоторых людей могут развиться другие симптомы, такие как выделение желтовато-зеленого гноя из ноздрей, лихорадка, головная боль и т. д. 1-6

Кто диагностирует синусит?

Направление к специалисту по уху, горлу и носу (ЛОР) или отоларингологу обычно производится, если симптомы сохраняются, являются тяжелыми или если они продолжают возвращаться.

Диагностика синусита

Диагноз затем включает серию анализов крови и изображений. К ним относятся:

  • Обычные анализы крови. Они помогают в обнаружении инфекции. Эта инфекция может привести к увеличению количества лейкоцитов. Аллергия или сенная лихорадка, приводящие к синуситу, могут вызвать рост особого типа лейкоцитов, называемых эозинофилами.
  • ЛОР-врач использует специальный светильник для осмотра внутренней части носа. Это помогает выявить носовые полипы, костные шпоры носа, искривление носовой перегородки и другие анатомические дефекты, которые могут привести к сужению носовых ходов и предрасполагать к синуситам.
  • На носовые пазухи направлен свет. Обычно пазуха выглядит полой, и свет проходит сквозь нее, придавая красноватый оттенок. Когда он воспален и заблокирован выделениями и слизью, свет не проходит синусоидально, и синус кажется непрозрачным. Этот тест называется тестом трансиллюминации.
  • Аналогичным образом осторожно постукивают по пазухам. Нормальный синус дает глухой звук, тогда как заблокированный синус дает тупой звук. Это может быть болезненно для воспаленных пазух.
  • Рентген всех пазух.Нормальные пазухи проявляются в виде полых черных полостей по обеим сторонам лба, переносицы, позади да и под скулами. При воспалении пазухи кажутся заблокированными белыми выделениями, что видно на рентгеновских снимках.
  • Новым методом осмотра внутренностей пазух является фиброоптический эндоскоп или риноскоп. Это тонкая гибкая трубка с камерой и фонариком на конце. Носовые ходы смазывают местными анестетиками и вводят эндоскоп.С помощью этого инструмента можно визуализировать внутренние стенки и слизистую оболочку пазух.
  • Пункция пазух — это метод получения образца жидкости из пазух с помощью длинной тонкой иглы. Это помогает в обнаружении организма, вызывающего синусит. Обычно это не практикуется.
  • При подозрении на грибковый синусит или опухоли придаточных пазух или при необходимости их исключения могут быть назначены визуализирующие исследования, такие как УЗИ придаточных пазух, КТ или МРТ придаточных пазух.Они также помогают обнаружить анатомические аномалии носа и пазух.
  • Людям, страдающим аллергией, могут быть рекомендованы тесты на аллергию для выявления причины аллергии.
  • Поскольку люди с ВИЧ, СПИДом, диабетом и другими состояниями с плохим иммунитетом чаще заболевают синуситом, для них могут быть рекомендованы анализы крови.
  • Доступны определенные тесты для определения адекватного функционирования циллярных клеток носа и придаточных пазух носа. Анализы на хлориды пота назначаются для исключения кистозного фиброза, предрасполагающего к синуситу.
  • Клетки слизистой оболочки носа и придаточных пазух берутся в качестве образцов и исследуются под микроскопом на наличие аномалий.
  • Состояния, которые следует исключить при диагностике синусита (поскольку они имитируют симптомы синусита), включают аллергический ринит, простуду, аденоидит у детей и другие причины головной боли.

Дополнительная литература

Микробиология синусита | Proceedings of the American Thoracic Society

Верхние дыхательные пути, включая носоглотку, служат резервуаром для патогенов, способных вызывать инфекции дыхательных путей, включая синусит (1).Потенциальные возбудители могут перемещаться при вирусной респираторной инфекции из носоглотки в полость пазухи, вызывая синусит (2). Установление микробиологии всех форм синуситов имеет первостепенное значение, так как может служить ориентиром для выбора адекватной антимикробной терапии. В данном обзоре представлена ​​микробиология всех форм гайморита.

МИКРОБИОЛОГИЯ СИНУСИТА

Раздел:

ВыбратьВерх страницыРефератНОЗОВАЯ ФЛОРАНОРМАЛЬНАЯ ФЛОРА СИНУСА ВМЕШАЮЩАЯСЯ ФЛОРАМИКРОБИОЛОГИЯ СИНУСИТА <<РОЛЬ ГРИБОВ В СИНУСИТАХ...СсылкиCITING ARTICLES

Характер многих инфекций верхних дыхательных путей, включая синусит, развивается в несколько фаз (рис. 1). Ранняя стадия часто представляет собой вирусную инфекцию, которая обычно длится до 10 дней, и у большинства людей происходит полное выздоровление (7). Однако у небольшого числа пациентов с вирусным синуситом (по оценкам, 0,5%) может развиться вторичная острая бактериальная инфекция. Обычно это вызывается факультативными аэробными бактериями (например, S. pneumoniae , H.influenzae и M. catarrhalis ). Если разрешение не наступает, со временем преобладают анаэробные бактерии оральной флоры. Динамика этих бактериальных изменений была недавно продемонстрирована путем серийного посева у пациентов с гайморитом (32).

Вирусные инфекции

Вирусные заболевания являются наиболее распространенной причиной инфекций верхних дыхательных путей, включая синусит (33). Риновирус, вирус гриппа и вирус парагриппа являются наиболее распространенными причинами синусита (34, 35).Доподлинно неизвестно, предшествует ли вирусная инфекция только бактериальной инфекции или она также сопутствует ей. Фактические механизмы, с помощью которых вирус вызывает болезнь синуса, неизвестны. Предполагаемый механизм, с помощью которого вирусы предрасполагают к синуситу, включает микробную синергию, индукцию локального воспаления, которое блокирует устья пазух, усиление прикрепления бактерий к эпителиальным клеткам и нарушение местной иммунной защиты (рис. 1).

Эпителиальные клетки часто инфицируются обычными респираторными вирусами, которые могут индуцировать продукцию ряда цитокинов (33, 36, 37).В случае риновирусов после осаждения в носу вирус транспортируется в заднюю часть носоглотки (36, 38) и прикрепляется к специфическому рецептору риновируса (39). После инициации инфекции индуцируются несколько воспалительных путей, а также симпатическая нервная система, которые вызывают классические симптомы простуды (40). Простуда поражает не только носовые ходы, но и околоносовые пазухи. Компьютерная томография (КТ) пазух у 31 молодого человека с ранней простудой выявила частые аномалии в полости пазухи (41).Утолщение слизистой оболочки наблюдается на рентгенограммах у 87% больных простудой (42), вероятно, из-за избыточного количества слизи, отделяемой из бокаловидных клеток. Они встречались в верхнечелюстной пазухе в 87% случаев, решетчатой ​​пазухе в 65%, лобной в 32% и клиновидной в 39%. Сходные аномалии синуса при простудных заболеваниях наблюдались у взрослых и детей (43, 44).

КТ показала окклюзию воронки у 77% пациентов с вирусным риносинуситом (41). Также был обнаружен сбой в способности ресничек перемещать отложения вещества к устьям (44).Этот побочный эффект усугубляется инфундибулярной и остиомеатальной обструкцией из-за отека слизистой оболочки. Некоторые вирусные инфекции, такие как грипп, могут вызывать повреждение эпителия, что усиливает прилипание бактерий.

Во время простуды носовая жидкость, содержащая вирусы, бактерии и медиаторы воспаления, всасывается в полость пазух, где вызывает воспаление и/или инфекцию, которая сгущается за счет экзоцитоза муцина из бокаловидных клеток пазухи. Таким образом, КТ-аномалии, присутствующие при вирусном синусите, могут представлять собой только воспаление или вирусную инфекцию.В исследованиях с пункциями пазух у пациентов с острым внебольничным синуситом в 15% аспиратов носовых пазух был обнаружен риновирус, 5% вирус гриппа, 3% вирус парагриппа и 2% аденовирус (45). Некоторые аспираты носовых пазух содержали как вирусы, так и бактерии.

Бактерии при остром синусите

Бактерии могут быть обнаружены у двух третей пациентов с острой инфекцией верхнечелюстных, решетчатых, лобных и клиновидных пазух (46). Бактерии, выделенные от детей и взрослых пациентов с внебольничным острым гнойным синуситом, являются распространенными респираторными патогенами ( S.pneumoniae , M. catarrhalis , H. influenzae и S. pyogenes ) и те, которые считаются частью нормальной флоры носа ( S. aureus ) (таблица 1) (47–49) . Вакцинация детей 7-валентной пневмококковой вакциной, введенной в 2000 г. в США, привела к снижению частоты выздоровления S. pneumoniae и увеличению H. influenzae (50).

Верхнечелюстная Решетчатая Лобовой Клиновидная

9 0297 –

Таблица 1. Микробиология острый и хронический синусит (% больных)










Бактерии
Острый ( NS = NS )
Chronic ( N = 66 )
Острый ( N = 26 )
хронический ( N = 17 ) 17 )
Острый ( N = 15 )
хронический ( N = 13 )
Острый ( N = 16 )
хронический ( N = 7 = 7 )
)
аэробов
Staph ylococcus стафилококк 4 14 15 24 15 56 14
стрептококк Пирролидонилпептидаза 2 8 8 6 3 6
пневмококк 31 6 35 6 33 6
гемофильной 21 5 27 6 40 15 12 14
моракселла катаралис 8 6 8 20
Enterobacteriaceae 7 6 47 8 28
синегнойной 2 3 6 8 6 14
Анаэробы
Peptostreptococcus 2 56 15 59 3 38 19 57
Propionibacterium угрей вид. 29 12 18 18 3 8 8 12 29 29
Fusobacterium SPP. 2 2 17 4 4 47 47 3 3 3 6 54 54 54
Prevotellaeller и Porphyromonas SPP. 2 47 8 82 3 62 6 86
Bacteroides ломкая группы

6



15


Hsin и коллеги (51) оценивали лучевую терапию при остром карциноматозном риносинусите.Преобладающими изолятами были α-гемолитический стрептококк (8 изолятов), S. aureus (5 изолятов) и P. aeruginosa (3 изолята). Однако S. pneumoniae , H. influenzae и M. catarrhalis встречаются гораздо реже, что иллюстрирует уникальную микробиологию острой инфекции у этих пациентов.

S. aureus является частым возбудителем сфеноидного синусита (49). Недавно произошло значительное увеличение скорости восстановления метициллин-резистентного штамма S.aureus (MRSA) у пациентов с инфекциями верхних дыхательных путей, включая острый и хронический гайморит (52).

Мы обнаружили увеличение случаев выздоровления от MRSA в период с 2004 по 2006 год по сравнению с 2001-2003 годами при остром и хроническом верхнечелюстном синусите (53). S. aureus был выделен у 10 (8%) из 118 пациентов с острым синуситом в период с 2001 по 2003 год, и 3 (30%) были MRSA. S. aureus был обнаружен у 13 (10%) из 126 пациентов с острым синуситом в период с 2004 по 2006 год, и 9 (69%) были MRSA ( P < 0.01). S. aureus был обнаружен у 15 (16%) из 97 пациентов с хроническим синуситом в период с 2001 по 2003 год, а 4 (27%) были MRSA. S. aureus был обнаружен у 23 (20%) из 117 пациентов с хроническим синуситом в период с 2004 по 2006 год, и 14 (61%) были MRSA ( P < 0,05).

Инфекция является полимикробной примерно в одной трети случаев. Кишечно-кишечные бактерии выделялись реже, а анаэробы выделялись лишь в единичных случаях острого синусита.Однако в большинстве исследований острых синуситов соответствующие методы их восстановления применялись редко. Анаэробные бактерии обычно выделяются при остром синусите, связанном с заболеванием зубов, в основном как распространение инфекции из корней премоляров или моляров (54, 55).

P. aeruginosa и другие грамотрицательные палочки обнаруживались при синуситах нозокомиального происхождения (особенно у пациентов с назальными зондами или катетерами), у пациентов с ослабленным иммунитетом, у пациентов с ВИЧ-инфекцией и у пациентов с муковисцидозом (56).

Бактерии при хроническом синусите

Хотя точная причина воспаления, связанного с этим хроническим синуситом, неизвестна, присутствие бактерий в пазухах хорошо задокументировано (57, 58). Большинство клиницистов считают, что микроорганизмы играют основную роль в возникновении и патогенезе большинства случаев хронического синусита, и назначают противомикробную терапию. В отличие от согласия относительно микробиологии острого синусита, существуют разногласия относительно микробиологии хронического синусита.К сожалению, есть несколько проблем, которые мешают достоверности многих микробиологических исследований и, следовательно, способствуют несоответствию их результатов. Эти проблемы включают: различные методы, используемые для взятия проб из полости пазухи, отсутствие стерилизации области, через которую вводят троакар или эндоскоп, различные пазухи или области, из которых берутся пробы (т. воспалительной реакции, отсутствие количественного определения бактерий, предшествующее или текущее применение антибиотиков, вариабельный отбор пациентов (т.д., возраст, продолжительность, степень заболевания, хирургические или нехирургические субъекты), наличие носовых полипов, время транспортировки и метод посева.

В многочисленных исследованиях изучались бактериальные патогены, вызывающие хронический синусит. Однако в большинстве из них не использовались методы, подходящие для восстановления анаэробных бактерий. В исследованиях описаны значительные различия в микробных патогенах, присутствующих при хроническом синусите, по сравнению с острым синуситом. S. aureus , S.epidermidis , а при хроническом синусите преобладают анаэробные грамотрицательные бактерии. Патогенность некоторых низковирулентных микроорганизмов, таких как S. epidermidis , колонизаторов носовой полости, вызывает сомнения (18, 59). Отсутствие количественного определения или окрашивания по Граму в большинстве исследований препятствует оценке как плотности микроорганизмов, так и сопутствующей воспалительной реакции. Общая устойчивость S. epidermidis к противомикробным препаратам не доказывает ее патогенности.Хотя S. epidermidis не считается возбудителем синусита, его роль как возбудителя в других участках тела хорошо документирована (например, при нейтропеническом сепсисе, инфекции постоянных катетеров и у ожоговых больных) (60). Частое выделение S. epidermidis из мазков, полученных из среднего носового хода здоровых людей, указывает на то, что он является комменсальным и вероятным контаминантом. В необычной ситуации, когда при окраске по Граму присутствует большое количество лейкоцитов и организмов и наблюдается сильный рост S.epidermidis , а в соответствующих анаэробных культурах рост этих и других микроорганизмов отсутствует, следует учитывать возможность истинной инфекции S. epidermidis (60–63).

Выделение грамотрицательных кишечных палочек, включая P. aeruginosa , Klebsiella pneumoniae , Proteus mirabilis , Enterobacter spp. и Escherichia coli 90 (также сообщалось1 в некоторых исследованиях11446). Поскольку эти бактерии редко выделяют из культур среднего носового хода, полученных от здоровых людей, их выделение у пациентов с симптомами предполагает их патогенную роль.Эти микроорганизмы могли быть выделены после назначения противомикробной терапии у пациентов с хроническим синуситом.

Точные события, ведущие к хроническому синуситу, трудно определить или доказать (64). Было высказано предположение, что хронический синусит является продолжением неразрешившейся острой инфекции. Как упоминалось ранее, этиология острого синусита часто является вирусной, что может создать среду, синергетическую с ростом других организмов, как аэробных, так и анаэробных.Если инфекцию не лечить должным образом, воспалительный процесс может сохраняться, что со временем способствует росту анаэробов. Таким образом, патогены при синусите, по-видимому, эволюционируют в ходе инфекции — от вирусов к аэробным и анаэробным бактериям — по мере того, как симптомы и патология сохраняются в течение периода от недель до месяцев.

Микробиология хронического синусита отличается от таковой при остром синусите (таблица 1) (65–68). Переход от острого синусита к хроническому изучали с помощью повторных эндоскопических аспираций синуса у пяти пациентов (32).Большинство бактерий, выделенных из первой культуры, были аэробными или факультативными: S. pneumoniae , H. influenzae и M. catarrhalis . Отсутствие ответа на терапию было связано с появлением резистентных аэробных и анаэробных бактерий в последующих аспирациях. К ним относятся Fusobacterium nucleatum , пигментированные Prevotella , Porphyromonas spp. и Peptostreptococcus spp. (Фигура 2). Окончательно эрадикация инфекции была достигнута после введения эффективных противомикробных препаратов, а в трех случаях также путем хирургического дренирования.

Это исследование показывает, что со временем аэробные и факультативные виды постепенно заменяются анаэробами (32). Это может быть следствием селективного воздействия антимикробных агентов, позволяющих выжить резистентным организмам, и развития условий, подходящих для анаэробного роста, которые включают снижение напряжения кислорода и повышение кислотности в пазухах. Они вызваны стойким отеком и опухолью, которые уменьшают кровоснабжение, а также потреблением кислорода аэробными бактериями (69).Другие факторы включают появление с течением времени или отбор анаэробов, обладающих факторами вирулентности, таких как капсула (70).

При хронических инфекциях при использовании адекватных методов анаэробы могут быть выделены более чем в половине всех случаев, тогда как возбудители при остром синусите (например, S. pneumoniae , H. influenzae , M. catarrhalis ) встречаются с меньшей частотой (65–68, 71). Недавнее исследование с использованием секвенирования видоспецифического фрагмента рибосомной ДНК 16S для генетической идентификации бактерий продемонстрировало восстановление анаэробов у половины из 18 пациентов с хроническим синуситом (72).

Полимикробная инфекция часто встречается при хроническом синусите, который является синергетической инфекцией (70) и, следовательно, его труднее искоренить с помощью противомикробных препаратов узкого спектра действия. Хронический синусит, вызванный анаэробами, вызывает особую клиническую озабоченность, поскольку многие осложнения, связанные с этим состоянием (например, образование мукоцеле, остеомиелит, локальные и внутричерепные абсцессы), вызываются этими бактериями (55).

Роль анаэробов в развитии хронического синусита подтверждается их способностью вызывать хронический синусит у кроликов путем интрасинусной инокуляции Bacteroides fragilis и быстрой выработкой сывороточных антител IgG против этого микроорганизма у инфицированных животных (73).Патогенная роль этих организмов также подтверждается обнаружением антител (IgG) к двум анаэробным организмам, обычно выделяемым из аспиратов носовых пазух ( F. nucleatum и Prevotella intermedia ) (74). Уровни антител к этим микроорганизмам снизились у лиц, которые ответили на терапию и вылечились, но не снизились у тех, кому лечение не помогло (рис. 3).

Детские исследования.

В период с 1981 по 2010 год было проведено 11 исследований микробиологии хронического синусита у детей (67, 75–85).Четыре из этих исследований были проспективными (75, 76, 80, 82), а шесть — ретроспективными (таблица 2). Во всех исследованиях, кроме трех, образцы верхнечелюстной пазухи брались трансназальной аспирацией. Наиболее распространенными критериями для оценки были симптомы, продолжавшиеся более 90 дней. Попытки стерилизовать нос перед получением культуры были предприняты только в пяти исследованиях, и количественный анализ бактерий проводился редко. В двух исследованиях нормальная назальная флора была наиболее часто восстанавливаемой микрофлорой. Трудно понять, какое патологическое значение приписывать этим организмам.В остальных исследованиях возбудители, распространенные при острой инфекции, были обнаружены примерно в 60% случаев (т. е. H. influenzae , S. pneumoniae и M. catarrhalis ). Это было особенно верно, когда критерии входа включали гнойные выделения. У остальных 30-40% детей контаминанты были обнаружены. Анаэробы были обнаружены в четырех исследованиях, единственных, в которых использовались методы их выделения (67, 75, 82, 83).


3 S
2
.aureus (19%) и α-гемолитические стрептококки (23%) преобладали при этмоидном синусите в одном исследовании (84), а S. epidermidis и α-гемолитические стрептококки в другом (76). M. catarrhalis был наиболее распространенным изолятом при исследовании детей с аллергией, хотя у 25% из них была полимикробная флора (85). У детей с обострениями преобладали S. pneumoniae и H. influenzae (86).

Brook и Yocum (87) исследовали 40 детей с хроническим синуситом.Инфицированными носовыми пазухами были верхнечелюстные (15 случаев), решетчатые (13 случаев) и лобные (7 случаев). Пансинусит присутствовал у пяти пациентов. Всего был выделен 121 изолят (97 анаэробных и 24 аэробных). Анаэробы были выделены из всех 37 культур-позитивных образцов, а в 14 случаях (38%) они были смешаны с аэробами. Преобладающими анаэробными микроорганизмами были грамотрицательные палочки (36), анаэробные грамположительные кокки (28) и Fusobacterium spp. (13). Преобладающими аэробами были α-гемолитические стрептококки (7), S.aureus (7) и Haemophilus spp. (4).

Brook и коллеги (75) сопоставили микробиологические показатели одновременного хронического среднего отита с выпотом и хроническим верхнечелюстным синуситом у 32 детей. Две трети детей имели бактериальную этиологию. Наиболее часто встречались изоляты H. influenzae (9 изолятов), S. pneumoniae (7 изолятов), Prevotella spp. (8 изолятов) и Peptostreptococcus spp. (6 изолятов). Микробиологическое соответствие между ухом и придаточной пазухой выявлено у 22 (69%) детей с положительным посевом.

Erkan и коллеги (82) исследовали 93 хронически воспаленных верхнечелюстных пазухи. Анаэробы были выделены в 81 из 87 (93%) культур-позитивных образцов и были обнаружены отдельно в 61 (70%) и смешаны с аэробными или факультативными бактериями в 20 (23%). Аэробные или факультативные бактерии были обнаружены отдельно в шести случаях (7%). Всего был выделен 261 изолят, 19 анаэробов и 69 аэробов или факультативов. Преобладающими анаэробами были Bacteroides spp. и анаэробные кокки; преобладающими аэробами или факультативами были Streptococcus spp.и S. aureus.

Hsin и коллеги (83) получили культуры от 165 детей с хроническим риносинуситом. Из 399 изолятов 21% были α-гемолитическими Streptococcus , 19% H. influenzae (19,5%), 14% S. pneumoniae , 9% S. aureus и 8% анаэробами. Показатели чувствительности к противомикробным препаратам всех аэробных изолятов значительно увеличились за шесть лет исследования.

Исследования у взрослых.

Присутствие анаэробов при хроническом синусите у взрослых часто имеет клиническое значение (88, 89).Finegold et al. (68) обнаружили повторение признаков и симптомов в два раза чаще, когда в посевах количество анаэробных бактерий превышало 10 3 колониеобразующих единиц на миллилитр.

Анаэробы часто идентифицировали всякий раз, когда использовались методы их культивирования (таблица 2). Преобладающими изолятами были пигментированные Prevotella , Fusobacterium и Peptostreptococcus spp. Преобладающими аэробами были S. aureus , М.catarrhalis и Haemophilus spp. Аэробные и анаэробные бактерии, продуцирующие β-лактамазу (BLPB), были выделены более чем у трети этих пациентов (61, 65, 66, 71, 89, 90). Этими BLPB были S. aureus , Haemophilus , Prevotella , Porphyromonas и Fusobacterium spp.

Сводка 18 исследований хронического синусита, проведенных с 1974 г., включавших 1923 пациента (298 детей), представлена ​​в табл. 2 (66–68, 82, 83, 90–102).Анаэробы были восстановлены от 8 до 93%. Различия в выздоровлении могут быть связаны с различиями в методологиях, используемых для транспортировки и культивирования, популяции пациентов, географии и предшествующей антимикробной терапии.

Brook и Frazier (103) сопоставили микробиологию с хирургией околоносовых пазух в анамнезе у 108 пациентов с хроническим верхнечелюстным синуситом и обнаружили более высокую частоту выделения P. aeruginosa и других грамотрицательных бацилл у пациентов, ранее перенесших операции на носовых пазухах.Однако анаэробы значительно чаще выделялись у пациентов, которым ранее не проводилось хирургическое вмешательство.

Brook оценил микробиологию 13 хронически инфицированных лобных (104), семи клиновидных (105) и 17 решетчатых пазух (106) (таблица 1). Анаэробные бактерии были обнаружены более чем у двух третей пациентов. Преобладающие анаэробы включали Prevotella , Peptostreptococcus и Fusobacterium spp. Основными аэробными микроорганизмами были грамотрицательные палочки ( H.influenzae , K. pneumoniae , E. coli и P. aeruginosa ).

Nadel et al. (61) также чаще выделяли грамотрицательные палочки у пациентов, перенесших ранее операцию, или у тех, кто подвергался промыванию носовых пазух. P. aeruginosa также чаще встречался у пациентов, получавших системные стероиды. Другие исследования также отметили этот сдвиг в сторону грамотрицательных микроорганизмов у пациентов, которые неоднократно и интенсивно лечились (60, 62, 63). Бактериальная флора включает Pseudomonas spp., Enterobacter spp., MRSA, H. influenzae и M. catarrhalis .

Бактерии при хроническом гайморите, связанном с полипозом носа

Полипы носа могут нарушать вентиляцию и дренаж околоносовых пазух из-за закупорки остиомеатального комплекса. Несколько исследований показали, что в большинстве случаев хронического синусита, при котором присутствуют назальные полипы, бактериальные культуры отрицательны. Даже методы полимеразной цепной реакции не смогли выявить бактериальную инфекцию в большинстве случаев (107).Hamilos и коллеги (108) получили антральную культуру у 12 пациентов с хроническим верхнечелюстным синуситом с носовыми полипами и изолированными микроорганизмами только в 3 случаях. Однако ни в одном из этих исследований не использовались методы, подходящие для выделения анаэробов.

Мы оценили аспираты 48 хронически воспаленных верхнечелюстных пазух от пациентов с полипозом носа, которые были культивированы на наличие аэробных и анаэробных бактерий (109). Бактериальный рост присутствовал в 46 (96%) образцах. Аэробные или факультативные бактерии присутствовали в 6 (13%) образцах, только анаэробные бактерии — в 18 (39%) и смешанные аэробные и анаэробные бактерии — в 22 (48%).Выявлено 110 бактериальных изолятов (по 2,4 на образец). Тридцать девять изолятов были аэробными или факультативными микроорганизмами (0,85 на образец). Преобладающими аэробными или факультативными микроорганизмами были: S. aureus , микроаэрофильные стрептококки, H. influenzae и M. catarrhalis . Выделен 71 анаэроб (по 1,5 на особь). Преобладающими анаэробами были Peptostreptococcus spp., Prevotella spp., P. asaccharolytica , Fusobacterium spp., и P.acnes .

Kim и коллеги (110) изучали бактериологию и антимикробную чувствительность аспиратов верхнечелюстных пазух при хроническом синусите с назальными полипами у 81 пациента. Аэробы были выделены из 48% аспиратов и включали S. aureus , H. influenzae и S. pneumoniae . Анаэробы были выделены из 18,5%, причем преобладали Prevotella и Peptostreptococcus .

Эти данные свидетельствуют о том, что микробиология верхнечелюстной пазухи у пациентов с хроническим синуситом с полипозом не отличается от таковой у пациентов с хроническим синуситом без этого состояния, поскольку основными изолятами является полимикробная аэробно-анаэробная флора.

Бактерии при обострении хронического синусита

Острое обострение хронического синусита (ОВХС) представляет собой внезапное ухудшение исходного хронического синусита с либо ухудшением, либо появлением новых симптомов. Как правило, острые (не хронические) симптомы полностью исчезают между приступами (111). Мы оценили микробиологию острого AECS (112), выполнив повторную эндоскопическую аспирацию синуса у семи пациентов в течение периода от 125 до 242 дней. Бактерии были извлечены из всех 22 аспиратов, и количество изолятов варьировалось от двух до четырех.Всего было выделено 54 изолята, 16 аэробных и факультативных и 38 анаэробных бактерий. Аэробными бактериями были семь H. influenzae , три S. pneumoniae , три M. catarrhalis , два S. aureus и один K. pneumoniae . Анаэробные бактерии включали пигментированные Prevotella и Porphyromonas spp. (19), Peptostreptococcus spp. (9), Fusobacterium spp. (8) и P.acnes (2).Изменение типов изолятов было отмечено во всех последовательных культурах, полученных от одних и тех же пациентов, поскольку возникали разные микроорганизмы, а ранее выделенные бактерии больше не выделялись. Повышение устойчивости к противомикробным препаратам было отмечено в шести случаях. Эти результаты иллюстрируют микробную динамику AECS, где преобладают анаэробные и аэробные бактерии, и подчеркивают важность получения культур от пациентов с этой инфекцией для выбора правильной антимикробной терапии.

Brook (113) сравнил аэробную и анаэробную микробиологию AECS верхней челюсти с микробиологией хронического гайморита. В исследование были включены 32 человека с хроническим синуситом и 30 человек с AECS. В общей сложности 81 изолят был выделен из 32 случаев (2,5 на образец) с хроническим синуситом, 33 аэробных и 48 анаэробных. Только аэробы были обнаружены в 8 образцах (25%), только анаэробы были выделены в 11 (34%), а смешанные аэробы и анаэробы были обнаружены в 13 (41%). Преобладающими аэробными и факультативными были Enterobacteriaceae и S.золотистый . Преобладающими анаэробами были Peptostreptococcus spp., Fusobacterium spp., анаэробные грамотрицательные палочки и P. acnes . Всего было выделено 89 изолятов из 30 случаев (3,0 на образец) с AECS, 40 аэробных и факультативных и 49 анаэробных. Аэробы были обнаружены в 8 случаях (27%), анаэробы только в 11 (37%), а смешанные аэробы и анаэробы были обнаружены в 11 (37%). Преобладающими аэробами были S. pneumoniae , Enterobacteriaceae и S.золотистый . Наиболее распространенными анаэробами были Peptostreptococcus spp., Fusobacterium spp., анаэробные грамотрицательные палочки и P. acnes . Это исследование показывает, что микроорганизмы, выделенные от пациентов с AECS, были преимущественно анаэробными и были подобны тем, которые обычно обнаруживаются при хроническом синусите. Однако аэробные бактерии, которые обычно обнаруживаются при острых инфекциях (например, S. pneumoniae , H. influenzae и M. catarrhalis ), также могут появляться при некоторых эпизодах AECS.

Нозокомиальный риносинусит

Пациенты с нозокомиальным синуситом, как правило, нуждаются в длительном периоде интенсивной терапии (послеоперационные пациенты, пострадавшие от ожогов, пациенты с тяжелой травмой), включающей длительную эндотрахеальную или назогастральную интубацию (114). Назотрахеальная интубация подвергает пациента значительно более высокому риску нозокомиального синусита, чем оротрахеальная интубация (116). Приблизительно у 25% пациентов, которым требуется назотрахеальная интубация более 5 дней, развивается нозокомиальный синусит (117).В отличие от внебольничного синусита обычными возбудителями являются грамотрицательные энтеробактерии (например, P. aeruginosa , K. pneumoniae , Enterobacter spp., P. mirabilis , Serratia marcescens 9014) и Serratia marcescens 9014. -положительные кокки (иногда стрептококки и стафилококки) (115–119). Являются ли эти микроорганизмы на самом деле патогенными, неясно, и они обычно представляют собой колонизацию окружающей среды с нарушением мукоцилиарного транспорта и наличием инородного тела в носовой полости.

Souweine и коллеги (120) изучали микробиологию гайморита, связанного с ИВЛ, у 24 пациентов. Девять культур были мономикробными и 15 полимикробными. В среднем из каждой пазухи было извлечено 2 микроорганизма, включая 21 грамположительную бактерию, 22 грамотрицательных бактерии и 5 дрожжевых грибков. P. aeruginosa и энтерококки были наиболее часто идентифицируемыми микроорганизмами.

Оценка микробиологии нозокомиального синусита у девяти детей с неврологическими нарушениями показала присутствие анаэробных бактерий, всегда смешанных с аэробными и факультативными бактериями, в шести (67%) аспиратах носовых пазух и аэробных бактерий только в трех (33%) (121). ).Было 24 бактериальных изолята, 12 аэробных или факультативных и 12 анаэробных. Преобладающими аэробными изолятами были K. pneumoniae , E. coli и S. aureus (по два на каждого) и P. mirabilis , P. aeruginosa , H.influenzaali4, M.influenzae 9014, и S. pneumoniae (по одному). Преобладающими анаэробами были Prevotella spp. (пять), Peptostreptococcus spp. (четыре), F. nucleatum (два) и B.fragilis (один). Микроорганизмы, сходные с теми, что были извлечены из носовых пазух, также были выделены из места трахеостомии и аспирата из гастростомической раны в пяти из семи случаев. Это исследование демонстрирует уникальность микробиологических особенностей синусита у детей с неврологическими нарушениями, у которых, помимо микроорганизмов, вызывающих инфекцию у нормальных детей, преобладают факультативные и анаэробные грамотрицательные микроорганизмы, способные колонизировать другие участки тела.

Различия в выделении бактерий из нескольких пазух

Различия в распределении микроорганизмов у одного пациента, страдающего инфекциями в нескольких пазухах, подчеркивают важность получения культур из всех инфицированных пазух.В недавнем исследовании оценивались различия между инфицированными пазухами путем изучения аэробной и анаэробной микробиологии острого и хронического синусита у пациентов с поражением нескольких пазух (122). У 155 обследованных пациентов был синусит верхнечелюстной, решетчатой ​​или лобной пазухи (любая комбинация), и у них были выявлены микроорганизмы из двух-четырех одновременно инфицированных пазух. Аналогичные аэробные, факультативные и анаэробные микроорганизмы были обнаружены у всех групп больных. У пациентов с выделенными микроорганизмами из двух пазух и острым синуситом 31 (56%) из 55 изолятов были обнаружены только в одной пазухе, а 24 (44%) были выделены одновременно из двух пазух.У пациентов с хронической инфекцией 31 (34%) из 91 изолята были обнаружены только из одной пазухи, а 60 (66%) были обнаружены одновременно из двух пазух. Анаэробные бактерии чаще одновременно выделялись из двух пазух (50 из 70), чем аэробные и факультативные (10 из 21; P < 0,05). Аналогичные результаты наблюдались у пациентов, у которых микроорганизмы были выделены из трех или четырех пазух. БЛПП чаще выделяли у больных с хронической инфекцией (58–83%), чем у больных с острой инфекцией (32–43%).Эти наблюдения иллюстрируют наличие различий в распределении микроорганизмов у одного больного, страдающего инфекциями в нескольких пазухах, и подчеркивают важность получения культур из всех инфицированных пазух.

бета-лактамаза, продуцирующие бактерии

S. aureus , H. Г.О. , и М. Catarrhalis , пигментированные PREVOTELLAS , Порфиромонас , Porpobacterium Вида могут производить фермент β-лактамазу (123 ).Скорость восстановления аэробных и анаэробных BLPB в ротоглотке в последние годы увеличилась, и эти микроорганизмы были выделены более чем у половины пациентов с инфекциями головы и шеи, включая синусит (123). BLPB могут принимать непосредственное участие в инфекции, защищая не только себя от активности пенициллинов, но и чувствительных к пенициллину микроорганизмов. Это может произойти, когда фермент β-лактамаза секретируется в инфицированную ткань или жидкость абсцесса в количествах, достаточных для разрыва β-лактамного кольца пенициллина до того, как он убьет восприимчивые бактерии (124).

Высокая частота восстановления BLPB при инфекциях верхних дыхательных путей может быть связана с выделением этих микроорганизмов после антимикробной терапии β-лактамными антибиотиками. Появление резистентной к пенициллину флоры может произойти уже после короткого курса лечения пенициллином (125, 126).

Действительная активность фермента β-лактамазы и явление экранирования были продемонстрированы в жидкостях при остром и хроническом воспалении придаточных пазух носа (127). BLPB были выделены в 4 из 10 аспиратов острого синусита (таблица 3) и в 10 из 13 аспиратов хронического синусита.Преобладающими BLPB, выделенными при остром синусите, были H. influenzae и M. catarrhalis , а обнаруженными при хроническом синусите были Prevotella и Fusobacterium spp. Выздоровление BLPB неудивительно, поскольку более двух третей пациентов с острым синуситом и все пациенты с хроническим синуситом получали противомикробные препараты, которые могли быть выбраны для BLPB.

ТАБЛИЦА 2.Краткое изложение 18 исследований, которые оценили роль анаэроб в хроническом бактериальном синусимите


Авторы (ссылка)

№ пациентов


Состояние

Пациенты, от которых анаэробные организмы были изолированы % )

Анаэробы* ( % )
Frederick et al. (91) 83 Хронический синусит 75 52
Van Cauwenberge et al. (92) 66 Острый и хронический синусит 39 39
Карма и др. (93) 40 Взрослые Хронический синусит 100 19
Berg et al. (94) 54 взрослых хронический синусит 3 42 42
15 взрослых хронический синусит 38 48 48
Sedallian et al . (96) 40 Хронический синусит 69 46
Simoncelli et al. (97) 132 Взрослые Хронический синусит NS 22
Tabaqchali (98) 35 Хронический синусит 70 39
Брук (67) 40 Дети Хронический синусит 100 80
Hartog et al. (99) 90 Хронический синусит 81 29
Ito et al. (100) 10 Хронический гайморит 100 60
Erkan et al. (82) 93 Дети Хронический гайморит 93 93
Erkan et al. (90) (90) 126 взрослых хронический верхнечелюстный синусит 88 88 88 9 68 взрослых хронический верхнечелюстный синусит 100 82 82
Edelstein et al al . (101) 114 Взрослые Острый и хронический синусит NS 12
Klossek et al. (102) 412 Хронический синусит NS 26
Finegold et al. (68) 150 Взрослые Хронический гайморит 54 49
Hsin et al. (83)
165 Дети
Хронический гайморит
32
8
+

синусит был обнаружен только у 2% из 103 пациентов (129).Однако, поскольку он был обнаружен только в одном случае из аспирата носовых пазух (130), его точная роль неизвестна.

Mycoplasma pneumoniae подозревается в качестве причины острого синусита, но до сих пор не было предпринято никаких попыток выделить ее из инфицированных пазух. Однако увеличение титров антител к нему предполагает связь между синуситом и инфекцией M. pneumoniae (131) при гнойных бактериальных и негнойных небактериальных инфекциях.

ДНК, специфичная для M. pneumoniae , была идентифицирована в небольшой группе пациентов с синуситом и/или полипозом носа (132).Однако другое исследование не подтвердило наличие специфичных для бактерий последовательностей ДНК для 16S рибосомной РНК (107).

Lee и коллеги (133) не смогли идентифицировать какие-либо атипичные бактерии у 11 пациентов с хроническим синуситом с помощью полимеразной цепной реакции.

Симптомы синусита | Willamette ЛОР и пластическая хирургия лица


Инфекция пазухи, также известная как синусит, возникает, когда полость носа воспаляется. Если состояние длится менее четырех недель, оно называется острым; дольше и классифицируется как хронический.

Понимание симптомов инфекции носовых пазух может помочь вам своевременно обратиться за лечением. Наиболее распространенные симптомы описаны ниже.

Причины инфекций носовых пазух

Синусит вызывается вирусом, обычно оставшимся после инфекции верхних дыхательных путей. В редких случаях бактерии или грибки также могут привести к инфекции.

Аллергия, полипы в носу и даже зубная инфекция могут усугубить симптомы инфекции носовых пазух.

Боль в пазухах

Наиболее частым симптомом инфекций пазух носа является боль в пазухах. Обычно это ощущается под глазами и за носом.

Воспаление и опухоль из-за инфекции могут привести к тупому давлению, которое ощущается во лбу, по обеим сторонам носа, верхней челюсти/зубах и между глазами.

Выделения из носа

Часто встречаются зеленые или желтые выделения из носа. Вы можете обнаружить, что сморкаетесь чаще, поскольку ваше тело пытается помочь осушить носовые пазухи.

Помимо выделения из носа, выделения из носа могут стекать по задней стенке горла; это известно как постназальный синдром. Это может вызвать першение, зуд или боль в горле. Вы можете испытывать кашель, особенно в положении лежа.

Заложенность носа

Воспаление носовых пазух может затруднить дыхание через нос. Это может снизить ваше обоняние и вкус. Вы также можете казаться немного хриплым, когда говорите.

Синусовая головная боль

Давление в носовых пазухах может вызвать у вас головную боль.Часто хуже по утрам, синусовая головная боль становится более сильной, когда происходят изменения в вашем окружении.

Кашель

Постназальный синдром может раздражать горло, особенно если он продолжается в течение длительного периода времени. Это может привести к постоянному кашлю, который усиливается в положении лежа. К сожалению, это может затруднить сон.

Если вы испытываете какие-либо из этих симптомов в течение более 10 дней, вам следует сегодня записаться на прием к врачу Willamette, специалисту по пластической хирургии ушей, носа, горла и лица.

Узнайте больше о Sinus Health

«Был отличный опыт. Получил очень быстро и чувствовал себя в безопасности с протоколом covid! Все были очень милы».

Восточная Каролина ЛОР-хирургия головы и шеи

Что такое синусит?

Синусит — одна из самых распространенных проблем, с которой пациенты обращаются к врачам. Симптомы синусита (инфекции или воспаления придаточных пазух) хорошо известны большинству людей. Эти симптомы включают заложенность носа, давление на лицо и выделения из носа или выделения из носа.Лечение острого синусита чаще всего заключается в антибиотиках, а также часто используются противоотечные средства. Большинство пациентов будут реагировать на эту начальную терапию; однако некоторые люди не реагируют, и у них остаются стойкие симптомы.

Что делать, если антибиотики не облегчают симптомы?

Для пациентов, у которых эта первоначальная терапия не удалась, история болезни пациента снова тщательно изучается, чтобы найти заболевания, которые могут подвергнуть их повышенному риску проблем с синуситом.В частности, врач ищет признаки, симптомы или анамнез, указывающие на аллергические или воспалительные заболевания. Поскольку отверстия отдельных пазух довольно малы, очень небольшая опухоль вокруг отверстия пазухи может привести к его полной блокировке, что приведет к инфекции в этой пазухе. Если выявлено сопутствующее расстройство, такое как назальная аллергия, назначается медикаментозная терапия для контроля аллергии. Кроме того, часто затем используется более длительный курс антибиотиков, чтобы попытаться избавиться от инфекции.Часто для лечения тяжелой синусовой инфекции требуется до нескольких недель приема антибиотиков.

Пациентам, у которых возникают трудности с лечением инфекции или у которых есть рецидивирующие инфекции носовых пазух, врач часто рекомендует эндоскопию носа. Назальная эндоскопия проводится в кабинете с распылением лекарства в полость носа, чтобы свести к минимуму любой дискомфорт. Этот волоконно-оптический телескоп позволяет врачу изучить структуру внутренней части носа и конкретно посмотреть на область, где дренируются пазухи.Это может выявить узкое отверстие или что-то, что препятствует открытию, например, полипы. Полипы — это просто опухоль внутренней слизистой оболочки носа, которая становится настолько сильной, что слизистая оболочка отвисает и вызывает закупорку пазух. Носовая эндоскопия часто очень полезна при выборе пациентов, которым может быть полезна хирургия носовых пазух.

Что делать, если медикаментозное лечение не помогает?

Пациентам с синусовой инфекцией, не поддающейся медикаментозному лечению, обычно назначают компьютерную томографию.Пациентам с рецидивирующими инфекциями носовых пазух можно также провести компьютерную томографию или другое обследование. Эти фильмы просматриваются вместе с пациентом и помогают врачу выявить структурные проблемы пазух, препятствующие нормальному дренажу. Это также помогает определить, какие пазухи инфицированы. Результаты рентгенографии и история болезни пациента затем направляют врача и пациента при рассмотрении вопроса о необходимости операции на носовых пазухах.

Хирургия носовых пазух (эндоскопическая хирургия околоносовых пазух) проводится с помощью тех же волоконно-оптических телескопов, которые используются для эндоскопии носа в кабинете.Процедуру можно проводить как с седацией и местной анестезией, так и под общим наркозом (пациент полностью спит). По существу, работая через ноздри и используя волоконно-оптический телескоп и небольшие диссекционные инструменты, каждый из заблокированных пазух открывается и устанавливается хороший дренаж. Для некоторых пациентов может использоваться компьютеризированная навигационная система. ЛОР Восточной Каролины также предлагает баллонную синупластику в определенных ситуациях, эта новая технология имеет некоторые приятные преимущества для пациентов.Иногда в нос на ночь помещают немного тампона. Большинство пациентов могут вернуться домой в день операции.

Что вызывает синусит?

Синусит является хроническим заболеванием номер один в Соединенных Штатах, которым страдают около 37 миллионов американцев. Чаще всего это вызвано инфекцией, вызванной простудой или аллергией, но также может быть результатом полипов носа, искривления перегородки, травмы лица, сенной лихорадки, осложнений от нарушений иммунной системы или опухолей.

Каковы симптомы синусита?

Люди, страдающие синуситом, испытывают различные симптомы простуды, такие как заложенность носа и выделения из носа, выделения из носа, боль в горле, давление и отек лица, потеря обоняния и вкуса, головная боль, лихорадка, утомляемость и неприятный запах изо рта.

Осложнения могут включать приступы астмы, менингит, проблемы со зрением, аневризмы и инсульт.

Как диагностируется синусит?

В дополнение к медицинскому осмотру и обзору вашей истории болезни, ваш врач осмотрит ваши носовые ходы на наличие полипов и других аномалий, а также проверит воспаление и скопление жидкости.Дополнительные тесты с использованием назальной эндоскопии, компьютерной томографии, МРТ и тестов на аллергию могут быть использованы для подтверждения диагноза.

Как лечится синусит?

Лечение будет варьироваться в зависимости от тяжести вашего синусита и от того, является ли он острым или хроническим заболеванием. Солевые назальные спреи и кортикостероиды полезны для промывания носовых ходов и снятия воспаления. Деконгестанты являются хорошим краткосрочным решением, но длительное использование может фактически ухудшить состояние.Антибиотики обычно назначают при бактериальных инфекциях.

Антигистаминные препараты, назальные стероидные спреи, солевые растворы и пероральные стероиды обеспечивают долгосрочное облегчение. Более постоянные решения, такие как иммунотерапия (прививки от аллергии) или хирургическое вмешательство, могут принести облегчение тем, кто страдает от хронического синусита.

Позвоните в отделение ЛОР-хирургии головы и шеи Восточной Каролины по телефону 252-752-5227, чтобы получить дополнительную информацию или записаться на прием.

Оценка осложнений хронического синусита

Хронический синусит является относительно распространенным диагнозом в США.У пациентов с ничем не примечательным анамнезом лечение обычно поддерживающее, требующее только клинической оценки. Мы представляем случай 25-летнего мужчины с хроническим синуситом в анамнезе, который был доставлен в наше отделение неотложной помощи с впервые возникшим приступом. За три дня до этого он поступил в свое обычное лечебное учреждение с двухдневной головной болью и лихорадкой и был выписан с жалобами на головную боль, субъективную лихорадку и скованность шеи. После дальнейшего обследования у него был диагностирован смешанный анаэробный эпидуральный абсцесс.Оценка и лечение хронического синусита основаны на наличии симптомов, указывающих на осложнения. Своевременное обследование осложненного синусита необходимо для предотвращения изнурительных и фатальных последствий. В нашем тематическом исследовании подчеркивается важность ранней диагностики и соответствующего лечения.

1. Введение

Хронический синусит поражает примерно 14,6% населения США и в настоящее время является 5-м наиболее распространенным заболеванием, при лечении которого назначают антибиотики, на него приходится 18–22 миллиона посещений врача и стоимость лечения составляет 3.4–5 миллиардов ежегодно [1]. Острый синусит обычно вызывается вирусом, тогда как хронический синусит в основном вызывается анаэробами, грамотрицательными бактериями, Staphylococcus aureus и грибками. Как острый, так и хронический синусит требуют наличия как минимум 2 из следующих симптомов: гнойные выделения из носа или носоглотки, заложенность носа, боль, болезненность и отек вокруг верхнечелюстных, решетчатых или лобных пазух [2]. Осложненный синусит подозревают у пациентов с симптомами, продолжающимися более десяти дней, лихорадкой выше 101°F или экстрасинусными/системными симптомами [3].Этот случай подчеркивает важность рассмотрения внутричерепного абсцесса при наличии тревожных сигналов (лихорадка, токсический вид и системные симптомы) для предотвращения возможных изнурительных или фатальных последствий.

2. Описание случая

Пациент, 25-летний мужчина с хроническим синуситом в анамнезе, был доставлен в наше отделение неотложной помощи бригадой скорой помощи по поводу новых приступов. В течение последних 5 дней больной предъявлял жалобы на слабость, головную боль в лобной области, боли в носовых пазухах, заложенность носа.Он был замечен в другом отделении неотложной помощи за три дня до этого и выписан с диагнозом вирусного синдрома. При поступлении в наше отделение пациент был постиктальным и жаловался на ригидность затылочных мышц, головную боль, гиперемию и лихорадку; он был помещен в изолятор из-за беспокойства по поводу менингита. Начальные жизненные показатели включали температуру 103 ° F, частоту сердечных сокращений 112 ударов в минуту, 20 вдохов в минуту и ​​артериальное давление 116/61 мм рт. При осмотре у него было потоотделение и вялость, но он был полностью ориентирован и мог отвечать на вопросы.Черепные нервы со 2-го по 12-й интактны, очаговых неврологических нарушений нет; остальная часть физического осмотра была ничем не примечательна, за исключением двусторонней болезненности лобных пазух при пальпации.

Глюкоза по месту оказания медицинской помощи, общий анализ крови с дифференциальным и базовым метаболическим анализом были получены, все в пределах нормы. Компьютерная томография (КТ) головы без контраста была назначена для оценки подозрения на внутричерепную патологию, выявив затухание 1,3 см за лобной костью и тяжелый лобный синусит (рис. 1).В этот момент были проведены консультации специалистов как нейрохирургов, так и отоларингологов. Впоследствии была заказана МРТ с контрастом и без него, которая показала эпидуральное поражение размером 2,1 см в левой лобной области, оказывающее минимальное влияние массы на левую лобную долю (рис. 2).

Находясь в отделении неотложной помощи, пациент получил тайленол, эмпирический ванкомицин, цефтриаксон, леветирацетам для первичной профилактики приступов и дексаметазон для уменьшения внутричерепного отека. В течение следующих нескольких часов лихорадка пациента снизилась до 99°F, тахикардия прекратилась.Однако он по-прежнему жаловался на боль в лобной пазухе и головную боль. Пациент был госпитализирован в хирургическое отделение интенсивной терапии (SICU) и назначен на трепанацию черепа и синусотомию в тот же день. Пациент был госпитализирован в SICU на одну неделю после хирургического вмешательства. Его госпитальное течение было несложным. На момент выписки пациент был бессимптомным, без лихорадки и в стабильном состоянии. Назначен леветирацетам с последующим наблюдением после прохождения нейрохирургической, оториноларингологической и терапевтической клиник.Последующее наблюдение за пациентом выявило два случая генерализованных припадков, вероятно, из-за послеоперационных изменений. Пациент продолжает принимать леветирацетам и чувствует себя хорошо.

3. Обсуждение

Данный клинический случай подчеркивает важность раннего выявления и лечения внутричерепных гнойных осложнений хронического синусита. Этиология внутричерепного абсцесса охватывает широкий спектр патологий. К наиболее распространенным относятся прямое распространение остеомиелита, мастоидита, орбитального целлюлита, среднего отита или прямое/травматическое занесение инфекции.Кроме того, распространенными причинами являются ятрогенные последствия внутричерепных процедур и гематогенный обсемен из отдаленного очага инфекции [3–5]. У нашего больного выявлено сближенное распространение инфекции из лобной и решетчатой ​​пазух, что привело к формированию внутричерепного абсцесса.

Клинические проявления внутричерепного абсцесса обычно неспецифичны, включая головную боль (69%), лихорадку (49–53%), судороги (25%) и затылочную ригидность (15%), что приводит к запоздалой диагностике; в США среднее время постановки диагноза составляет примерно восемь дней после появления симптомов [4].Рентгенологическое обследование необходимо проводить всем пациентам с подозрением на внутричерепные осложнения синусита. КТ часто является первой нейровизуализацией, выполненной в условиях неотложной помощи, и считается золотым стандартом для правильной визуализации пазух и внутричерепных структур; МРТ обычно назначают до операции из-за более высокого разрешения [4, 6]. Также важно отметить, что КТ может изначально не показать скопление жидкости, поэтому необходимо рассмотреть вопрос о повторной КТ или использовании МРТ.В некоторых случаях возможно затемнение пазух воздушно-жидкостными уровнями и признаки эрозии костных структур [6].

Важно повторить, что даже несмотря на то, что наше первоначальное подозрение на менингит оставалось высоким, люмбальная пункция противопоказана пациентам с эпидуральным абсцессом, особенно если объемный эффект заметен на КТ. Результаты часто неспецифичны, и неврологический упадок, а также транстенториальная грыжа после люмбальной пункции хорошо задокументированы и могут привести к фатальным последствиям [4, 7, 8].

Анаэробные бактерии представляют собой распространенный возбудитель последствий осложненного синусита, проявляющегося внутричерепным абсцессом. Лечение внутричерепных гнойных осложнений требует сочетания медикаментозного и хирургического лечения. Медикаментозное лечение включает эмпирическое покрытие антибиотиками цефалоспорином третьего поколения и метронидазолом [3, 9]. Несмотря на то, что агрессивное лечение антибиотиками широкого спектра действия является общепринятым, важно понимать, что оно не является альтернативой хирургическому лечению, и необходимо без промедления провести надлежащее дренирование эпидурального абсцесса [10, 11].

4. Заключение

Хотя внутричерепные осложнения чаще всего встречаются у подростков и молодых взрослых мужчин, о них сообщалось в любом возрасте. Наш больной представляет собой типичное последствие течения осложненного синусита. В этом случае мы подчеркиваем важность ранней визуализации при наличии экстрасинусных проявлений. Кроме того, в литературе показано, что быстрое лечение с помощью трепанации черепа, синусотомии или того и другого в сочетании с медикаментозным лечением оказывается наиболее эффективным в предотвращении заболеваемости и смертности.

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

Copyright

Copyright © 2017 Phillip Hong et al. Эта статья находится в открытом доступе и распространяется в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Специалисты по уху, носу и горлу Среднего Запада

Синусит – это воспаление и отек тканей, выстилающих пазухи.Это мешает нормальному оттоку слизи, что приводит к затруднению дыхания, боли и давлению. Когда состояние сохраняется в течение 12 недель или дольше, оно считается хроническим.

Что вызывает синусит?

Синусит является хроническим заболеванием номер один в Соединенных Штатах, которым страдают около 37 миллионов американцев. Чаще всего это вызвано инфекцией, вызванной простудой или аллергией, но также может быть результатом полипов носа, искривления перегородки, травмы лица, сенной лихорадки, осложнений от нарушений иммунной системы или опухолей.

Каковы симптомы синусита?

Люди, страдающие синуситом, испытывают различные симптомы простуды, такие как заложенность носа и выделения из носа, выделения из носа, боль в горле, давление и отек лица, потеря обоняния и вкуса, головная боль, лихорадка, утомляемость и неприятный запах изо рта.

Осложнения могут включать приступы астмы, менингит, проблемы со зрением, аневризмы и инсульт.

Как диагностируется синусит?

В дополнение к медицинскому осмотру и обзору вашей истории болезни, ваш врач осмотрит ваши носовые ходы на наличие полипов и других аномалий, а также проверит воспаление и скопление жидкости.Дополнительные тесты с использованием назальной эндоскопии, компьютерной томографии, МРТ и тестов на аллергию могут быть использованы для подтверждения диагноза.

Как лечится синусит?

Лечение будет варьироваться в зависимости от тяжести вашего синусита и от того, является ли он острым или хроническим заболеванием.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

© МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА №3

ТАБЛИЦА 3. ВЫЯВЛЕНИЕ β-ЛАКТАМАЗ В АСПИРАТАХ ХРОНИЧЕСКОГО СИНУСИТА


+
Организм
1
2
3
4
золотистый стафилококк (BL +) + +
Streptococcus pneumoniae +
Peptostreptococcus spp. + + + + +
Пропионибактерий Acnes + +
Fusobacterium SPP.(BL+) + +
Fusobacterium spp. (BL −) + +
Prevotella spp. (BL +) +
Prevotella spp. (BL -) + + + +
Группа бактерии (BL +) + + 7 +
β-лактамазная активность в плюс
+
+ +
+
+
+
1. Faden H, Stanievich J, Brodsky L, Bernstein J, Ogra PL, et al. Изменения флоры носоглотки при средних отитах детского возраста. Pediatr Infect Dis 1990;9:623–626.
2. Дель Беккаро М.А., Мендельман П.М., Инглис А.Ф., Ричардсон М.А., Дункан Н.О., Шугерман Р.П., и др. Бактериология острого среднего отита: новый взгляд. J Pediatr 1992;120:856–862.
3. Брук И. Аэробная и анаэробная бактериология гнойного ринофарингита у детей. J Clin Microbiol 1988;26:592–594.
4. Саволайнен С., Юликоски Дж., Джусимис-Сомер Х.Бактериальная флора полости носа у здоровых молодых мужчин. Ринология 1986;24:249–255.
5. Winther B, Brofeldt S, Gronborg H, Mygind N, Pedersen M, Vejlsgaard R. Изучение бактерий в носовой полости и носоглотке при простуде, приобретённой естественным путём. Acta Otolaryngol 1984; 98:315–320.
6. Джусимис-Сомер Х.Р., Саволайнен С., Юликоски Дж.С. Сравнение бактериальной флоры носа у двух групп здоровых лиц и у больных острым гайморитом. J Clin Microbiol 1989;27:2736–2743.
7. Гуолтни Дж.М. мл., Сиднор А., Санде М.А. Этиология и антимикробная терапия острого синусита. Ann Otol Rhinol Laryngol 1981;90:68–71.
8. Листад А., Бердал П., Лунд-Иверсен Л. Бактериальная флора синусита с исследованием устойчивости бактерий к антибиотикам in vitro. Acta Otolaryngol Suppl 1964;188:390–400.
9. Найлен О., Джеппссон П. Х., Бранефорс-Хеландер П. Острый синусит. Клиническое, бактериологическое и серологическое исследование со специальной ссылкой на Haemophilus influenzae. Scand J Infect Dis 1972; 4:43–48.
10. Björkwall T. Бактериологическое исследование при гайморите: бактериальная флора носового хода. Acta Otolaryngol Suppl 1950; 83:1–32.
11. Кэтлин Ф.И., Клафф Л.Е., Рейнольдс Р.С.Бактериология острых и хронических синуситов. South Med J 1965; 58:1497–1502.
12. Синь Ч., Цао Ч., Су М.С., Чжоу М.С., Лю С.М. Сравнение пункции верхнечелюстной пазухи с эндоскопическим посевом среднего носового хода при риносинусите у детей. Am J Rhinol 2008; 22:280–284.
13. Ручей I. Аэробная и анаэробная бактериальная флора верхнечелюстных пазух в норме. Ларингоскоп 1981;91:372–376.
14. Су В.Я., Лю Ч.Р., Хун С.Ю., Цай В.Ф. Бактериологические исследования при хроническом гайморите. Ларингоскоп 1983;93:931–934.
15. Cook HE, Haber J. Бактериология верхнечелюстной пазухи. J Oral Maxillofac Surg 1987;45:1011–1014.
16. Собин Дж., Энгквист С., Норд К.Э. Бактериология верхнечелюстной пазухи у здоровых добровольцев. Scand J Infect Dis 1992; 24:633–635.
17. Цзян Р.С., Лян К.Л., Джанг Дж.В., Хсу С.И. Бактериология эндоскопически нормальных верхнечелюстных пазух. J Laryngol Otol 1999;113:825–828.
18. Гордтс Ф., Халевик С., Пьерард Д., Кауфман Л., Клемент П.А. Микробиология среднего носового хода: сравнение нормальных взрослых и детей. J Laryngol Otol 2000;114:184–188.
19. Мацковяк П.А. Нормальная флора. N Engl J Med 1983; 307:83–93.
20. Ручей I. Бактериальная интерференция. Crit Rev Microbiol 1999; 25:155–172.
21. Sprunt K, Redman W. Данные, свидетельствующие о важности роли межбактериального ингибирования в поддержании баланса нормальной флоры. Ann Intern Med 1968; 68: 579–590.
22. Бернштейн Дж. М., Сагахтахери-Алтайе С., Дрейд Д. М., Вактавски-Венде Дж. Бактериальное вмешательство в бактериальную флору носоглотки у детей, склонных к отиту, и детей, не склонных к отиту. Acta Otorhinolaryngol Belg 1994; 48:1–9.
23. Murray PR, Rosenblatt JE. Бактериальная интерференция ротоглоточных и клинических изолятов анаэробных бактерий. J Infect Dis 1976;134:281–285.
24. Брук И., Гобер А. Бактериальная интерференция в носоглотке склонных и не склонных к среднему отиту детей. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 2000;126:1011–1013.
25. Ручей И, Гобер А.Э. Бактериальная интерференция в носоглотке и носовой полости у склонных и не склонных к синуситам детей. Acta Otolaryngol 1999;119:832–836.
26. Ручей И, Гобер А.Э. Восстановление потенциальных возбудителей и мешающих бактерий в носоглотке у курящих и некурящих. Сундук 2005; 127:2072–2075.
27. Ручей И, Гобер А.Э. Влияние отказа от курения на микробную флору. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 2007;133:135–138.
28. Ручей И, Гобер А.Э. Выделение потенциальных возбудителей в носоглотке здоровых и склонных к среднему отиту детей и их курящих и некурящих родителей. Ann Otol Rhinol Laryngol 2008;117:727–730.
29. Ручей И, Гобер А.Э. Динамика назофарингита у детей. Otolaryngol Head Neck Surg 2000;122:696–700.
30. Foote PA Jr, Brook I. Терапия пенициллином и клиндамицином при рецидивирующем тонзиллите. Влияние микробной флоры. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 1989;15:856–859.
31. Брук I, Фут Пенсильвания. Бактериальная интерференция и бета-лактамазопродуцирующие бактерии в аденоидах после антимикробной терапии. Rev Infect Dis 1997; 25:493.
32. Брук I, Фрейзер Э.Х., Фут П.А. Микробиология перехода острого гайморита в хронический. J Med Microbiol 1996;45:372–375.
33. Subausie MC, Jacoby DB, Richards SM, Proud D. Инфекция риновирусной клеточной линии респираторного эпителия человека: индукция высвобождения цитокинов и модуляция восприимчивости к инфекции путем воздействия цитокинов. J Clin Invest 1995;96:549–557.
34. Шаллер М., Хогабоам К.М., Лукач Н., Кункель С.Л. Респираторные вирусные инфекции стимулируют экспрессию хемокинов и усугубляют астматический ответ. J Allergy Clin Immunol 2006;118:295–302.
35. Garofalo RP, Hintz KH, Hill V, Patti J, Ogra PL, Welliver RC Sr. Сравнение эпидемиологических и иммунологических особенностей бронхиолита, вызванного вирусом гриппа и респираторно-синцитиальным вирусом. J Med Virol 2005;75:282–289.
36. Осур СЛ. Вирусные респираторные инфекции в сочетании с астмой и синуситом: обзор. Ann Allergy Asthma Immunol 2002;89:553–560.
37. Элиас Дж.А., Чжэн Т., Эйнарссон О., и др. Эпителиальный интерлейкин-11: регуляция цитокинами, респираторно-синцитиальным вирусом и ретиноевой кислотой. J Biol Chem 1994; 269:22261–22268.
38. Прауд Д. Вирусные инфекции верхних дыхательных путей. Pulm Pharmacol Ther 2008; 21:468–473.
39. Винтер Б., Гуолтни Дж. М. мл., Майгинд Н., Тернер Р. Б., Хендли Дж. О. Участки выделения риновируса после точечной инокуляции верхних дыхательных путей. JAMA 1986; 256:1763–1767.
40. Gwaltney JM Jr. Риновирусная инфекция нормальных дыхательных путей человека. Am J Respir Crit Care Med 1995;152:S36–S39.
41. Gwaltney JM Jr, Phillips CD, Miller RD, Riker DK. Компьютерно-томографическое исследование насморка. N Engl J Med 1994; 330:25–30.
42. Пухакка Т., Мякеля М.Ю., Аланен А., Каллио Т., Корсофф Л., Арстила П., Лейнонен М., Пулккинен М., Суонпяя Дж., Мерцола Дж., Руусканен О.Синусит при простуде. J Allergy Clin Immunol 1998;102:403–408.
43. Кристо А., Ухари М., Луотонен Дж., Койвунен П., Илкко Э., Тапиайнен Т., Альхо О-П. Оценка придаточных пазух носа у детей при респираторной инфекции с помощью магнитно-резонансной томографии. Педиатрия 2003;111:e586–e589.
44. Сасаки Ю., Того Ю., Вагнер Х.Н., Хорник Р.Б., Шварц А.Р., Проктор Д.Ф. Мукоцилиарная функция при экспериментально индуцированной риновирусной инфекции у человека. Ann Otol Rhinol Laryngol 1973;82:203–211.
45. Gwaltney JM Jr. Острый внебольничный синусит. Clin Infect Dis 1996;23:1209–1225.
46. Gwaltney JM Jr, Scheld WM, Sande MA, Sydnor A. Микробная этиология и антимикробная терапия у взрослых с острым внебольничным синуситом: пятнадцатилетний опыт Университета Вирджинии и обзор других избранные исследования. J Allergy Clin Immunol 1992;90:457–462.
47. Wald ER, Milmore GJ, Bowen AD, Ledema-Medina J, Salamon N, Bluestone CD. Острый гайморит у детей. N Engl J Med 1981; 304:749–754.
48. Wald ER, Guerra N, Byers C. Инфекции верхних дыхательных путей у детей раннего возраста: продолжительность и частота осложнений. Педиатрия 1991;87:129–133.
49. Лью Д., Саутвик Ф.С., Монтгомери В.В., Вебер А.Л., Бейкер А.С.Клиновидный синусит. Обзор 30 случаев. N Engl J Med 1983; 309: 1149-1154.
50. Brook I, Fooke PA, Hausfeld Jn. Частота восстановления патогенов, вызывающих острый верхнечелюстный синусит у взрослых до и после введения вакцинации детей с 7-ванной пневмококковой вакциной. J Med Microbiol 2006; 55: 943-946.
51. Синь Ч., Су М.С., Цао Ч., Чжуан С.И., Лю С.М. Бактериология острого риносинусита в назофарингеальной карциноме выживших: результат челюстных проколов синуса. Eur Arch Otorhinolaryngol 2007;264:1157–1162.
52. Брук I. Роль метициллин-резистентного Staphylococcus aureus в инфекциях головы и шеи. Дж Ларынгол Отол 2009;11:1–7.
53. Brook I, Foote PA, Hausfeld JN. Увеличение частоты выздоровления метициллинорезистентного Staphylococcus aureus при остром и хроническом гайморите. J Med Microbiol 2008;57:1015–1017.
54. Brook I, Frazier EH, Gher ME Jr. Микробиология периапикальных абсцессов и связанного с ними гайморита. J Periodontol 1996;67:608–610.
55. Брук И., Фридман Э.М. Внутричерепные осложнения синуситов у детей. Последствия периапикального абсцесса. Ann Otol Rhinol Laryngol 1982; 91:41–43.
56. Шапиро Э.Д., Милмо Г.Дж., Уолд Э.Р., Родман Д.Б., Боуэн А.Д.Бактериология верхнечелюстных пазух у больных муковисцидозом. J Infect Dis 1982;146:589–593.
57. Уолд Э.В. Микробиология острых и хронических синуситов у детей и взрослых. Am J Med Sci 1998; 316:13–20.
58. Бил М.А., Браун К.А., Левинсон Р.М., Гарвис Г.Э., Пайснер Х.М., Сигел М.Е., Тедфорд ТМ. Оценка микробиологии хронического гайморита. Ann Otol Rhinol Laryngol 1998;107:942–945.
59. Jiang RS, Hsu CY, Jang JW. Бактериология верхнечелюстной и решетчатой ​​пазух при хроническом синусите. J Laryngol Otol 1998;112:845–848.
60. Хсу Дж, Ланца, округ Колумбия, Кеннеди Д.В. Антимикробная резистентность при бактериальном хроническом синусите. Am J Rhinol 1998; 12:243–248.
61. Надель Д.М., Ланза, округ Колумбия, Кеннеди Д.В. Посев под эндоскопическим контролем при хроническом синусите. Am J Rhinol 1998; 12:233–241.
62. Бахаттачария Н., Кепнес Л.Дж. Микробиология рецидивирующего риносинусита после эндоскопической хирургии околоносовых пазух. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 1999;125:1117–1120.
63. Bolger WE. Грамотрицательный синусит: новая клиническая форма. Am J Rhinol 1994; 8: 279–283.
64. Калинер М., Осгуторп Дж., Пожарный П., Анон Дж., Джорджитис Дж., Дэвис М.Л., Наклерио Р., Кеннеди Д.Синусит: скамья к постели. Otolaryngol Head Neck Surg 1997;116:S1–S20.
65. Норд СЕ. Роль анаэробных бактерий в рецидивирующих эпизодах синуситов и тонзиллитов. Clin Infect Dis 1995;20:1512–1524.
66. Брук И., Томпсон Д., Фрейзер Э. Микробиология и лечение хронического гайморита. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 1994;120:1317–1320.
67. Брук И. Бактериологические особенности хронического синусита у детей. JAMA 1981; 246:967–969.
68. Finegold SM, Flynn MJ, Rose FV, Jousimies-Somer H, Jakielaszek C, McTeague M, Wexler HM, Berkowitz E, Wynne B. Бактериологические данные, связанные с хроническим бактериальным верхнечелюстным синуситом у взрослых. Clin Infect Dis 2002; 35:428–433.
69. Carenfelt C, Lundberg C. Гнойные и негнойные выделения из верхнечелюстных пазух в зависимости от Po2, Pco2 и pH. Acta Otolaryngol 1977; 84:138–144.
70. Брук И. Роль инкапсулированных анаэробных бактерий в синергических инфекциях. Crit Rev Microbiol 1987; 14:171–193.
71. Брук И. Бактериология хронического гайморита у взрослых. Ann Otol Rhinol Laryngol 1989; 98:426–428.
72. Стивенсон М.Ф., Мфуна Л., Дауд С.Э., Уолкотт Р.Д., Барбо Дж., Пуассон М., Джеймс Г., Дерозье М.Молекулярная характеристика полимикробной флоры при хроническом риносинусите. J Отоларингол Head Neck Surg. 2010;39:182–187.
73. Jyonouchi H, Sun S, Kennedy CA, Roche AK, Kajander KC, Miller JR, Germaine GR, Rimell FL. Локализованное воспаление околоносовых пазух в модели синусита у кроликов, индуцированное Bacteroides fragilis , сопровождается строгими иммунными реакциями. Otolaryngol Head Neck Surg 1999;120:869–875.
74. Brook I, Yocum P. Иммунный ответ на Fusobacterium nucleatum и Prevotella intermedia у пациентов с хроническим верхнечелюстным синуситом. Ann Otol Rhinol Laryngol 1999;108:293–295.
75. Брук И., Йокум П., Шах К. Аэробная и анаэробная бактериология одновременного хронического среднего отита с выпотом и хроническим синуситом у детей. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 2000;126:174–176.
76. Оробелло П.В. младший, Парк Р.И., Белчер Л., Эгглстон П., Ледерман Х.М., Бэнкс младший, Модлин Дж.Ф., Наклерио Р.М. Микробиология хронического синусита у детей. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 1991;117:980–983.
77. Тинкльман Д.Г., Силк Х.Дж. Клинико-бактериологические особенности хронического синусита у детей. Am J Dis Child 1989;143:938–941.
78. Muntz HR, Lusk RP. Бактериология решетчатых булл у детей с хроническим синуситом. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 1991;117:179–181.
79. Otten FWA, Grote JJ. Лечение хронического гайморита у детей. Int J Pediatr Otorhinolaryngol 1988;15:269–278.
80. Otten FWA. Консервативное лечение хронического гайморита у детей. Долгосрочное наблюдение. Acta Otorhinolaryngol Belg 1997; 51:173–175.
81. Дон Д., Йеллон РФ, Кассельбрант М., Bluestone CD.Эффективность поэтапного протокола, включающего внутривенное введение антибиотиков, для лечения хронического синусита у детей и подростков. Otolaryngol Head Neck Surg 2001;127:1093–1098.
82. Эркан М., Озджан М., Арслан С., Сойсал В., Боздемир К., Хагиги Н. Бактериология антрального отдела у детей с хроническим верхнечелюстным синуситом. Scand J Infect Dis 1996; 28:283–285.
83. Синь Ч., Су М.С., Цао Ч., Чжуан С.И., Лю С.М.Бактериология и антимикробная чувствительность детского хронического риносинусита: 6-летний результат пункций верхнечелюстных пазух. Am J Otolaryngol 2010;31:145–149.
84. Slack CL, Дан К.А., Абзуг М.Дж., Чан К.Х. Устойчивые к антибиотикам бактерии при хроническом синусите у детей. Pediatr Infect Dis J 2001;20:247–250.
85. Goldenhersh MJ, Rachelefsky GS, Dudley J, Brill J, Katz RM, Rohr AS, Spector SL, Siegel SC, Summanen P, Baron EJ, et al. Микробиология хронических заболеваний носовых пазух у детей с респираторной аллергией. J Allergy Clin Immunol 1998;85:1030–1039.
86. Wald ER, Byers C, Guerra N, Casselbrant M, Beste D. Подострый синусит у детей. J Pediatr 1989; 115:28–32.
87. Брук И., Йокум П. Антимикробное лечение хронического синусита у детей. J Laryngol Otol 1995;109:1159–1162.
88. Файнголд СМ. Анаэробные бактерии в болезнях человека. Орландо, Флорида: Academic Press Inc; 1977.
89. Брук И. Анаэробные инфекции: диагностика и лечение. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Informa Healthcare USA, Inc.; 2007.
90. Эркан М., Аслан Т., Озджан М., Коч Н. Бактериология антрального отдела у взрослых с хроническим верхнечелюстным синуситом. Ларингоскоп 1994;104:321–324.
91. Фредерик Дж., Брауде А.И.Анаэробные инфекции околоносовых пазух. N Engl J Med 1974; 290:135–137.
92. Van Cauwenberge P, Verschraegen G, Van Renterghem L. Бактериологические данные при синусите (1963–1975). Scand J Infect Dis Suppl 1976; 9:72–77.
93. Карма П., Йокипий Л., Сипила П., Луотонен Дж., Йокипий А.М. Бактерии при хроническом гайморите. Арка Отоларингол 1979;105:386–390.
94. Berg O, Carenfelt C, Kronvall G. Бактериология гайморита в связи с характером воспаления и предшествующим лечением. Scand J Infect Dis 1988; 20:511–516.
95. Fiscella RG, Chow JM. Цефиксим для лечения гайморита. Am J Rhinol 1991; 5:193–197.
96. Sedallian A b Bru JP, Gaillat J. Бактериологические признаки хронического синусита. Представлено на 17-м Международном конгрессе по управлению инфекциями.1992, Берлин. Аннотация P2.71.
97. Simoncelli C, Ricci G, Molini E, von Garrel C, Capolunghi B, Giommetti S. Бактериология хронического верхнечелюстного синусита. HNO 1992; 40:16–18.
98. Табакчали С. Анаэробные инфекции в области головы и шеи. Scand J Infect Dis Suppl 1988; 57:24–34.
99. Hartog B, Degener JE, Van Benthem PP, Hordijk GJ. Микробиология хронического гайморита у взрослых: изолированные аэробные и анаэробные бактерии и их чувствительность к двадцати антибиотикам. Acta Otolaryngol 1995;115:672–677.
100. Ito K, Ito Y, Mizuta K, Ogawa H, Suzuki T, Miyata H, Kato N, Watanabe K, Ueno K. Бактериология хронического среднего отита, хронического синусита и параназального мукопиоцеле в Японии. Clin Infect Dis 1995;20:S214–S219.
101. Эдельштейн Д.Р., Авнер С.Э., Чоу Дж.М., Дюрксен Р.Л., Джонсон Дж., Ронис М., Рыбак Л.П., Бирман В.К., Мэтьюз Б.Л., Кольбреннер В.М. Однократная терапия синусита: сравнительное исследование цефиксима и амоксициллина. Ларингоскоп 1993;103:33–41.
102. Klossek JM, Dubreuil L, Richet H, Richet B, Beutter P. Бактериология хронических гнойных выделений при хроническом риносинусите. J Laryngol Otol 1998;112:1162–1166.
103. Брук I, Фрейзер Э.Х. Корреляция между микробиологией и предшествующей операцией на пазухах у пациентов с хроническим верхнечелюстным синуситом. Ann Otol Rhinol Laryngol 2001;110:148–151.
104. Брук И. Бактериология острого и хронического лобного синусита. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 2002;128:583–585.
105. Брук И. Бактериология острого и хронического клиновидного синусита. Ann Otol Rhinol Laryngol 2002;111:1002–1004.
106. Брук И. Бактериология острого и хронического решетчатого синусита. J Clin Microbiol 2005;43:3479–3480.
107. Bucholtz GA, Salzman SA, Bersalona FB, Boyle TR, Ejercito VS, Penno L, Peterson DW, Stone GE, Urquhart A, Shukla SK, et al. ПЦР-анализ полипов носа, хронического синусита и гипертрофированных носовых раковин на ДНК, кодирующую бактериальную 16S рРНК. Am J Rhinol 2002; 16:169–173.
108. Hamilos DL, Leung DYM, Wood R, Meyers A, Stephens JK, Barkans J, Bean DK, Kay AB, Hamid Q. Хронический гиперпластический синусит: ассоциация тканевой эозинофилии и экспрессии цитокинов мРНК гранулоцитов макрофагальный колониестимулирующий фактор и интерлейкин-3. J Allergy Clin Immunol 1993;92:39–48.
109. Брук I, Фрейзер Э.Х. Бактериология хронического гайморита, связанного с полипозом носа. J Med Microbiol 2005;54:595–597.
110. Kim HJ, Lee K, Yoo JB, Song JW, Yoon JH. Бактериологические данные и чувствительность к противомикробным препаратам при хроническом синусите с полипами носа. Acta Otolaryngol 2006;126:489–497.
111. Клемент П.А., Блустоун К.Д., Гордтс Ф., Ласк Р.П., Оттен Ф.В., Гуссенс Х., Скэддинг Г.К., Такахаши Х., ван Бухем Ф.Л., Ван Каувенберг П., и др. Лечение риносинусита у детей: консенсусная встреча, Брюссель, Бельгия, 13 сентября 1996 г. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 1998;124:31–34.
112. Брук I, Фут П.А., Фрейзер Э.Х. Микробиология острого обострения хронического синусита. Ларингоскоп 2004;114:129–131.
113. Брук И. Бактериология хронического синусита и обострения хронического синусита. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 2006;132:1099–1101.
114. Бах А., Берер Х., Шмидт Х., Гейсс Х.К. Нозокомиальный синусит у пациентов на ИВЛ: назотрахеальная интубация по сравнению с оротрахеальной. Анестезия 1992;47:335–339.
115. O’Reilly MJ, Reddick EJ, Black W, Carter PL, Erhardt J, Fill W, Maughn D, Sado A, Klatt GR.Сепсис от синусита у пациентов с назотрахеальной интубацией: диагностическая дилемма. Am J Surg 1984; 147:601–604.
116. ван Зантен А.Р., Диксон Дж.М., Нипшаген М.Д., де Бри Р., Гирбес А.Р., Полдерман К.Х. Госпитальный синусит является частой причиной лихорадки неизвестного происхождения у оротрахеально интубированных пациентов в критическом состоянии. Crit Care 2005;9:R583–R590.
117. Кронберг Ф.Г., Гудвин В.Дж. Синусит у пациентов отделения интенсивной терапии. Ларингоскоп 1985;95:936–938.
118. Mevio E, Benazzo M, Quaglieri S, Mencherini S. Синусовая инфекция у пациентов интенсивной терапии. Ринология 1996;34:232–236.
119. Рига М., Даниэлидис В., Пневматикос И. Риносинусит у пациентов отделения интенсивной терапии: обзор возможных основных механизмов и предложения по изучению их потенциальной роли в вмешательствах функционального лечения. J Crit Care 2010;25:171.e9–14.
120. Souweine B, Mom T, Traore O, Aublet-Cuvelier B, Bret L, Sirot J, Deteix P, Gilain L, Boyer L. Вентилятор-ассоциированный синусит: микробиологические результаты аспирации носовых пазух у пациентов на антибиотики. Анестезиология 2000;93:1255–1260.
121. Брук И., Шах К. Синусит у детей с неврологическими нарушениями. Otolaryngol Head Neck Surg 1998;119:357–360.
122. Брук И. Различия в выделении бактерий из множественных пазух носа при остром и хроническом синусите. J Med Microbiol 2004; 53:879–885.
123. Brook I. Бактерии, продуцирующие бета-лактамазу, при инфекциях головы и шеи. Ларингоскоп 1988;98:428–431.
124. Брук И. Роль бета-лактамазопродуцирующих бактерий в персистенции стрептококковой инфекции миндалин. Rev Infect Dis 1984; 6:601–607.
125. Брук И, Гобер А.Э. Появление бета-лактамазопродуцирующих аэробных и анаэробных бактерий в ротоглотке детей после химиотерапии пенициллином. Clin Pediatr (Phila) 1984; 23:338–341.
126. Тюнер K, Nord CE. Появление бета-лактамазопродуцирующих микроорганизмов в миндалинах при лечении пенициллином. Eur J Clin Microbiol 1986; 5:399–404.
127. Брук И., Йокум П., Фрейзер Э.Х. Бактериология и активность бета-лактамаз при остром и хроническом гайморите. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 1996;122:418–422.
128. Хан Д.Л., Додж Р.В., Голубятников Р. Ассоциация инфекции Chlamydia pneumoniae (штамм TWAR) с одышкой, астматическим бронхитом и астмой у взрослых. JAMA 1991; 266: 225–230.
129. Том Д. Х., Грейстон Дж. Т., Кэмпбелл Л. А., Куо К. С., Диван В. К., Ван С. П. Респираторная инфекция Chlamydia pneumoniae у амбулаторных пациентов среднего и пожилого возраста. Eur J Clin Microbiol Infect Dis 1994;13:785–792.
130. Hashigucci K, Ogawa H, Suzuki T, Kazuyama Y. Выделение Chlamydia pneumoniae из верхнечелюстной пазухи больного гнойным синуситом. Clin Infect Dis 1992;15:570–571.
131. Savolainen S, Jousimies-Somer H, Kleemola M, Ylikoski J. Серологические доказательства вирусной или Mycoplasma pneumoniae инфекции при остром верхнечелюстном синусите. Eur J Clin Microbiol Infect Dis 1989; 8:131–135.
132. Гурр П.А., Чакраверти А., Калланан В., Гурр С.Дж. Обнаружение M. pneumoniae в полипах носа. Клин Отоларингол 1996;21:269–273.
133. Lee RE, Kaza S, Plano GV, Casiano RR.Роль атипичных бактерий при хроническом риносинусите. Otolaryngol Head Neck Surg 2005;133:407–410.
134. Vennewald I, Henker M, Klemm E, Seebacher C. Грибковая колонизация околоносовых пазух. Микозы 1999;42:33–36.
135. Ponikau JU, Sherris DA, Kern EB, et al. Диагностика и частота аллергических грибковых синуситов. Mayo Clin Proc 1999;74:877–884.
136. Каттен М.Д., Мурр А.Х., Гольдштейн Дж.А., Мхатре А.Н., Лалвани А.К. Выявление грибков на слизистой оболочке носа методом полимеразной цепной реакции. Ларингоскоп 2001;111:399–403.
137. Стрингер С.П., Райан М.В. Хронический инвазивный грибковый риносинусит. Otolaryngol Clin North Am 2000;33:375–387.
138. Фергюсон Б.Дж. Определения грибкового риносинусита. Otolaryngol Clin North Am 2000;33:227–235.
139. Эббенс Ф.А., Георгалас К., Фоккенс В.Дж. Грибок как причина хронического риносинусита: случай остается недоказанным. Curr Opin Otolaryngol Head Neck Surg 2009;17:43–49.
140. Gwaltney JM Jr. Микробиология синусита. В: Druce HM, редактор. Синусит: патофизиология и лечение. Нью-Йорк: Марсель Деккер; 1994. С. 41–56.
141. Морган М.А., Уилсон В.Р., Нил Х.Б. III, Робертс Г.Д.Грибковый синусит у здоровых людей и людей с ослабленным иммунитетом. Am J Clin Pathol 1984; 82: 597–601.
142. Jahrsdoerfer RA, Ejercito VS, Johns MME, Cantrell RW, Sydner JB. Аспергиллез носа и околоносовых пазух. Am J Отоларингол 1979; 1:6–14.
143. Керн М.Е., Юкер Ф.А. Инфекция верхнечелюстных пазух, вызванная Homobasidiomycetous грибком Schizophyllum commune. J Clin Microbiol 1986;23:1001–1005.
144. Митчелл Р.Г., Чаплин А.Дж., Маккензи Д.В.Р. Emericella nidulans в грибковой массе верхнечелюстной пазухи. J Med Vet Mycol 1987; 25:339–341.
145. Winn RE, Ramsey PD, McDonald JC, Dunlop KJ. Верхнечелюстной синусит от Pseudoalles-cheria boydii. Эффективность хирургического лечения. Арка Отоларингол 1983;109:123–125.
146. Адам Р.Д., Пакуин М.Л., Петерсен Э.А., Сауболле М.А., Ринальди М.Г., Коркоран Дж.Г., Галджиани Дж.Н., Собоня Р.Э.Феогифомикоз, вызываемый грибком вообще Bipolaris и Exserohilum. Медицина 1986;65:203–217.
147. Зиеск Л.А., Копле Р.Д., Хэмилл Р. Кожно-грибковый синусит. Otolaryngol Head Neck Surg 1991;105:567–577.
148. Гольдштейн М.Ф., Дворин Д.Дж., Дунски Э.Х., Лессер Р.В., Хьюман П.Дж., Луз Дж.Х. Аллергический ризомукоровый синусит. J Allergy Clin Immunol 1992;90:394–404.
149. Katzenstein A, Sale SR, Greenberger PA. Патологические находки при аллергическом аспергиллезном синусите. Am J Surg Pathol 1983; 7:439–443.
150. Maran ACD, Kwong K, Mine LJR, и др. Фронтальный синусит, вызванный Myriodontium keratinophilum. Br Med J (Clin Res Ed) 1985; 290:207.
151. Friedman GC, Hartwick RW, Ro JY, Saleh GY, Tarrand JJ, Ayala AG. Аллергический грибковый синусит.Отчет о трех случаях, связанных с кожными грибами. Am J Clin Pathol 1991; 96:368–372.
152. Хамилос Д.Л. Аллергический грибковый ринит и риносинусит. Proc Am Thorac Soc 2010;7:245–252.