Синусит кистозный: Страница не найдена — Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Научно-исследовательский клинический институт оториноларингологии им. Л.И. Свержевского» Департамента здравоохранения города Москвы

Терапия хронического верхнечелюстного синусита uMEDp

Подход к терапии хронического верхнечелюстного синусита должен быть комплексным и учитывать этиологический фактор развития заболевания. Используются как консервативные, так и инвазивные методы. Корректно проведенная пункция считается эффективным методом постановки микробиологического диагноза, позволяет эвакуировать патологическое содержимое полости пазухи и вводить в нее лекарственные препараты.

Рис. 1. Пункция правой верхнечелюстной пазухи: этап введения иглы Куликовского в правую половину полости носа

Рис. 2. Пункция правой верхнечелюстной пазухи (пункционная игла – 1, створка Гаснера – 2)

Рис. 3. Латеральная стенка нижнего носового хода слева (пункционное отверстие – 1, створка Гаснера – 2)


Введение


Риносинусит относится к заболеваниям, наиболее часто диагностируемым в клинической практике. Заболеваемость риносинуситом в США составляет около 37 млн случаев в год, а расходы здравоохранения достигают 6 млрд долларов [1]. В России ежегодно регистрируется около 10 млн случаев риносинусита. Частота хронических синуситов составляет 146 случаев на 1000 населения. На долю верхнечелюстных синуситов среди патологии со стороны околоносовых пазух приходится 56–73% [2, 3].


Хронические воспалительные заболевания околоносовых пазух обычно становятся следствием перенесенного острого синусита, когда в силу разных причин нарушается естественная эвакуация содержимого пазухи.


Согласно классификации С.З. Пи­скунова и Г.Х. Пискунова 1997 г., хронический риносинусит подразделяют:

  • на катаральный; гнойный;
  • пристеночно-гиперпластический;
  • полипозный;
  • фиброзный;
  • кистозный;
  • аллергический;
  • осложненный (остеомиелит, холестеатома, пиомукоцеле, распространение процесса на клетчатку глазницы, венозные сосуды, полость черепа).


Выделяют также смешанные формы – гнойно-полипозный и кистозно-гнойный риносинусит [4].


Необходимо учитывать многофакторность развития заболевания. К анатомическим предпосылкам можно отнести расположение естественного соустья в верхнем отделе пазухи, его относительную узость, что создает неблагоприятные условия для эвакуации патологического содержимого при воспалительном процессе [5].


Большое значение имеют девиация перегородки носа, наличие гребней и шипов перегородки, гипертрофия носовых раковин, инфекционные гранулемы и опухоли. Деформация перегородки, а также гипо- и апластические процессы в области анатомических образований латеральной стенки полости носа нарушают аэродинамику. Изменяется направление струи вдыхаемого воздуха, что приводит к появлению микротравм эпителия и нарушению барьерной функции слизистой оболочки. Гипертрофия структур среднего носового хода – крючковидного отростка и решетчатого пузыря, а также полипозная дегенерация слизистой оболочки способствуют блокированию физиологического соустья пазухи. Нарушается воздухообмен пазухи, угнетается функция мерцательного эпителия, имеют место гиперсекреция железистого аппарата и транссудация жидкости в просвет пазухи. Как следствие – воспалительный процесс в пазухе, проявляющийся экссудацией, нагноением, пристеночной гиперплазией [4].


Анатомо-топографические взаимоотношения верхнечелюстного (максиллярного) синуса и зубочелюстной системы обусловливают развитие воспалительных процессов дентарной природы [6]. В настоящее время увеличилось число случаев хронических верхнечелюстных синуситов, обусловленных попаданием в полость синуса инородных тел различной природы при инвазивном лечении. При эндодонтической терапии иногда пломбировочный материал непреднамеренно выводится за пределы корневого канала в просвет пазухи [7].


Лечение


При хроническом верхнечелюстном синусите используют как консервативные, так и хирургические методы.


Показаниями к проведению хирургического вмешательства служат неэффективность консервативной терапии, наличие выраженных изменений архитектоники полости носа, инородных тел и гиперпластических процессов в синусе. Хирургическая тактика заключается в восстановлении аэрации и дренирования пазухи, удалении патологических образований пазухи (полипов, кист, мукоцеле, грануляций, инородных тел и др.). В настоящее время чаще прибегают к щадящим, функциональным и малотравматичным вмешательствам.


Консервативная терапия хронического верхнечелюстного синусита включает промывание полости пазухи (после пункции), назначение местных и системных антибактериальных препаратов, деконгестантов, топических глюкокортикостероидов (ГКС), ирригацию полости носа изотоническими растворами, физиотерапию и др.


При гнойном синусите базисным элементом этиотропной терапии является использование антибактериальных препаратов. Назначение антимикробных препаратов при хроническом синусите основано на данных микробиологических исследований. При хроническом синусите помимо аэробной развивается анаэробная и грибковая флора. В большинстве случаев встречается монокультура, частота микробных ассоциаций достигает 15% [8].


Анаэробные микроорганизмы – анаэробные стрептококки, Prevotella spp., Fusobacterium и т.д. К основным аэробным возбудителям относятся Streptococcus spp., Haemophilus influenzae, Pseudomonas aeruginosa, S. aureus, Moraxella catarrhalis и др.


Представители грибковой флоры – Aspergillus spp., Phycomycetes spp., Alternaria spp., Candida spp. и т.д.


Важно определение не только возбудителей заболевания, но и чувствительности микроорганизмов к противомикробным препаратам. Антибиотикорезистентность значительно варьирует в разных странах. Поэтому необходимо учитывать распространенность основных возбудителей воспалительных заболеваний и их чувствительность к антибактериальным препаратам в разных регионах.


Результаты исследования Л.С. Стра­чунского и соавт. (2005) [8], проведенного в России, продемонстрировали преобладание микроорганизмов S. pneumoniae и H. influenzae при бактериальном синусите. У 4,2% штаммов S. pneumoniae определена умеренная резистентность к пенициллинам с сохранением чувствительности к ампициллину, ампициллину/клавуланату, цефотаксиму, цефепиму, левофлоксацину и мокси­флоксацину. Резистентность H. influenzae к ампициллину составила 9,0%, к ампициллину/клавуланату – 1,5%, цефотаксиму – 1,5%, цефепиму – 3,0%. 98,5% штаммов S. pneumoniae и 92,5% штаммов H. influenzae были чувствительны к макролидам (азитромицину и кларитромицину).


Таким образом, препаратом первого выбора при остром или обострении хронического гнойного синусита является амоксициллин. Присутствие пенициллин-резистентных штаммов служит показанием для назначения защищенных форм пенициллинов (амоксициллина/клавуланата) или цефалоспоринов.


К средствам второго выбора относятся макролиды и фторхинолоны третьего и четвертого поколений (левофлоксацин, моксифлоксацин). Макролиды также являются препаратами выбора при непереносимости пенициллинов и возможности перекрестных аллергических проявлений на цефалоспорины [9].


Согласно данным клинических исследований, эффективность тетрациклинов и ко-тримоксазола достаточно низкая [10].


Системная антибактериальная терапия показана не во всех случаях. Применение антибактериальных средств целесообразно при интоксикации и риносинусогенных осложнениях [3].


Как уже отмечалось, развитие синуситов связано с нарушением естественного дренажа пазухи – блокированием физиологического соустья. Именно поэтому при обострении хронического верхнечелюстного синусита следует использовать деконгестанты – препараты, вызывающие вазоконстрикцию сосудов полости носа. Однако необходимо контролировать дозу препаратов (предпочтительны более низкие концентрации, форма выпуска – спрей) и продолжительность терапии (не более 7–10 дней) [10].


Доказана эффективность топических интраназальных ГКС – беклометазона дипропионата, будесонида, флутиказона пропионата, мометазона фуроата. Последние могут назначаться как в монотерапии, так и в сочетании с антибактериальными препаратами. Использование ГКС влияет на функцию эозинофилов, приводит к их редукции и деактивации, снижет число тучных клеток, базофилов и Т-клеток, ингибирует продукцию иммуноглобулина E и лейкотриенов, тормозит синтез провоспалительных цитокинов. При интраназальном применении ГКС риск системных реакций минимален [11, 12].


Для местного лечения верхнечелюстного синусита применяются пункция и зондирование максиллярного синуса. Диагностическая и лечебная пункция обычно выполняется через нижний носовой ход, в области прикрепления нижней носовой раковины, где стенка пазухи более тонкая [5]. Пункция позволяет эвакуировать из пазухи патологическое содержимое, ввести в нее лекарственные средства. Возможно промывание полости пазухи с использованием антибактериальных и антисептических препаратов, ГКС.


Пункция синуса позволяет оценить характер микрофлоры содержимого пазухи. После введения пункционной иглы содержимое пазухи аспирируется для дальнейшего бактериологического исследования. При таком методе забора материала исключается попадание транзитной микрофлоры из преддверия носа и носовых ходов [4].


Результаты исследований И.В. Ель­кова и соавт. (1991) и С.П. Разинькова (1998) [3] продемонстрировали, что при внутрипазушном введении антибактериальных препаратов их концентрация в слизистой оболочке в сотни раз превышает таковую при парентеральном и пероральном приеме. Соответственно в очаге воспаления создается эффективная концентрация лекарственных средств (антибиотиков, антисептиков).


Что касается пункции верхнечелюстной пазухи, единого мнения о ее целесообразности не существует. Во многих зарубежных странах подобная манипуляция практически не применяется и исключена из клинических рекомендаций, поскольку признана инвазивной, болезненной, опасной развитием осложнений. Одним из них считается возможность повреждения устья носослезного канала (створки Гаснера). Это по­служило поводом для определения соотношения расположения пункционного отверстия и выводного отверстия носослезного канала.


Материал и методы исследования


На базе клиники оториноларингологии Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. акад. И.П. Павлова с января по сентябрь 2014 г. было обследовано 36 пациентов, которым выполнялась пункция верхнечелюстной пазухи в нижнем носовом ходе с определением местонахождения выводного отверстия носослезного канала. Пункция синуса предшествовала эндоскопическому вскрытию верхнечелюстной пазухи. В исследуемую группу вошли 22 (61%) мужчины и 14 (39%) женщин. Средний возраст пациентов составил 36 лет.


Всем больным выполняли вскрытие верхнечелюстных пазух с предварительным проведением пункции в нижнем носовом ходе. В 34 случаях пункция пазухи осуществлялась интраоперационно, в двух – перед оперативным вмешательством. Характеристика патологии максиллярных синусов: 14 (39%) случаев – кистоподобные образования верхнечелюстных пазух, восемь (22,2%) – хронические полипозные полисинуситы, семь (19,4%) – инородные тела верхнечелюстных пазух, семь (19,4%) – хронические гнойные верхнечелюстные синуситы.


Оперативное вмешательство осуществлялось в условиях общей или местной анестезии. Местная анестезия применялась при изолированном поражении верхнечелюстных пазух. В этом случае слизистая оболочка полости носа обрабатывалась 10%-ным раствором лидокаина, после чего выполнялась инфильтрация раствора ультракаина в область agger nasi, нижнюю носовую раковину, дно и латеральную стенку полости носа под нижней носовой ра­ковиной.


После анестезии под контролем передней риноскопии с помощью иглы Куликовского проводилась пункция верхнечелюстной пазухи в нижнем носовом ходе (рис. 1). Далее под контролем ригидных эндоскопов 0 и 30° после медиализации нижней носовой раковины выполнялась идентификация места введения пункционной иглы и расположения створки Гаснера. Чтобы определить месторасположение выходного устья носослезного канала, пальцевым нажатием на медиальный угол глаза в проекции слезного мешка вызывались пассивные колебательные движения дистальных отделов носослезного канала и поступление слезной жидкости.


Результаты


Латеральная стенка нижнего носового хода условно была разделена на несколько частей: свод (место прикрепления нижней носовой раковины), верхняя, средняя и нижняя трети. Пункционная игла располагалась в верхней трети в 20 случаях, в своде – в девяти, на границе средней и нижней трети – в семи. В верхней трети створка Гаснера располагалась в 14 случаях, в своде – в девяти, на границе верхней и средней трети – в семи, в средней трети – в пяти, в нижней трети – в одном случае. Во всех случаях пункционное отверстие располагалось вне слезных путей (рис. 2 и 3).


Заключение


Подход к терапии хронического верхнечелюстного синусита должен быть комплексным, учитывать этиологический фактор развития синусита и включать как консервативные методики, так и инвазивные манипуляции и вмешательства. Не следует отказываться от пункционного лечения. Пункция относительно проста в техническом исполнении, является эффективным методом постановки микробиологического диагноза, позволяет эвакуировать патологическое содержимое и вводить в полость пазухи лекарственные средства. Корректное выполнение пункции минимизирует риск повреждения слезных путей.

Киста в верхнечелюстной пазухе симптомы и причины образования

Есть заболевания, о которых пациенты не подозревают годами. Медленно развиваясь и внезапно заявляя о себе букетом неприятных ощущений, они становятся для своих обладателей полной неожиданностью. Один из таких коварных недугов — киста верхнечелюстной пазухи. Что это, насколько опасно и как правильно лечится?

По обе стороны носа у нас расположены две костные полости, называемые верхнечелюстными (или гайморовыми) пазухами. Выстилающая их изнутри оболочка имеет множество желез, которые постоянно выделяют слизь. Если по какой-то причине проток железы закупоривается, она начинает наполняться собственным продуктом. Надувшийся в итоге «шарик» и есть гайморова киста.

Почему появляются кисты, точно сказать никто не может. Но список «подозреваемых» очень широк. Первые места в нем занимают:

  • хронические гаймориты,
  • аллергические реакции,
  • искривления носовой перегородки,
  • полипы носа,
  • травмы.

При этих состояниях нарушается обмен воздуха между пазухами и носовой полостью, что в свою очередь приводит к развитию воспалительных процессов и чрезмерной активности желез.

Болит голова — виновата киста

Маленькие кисты в верхнечелюстных пазухах никак себя не проявляют. Узнать о них пациент может только случайно, например, в ходе обследования по поводу гайморита.

Другое дело — подросшие образования. Достигая размеров носовой пазухи, киста упирается в ее стенки и сдавливает нервные окончания. Пациент начинает жаловаться на лицевые боли, отдающие в виски, глаза и зубы. Нередко, не понимая в чем дело, человек сначала обращается к стоматологу или офтальмологу.

Дальше — больше. Выходя за пределы гайморовой пазухи, киста пережимает тройничный нерв, что вызывает сильные головные боли. На лице появляется припухлость. Из-за смещения стенки носа затрудняется дыхание на пораженной стороне. В худшем случае дело может закончиться отитом, бронхитом и менингитом.

Что делать?

Решая вопрос о лечении кисты, ЛОР-специалист обычно занимает выжидательную тактику. Дело в том, что рост образования продолжается десятилетиями. Поэтому, пока оно маленькое и не доставляет никакого дискомфорта, трогать его необязательно. К тому же, хоть и нечасто, киста верхнечелюстной пазухи может опорожняться самостоятельно. Боли при этом не возникает, а содержимое «шарика» вытекает через нос.

А вот если патология доставляет беспокойство, то единственно эффективный способ ее лечения — операция. Многие пациенты, боясь хирургического вмешательства, пытаются избавиться от проблемы с помощью народной медицины: делают промывания, закапывают в нос растительные отвары или смазывают ими слизистые. Смысла в таких процедурах нет, поскольку они лишь на время облегчают дыхание, но не уменьшают размеров образования.

Удаление кист верхнечелюстных пазух: без крови и боли

Существуют различные способы удаления кист верхнечелюстных пазух. Классический вариант выглядит так: хирург делает разрез под верхней губой пациента, вскрывает долотом стенку костной полости и иссекает кисту. Недостатки подобного вмешательства в том, что оно довольно травматично и требует длительного периода реабилитации.

В нашей клинике операции на кисте верхнечелюстных пазух осуществляются с применением эндоскопических технологий. Под визуальным контролем врач делает маленький (размером в несколько миллиметров) прокол в десне и уже через него извлекает патологическое образование. Никаких «долбящих» манипуляций при этом не производится. Все вмешательство длится не более 20 минут.

Восстановление организма после эндоскопии происходит очень быстро, поэтому пациентов мы не госпитализируем. Покинуть клинику разрешается в тот же день.

Предупрежден — значит вооружен

Избежать появления кист в правой или левой верхнечелюстной пазухе поможет соблюдение простых мер профилактики:

  • Следите за состоянием иммунитета, старайтесь на простужаться. В морозную погоду воздерживайтесь от посещений бассейна и занятий спортом на свежем воздухе.
  • Заболев ОРВИ, не пускайте болезнь на самотек. Именно вирусные заболевания становятся основной причиной хронических гайморитов, а вслед за ними — и кист.
  • Регулярно посещайте стоматолога. Иногда воспаление с корней зубов перекидывается на пазухи.
  • После лечения кисты могут появляться снова. Чтобы не допустить рецидива, регулярно наблюдайтесь у отоларинголога. Выясните, в чем причина проблемы. Возможно вам нужно исправить искривленную носовую перегородку или избавиться от полипов.

И помните, лечить любую патологию должен специалист. Домашнее лечение неэффективно и грозит серьезными последствиями.

Клинико-диагностические особенности и методы лечения хронических кистозных синуситов

1. Автандилов Г.Г. Морфометрия в патологии,- М.: Медицина,1973.-248с.

2. Автандилов Г.Г. Проблемы патогенеза и паталогоанатомической диагностики болезней в аспектах морфометрии,-М.: Медицина, 1984.-288с.

3. Автандилов Г.Г. Медицинская морфометрия,- М.: Медицина, 1990.-384с.

4. Арефьева Н.А. Иммунологические аспекты формирования носовых полипов // Рос. ринол.-1994.-прилож.2.-С.30-31.

5. Арефьева Н.А. Иммунологические аспекты рецидивирующих ринитов // Рос. ринол.-1996.-№2-3.-С. 10-11.

6. Арефьева Н.А., Медведев Ю.А. Иммунологические аспекты противовоспалительной терапии в оториноларингологии // Материалы конференции, посвященной 5-летию Российского общества ринологов,-Москва, 1997 .-С. 15-17.

7. Барышников А.Ю. Моноклональные антитела ИКО к дифференцировочным антигенам лимфоцитов человека // Гематол. и транфузиол.-1990.-№8.-С.4-7.

8. Бахтиозин Р.Ф., Сватко Л.Г., Ибатуллин М.М., Батыршин ТР. МРТ-диагностика заболеваний околоносовых пазух // Материалы международной конференции «Магнитный резонанс в медицине».-Казань, 1997.

9. Бессонов О.В., Васильев А.Ю. Компьютерно-томографическая семиотика и усовершенствованная классификация синуситов // Мед. визуализация.-1996.-№2.-С. 14-21.

10. З.Благовещенская Н.С. Воспалительные заболевания околоносовых пазух, осложненные абсцессами мозга, и диагностика последних на современном этапе // 9 съезд оторинолар. СССР: Тез. докл.-Кишинев, 1988.-С.367-368.

11. Бобров В.М. Два наблюдения фолликулярной и радикулярной (корневой кисты) верхнечелюстной пазухи со значительным разрушением костных стенок //Вестн. оторинолар.-1995.-№6.-С. 52.

12. Быкова В.П. Слизистая оболочка носа и околоносовых пазух как иммунный барьер верхних дыхательных путей // Рос. ринол.-1993.-№1,-С.40-45.

13. Быкова В.П. Лимфоэпителиальные орг аны в системе местного иммунитета слизистых оболочек //Архив патологии.-1995.-Вып.1.-С. 11-16.

14. Быкова В.П. Структурные основы мукозального иммунитета верхних дыхательных путей //Рос.ринол.-1999.-№1.-С. 5-9.

15. Быкова В.П. Иммуноморфология аллергического ринита (клеточно-молекулярный аспект) // Вестн. оторинолар.-2002.-№4.-С.59-62.

16. Быковская С.Н., Грунтенко Е.В. Т-лимфоциты в противоопухолевом иммунитете,-Новосибирск: Наука, 1982.-272с.

17. Вайсблат А.Н. О больших кистах верхней челюсти // Пробл. стоматол.-1940.-№2.-С,79.

18. Васильев А.И. Об аигергической природе кистоподобных образований слизистой оболочки гайморовых пазух // Журн. ушн., нос. игорл. бол.-1963.-№1.-С.20-23.

19. Владимиров И., Дюкмеджиев С., Писанец М. и др. Некоторые исследования иммуноглобулиновой природы антител при аллергических заболеваниях носа и придаточных пазух// Оторинолар. (Болгария).-1980,-№2 .-Т. 17 .-С.64-67.

20. Владимирова Е.Б. Динамика репаративных процессов в верхнечелюстных пазухах после радикального хирургического лечения // Вестн. оторинолар. -2002.-№4.-С. 11-14.

21. Волков А.Г. Лобные пазухи,- Ростов-на-Дону: «Феникс», 2000,509с.

22. Гилмуллина Ф.С. Естественный ингибирующий фактор в патогенезе иммунных дисфункций при роже и их коррекция ксимедоном: Автореф. дис. . канд. мед. наук Казань, 1997.-22с.

23. Гребенщикова Л.А., Крылова Н.В. Необходимость иммунологического контроля в лечении и профилактике хронических риносинуситов // Рос. ринол- 1994,- приложение 2 —С.29-30.

24. Гурьев И.С., Завьялов Ф.Н., Елькова С.Г., Алексеев А.В., Быканова Т.Г. Удаление кист из верхнечелюстной пазухи под эндоскопическим контролем //Рос. ринол.-1998.-№2.-С.65.

25. Гурьев И.С., Должиков А.А. Особенности пато- и морфогенеза кист околоносовых пазух // Рос. ринол.-2002.-№2.-С.53-54.

26. Дайняк Л.Б. Современные методы диагностики и лечения синусита.-В кн.: Актуальные вопросы клинической и курортной отоларингологии. Краснодар, 1982.-С.32-35.

27. Державина Л.Л., Козлов B.C., Жуков С.К., Шиленков А.А. Современные неинвазивные компьютерные методы исследования в оценке результатов хирургического лечения хронического синусита // Рос. ринол.-1997.-№2.-С.20.

28. Добротин В.Е. Роль компьютерной тог/ографии в диагностикезаболеваний клиновидной пазухи // Материалы 16 съезда оториноларингологов РФ.-Сочи, 2001.-С.119-122.

29. Дубовская Т.Н. Влияние некоторых производных 3-оксипиридина, димефосфона и ксимедона на цитохимическую и фагоцитарную активность нейтрофильных гранулоцитов при длительном иммобилизационном стрессе: Автореф. дис. . канд. мед. наук,- Саранск, 1997.-16с.

30. ЗЗ.Задорожников Г.К. О способах эндоскопии верхнечелюстной пазухи // Вестн. оторинолар.-1982.-№2.-С.64-66.34.3адорожников Г.К. Эндоскопия верхнечелюстной пазухи и микрохирургические вмешательства на ней // Журн. ушн. нос. и горл, бол,-1985.-№3.-С.17-19.

31. Захаров А.А. Применение ультразвуковой биолокации в дифференциальной диагностике различной патологии околоносовых пазух // Матер, зонал. науч.-прак. конф. оториноларинг. и выезд, сессии МНИИ уха, горла, и носа: Тез. докл.-М.,1987.-С102-104.

32. Захарова Г.П., Свитина Н.Н., Анхимова Е.С., Клячко Л.Л. Состояние иммунитета у больных кистоподобными образованиями верхнечелюстных пазух // Диагностика и реабилитация при заболеваниях верхних дыхательных путей: Сб. науч. тр. С-Пб., 1992.-С.60-66.

33. Захарова Г.П. Клинико-иммунологические особенности и лечение больных кистоподобными образованиями верхнечелюстных пазух: Автореф.дис. . канд.мед.наук.-С-Пб., 1993.

34. Захарова Г.П. Клиника, патогенез и хирургическая реабилитация больных кистоподобными образованиями верхнечелюстных пазух//15 съезд оториноларингологов России: 2 том,-С-Пб, 1995.-С.96-101.

35. Захарова Г.П., Кротов А.Ю. Использование эндоскопической микрохирургии в лечении больных кистоподобными образованиями верхнечелюстных пазух // Новости оторинолар. и логопатол-1998.-№3.-С.81.

36. Извин А.И. Хирургическая реабилитация больных кистами и кистоподобными образованиями верхнечелюстных пазух // Новости оторинолар. и логопатол.-1998.-№3.-С.71-72.

37. Измайлов С.Г. Антимикробное действие ксимедона // Фармакология и токсикология фосфорорганических и биологически активных веществ: Тез. докл. Рос. конф., поев. 75-летию проф. И.В. Заиконниковой. Казань, 1996.-С.73.

38. Измайлов С.Г., Измайлов Г.А., Аверьянов М.Ю., Резник B.C. Ксимедон в клинической практике -Н. Новгород: НГМА,2001.-185с.

39. Ильинская Е.В., Захарова Г.П. Электронно-микроскопические особенности слизистой оболочки верхнечелюстных пазух у больных кистоподобными образованиями//Рос. ринол.-1998.-№2.-С.18.

40. Исхаки Ю.Б. Диагностика и лечение кист придаточных пазух носа // Матер, межресп. конф. оторинолар. Средней Азии, Казахстана и выездн. сессии Мое. НИИ уха, горла и носа.-Душанбе, 1968.-С.77-78.

41. Исхаки Ю.Б. Кисты верхних дыхательных путей Душанбе,1972.

42. Йегер JT. / под ред. Клиническая иммунология и аллергология. В 3-х томах. М.: Медицина, 1990.

43. Кадымова М.И. Кисты придаточных пазух носа.-М.: Медицина, 1972.-128с.

44. Козлов B.C. Реконструктивная хирургия внутриносовых структур. Материалы первого конгр. Рос. общ-ва ринологов. 1994 // Рос. ринол.-1994.-Прилож.2.-С.63-64.

45. Козлов B.C. Консервативное и хирургическое лечение острого и хронического синусита: Автореф. дис. .д-ра мед.наук,-С-Пб., 1997.-42с.

46. Козлов B.C. Новый метод и инструмент для хирургического вмешательства на верхнечелюстной пазухе как альтернатива операции Колдуэлла-Люка // Вестн. оторинолар.-1997.-№4.-С.8-12.

47. Козлов B.C. Современные возможности микроэндоскопической эндоназальной хирургии // Материалы конференции, посвященной 5-летию Российского общества ринологов,-М.,1997.-С.35-39.

48. Козлов B.C. Осложнения микроэндоскопических эндоназальных реконструктивных вмешательств. Методы профилактики и лечения // Рос. ринол .-2000.-№ 1 -С. 16-19.

49. Коршунова Р.И., Цветков А.Л., Новицкий Б,В. Ретенционная киста лобной пазухи с распространением в орбиту и полость черепа // Журн. ушн., нос. и горл. бол.-1991.-№5.-С.79-80.

50. Коссовой А. Л. Рентгенологические проявления остеопластических изменений при послеоперационных фиброзирующих гайморитах // Вестн. оторинолар.-1987.-№5.-С.62-67.

51. Красножен В.Н. Видеоэндоскопическая хирургия кист верхнечелюстных пазух//Рос. ринол.-1997.-№2.-С.58-59.

52. Красножен В.Н. Оценка доступов к околоносовым пазухам при их диагностической эндоскопии // Новости оторинолар. и логопатол,-1998.-№3.-С.72-73.

53. Красножен В.Н. Эндоскопические методы диагностики и лечения воспалительных заболеваний носа и околоносовых пазух: Методические рекомендации. Казань,2001.-1 Ос.

54. Красножен В.Н. Клинико-диагностические принципы эндоназальной хирургии воспалительной патологии носа и околоносовых пазух: Автореф. дис. . д-ра мед. наук. М.,2001.-47с.

55. Кузнецов С.В., Накатис Я.А., Конеченкова Н.Е. Компьютерная томография в диагностике заболеваний полости носа и придаточных пазух // Вестн. оторинолар.-1987.-№3.-С.8-13.

56. Кузнецов С.В., Накатис Я.А. Сравнительный анализ лучевых методов диагностики заболеваний и повреждений околоносовых пазух и полости носа // Рос. ринол.-1994.-№2.-С.6-11.

57. Лебедев К.А., Понякина И.Д. Иммунограмма в клинической практике.-М.: Наука,1990.-223с.

58. Лонский В.В. Щадящее хирургическое вмешательство при кистах верхнечелюстных пазух//Рос. ринол.-1996.-№2-3.-С.88.

59. Лонский В.В , Васильев Е.А. Хирургическое лечение при кисте гайморовой пазухи // Актуальные проблемы клинической медицины: Сб. науч. и метод. тр.-Оренбург,1996.-С.64-66.

60. Лопатин А.С. Эндоскопическая функциональная ринохирургия //Рос. ринол.-1993.-№1 .-С.71-84.

61. Лопатин А.С., Пискунов Г.З. Основные принципы функциональной внутриносовой хирургии околоносовых пазух // Веста. оторинолар.-1995.-№6.-С.35-40.

62. Лопатин А.С. Общая и местная кортикостероидная терапия в лечении хронического синусита//Рос. ринол.-1997.-№1-С.9-15.

63. Лопатин А.С., Пискунов Г.З., Нефедов B.C., Зацеда Т В. Выбор оптимального метода хирургического лечения кист верхнечелюстных пазух // Клин. вест.-1997.-№4.-С.31-33.

64. Лопатин А.С., Пискунов Г.З., Горячкина Л.А. Ведение предоперационного и послеоперационного периода при функциональных внутриносовых хирургических вмешательствах: Учебное пособие. -М.,1998.-12с.

65. Лопатин А.С. Современные методы эндоскопической хирургии неопухолевых заболеваний носа и околоносовых пазух. М., 1998.

66. Лопатин А.С. Минимально-инвазивная эндоскопическая хирургия заболеваний полости носа, околоносовых пазух и носоглотки: Автореф. дис. . д-ра мед. наук. С-Пб.,1998.-39с.

67. Лопатин А.С., Кунемунд М., Пилипенко А.А., Манн В. Эндоназальные хирургические вмешательства на околоносовых пазухах: сравнение результатов различных методов//Рос. ринол.-2000.-№4.-С. 16-21.

68. Лопатин А.С., Нефедов B.C. Возможности эндоназальной эндоскопической хирургии в лечении кист верхнечелюстной пазухи // Вестн. оторинолар.-2000.-№4.-С.11-16.

69. Лопатин А.С., Нефедов B.C. Возможности эндоназальной эндоскопической хирургии в лечении кист верхнечелюстных пазух // Рос. ринол .—2001 .-№2 .-С. 120-121.

70. Магомедов М.М., Владимирова Е.Б. Хирургические подходы в лечении больных хроническим гнойно-гиперпластическим риносинуситом // Вестн. оторинолар.-2002.-№1 .-С.50-52.

71. Меркулов Г.А. Курс патогистологической техники.-М.: Медицина, 1969 .-423с.

72. Мишенькин Н.В. Остеопластическая функциональная хирургия параназальных синуитов.-Омск, 1977.-56с.

73. Морозов И.А., Морозов С И. Лечение кист гайморовых пазух // 9 съезд оториноларингологов СССР: Тезисы докладов.-Кишинев, 1988-С.447-448.

74. Овчинников Ю.М., Добротин В.Е. Компьютерная томография при заболеваниях полости носа, околоносовых пазух и уха. Атлас.-М.,1997.-65с.

75. Петрецкий В.В. Критическая оценка эффективности операции Калдуэлла-Люка // Рос. ринол.-1994.-№2.-С.74-75.

76. Петров С.В. Гистогенез и диагностика эпителиальных опухолей шейки матки и кожи (иммуногистохимические и ультраструктурные исследования): Автореф. дис. . д-ра мед. наук-Казань,1994.

77. Пискунов Г.З., Лопатин А.С. Эндоскопическая диагностика и функциональная хирургия околоносовых пазух: Пособие для врачей.-М.,1992.-34с.

78. Пискунов Г.З., Чучуева Н.Г. Эндоскопическаяриносинусохирургия современное состояние вопроса, неудачи, будущее // Рос. ринол-2000.-№4.-С.4-7.

79. Пискунов Г.3., Пискунов С.3. Клиническая ринология.-М.,2002.-390с.

80. Пискунов И.С. Компьютерная томография в диагностике заболеваний полости носа и околоносовых пазух. Курск, 2002.-191с.

81. Пискунов С.З., Пискунов Г.З. Морфологические и функциональные особенности слизистой оболочки носа и околоносовых пазух. Принципы щадящей эндоназальной хирургии. М.,1991.-48с.

82. Пискунов С.З. Физиология н патофизиология носа и околоносовых пазух//Рос. ринол.-1993.-№1.-С.19-37.

83. Пискунов С.З., Пискунов Г.З., Ельков И.В., Лазарев А.И., Астахова Г.М., Кузнецова О.Н., Казначеева С В., Новикова Н.В., Мыльченко Т.Е. Проблема общего и местного консервативного лечения острого и хронического гайморита//Рос. ринол.-1994.-№1-С.5-15.

84. Пискунов С.З., Гришин ОН. Об оссификации кист верхнечелюстной пазухи//Рос. ринол.-1999.-№3.-С.40-41.

85. Пискунов С.З., Харченко В В., Пискунов B.C. Клиническое значение некоторых аномалий полости носа и околоносовых пазух // Рос. ринол. -2000.-№4.-С.8-10.

86. Пискунов С.З., Гурьев И.С. Некоторые особенности движения секрета в верхнечелюстной пазухе//Рос. ринол.-2002.-№2.-С.22-23.

87. РивинД.Л. Физиология и патология придаточных пазух носа //9 съезд оторинолар. СССР: Тез. докл.-Кишинев, 1988.-С.465-466.

88. Сватко Л.Г., Бахтиозин Р.Ф., Батыршин Р.У., Мосихин С.Б., Батыршин Т.Р. Значение МРТ в диагностике воспалительных заболеваний околоносовых пазух // Материалы 3 Пленума Российского общества оториноларингологов Рос. ринол.-1998.-№2.-С.23.

89. Серов В.В. Иммунопатология. В кн.: Общая патологиячеловека / под ред. А.И. Струкова, В.В. Серова, Д.С. Саркисова. -М.: Медицина,1990, Т.2.-С.74-123.

90. Скоробогатый В.В., Скоробогатый В.А. К методике экстраназальной хирургии кист верхнечелюстных пазух // Рос. ринол.-1998.-№2.-С. 32.

91. Слабнов Ю.Д. Экспериментальное обоснование применения ксимедона как иммуномодулятора: Автореф. дис. . канд. мед. наук,-Казань, 1988.-16с.

92. Солдатов И.Б. Руководство по оториноларингологии. М.,1994.

93. Стадницкая И.А. К вопросу о кистах верхнечелюстных пазух // Сб. науч. тр. Моск. НИИ уха, горла, носа М.,1958.-Вып.10.-С.123-127.

94. Струков А.И., Пауков B.C., Кауфман О.Я. Воспаление. В кн.: Общая патология человека/ под ред. А.И. Струкова, В В. Серова, Д.С. Саркисова.-М.: Медицина, 1990, т. 2.-C.3-73.

95. Сухнева Т.П. Использование низкочастотного ультразвука при лечении больных кистами верхнечелюстных пазух // Сб.науч.тр. / Моск. НИИ уха, горла, носа. М.,1985.-Вып.30.-С.16-20.

96. ЮО.Угрюмов М.В. Современные иммуноморфологические методы. В кн.: Микроскопическая техника/под ред. Д.С. Саркисова, ЮЛ. Перова,- М.: Медицина,1996.-С.125-155.

97. Ю1.Фирсов Е.В., Пискунов И.С., Лазарев А.И., Ерофеева Л.Н. Рентгенологическое исследование околоносовых пазух контрастными водорастворимыми препаратами на полимерной основе // Рос. ринол., приложение 2.-1994 .-С.18.

98. Хмельницкая Н.М., Ковалева Л.М. Патогенез полипозных форм синусита у детей//Рос. ринол,-1994.-С. 109-110.

99. ЮЗ.Худиев A.M. Роль эндоскопической хирургии при кистах верхнечелюстных пазух//Рос. ринол.-2001.-№2.-С.120.

100. Цибулькин А.П., Слабнов Ю.Д., Валимухаметова Д.А. Влияниексимедона на лимфопоэтическую способность и дозревание лимфоцитов in vivo. Сообщение 1 // Сб. науч. тр./ ИОФХ им. акад. А.Е.Арбузова КФАН СССР, КГМИ: ДСП. Казань.-1986.-С.30-34.

101. Шамсиев Д.Ф., Миразизов К. Д. Эндоскопическаягайморотомия // Вестн. оторинолар.-2002.-№4.-С.39-40.

102. Юб.Шеврыгин Б.В., Мчелидзе Т.П. О щадящем эндоназапьном удалении кист верхнечелюстных пазух у детей // Журн. ушн., нос. и горл, бол.-1988.-№6.-С.35-36.

103. Ю8.Шелухина Э.М. Самопроизвольное вскрытие кисты лобной пазухи под воздействием перепада атмосферного давления // Вестн. оторинолар.-1972.-№5.-С.89.

104. Шлопов В.Г., Лавренова Г.В., Шевченко Т.П., Коссовская Н.Б. Функциональная морфология слизистой оболочки полости носа при хронических синуситах // Матер, регион, науч.-практ. конф. оторинолар. и расшир.пл. РНОЛО, г. Иркутск.-М.,1990.-С.54-55.

105. Behrbohm H. Die nasenendoskopie.-Berlin, 1994.

106. Berg O., Carenfelt C., Sobin A. On the diagnosis and pathogenesis of intramural maxillary cysts // Acta Otolaryngol.-1989.-Vol. 108, №56.-P .464-468.

107. Brusis T // Laryngol. Rhinol.-1979.-№l.-P.54-65.

108. Carson J.L., Collier A.M., Boucher R.C. Ultrastructure of the epithelium in the human nose // In: Allergic and Vasomotor Rhinitis: Pathophysiological aspects. Td. By Niels Mygind, Ulf Pinkorn. Copenhagen.1987.-P.11-27.

109. Пб.Согеу I.P., Delsupehe K.G., Ferguson B.I. Allergic fungal sinusitis: allergic, infectious, or both // Otolaryngol. Head. Neck Surg.-1995.-Vol.ll3.-№l.-P.110-119.

110. Demard F., Vaille G., Charvet В., Ferlaud C. L endoscopic du sinus maxillaire valeur diagnostique et therapeutique dans les sinusitis chroniques//Ann. Oto-laryng.-1984, 101.-№8.-P.649-652.

111. DrafW. Endoscopic der Nasennbenhohlen. Technictypische Belunde. Terapeutische Moglichkeiten.-Berlin-Heidelberg-Ney-York, 1978.

112. Ermens F., Vincent Y. Notre experience del endoscopies sinusale. A propos de 120 cas de sinusite chronique//Acta otorinolaryngol. Belg.-1984.-Vol.38, №5.-P.503-512.

113. Friedman W.H., Katsantonis E.P., Sivore M., Kay S. Komputed tomography staging of the paranasal sinuses in chronic hyperplastic rhinosinusitis // Laryngoscope.-1990.-Vol. 100.-P. 1161-1165.

114. Fujiwara Y., Fukushima N., Omura R., Tagashira N., Yajnn K,, Harada Y., Sera K. Primary cysts of paranasal sinuses // Pract. Otol. Kyoto.1988.-Vol.81, №27.-P.156-163.

115. Gordon S. Monocytes / phagocytes. In: Oxford Textbook of

116. Pathology (ed. McGee J.OD., Isaacson P.G., Wright N.A.).-Oxf. Univ. Press, 1992.-P.336-344.

117. HadarT., Feinmesser R., Lisnyansky I., Yaniv E. Endoscopic treatment of maxillary sinus cysts // Harefuah-1994.-Vol. 127, №10.-P.378-380.

118. Hutterbrink K.B., Clemens S. Spatfolgen der Caldwell-Luc-Operation. Vergleich zwischen klassischer osteoplastischer Technik nach Feldmann // Laiyng. Rhinol. Otol.-1986.-Vol.65, №2.-P.69-73.

119. Jager L., 1990 (см. Йегер Л.)

120. Kimura Т., Kataura A., Narimatsu E. Clinical and histological study of cyst forming maxillary sinusitis//Otolaryngol. jap.-1975.-Vol.8,-P.721-728.

121. Klossek M., Dellarard J., Fontanel J.P. Maxillary sinus mucocele: endoscopies diagnosis and treatment: 3 cases // 13 Congress European Rhinologic Society .-Abstract Book.-London,1990.-P.139.

122. Li T.J., Kitano M., Chen X.M., Itoh Т., Kawashima K., Sugihara K., Nozoe E., Mimura T. Ortho-keratinized odontogenic cyst: a clinicopathological and imunocytochemical study of 15 cases//Histopathology.-1988.-Vol.32, №3,-P.242-251.

123. Mancini G., Carbonaro A. Immunochemical quantitution of anti-ge-nes by single radiol immunodiffusio // Immunochem., 1965, Vol.2, h.235-239.

124. Mason D.Y. Immunocytochemical analysis of human tissue. In: Oxford Textbook of Pathology (ed McGee J.OD., Isaacson P.G., Wright N.A.).-Oxford Univ. Press.,1992.-P.2275-2284.

125. Myging N., Winter B. Immunological barriers in the nose and paranasal sinuses // Acta Otolaryngol.-1987.-Bd.26.-S.397-405.

126. Miyoshi Y., Ohyama M., Izuchi F., Nakano Т., Shoju K. Cystic Lesions of the Maxilla Statistical and Scanning Electron Microscopic Studies // N. Otolaringol. jap.-1975.-№6.-P.479-487.

127. Moskow B.S. A histomorphologic study of the effects ofperiodontal inflammation on the maxillary sinus mucosa//J Periodontol.akahara Т., Morimoto H // Pract. Otol. Kyoto.-1981.-№7.

133. Spencer J., Isaacson P. Normal structure and function of the mucosa associated lymphoid tissue (MALT).-In: Oxford Textbook of Pathology.-Oxf. Univ.Press, 1992.-P.1751-1756.

134. Spry C.J.F. Eosinophil leucocytes.-In: Oxford Textbook of Pathology (ed McGee J.OD., Isaacson P.G. Wright N.A.).- Oxford Univ. Press,1992.-Р.329-331.

135. Stammberger H. Functional endoscopies nasal and paranasal sinus surgery.-The Messerklinger technique//Toronto-Philadelphia: B.C. Docker.-1991.-P.459-465.

136. Taylor C.R., Cote R.J. Immunomicroscopy: A diagnostic tool for the surgical pathologist-Philadelphia,1994.-450p.

137. Terrahe K. Lmmunpathologie der Nasenschleimhout // Mschr. Ohrenheik, 1974 .-Vol. 108,№6 .-P.229-33 5.

138. Tomaszewski J.E. Immunopathology.- In: Pathology. (Ed. Li VolsiV.A. et al.) (3-rd edition).-Harwal Publishing, 1994.-P.69-82.

139. Unger I.M., Shaffer K., Duncavage I.A. Computed tomography in nasal and paranasal sinus disease//Laryngoscope.-1984.-Vol.94, №10.-P.1319-1323.

причины, симптомы, диагностика, лечение синусита

26 Января 2012 г.

Синусит: как лечить воспаление слизистой синусов

Синусит – воспаление слизистой синусов (небольших полостей в толще костей черепа) – 7 околоносовых пазух: 2 лобные, 2 верхнечелюстные, 2 решетчатые в основании носа и 1 клиновидная – в теле клиновидной кости на основании черепа.

Синусит – общее название группы воспалений синусов: воспаление верхнечелюстной пазухи – гайморит, лобных пазух – фронтит, клиновидной пазухи – сфеноидит, ячеек решетчатой кости – этмоидит, пансинусит – воспаление всех придаточных пазух. Синусы выполняют довольно важные функции: образуют лицевой скелет и черты лица, формируют тембр голоса, согревают воздух при прохождении через носовые ходы. Как и слизистая носоглотки, слизистая синусов легко подвергается воспалению и заражению инфекциями. Воспаление синусов может вызываться как патогенной микрофлорой (вирусами, грибами, бактериями), так и быть ответом на аллергическую реакцию.

Причины возникновения синусита

  • Вирусные, бактериальные, грибковые инфекции.
  • Аллергические реакции (вазомоторный ринит – порядка 80% случаев развития синусита, отек слизистой носовой полости, муковисцидоз и др.).
  • Химическое раздражение носоглотки, вдыхание холодного воздуха.
  • Нарушение проходимости носовых пазух (искривление перегородки носа, гипертрофия носовых раковин, полипы полости носа, аденоидные вегетации).
  • Запоздалое лечение или неверно подобранная терапия.
  • Иммунодефицитные состояния (в результате аутоиммунных заболеваний или снижения иммунитета).

В числе предрасполагающих для развития синусита факторов называются врожденные нарушения развития анатомических структур полости носа (деформация носовой перегородки), полипозные разрастания в воздушных проходаз, особенности образа жизни больного (курение, баротравмы и др.)

Формы синусита

Различают острую и хроническую форму синусита. Острый синусит – следствие ОРВИ или аллергических реакций. Длительность острого синусита составляет приблизительно 2-3 недели, сопровождается выделениями из носоглотки, головной болью, повышением температуры, недомоганием. Хронический синусит развивается как последствие невылеченного острого синусита. Хронический синусит в отсутствие лечения грозит серьезными осложнениями: флегмоной орбиты (воспалением зрительного нерва и оболочек глаза), развитием остеомиелита и менингита, абсцесса мозга.

Симптомы и виды синусита

Общими симптомами синусита являются: 

  • Дискомфорт в носу или переносице.
  • Боль в этих областях, усиливающаяся ближе к вечеру.
  • Головные боли.
  • Затрудненность носового дыхания.
  • Гнусавость голоса.
  • Насморк, выделения из носа (слизистые, гнойные).
  • Повышение температуры тела до 38° и выше (при остром гайморите).
  • Общая слабость, недомогание, утомляемость, нарушение сна, снижение аппетита.

В зависимости от вида, синусит может проявляться теми или иными симптомами: 

  • Гиперемия (покраснение) кожи на скулах, отек, боль при прикосновении.
  • Заложенность носа, слизистое отделяемое из носа.
  • Постаназальный затек (больные жалуются на ощущение стекания слизи по задней стенке носоглотки).
  • Боль в горле.
  • Кашель и насморк.
  • Головная боль в области лба, висков и глаз, теменной, затылочной областей, верхней челюсти.
  • Нарушение зрения (например, двоение видимых предметов).
  • Ощущение неприятного вкуса и запаха.
  • Повышенная температура тела.

В группе синуситов по характеру локализации различают различают гайморит, клиновидный синусит, острый сфеноидит, этмоидный синусит. По форме различают экссудативный, серозный, катаральный, гнойный синусит, продуктивный синусит (пристеночно гиперпластическая, полипозная, кистозная формы), холестеатомный синусит, некротический синусит, атрофический синусит, а также смешанные формы синусита. 

Диагностика синусита

Врачу-оториноларингологу не составляет труда диагностировать синусит на основании характерной клинической картины, объективного осмотра и данных дополнительного обследования пациента:   

  • Рентгенография в двух проекциях.
  • УЗИ черепа.
  • КТ.

Лечение синусита в ГУТА КЛИНИК

В большинстве случаев симптомы синусита могут исчезнуть самостоятельно в течение 7-10 дней, однако если симптомы не исчезают в течение 2 недель после начала заболевания, следует обратиться к специалисту для уточнения диагноза и подбора терапии. Иногда лечение требует применения антибактериальных и противовирусных лекарственных препаратов, а также дополнительных мероприятий.

Лечение насморка лучше начинать с первых дней, не дожидаясь развития осложнения в пазухах. Лечение синусита, как правило, осуществляется с подбором назальных спреев и капель, промыванием полости носа солевыми и антисептическими растворами, использованием гомеопатических препаратов и методов физиотерапевтического лечения. При тяжелом течении воспалительного процесса необходимо добавить антибактериальную терапию, однако вопрос о необходимости применения таких средств может решить только врач-оториноларинголог. 

Необходимо помнить, что при отсутствии правильного лечения синусита заболевание переходит в хроническую форму, возникает серьезная опасность развития осложнений – вплоть до менингита и абсцесса мозга.

Очень хороший эффект дает сочетание лекарственной терапии с одновременным дренированием пазух и укреплением иммунной системы. Тяжелое течение синусита требует госпитализации в отделение оториноларингологии, где пациенту проводятся общие, местные медикаментозные и физиотерапевтические назначения. Большое значение имеет профилактика синусита, позволяющая предотвратить развитие заболевания или, если этого уже не избежать, снизить выраженность клинической симптоматики и предотвратить возникновение рецидивов.

Врачи-оториноларингологи ГУТА КЛИНИК имеют богатую клиническую практику работы с больными синуситами, опыт лечения синуситов разных видов, форм, степеней тяжести. Мы используем как лекарственную терапию, так и физиотерапевтические методы, отличающиеся высокой эффективностью.

Хронический синусит — Заболевания — Медкомпас

Хронический синусит представляет собой длительно текущий воспалительный процесс с периодами обострения и ремиссии, при котором поражаются придаточные пазухи носа. Отличительным признаком от хронического синусита является длительность заболевания – более 3 месяцев. Обычно в патологический процесс вовлекается и слизистая оболочка носа, поэтому развивается риносинусит. 

Симптомы болезни

Основными диагностическими критериями хронического синусита являются:

  • Патологические выделения из носа
  • Затруднение носового дыхания
  • Нарушенный вкус и обоняние
  • Головные боли в лобной области.

Помимо этого, могут быть и другие проявления хронического синусита, к которым относятся:

  • Тошнота
  • Боли в ухе
  • Кашель
  • Зубная боль
  • Появление неприятного запаха изо рта. 

Причины болезни

Хроническому течению воспалительного процесса способствуют следующие факторы:

  • Полипы в полости носа
  • Аллергические проявления в ответ на различные аллергены
  • Искривленная носовая перегородка, нарушающая проходимость
  • Травматическое повреждение костей лицевого черепа
  • Острые респираторные инфекции
  • Муковисцидоз
  • Хронические воспалительные заболевания органов дыхательной системы и т.д.

Чаще всего хронический синусит имеет инфекционную природу. Это могут быть:

  • Патогенные микроорганизмы, которые чаще всего попадают в организм воздушно-капельным путем
  • Условно-патогенные микроорганизмы, которые активизируются на фоне снижения работы иммунной системы.
  • Обычно хронический синусит является исходом острого синусита, особенно при его неэффективном или поздно начатом лечении. 

Диагностика

Диагностический поиск при подозрении на хронический синусит включает в себя следующие методы исследования:

  • Осмотр с помощью специальных отоларингологических инструментов
  • Назальная эндоскопия
  • Рентгенологическое исследование
  • Компьютерная томография
  • Бактериологическое исследование с определением чувствительности к антибиотикам
  • Аллергические пробы с выявлением возможного аллергена. 

Осложнения

Отсутствие своевременного лечения способно приводить к развитию следующих осложнений:

  • Менингит и энцефалит
  • Отит
  • Ринит
  • Фарингит и т.д. 

Лечение болезни

Лечение хронического синусита может быть консервативным и оперативным. Оперативное лечение заключается в следующем:

  • Пункция воспаленной пазухи
  • Ее промывание антисептическими растворами
  • Установка дренажа, по которому стекает патологический секрет
  • Регулярные промывания придаточной пазухи.

Консервативное лечение хронического синусита базируется на следующих принципах:

  • Антибактериальная терапия
  • Противовоспалительная терапия
  • Антисептическая.

В период нестойкой ремиссии хорошо себя зарекомендовали физиотерапевтические процедуры. Они позволяют ускорить процесс выздоровления за счет активизации местных иммунных механизмов и улучшения эпителизации.

При аллергическом синусите показано использование:

  • Антигистаминных лекарственных препаратов
  • Кортикостероидов местных и системных
  • Специфических десенсибилизирующих средств.

Длительность лечения хронического синусита определяется регрессом клинических проявлений. Для контроля его эффективности показано проведение дополнительных методов исследования. 

Оренбургская областная клиническая больница

Мы рады приветствовать вас на страницах официального сайта нашей больницы!

Государственное автономное учреждение здравоохранения «Оренбургская областная клиническая больница» (ГАУЗ «ООКБ») свыше 140 лет занимает лидирующее место в здравоохранении области. Благодаря деятельности сотрудников нашего учреждения и бережному отношению к традициям, заложенным нашими предшественниками, мы продолжаем повышать качество и эффективность медицинской помощи. Мощная материально-техническая база, высокий кадровый потенциал, использование эффективных методов диагностики и лечения дают возможность оказывать специализированную, в том числе высокотехнологичную медицинскую помощь населению Оренбургской области и других регионов.

Мощность стационара 933 койки. С 2007 года ГАУЗ «ООКБ» входит в перечень учреждений, оказывающих высокотехнологичную медицинскую помощь по федеральным квотам. С 10 января 2013 в нашей больнице работает региональный сосудистый центр на 120 коек, а 1 января 2014 года на базе нефрологического отделения начал работать областной нефрологический центр.

Мощность консультативной поликлиники 600 посещений в смену, приём ведется по 28 специальностям.

Ежегодно в стационарных отделениях больницы лечатся свыше 24 тысяч пациентов.

Кроме того, ежедневно с выездом на места автомобильным и санитарно-авиационным транспортом специалистами отделения экстренной консультативной медицинской помощи оказывается экстренная помощь при осложнённых заболеваниях, травмах, при необходимости производятся оперативные вмешательства.

Из 404 врачей, работающих в больнице, 4 имеют учёную степень доктора медицинских наук, 33 являются кандидатами медицинских наук, высшая квалификационная категория у 159 врачей. Из 719 средних медицинских работников – у 249 высшая квалификационная категории, 26 медицинских сестёр имеют высшее сестринское образование. 7 врачей нашей больницы носят почётное звание «Заслуженный врач Российской Федерации», 6 – почётное звание «Заслуженный работник здравоохранения Российской Федерации». Нагрудным знаком «Отличник здравоохранения» награждены 31 врач и 6 средних медицинских работников. Почётную грамоту Министерства здравоохранения Российской Федерации имеют 32, почётную грамоту Министерства здравоохранения Оренбургской области – 94 работника больницы.

Совместная работа областной клинической больницы и Оренбургского государственного медицинского университета (института, академии) по подготовке медицинских кадров высшего звена имеет более чем 70-летнюю историю. В настоящее время на нашей базе работают пять кафедр ГБОУ ВПО «Оренбургский государственный медицинский университет».

Для подготовки кадров среднего звена на базе учреждения функционируют вечернее отделение и отделение последипломной подготовки специалистов со средним медицинским и фармацевтическим образованием областного медицинского колледжа.

Наше учреждение имеет лицензию на все осуществляемые виды медицинской деятельности, в том числе на работы и услуги при оказании высокотехнологичной медицинской помощи по 14 специальностям.

Мы надеемся, что наш сайт не только поможет вам найти необходимую информацию, но и оставит у вас самые приятные впечатления.


Главный  врач

ГАУЗ «Оренбургская областная клиническая больница»

 

 

 

 

 

А. В. Редюков


Ученые выявили белок, отвечающий за развитие муковисцидоза

В соответствии с исследованием, опубликованным в научном журнале Nature, мутантный белок отвечает за большинство случаев муковисцидоза.
Муковисцидоз или кистозный фиброз — это генетическое заболевание, при котором поражаются железы внешней секреции и нарушаются функции органов дыхания и желудочно-кишечного тракта. Люди с этим заболеванием имеют среднюю продолжительность жизни около 30 лет.

Заболевание связано с аномалией желез, которые производят пот и слизь. Всем известно, что пот охлаждает тело; слизь защищает от инфекции и препятствует высыханию тканей. Люди с муковисцидозом теряют большое количество соли, когда потеют, а это нарушает баланс минералов в крови и приводит к аритмии.

У больных слизь накапливается в кишечнике и легких. В результате возникают стойкие инфекции, недостаточное питание, плохой рост, трудности с дыханием. Большинство пациентов умирают от болезни легких.

Пациенты с кистозным фиброзом имеют и другие проблемы, которые включают в себя синусит, носовые полипы, разрыв легочной ткани, кашель, увеличение правой стороны сердца, боли и дискомфорт в животе, выпадение прямой кишки, заболевания печени, сахарный диабет, воспаление поджелудочной железы и камни в желчном пузыре.

Никакая терапия не может предотвратить или вылечить это заболевание. Единственным решением является генная терапия в раннем возрасте. Большинство пациентов с муковисцидозом имеют мутацию, называемую ΔF508, в гене, который кодирует CFTR.

Исследователи проанализировали образцы клеток с помощью технологии идентификации белка. Это позволило ученым выявлять и отслеживать почти каждый белок CFTR. Они были удивлены, обнаружив, что мутант ΔF508 CFTR приобрел совершенно новую сеть взаимодействия. Триста белков изменили уровень взаимодействия и еще 200 белков взаимодействовали с мутантным CFTR.

Исследователи сузили мутантные белковые взаимодействия до восьми ключевых разрушительных белков, а затем использовали подход, чтобы удалить эти белки и блокировать их взаимодействие с ΔF508 CFTR. Эти дополнительные взаимодействия частично восстанавливали нормальную функцию ΔF508 CFTR. Ученые предполагают, что в один прекрасный день их исследование поможет в лечении причин муковисцидоза.

Интересно, что предыдущие исследования показали, что CFTR восстанавливает нормальные функции при низких температурах. Никто, конечно, замораживать людей не будет, но концепция исследования поможет найти новые препараты, которые могли бы имитировать то, что происходит при низких температурах.

В предыдущих исследованиях ученые заявили, что генная терапия дает надежду больным с муковисцидозом.

Подробнее в научной статье:

Pankow, Sandra; Bamberger, Casimir; Calzolari, Diego; Martínez-Bartolomé, Salvador; Lavallée-Adam, Mathieu et al. (2015) ∆F508 CFTR interactome remodelling promotes rescue of cystic fibrosis // Nature

 

Источник: http://medicalinsider.ru

Обзор, диагностические соображения, клиническая оценка

  • Хаддад Дж. Младший, Гонсалес С., Курланд Г., Оренштейн Д.М., Кассельбрант М.Л. Заболевания ушей у детей с муковисцидозом. Arch Otolaryngol Head Neck Surg . 1994 Май. 120 (5): 491-3. [Медлайн].

  • McCoy JL, Kaffenberger TM, Yang TS, Shaffer AD, Dohar JE. Заболевание среднего уха при МВ? Теперь дело не только в носовых пазухах !. Int J Педиатр Оториноларингол . 2020 Июль 134: 110032.[Медлайн].

  • Le C, McCrary HC, Chang E. Муковисцидозный синусит. Adv Оториноларингол . 2016. 79: 29-37. [Медлайн].

  • Сегал Н., Глюк О., Путерман М. Носовые полипы в педиатрической популяции. Б-ЛОР . 2012. 8 (4): 265-7. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Фаррелл П.М., Уайт ТБ, Рен К.Л. и др. Диагностика муковисцидоза: согласованные рекомендации Фонда муковисцидоза. J Педиатр .2017 Февраль 181S: S4-S15.e1. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Нисиока Г.Дж., повар ПР. Заболевание околоносовых пазух у больных муковисцидозом. Otolaryngol Clin North Am . 1996 29 февраля (1): 193-205. [Медлайн].

  • Thamboo A, Santos RC, Naidoo L, Rahmanian R, Chilvers MA, Chadha NK. Использование SNOT-22 и UPSIT для надлежащего отбора педиатрических пациентов с муковисцидозом, которых следует направлять к отоларингологу: кросс-секционное исследование. JAMA Otolaryngol Head Neck Surg . 2014 Октябрь 140 (10): 934-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Юнг М.В., Гулд Дж., Аптон Дж. Дж. Полипоз носа у детей с муковисцидозом: долгосрочное катамнестическое исследование. Энн Отол Ринол Ларингол . 2002 декабрь 111 (12, часть 1): 1081-6. [Медлайн].

  • Gergin O, Kawai K, MacDougall RD, et al. Компьютерная томография носовых пазух при кистозном фиброзе у детей: добавленная стоимость ?. Отоларингол Хирургия головы и шеи .2016 июл.155 (1): 160-5. [Медлайн].

  • Schraven SP, Wehrmann M, Wagner W, Blumenstock G, Koitschev A. Распространенность и гистопатология хронического полиповидного синусита у педиатрических пациентов с муковисцидозом. J Cyst Fibros . 2011 Май. 10 (3): 181-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Cimmino M, Cavaliere M, Nardone M и др. Клиническая характеристика и анализ генотипа пациентов с муковисцидозом и полипозом носа. Клиника Отоларингол Allied Sci .2003 апр. 28 (2): 125-32. [Медлайн].

  • Brietzke SE, Brigger MT. Результаты аденоидэктомии при детском риносинусите: метаанализ. Int J Педиатр Оториноларингол . 2008 Октябрь 72 (10): 1541-5. [Медлайн].

  • Sakano E, Ribeiro AF, Barth L, Condino Neto A, Ribeiro JD. Эндоскопия носовых и околоносовых пазух, компьютерная томография и микробиология верхних дыхательных путей и корреляция с генотипом и тяжестью муковисцидоза. Int J Педиатр Оториноларингол . 2007 января 71 (1): 41-50. [Медлайн].

  • Апрель MM, Zinreich SJ, Baroody FM, Naclerio RM. Аномалии коронарной КТ у детей с хроническим синуситом. Ларингоскоп . 1993 сентябрь 103 (9): 985-90. [Медлайн].

  • Berkhout MC, Klerx-Melis F, Fokkens WJ, Nuijsink M, van Aalderen WM, Heijerman HG. КТ-аномалии, бактериология и симптомы заболевания носовых пазух у детей с муковисцидозом. J Cyst Fibros . 2016 15 ноября (6): 816-24. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Brihaye P, Clement PA, Dab I, Desprechin B. Патологические изменения боковой стенки носа у пациентов с муковисцидозом (муковисцидозом). Int J Педиатр Оториноларингол . 1994 28 января (2-3): 141-7. [Медлайн].

  • Hervochon R, Teissier N, Blondeau JR, et al. Компьютерная томография: описание угла поворота крючковидного отростка у пациентов с муковисцидозом и сравнение с первичной цилиарной дискинезией, полипозом носа и контрольной группой. Ухо-носовое горло J . 2019 Февраль 98 (2): 89-93. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Ledesma-Medina J, Osman MZ, Girdany BR. Аномалии придаточных пазух носа у пациентов с муковисцидозом поджелудочной железы. Рентгенологические данные. Педиатр Радиол . 1980, 9 февраля (2): 61-4. [Медлайн].

  • Брук I. Расхождения в выведении бактерий из множественных носовых пазух при остром и хроническом синусите. J Med Microbiol . 2004 сен.53 (Pt 9): 879-85. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Shapiro ED, Milmoe GJ, Wald ER, Rodnan JB, Bowen AD. Бактериология гайморовых пазух у больных муковисцидозом. J Заразить Dis . 1982 ноябрь 146 (5): 589-93. [Медлайн].

  • Мухлебах М.С., Миллер М.Б., Мур К., Уэдд Дж. П., Дрейк А.Ф., Ли М.В. Являются ли посевы из нижних дыхательных путей или горла прогностическим признаком бактериологии носовых пазух при муковисцидозе? Педиатр Пульмонол . 2006 май. 41 (5): 445-51.[Медлайн].

  • Собин Л., Каваи К., Ирас А.Л. и др. Микробиология верхних и нижних дыхательных путей у детей с муковисцидозом. Отоларингол Хирургия головы и шеи . 2017 Август 157 (2): 302-8. [Медлайн].

  • Дигой Г.П., Данн Дж. Д., Стоунер Дж. А., Кристи А., Джонс Д. Т.. Бактериология придаточных пазух носа у детей с муковисцидозом. Int J Педиатр Оториноларингол . 2012 июл.76 (7): 934-8. [Медлайн].

  • Салсгивер Э.Л., Финк А.К., Кнапп Э.А. и др.Изменяющаяся эпидемиология респираторной бактериологии пациентов с муковисцидозом. Сундук . 2016 Февраль 149 (2): 390-400. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Bosso JA, Mauldin PD, Steed LL. Результаты сочетания чувствительности к антибиотикам Pseudomonas aeruginosa, вызванной муковисцидозом и некистозным фиброзом, приводят к госпитальным антибиотикам. Энн Фармакотер . 2006 ноябрь 40 (11): 1946-9. [Медлайн].

  • Qin X, Zhou C, Zerr DM, et al.Характеристики гетерогенной антимикробной чувствительности в изолятах Pseudomonas aeruginosa от пациентов с муковисцидозом. мСфера . 2018 март-апрель. 3 (2): e00615-17. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Wald ER. Риниты и острые и хронические синуситы. Педиатр Отоларингол . 1996. 2: 843-58.

  • Брук И. Микробиология хронического риносинусита. евро J Clin Microbiol Infect Dis . 2016 июл.35 (7): 1059-68.[Медлайн]. [Полный текст].

  • Wise SK, Kingdom TT, McKean L, DelGaudio JM, Venkatraman G. Присутствие грибка в культуре пазух пациентов с муковисцидозом. Am J Rhinol . 2005 янв-фев. 19 (1): 47-51. [Медлайн].

  • Briggs EC, Nguyen T, Wall MA, MacDonald KD. Использование пероральных противомикробных препаратов при амбулаторном лечении обострения легочного кистозного фиброза: опыт одного центра. Clin Respir J . 2012 г., 6 (1): 56-64. [Медлайн].[Полный текст].

  • Wallwork B, Coman W, Mackay-Sim A, Greiff L, Cervin A. Двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое испытание макролидов в лечении хронического риносинусита. Ларингоскоп . 2006 Февраль 116 (2): 189-93. [Медлайн].

  • Cervin A, Wallwork B. Противовоспалительные эффекты макролидных антибиотиков при лечении хронического риносинусита. Otolaryngol Clin North Am . 2005 Декабрь 38 (6): 1339-50. [Медлайн].

  • Mainz JG, Schadlich K, Schien C, et al. Синоназальное вдыхание вибрирующего аэрозоля тобрамицина у пациентов с муковисцидозом и колонизацией верхних дыхательных путей Pseudomonas aeruginosa: результаты рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого пилотного исследования. Лекарство Des Devel Ther . 2014. 8: 209-17. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Андерсон П. Новые методы лечения муковисцидоза. Ther Adv Respir Dis . 2010 июн. 4 (3): 177-85.[Медлайн]. [Полный текст].

  • Мох РБ, Король В.В. Лечение синусита при муковисцидозе с помощью эндоскопической хирургии и серийного антимикробного лаважа. Уменьшение количества рецидивов, требующих хирургического вмешательства. Arch Otolaryngol Head Neck Surg . 1995 Май. 121 (5): 566-72. [Медлайн].

  • Крокетт Д. Д., Уилсон К. Ф., Мейер Дж. Д. Периоперационные стратегии для улучшения результатов хирургии носовых пазух у пациентов с муковисцидозом: систематический обзор. Отоларингол Хирургия головы и шеи .2013 июл.149 (1): 30-9. [Медлайн].

  • Hadfield PJ, Rowe-Jones JM, Mackay IS. Перспективное испытание лечения полипов носа у взрослых с муковисцидозом. Ринология . 2000 июн. 38 (2): 63-5. [Медлайн].

  • Virgin FW, Роу С.М., Уэйд М.Б. и др. Обширное хирургическое и комплексное послеоперационное лечение хронического риносинусита с муковисцидозом. Am J Rhinol Allergy . 2012 янв-фев. 26 (1): 70-5. [Медлайн].[Полный текст].

  • Mainz JG, Schien C, Schiller I, et al. Синоназальная ингаляция дорназы альфа, вводимой с помощью вибрирующего аэрозоля пациентам с муковисцидозом: двойное слепое плацебо-контролируемое перекрестное испытание. J Cyst Fibros . 2014 июл.13 (4): 461-70. [Медлайн].

  • Рашид М., Дьюри П., Эндрю М. и др. Распространенность дефицита витамина К при муковисцидозе. Ам Дж. Клин Нутр . 1999 Сентябрь 70 (3): 378-82. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Хьюз А., Адиль Е.А.. Какова роль эндоскопической хирургии носовых пазух у взрослых пациентов с муковисцидозом? Ларингоскоп . 2015 сентябрь 125 (9): 2018-20. [Медлайн].

  • Кек Т., Розаси А. Среднесрочные симптомы симптомов после хирургии околоносовых пазух у детей и молодых людей с муковисцидозом. Ларингоскоп . 2007 Март 117 (3): 475-9. [Медлайн].

  • Тумин Д., Хейс Д. мл., Киркби С.Е., Тобиас Д.Д., Макки К.Безопасность эндоскопической хирургии носовых пазух у детей с муковисцидозом. Int J Педиатр Оториноларингол . 2017 Июль 98: 25-8. [Медлайн].

  • Do BA, Lands LC, Mascarella MA, et al. Lund-Mackay и модифицированная шкала Lund-Mackay для хирургии носовых пазух у детей с муковисцидозом. Int J Педиатр Оториноларингол . 2015 августа 79 (8): 1341-5. [Медлайн].

  • Дэвидсон TM, Мерфи С., Митчелл М., Смит С., Лайт М. Управление хроническим синуситом при муковисцидозе. Ларингоскоп . 1995 апр. 105 (4, часть 1): 354-8. [Медлайн].

  • Crockett DM, McGill TJ, Healy GB, Friedman EM, Salkeld LJ. Хирургия носовых пазух и придаточных пазух у детей с муковисцидозом. Энн Отол Ринол Ларингол . 1987 июль-авг. 96 (4): 367-72. [Медлайн].

  • Мендельсон М.Г., общий CW. Бритвы для мягких тканей в детской хирургии носовых пазух. Otolaryngol Clin North Am . 1997 июн.30 (3): 443-9. [Медлайн].

  • Fuchsmann C, Ayari S, Reix P и др.Вклад КТ-навигации и микродебридеров в эндоскопическую хирургию носовых пазух при муковисцидозе. Int J Педиатр Оториноларингол . 2008 Март 72 (3): 343-9. [Медлайн].

  • Витал Д., Хофер М., Бёлер А., Хольцманн Д. Посттрансплантационная хирургия носовых пазух у реципиентов трансплантата легких с муковисцидозом: единый институциональный опыт. евро Арка Оториноларингол . 2013 Январь 270 (1): 135-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Do BA, Lands LC, Saint-Martin C, et al.Влияние генотипа F508del на результаты эндоскопической хирургии носовых пазух у детей с муковисцидозом. Int J Педиатр Оториноларингол . 2014 июл.78 (7): 1133-7. [Медлайн].

  • Albritton FD, Королевство TT. Эндоскопическая хирургия носовых пазух у больных муковисцидозом: анализ осложнений. Am J Rhinol . 2000 ноябрь-декабрь. 14 (6): 379-85. [Медлайн].

  • McKeon M, Medina G, Kawai K, Cunningham M, Adil E. Повторная госпитализация после амбулаторной детской эндоскопической хирургии носовых пазух. Ларингоскоп . 2019 декабрь 129 (12): 2681-6. [Медлайн].

  • Кайлер JP. Последующее наблюдение после эндоскопической хирургии носовых пазух у детей с муковисцидозом. Arch Otolaryngol Head Neck Surg . 1992 Май. 118 (5): 505-6. [Медлайн].

  • Макдональд К.И., Гипсман А., Магит А. и др. Эндоскопическая хирургия носовых пазух у пациентов с муковисцидозом: систематический обзор и метаанализ легочной функции. Ринология . 2012 декабрь 50 (4): 360-9.[Медлайн].

  • Макмерфи А.Б., Моррис К., Робертс Д.Б., Фридман Э.М. Польза компьютерной томографии у пациентов с муковисцидозом и хроническим синуситом. Am J Rhinol . 2007 ноябрь-декабрь. 21 (6): 706-10. [Медлайн].

  • Фридман Е.М., Стюарт М. Оценка качества жизни носовых пазух и легочной функции у детей с муковисцидозом. Am J Rhinol . 2006 ноябрь-декабрь. 20 (6): 568-72. [Медлайн].

  • Halvorson DJ, Dupree JR, Порубский Е.С.Управление хроническим синуситом у взрослых пациентов с муковисцидозом. Энн Отол Ринол Ларингол . 1998, ноябрь 107 (11, часть 1): 946-52. [Медлайн].

  • Осборн А.Дж., Люнг Р., Ратжен Ф., Джеймс А.Л. Влияние эндоскопической хирургии носовых пазух на функцию легких и микробные патогены в педиатрической популяции с муковисцидозом. Arch Otolaryngol Head Neck Surg . 2011 июн.137 (6): 542-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Tait S, Kallogjeri D, Suko J, Kukuljan S, Schneider J, Piccirillo JF.Эффект будесонида, добавленного к промыванию носовых пазух солевым раствором большого объема под низким давлением при хроническом риносинусите: рандомизированное клиническое испытание. JAMA Otolaryngol Head Neck Surg . 1 июля 2018 г. 144 (7): 605-12. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Нойбауэр П.Д., Швам З.Г., Манес Р.П. Сравнение интраназального спрея флутиказона, распылителя будесонида и респираторного введения будесонида у пациентов с хроническим риносинуситом с полипозом после эндоскопической хирургии носовых пазух. Int Forum Allergy Rhinol .2016 Март 6 (3): 233-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Гарей К.В., Алвани А., Данцигер Л.Х., Рубинштейн И. Тканевые репаративные эффекты макролидных антибиотиков при хронических воспалительных синопульмональных заболеваниях. Сундук . 2003 Январь 123 (1): 261-5. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Мюррей Т.С., Иган М., Казмерчак Б.И. Хроническая колонизация синегнойной палочки у больных муковисцидозом. Curr Opin Pediatr . 2007 февраля 19 (1): 83-8. [Медлайн].[Полный текст].

  • Mogayzel PJ Jr, Flume PA. Обновление по муковисцидозу 2009 г. Am J Respir Crit Care Med . 2010 15 марта. 181 (6): 539-44. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Рубин БК. Новые методы лечения муковисцидоза легких. Сундук . 1999 апр. 115 (4): 1120-6. [Медлайн].

  • Moss RB, Milla C, Colombo J, et al. Повторный ввод AAV-CFTR в виде аэрозоля для лечения муковисцидоза: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование фазы 2B. Хум Джин Тер . 2007 18 августа (8): 726-32. [Медлайн].

  • Шейх С.И., Лонг Ф.Р., Маккой К.С., Джонсон Т., Райан-Венгер Н.А., Хейс Д. мл. Ивакафтор улучшает проявление заболевания носовых пазух на компьютерной томографии у пациентов с муковисцидозом с мутацией G551D. Клин Отоларингол . 2015 Февраль 40 (1): 16-21. [Медлайн].

  • Маккормик Дж., Чо Д.Й., Лампкин Б. и др. Ивакафтор улучшает ринологическое, психологическое состояние и качество жизни, связанное со сном, у пациентов с муковисцидозом G551D. Int Forum Allergy Rhinol . 2019 Март 9 (3): 292-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Синусит: частое беспокойство больных муковисцидозом – Consumer Health News

    ПЯТНИЦА, 23 апреля 2004 г. (HealthDayNews) – Андреа Эйзенманн борется с муковисцидозом с 9 месяцев.

    Дефектный ген в ее теле способствует образованию густой липкой слизи, которая забивает ее легкие и может вызвать потенциально смертельную инфекцию легких.

    Это ужасная болезнь, от которой она чувствовала себя задыхающейся после перехода по лестнице.Но страдания Эйзенмана усугублялись ужасными головными болями и сыростью носовых пазух – симптомами, которые напрямую не связаны с муковисцидозом.

    «У меня всегда был сильный кашель и плохие носовые пазухи», – сказал Айзенманн, 39-летний графический дизайнер из Нью-Йорка. «Я всегда был очень худым. Я старался оставаться активным, потому что я чувствовал, что это удерживает слизь из моих легких. Всегда был ужасный кашель и густая слизь».

    Эти проблемы вызваны синуситом или хроническими инфекциями носовых пазух, и Эйзенманн – не единственный пациент с муковисцидозом, которому приходилось бороться с этим заболеванием.Это распространенный побочный эффект муковисцидоза, и, по оценкам врачей, до 80 процентов людей с МВ страдают от проблем с носовыми пазухами.

    По данным Фонда муковисцидоза, муковисцидоз поражает примерно 30 000 детей и взрослых в Соединенных Штатах. Более 10 миллионов американцев – бессимптомные бессимптомные носители дефектного гена, вызывающего болезнь. Человек должен унаследовать два дефектных гена кистозного фиброза – по одному от каждого родителя – чтобы иметь CF.

    В случае Эйзенманна, как и у многих пациентов с муковисцидозом, болезненные инфекции носовых пазух отошли на второй план по сравнению с ее ежедневной борьбой за передышку.

    «У меня были частые инфекции носовых пазух, и я принимала антибиотики, но меня всегда беспокоила моя грудь», – сказала она.

    Эйзенманну придется много спать, часто дремая. Она очень легко болела, и любая инфекция, которую она заразила, очень быстро гноилась. Также она часто страдала от неприятных головных болей.

    Эти симптомы типичны для пациентов с муковисцидозом и синуситом, – говорит доктор Норин Р. Хениг, директор Центра муковисцидоза у взрослых в Стэнфордском университете.

    «Вероятно, почти все пациенты с муковисцидозом имеют некоторую степень поражения носовых пазух», – говорит Хениг. «Степень, в которой они страдают, варьируется от человека к человеку».

    Хениг говорит, что муковисцидоз и синусит связаны, потому что белок, на который влияет генетическое заболевание, также очень активен в носовых пазухах.«Если вы думаете о верхних дыхательных путях в целом, легко понять, почему пазухи поражены так же, как легкие».

    По словам Хенига, у большинства людей с муковисцидозом симптомы носовых пазух появляются, как правило, в возрасте от 5 до 14 лет. Эти люди жалуются на:

    • Обструкция носа;
    • Хроническая заложенность или выделения;
    • Головные боли;
    • Постназальные выделения при утреннем кашле;
    • Кашель, усиливающийся в положении лежа;
    • Сильный неприятный запах изо рта;
    • Постоянная потребность «прочистить горло».«

    Есть несколько способов лечения синусита, – сказал Хениг. К ним могут относиться пероральные или распыляемые антибиотики, назальные стероиды, солевой раствор или промывание антибиотиками, антигистаминные и противоотечные средства. В тяжелых случаях может потребоваться операция по открытию носовых пазух. требуется.

    Айзенманн годами промывала носовые пазухи. Она также использовала назальную небулайзерную терапию антибиотиками как часть схемы приема 22 препаратов, необходимой из-за ее проблем со здоровьем.

    Пять лет назад ей сделали пересадку легкого, когда ее муковисцидоз стал опасным для жизни.Сразу после трансплантации врач порекомендовал ей сделать вторую операцию по открытию носовых пазух.

    «Он сказал, что слизь в моем легком была похожа на ириску», – сказал Эйзенманн. «Он сказал:« Если тебе не сделают операцию на носовых пазухах, у тебя будут продолжаться инфекции ». «

    Во время операции врач Эйзенманна сломал стенки, разделяющие различные камеры пазухи, чтобы снизить давление. «Он вошел туда и сломал около 60 стен и просто попытался превратить его в одну большую территорию», – говорит она.«Он сделал эти окна, которые могли стекать, и он также удалил всю слизь».

    Обе операции прошли успешно. «Я бы сказала, что мой муковисцидоз и мои проблемы с носовыми пазухами находятся под гораздо большим контролем», – сказала она.

    В результате качество жизни Айзенманна резко улучшилось. «Мне нравится есть больше. Мне нравится не беспокоиться о том, что мне придется подниматься по лестнице», – сказала она. «Все было горой, на которую мне пришлось перелезть».

    Айзенманн все еще должна промывать себя носом два раза в день вместе с двумя дозами назального ингаляционного антибиотика в небулайзере.Но она сказала, что ей повезло, что операция помогла ей по сравнению с людьми, которых она знает.

    «У некоторых людей такие серьезные проблемы с носовыми пазухами, что у них есть бесчисленные операции на носовых пазухах», – сказала она. «Кажется, они не могут понять это правильно. Хотя их функция легких не нарушена, они не могут жить сами с собой».

    Дополнительная информация

    Американская академия семейных врачей предлагает информацию о синусите.

    База данных муковисцидоза :: Тема :: Терапия синусита

    Хронический синусит поражает до 100% пациентов с МВ, при этом часто встречаются такие симптомы, как ежедневная головная боль, хронический кашель и гнойная ринорея (Le C, 2016).

    Корреляция между состоянием носовых пазух и другими заболеваниями нижних дыхательных путей, кроме МВ, такими как астма и хроническая обструктивная болезнь легких, часто демонстрируется, и есть доказательства того, что лечение верхних дыхательных путей приводит к улучшению состояния нижних дыхательных путей. При МВ синусит считается фактором риска легочной недостаточности еще и потому, что синусальная область может быть резервуаром для легочной инфекции (Johansen HK, 2012) и очагом начальной колонизации легких (Aanæs K, 2014).Даже если сообщалось о низком или умеренном согласии между посевами из синуса и легких из верхних и нижних дыхательных путей в большой когорте педиатрических пациентов с МВ (Sobin L, 2017), из-за высокой корреляции между культурами из синуса до трансплантации и после трансплантации. Культуры БАЛ, придаточные пазухи носа могут рассматриваться как резервуар для колонизации аллотрансплантата у пациентов с пересаженными легкими (Choi KJ, 2018), (Morlacchi LC, 2018)

    Диагностика хронического синусита основана на носовой эндоскопии и компьютерной томографии придаточных пазух носа ( Casserly P, 2015) и, недавно, (Sheikh SI, 2016), была утверждена новая система компьютерной томографии для оценки заболеваний носовых пазух у взрослых.

    Количественная оценка синоназальных симптомов в педиатрической популяции (Wentzel JL, 2015 ) изучалась и у взрослых (Habib AR, 2015).

    Обычно назначается консервативная терапия, включая орошение носовых пазух, муколитики, системные и местные кортикостероиды. В систематическом обзоре (Liang J, 2014) медикаментозного лечения хронического риносинусита при МВ данные 12 исследований с участием 701 взрослого и педиатрического пациента с МВ показали, что дорназа альфа и, в меньшей степени, местные стероиды продемонстрировали значительные преимущества, тогда как там отсутствовали доказательства в поддержку антибактериальной терапии.Совсем недавно (Shah GB, 2018) актуальная интраназальная дорназа, по-видимому, улучшает симптомы придаточных пазух носа у пациентов с МВ в большей степени, чем один физиологический раствор.

    В случае неудачного лечения пациентов следует направлять на эндоскопическую операцию на носовых пазухах, которая, как было доказано (Macdonald KI, 2012), безопасна также для детей (Tumin D, 2017), для облегчения симптомов (Lazio MS, 2019) и улучшения состояния. легочные функциональные пробы (Khalfoun S, 2018) у пациентов с умеренным / тяжелым заболеванием легких . Хирургия носовых пазух и ежедневное спринцевание у пациентов после трансплантации легких также показали снижение P.aeruginosa, чтобы оказать положительное влияние на выживаемость после трансплантации и снизить частоту обструктивного синдрома бронхиолита (БОС) (Vital D, 2013) (Cheng TZ, 2019).

    Наконец, было высказано предположение (Chang EH, 2015) и недавно подтверждено (McCormick J, 2019), что лечение ивакафтором может изменить результаты компьютерной томографии при заболевании носовых пазух при МВ.

    исследователей Хопкинса раскрыли связь гена инфекции носовых пазух с CF – ScienceDaily

    Ученые из Johns Hopkins сообщают, что некоторые люди, страдающие повторяющимися инфекциями носовых пазух, могут быть предрасположены к ним отчасти потому, что они несут ту же генетическую мутацию, которая вызывает кистозный фиброз (CF).

    По оценкам, 30 миллионов американцев страдают хроническим заболеванием носовых пазух, из них миллиарды долларов ежегодно тратятся на потерянные рабочие дни, посещения врача и лекарства.

    В исследовании, опубликованном в текущем выпуске журнала Американской медицинской ассоциации, исследователи обнаружили, что 7 процентов из 147 пациентов, которые недавно посетили Хопкинса из-за повторных приступов синусита, несли копию мутировавшего гена, ответственного за МВ, называемого CFTR. Ученые прогнозируют, что риск хронического синусита, вероятно, удвоится, если вы носитель гена CF.

    «Мы хотим прояснить, что у этих пациентов нет муковисцидоза», – говорит генетик Гарри Р. Каттинг, доктор медицины, из исследовательской группы. Муковисцидоз возникает в результате двойной дозы мутантного гена CFTR – оба родителя должны внести копию этого рецессивного гена для возникновения CF. «Но мы давно задавались вопросом, имеет ли только один мутантный ген CFTR какие-либо последствия для здоровья», – говорит Каттинг.

    «Теперь мы можем подтвердить то, что мы подозревали. В течение многих лет мы знали, что дети и взрослые с ХБН страдают тяжелыми инфекциями носовых пазух – это почти само собой разумеющееся заболевание.«Муковисцидоз характеризуется аномальной концентрацией соли и аномально густой слизью в дыхательных путях и других местах. Слизь блокирует лицевые пазухи и, наряду с аномальным содержанием соли, создает среду, которая способствует росту бактерий». Тем не менее, мы не рекомендуем это Каждый человек с хроническими проблемами носовых пазух проходит тестирование на гены CFTR, – предупреждает Cutting. – Исследование все еще находится на ранней стадии. Однако эти знания могут оказаться полезными в терапевтических целях. Некоторым пациентам с синуситом могут помочь методы лечения МВ.Кроме того, генетическое тестирование может позволить нам выделить пациентов с наиболее тяжелой формой хронического синусита, тех, кому может помочь терапия, направленная именно на их основную проблему ».

    В текущем исследовании исследователи проанализировали образцы крови 147 больных носовыми пазухами и такого же количества контрольных групп на наличие любой из 16 наиболее распространенных мутаций гена CF. Они также проанализировали различия в способности тканей носа пациентов проводить ток, что является хорошим показателем солевого выхода клеток.

    Было обнаружено, что десять пациентов с синуситом являются носителями мутировавшего гена CF, большинство из которых имеют наиболее распространенную форму мутации. Только двое из контрольной группы были носителями.

    Как пациенты с синуситом, так и пациенты из контрольной группы, результаты тестов на носовую проводимость были в пределах нормы, хотя пациенты с синуситом имели незначительные отклонения, вероятно, из-за мутантного гена CF.

    Исследователи говорят, что очень мало известно о причинах возникновения хронических инфекций носовых пазух.«Знание того, какие гены задействованы, говорит нам о том, как подходить к основополагающей биологии и может предложить более разумные способы борьбы с болезнью», – говорит Каттинг. «Например, пациенты с инфекцией носовых пазух обычно принимают такие агенты, как Судафед, которые обладают подсушивающим эффектом. Но при респираторной инфекции, – говорит он, – клетки, выстилающие синусы, вынуждены производить больше жидкости. У пациентов, несущих мутантный ген CFTR, это могут серьезно повлиять на клетки, у которых выход воды уже ниже номинального, что может повысить восприимчивость к инфекции.Для людей, являющихся носителями мутантных форм CFTR, это может означать, что использование таких лекарств или транспортировка их носовых пазух в Аризону может быть не лучшей идеей ». Исследователи расширят свою работу, чтобы увидеть, реагируют ли носовые пазухи пациентов-носителей иначе, чем другие, на такие стрессы, как холодные вирусы или холодный воздух. «Это может указать путь к испытаниям лекарств и, возможно, к новым целевым способам лечения инфекций носовых пазух», – говорит Каттинг.

    Исследование финансировалось за счет грантов Национального института здоровья и Фонда кистозного фиброза.

    Первым автором исследования является Синь Цзин Ван, доктор медицинских наук. Другие участники исследовательской группы: Дональд Леопольд, доктор медицины, Джин Ким, доктор медицины, доктор философии, Рональд К. Рубенштейн, доктор медицины, доктор философии, Алкис Тогиас, доктор медицины, и Памела Л. Зейтлин, доктор медицины, доктор философии. .D.

    Веб-сайты по теме:

    Для Фонда муковисцидоза – http://www.cff.org

    Для получения информации об инфекциях носовых пазух от А до Я – http://www.sinuses.com/faq.htm

    – -JHMI- –

    Контактное лицо для СМИ: Марджори Центофанти 410-955-8725
    Электронная почта: mcentofanti @ jhmi.edu

    Медицинские науки | Бесплатный полнотекстовый | Хронический риносинусит при муковисцидозе: диагностика и лечение

    1. Введение

    Муковисцидоз (МВ) – аутосомно-рецессивное генетическое заболевание, характеризующееся плохим переносом ионов хлорида (Cl ) через клеточные мембраны из-за мутаций в трансмембранном муковисцидозе. ген проводимости (CFTR). Это системное заболевание, которое может поражать синопульмональную, желудочно-кишечную и мочеполовую системы [1].Снижение транспорта хлоридов приводит к уменьшению количества воды, проникающей через эпителий в секреты слизистой оболочки, что приводит к образованию густой сгущенной слизи. Заболевание легких при МВ обусловлено этой сгущенной слизью, что приводит к плохому мукоцилиарному клиренсу, вторичной бактериальной колонизации и повторяющимся инфекционным обострениям, которые в конечном итоге снижают общую функцию легких [2]. Этот непрерывный процесс воспаления и инфекции слизистой оболочки также может поражать придаточные пазухи носа, приводя к хроническому риносинуситу [3].Более того, рассматривая унифицированную модель дыхательных путей, некоторые исследователи продемонстрировали, что у пациентов с МВ околоносовые пазухи могут служить резервуаром для вирулентных бактерий, которые затем могут вызывать обострения легких [4,5,6]. Таким образом, сотрудничество с пульмонологом, страдающим МВ, необходимо для диагностики и лечения хронического риносинусита у этих сложных пациентов. В этом обзоре наша цель – определить лучшие стратегии для диагностики хронического риносинусита с муковисцидозом (CF CRS), а также рассмотреть доступные методы лечения этих пациентов.Показания и преимущества хирургического лечения выходят за рамки этого обзора.

    3. Показатели качества жизни

    CRS Симптомы заложенности носа, гнойной ринореи, лицевой боли и гипосмии могут иметь сильное влияние на качество жизни некоторых пациентов. Hopkins et al. показали, что Sinonasal Outcome Test-22 (SNOT-22) является валидированным инструментом, который включает в себя ринологические, экстраназальные ринологические, слуховые / лицевые, психологическую дисфункцию и области дисфункции сна, которые можно использовать для определения влияния СВК на состояние пациента. Качество жизни, а также оценка результатов хирургического лечения [9].Habib et al. сравнили пациентов с МВ с СВК и без них и обнаружили, что оценка по шкале SNOT-22, превышающая 21, свидетельствует о сопутствующем СВК у пациентов с МВ [10]. Более того, исследование показало, что SNOT-22 как предиктор одной переменной не отличался от модели многовариантной регрессии, включающей несколько социально-демографических и клинических переменных, при определении наличия или отсутствия СВК [10]. Другое исследование показало, что респираторный компонент Опросника по муковисцидозу – пересмотренный для взрослых и подростков старше 14 лет, показатель качества жизни, специфичный для МВ, был статистически ниже у пациентов с СВК по сравнению с пациентами без СВК.Это указывает на ухудшенное восприятие респираторного здоровья у пациентов с хроническим заболеванием носовых пазух [11]. Еще одним инструментом качества жизни, изучаемым в педиатрической популяции МВ, является обследование качества жизни носовых пазух и носовых пазух (SN-5). SN-5 был подтвержден как надежное исследование качества жизни, связанное со здоровьем, у детей в возрасте от двух до четырнадцати лет с синоназальными симптомами [12]. Он спрашивает родителей об инфекциях носовых пазух у их детей, обструкции носа, симптомах аллергии, эмоциональном стрессе и ограничениях активности [12]. Wentzell et al.обнаружили, что показатели SN-5 достоверно коррелировали с недавними эпизодами синусита, назначениями антибиотиков при синусите и количеством дней, пропущенных из школы, сделав вывод, что этот инструмент является надежным методом мониторинга синоназальных симптомов у детей с МВ [13]. Xie et al. обнаружили, что все 5 доменов SN-5 коррелировали с изменением общих показателей качества жизни детей в возрасте от 0 до 4 лет; однако у детей в возрасте от пяти до двенадцати и от тринадцати до восемнадцати лет только два или менее субдомена SN-5 коррелировали с общим качеством жизни.Они предложили разработать в целом более совершенный инструмент для оценки пациентов старшего возраста и подростков с МВ и СВК [14].

    4. Носовая эндоскопия / компьютерная томография

    Носовая эндоскопия – еще один инструмент, обычно используемый отоларингологами для диагностики патологии околоносовых пазух. У пациентов с МВ с поражением придаточных пазух носа назальная эндоскопия может выявить толстый носовой дренаж, отек слизистой оболочки и полипоз носа [4,8,15]. Однако эти данные могут быть неспецифическими и не всегда коррелируют с симптомами [15].Casserly et al. продемонстрировали, что пациенты с МВ с субъективными симптомами заболевания носовых пазух и без них имели аналогичные результаты назальной эндоскопии по Лунду – Кеннеди (LKNE), которые в целом были хуже, чем в общей популяции без СВК. Эти данные показывают, что воспалительный компонент CF может вызывать клинически определяемые различия в состоянии носовых пазух и слизистой оболочки носа при носовой эндоскопии. Однако проблема с пациентами с МВ состоит в том, чтобы согласовать эти объективные данные с субъективной симптоматикой при рассмотрении медицинского или хирургического вмешательства.Компьютерная томография без контраста незаменима при оценке пациентов на CF CRS. Общие симптомы включают гипоплазию / аплазию клиновидной или лобной части, медиальное выпячивание боковой стенки носа, деминерализацию крючковидного отростка, воспаление клиновидной ниши, помутнение пазухи, остит и регенерацию, а также склероз околоносовых пазух [16,17,18]. Однако, как и в случае носовой эндоскопии, есть свидетельства того, что результаты КТ не всегда коррелируют с симптомами. Канг и др. обнаружил, что пока 84.7% их когорты CF имели рентгенологические доказательства СВК, не было статистически значимой разницы в показателях Лунда-Маккея среди пациентов, стратифицированных на основе тяжести их синоназальных симптомов по SNOT-22 [16]. Они задаются вопросом, является ли эта дихотомия между визуализацией и симптомами признаком истинного отсутствия патологического воспаления или просто занижением симптомов при наличии настоящего заболевания носовых пазух [16]. Кроме того, Расмуссен и др. утверждает, что поперечное сечение с помощью КТ не должно быть единственным определяющим фактором при рассмотрении ESS, поскольку нет корреляции между результатами визуализации и обнаружением гноя или патогенных бактерий [19].Гнойность и патогенные бактерии были обнаружены у пациентов без помутнения носовых пазух на КТ, а стерильные посевы также были обнаружены у пациентов с помутнением носовых пазух [19]. Из-за этих неопределенностей визуализации некоторые разработали новую систему оценки КТ, которая сочетает такие характеристики, как выпуклость боковой носовой стенки и помутнение носовых пазух с крючковидной деминерализацией и наличием мукоцеле, для количественной оценки тяжести заболевания носовых пазух у пациентов с МВ [20]. Что касается детей с МВ, авторы показали, что у большинства пациентов в возрасте от 0 до 17 лет помутнение носовых пазух будет более серьезным, чем у их коллег без МВ [17].Таким образом, чтобы ограничить чрезмерное облучение, компьютерная томография должна использоваться только для периоперационной оценки и для оценки осложнений, связанных с синуситом [21]. Также оценивалась взаимосвязь между генотипом пациентов с МВ и результирующей тяжестью заболевания носовых пазух. Abuzeid et al. обнаружили, что пациенты с генотипами МВ высокого риска, такими как мутации класса I – III, которые приводят к заметному снижению присутствия или активности хлоридного канала трансмембранного регулятора муковисцидоза, не имеют статистически значимых различий в их SNOT-22, Lund-Mackay и LKNE. оценки при сравнении с генотипами МВ с низким риском, такими как мутации класса IV – V, после учета смешивающих переменных [22].Класс мутаций определяется на основе механизма того, как они нарушают ген CFTR, с категориями, варьирующимися от дефектного синтеза CFTR в мутациях класса I до снижения синтеза или стабильности активного CFTR в мутациях класса V [22]. С другой стороны, Berkhout et al. оценили компьютерную томографию пациентов с МВ и обнаружили, что пациенты с мутациями класса I – III имели статистически более высокий балл Лунда – Маккея на компонент синоназальной системы по сравнению с пациентами с мутациями класса IV – V [8].Они отметили значительно меньшие размеры лобных и клиновидных пазух, более выраженное помутнение придаточных пазух носа и больший остит / неоостеогенез стенки гайморовой пазухи в группе высокого риска [8].

    На основании вышеизложенных данных, эндоскопию носа и компьютерную томографию следует использовать одновременно для выявления объективных характеристик заболевания носовых пазух у пациентов с МВ с симптомами носовых пазух. Пациент с симптомами, свидетельствующий о полипозе носа, слизистой оболочке носовых пазух и отеке слизистой оболочки при носовой эндоскопии, а также склеротической костной ткани и помутнении околоносовых пазух на компьютерной томографии, возможно, должен пройти лечение по поводу СВК.

    5. Лечение

    При лечении заболеваний придаточных пазух носа, связанных с CF, был идентифицирован ряд системных и местных медицинских методов лечения, с различными данными, подтверждающими их эффективность, как показано в таблице 1. Дорназа-альфа является муколитическим агентом, который действует путем расщепления внеклеточных ДНК в дыхательных путях и улучшение вязкости слизи при одновременном улучшении функции легких и уменьшении легочных обострений [23]. В рандомизированном контролируемом исследовании пациенты с МВ проходили назальное небулайзерное лечение дорназой-альфа или плацебо в течение 1 года после эндоскопической хирургии носовых пазух [24].Через 48 недель после операции у пациентов, получавших дорназу альфа, наблюдалось статистически значимое улучшение симптомов придаточных пазух носа, показателей LKNE, показателей Лунда – Маккея и объема форсированного выдоха за 1 секунду (ОФВ1) по сравнению с пациентами, получавшими плацебо [24]. По сравнению с изотоническим физиологическим раствором для носа, Mainz et al. обнаружили, что пациенты с МВ, получавшие небулайзерную интраназальную дорназу-альфа, имели статистически значимое улучшение показателей SNOT-22, а также форсированного выдоха на 75–25% [25]. Орошение носа физиологическим раствором также обычно используется для лечения хронического синусита.Mainz et al. выполнили рандомизированное контролируемое исследование, в котором пациенты с МВ использовали 28 дней орошения изотоническим физиологическим раствором и 28 дней орошения гипертоническим (6,0%) физиологическим раствором с промежуточным периодом вымывания [26]. Всего через распылитель ежедневно вводили 4 мл физиологического раствора, который распылялся в носовые полости. Оба метода лечения привели к одинаково небольшим улучшениям в баллах SNOT-22, хотя важно учитывать, что гипертонический раствор может привести к более раздражению слизистой оболочки [3,26]. Другие предположили, что ирригация солевым раствором сама по себе может быть плохим методом для очистки носовых пазух от слизи и корок или служить методом доставки лекарств, таких как антибиотики и стероиды, из-за плохого проникновения в носовые пазухи.Aanaes et al. обнаружили, что даже после эндоскопической операции на пазухах, по данным однофотонной эмиссионной компьютерной томографии, ирригация физиологическим раствором не достигала лобных и клиновидных пазух, при этом менее 50% гайморовых пазух показали улучшение объема послеоперационной жидкости пазух после промывания [27]. . Топические кортикостероиды – еще один вариант, доступный для лечения придаточных пазух носа. Hadfield et al. провели рандомизированное контролируемое исследование, в котором пациентам с МВ и полипами носа в течение 6 недель давали местный бетаметазон дважды в день или плацебо [28].Через шесть недель наблюдалось статистически значимое уменьшение полипоза носа, но без изменения оценки симптомов [28]. В ретроспективной серии Donaldson et al. обнаружили, что у 62,5% пациентов с МВ с назальным полипозом полипы исчезли или полипы меньшего размера исчезли после назальных ингаляций беклометазона (100 мг) дважды в день [29]. В том же исследовании он обнаружил, что 78,6% пациентов с МВ без полипоза носа улучшили симптомы обструкции носа при использовании того же режима [29]. Кроме того, другие авторы продемонстрировали эффективность беклометазона в отношении размера носовых полипов и улучшения симптоматики носовых пазух [30,31].Однако нет убедительных данных об использовании пероральных стероидов в популяции пациентов с МВ при лечении заболеваний носовых пазух [3]. С точки зрения профиля безопасности, местные ингаляционные кортикостероиды, такие как будесонид, могут использоваться, не вызывая дисфункции гипоталамо-гипофизарной системы, в то время как применение пероральных кортикостероидов должно быть осторожным из-за высокой частоты диабета, вторичного по отношению к недостаточности поджелудочной железы и метаболических нарушений в популяции пациентов с МВ. [3,32,33]. Поскольку хроническая инфекция верхних и нижних дыхательных путей, вызванная Pseudomonas aeruginosa и Staphylococcus aureus, часто встречается у пациентов с МВ, местные антибиотики являются еще одним средством лечения заболеваний носовых пазух, связанных с МВ [34].Одно исследование показало, что после эндоскопической хирургии носовых пазух послеоперационный режим, состоящий из двух недель внутривенного введения антибиотиков широкого спектра действия, шести месяцев орошения колистином и не менее 6 месяцев местного применения стероидов для носа, привел к отрицательному посеву синуса в течение как минимум 6 месяцев примерно из 50. процент пациентов [35]. Однако трудно определить, какую степень уменьшения колонизации можно отнести к хирургическому вмешательству, а не только медикаментозному лечению. Кроме того, в рандомизированном контролируемом исследовании Mainz et al.обнаружили, что местный аэрозольный тобрамицин приводил к уменьшению нагрузки на околоносовые пазухи, вызванной ростом P. aeruginosa, а также к статистически значимому улучшению показателей SNOT-20 по сравнению с плацебо [36]. Еще одно исследование показало, что частота повторных операций у пациентов с МВ, которые прошли серию промываний носовых пазух антибиотиками, такими как тобрамицин, после эндоскопической хирургии носовых пазух, по сравнению с пациентами, перенесшими только обычную операцию, составила 10% против 47% через 1 год после операции и 22% против 72 % Через 2 года после операции соответственно [37].Эти данные свидетельствуют о том, что местные антибиотики могут быть полезны при лечении ХРС CF. Ивакафтор – это недавно разработанный новый препарат, который работает как модулятор CFTR, который действует, восстанавливая функцию транспорта ионов CFTR на клеточном уровне у пациентов со специфическими мутациями CFTR, известными как gating мутации [38]. У пациентов с муковисцидозом со стробирующими мутациями ивакафтор существенно улучшил исходную функцию легких, снизил уровень хлорида пота до уровня ниже уровня заболевания и замедлил ухудшение функции легких почти на пятьдесят процентов в год [39,40].Что касается заболевания носовых пазух, Chang et al. описывает пациента с лекарственно и хирургически стойким заболеванием носовых пазух, связанным с МВ, у которого появились недавно очищенные верхнечелюстные и лобные пазухи, улучшилась симптоматика и улучшился ОФВ1 после 10 месяцев терапии ивакафтором [38]. Кроме того, исследования in vitro также показали доказательства увеличения ионного транспорта, а также улучшения вязкости секрета при применении ивакафтора [38]. Кроме того, McCormick et al. продемонстрировали, что терапия ивакафтором улучшила показатели ринологии, сна и психологии пациентов по метрике качества жизни SNOT-20 через 1 и 3 месяца после начала терапии, хотя следует отметить, что 75% пациентов начали с 41 балла].С тех пор были одобрены два дополнительных модулятора CFTR, одобренных для постоянно расширяющегося списка генотипов CFTR. Хотя избыточных данных о влиянии модуляторов на CF CRS все еще нет, возможно, что эти новаторские препараты, с их способностью восстанавливать транспорт хлоридов для улучшения мукоцилиарного клиренса при CF, изменят течение и уменьшат тяжесть заболевания. Ибупрофен – еще одно лекарственное средство, которое некоторые опробовали для лечения заболевания носовых пазух, связанного с МВ.Одно исследование показало, что у 12 пациентов с МВ и назальным полипозом в какой-то момент во время терапии высокими дозами ибупрофена произошло исчезновение носовых полипов [42]. Однако более половины пациентов, прекративших прием ибупрофена, имели рецидив полипов носа, что, вероятно, указывало только на временное улучшение [40]. В то время как многочисленные исследования показали пользу ибупрофена для легких у пациентов с МВ, исследования, оценивающие его использование при конкордантном СВК, ограничиваются этим исследованием, которое в лучшем случае указывает на частичную временную реакцию на полипоз носа [43,44].

    Наш опыт

    В нашем учреждении мы используем различные методы для диагностики и лечения пациентов с CF CRS. Наши основные диагностические стратегии включают анамнез, физический осмотр, эндоскопию носа и компьютерную томографию придаточных пазух носа для оценки воспаления слизистой оболочки и наличия гипоплазии пазух и остеита. Наши отоларингологи и пульмонологи вместе обсуждают недавнюю функцию легких и частоту легочных инфекций, чтобы определить, каким пациентам может потребоваться лечение.Наша терапевтическая стратегия включает сочетание хирургической и медикаментозной терапии; детали хирургического лечения выходят за рамки этого обзора. Медицинское лечение включает комбинацию орошения солевым раствором, кортикостероидами и антибиотиками, которые доставляются с бутылкой для промывания носовых пазух, которую можно легко приобрести в местных аптеках. Наш опыт согласуется с преимуществами, продемонстрированными в литературе относительно аналогичных стратегий. Кроме того, многие пациенты, направленные в наш офис, одновременно используют системные методы лечения, такие как модулятор CFTR.

    Оценка качества жизни с точки зрения синоназальных симптомов у детей с муковисцидозом

    Объектив

    Синусит – частая жалоба у детей с муковисцидозом. Однако фактическая распространенность хронического риносинусита и его влияние на качество жизни детей не были должным образом изучены. Таким образом, целью данного исследования было определить влияние на качество жизни носовых пазух у детей с муковисцидозом.

    Материалы и методы

    Это исследование представляло собой диагностическое исследование, проведенное с участием 80 детей с муковисцидозом в возрасте от 2 до 20 лет, которые были направлены в клинику муковисцидоза больницы Масих Данешвари в 2017–2018 годах.Анкеты, использованные в этом исследовании, представляли собой скрининговый опросник на хронический риносинусит, основанный на Европейской целевой группе, а оценка качества жизни придаточных пазух носа была основана на обследовании SN-5.

    Результаты

    Из 80 пациентов с фиброзом в возрасте от 2 до 20 лет, включенных в исследование, 41 пациент был женщиной (51,3%) и 39 мужчиной (48,8%). В 61 случае (76,3%) хронического риносинусита не было, а в 19 случаях (23,8%) хронический риносинусит. Средний балл по шкале SN-5 у 19 пациентов с хроническим риносинуситом составил 3 балла.4105, а средний балл пациентов без риносинусита составил 1,8426 при значении P 0,000. Средний балл SN-5 был значимым между двумя группами. У пациентов с заложенностью носа наблюдалась значительная разница в факторах качества жизни, таких как инфекция носовых пазух, заложенность носа и симптомы аллергии (P <0,001). У пациентов с лицевой болью наблюдалась значительная разница в факторах качества жизни, таких как инфекция носовых пазух, заложенность носа, аллергические симптомы и ограничение физической активности (P <0.001). Также наблюдалась значительная разница в факторах качества жизни, таких как инфекция носовых пазух, обструкция носа и симптомы аллергии у пациентов с постназальным капельницей (P <0,001).

    Заключение

    У детей с муковисцидозом качество жизни придаточных пазух носа во многом зависит от отсутствия хронического риносинусита. Это исследование показало, что у детей с хроническим реносинуситом качество жизни в придаточных пазухах носа значительно ниже, чем у детей с хроническим риносинуситом.Результаты показали, что показатели качества жизни при инфекциях носовых пазух, обструкции носа и симптомах аллергии были значительно выше у пациентов с хроническим риносинуситом, чем у пациентов без хронического риносинусита. Результаты этого исследования важны для улучшения качества жизни детей, связанного со здоровьем, поскольку оно ведет к развитию коммуникации между пациентом и врачом, выявлению недооцененных проблем, мониторингу развития болезни и бремени лечения, а также продвижению вмешательств. в повседневной жизни пациентов.

    Введение

    Муковисцидоз – мультисистемное заболевание у детей и подростков. Заболевание является наиболее распространенным врожденным заболеванием, ограничивающим жизнь людей, у белых людей. Нарушение функции регулятора трансмембранной проводимости при муковисцидозе как первичный дефект приводит к широкому спектру симптомов и осложнений [1]. Муковисцидоз – наиболее частая причина хронических заболеваний легких у детей и ведущая причина внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы в раннем возрасте.Он также влияет на многие случаи пансинусита, полипов носа, выпадения прямой кишки, панкреатита, холелитиаза и гипергликемии, связанной с инсулином. Его считают при дифференциальной диагностике многих детских болезней [2, 3].

    В исследовании Chan et al. Оценивалось качество жизни носовых пазух у детей с муковисцидозом. В исследовании приняли участие 47 детей в возрасте от 2 до 20 лет. Согласно различным методам диагностики (рекомендации Американского ринологического общества (ARS)), частота хронического риносинусита у детей с муковисцидозом составляла от 11% до 38%.По данным SN-5 (Sinus and Nasal Quality of Life Survey), существенных изменений качества жизни детей с лечением синусита до и после лечения не наблюдалось [4].

    Известно, что пациенты с муковисцидозом имеют физические симптомы, связанные с хроническим синуситом. По данным компьютерной томографии, у них также наблюдается почти постоянное увеличение толщины слизистой надкостницы, а носовые полипы обнаруживаются более чем у 48% детей с муковисцидозом [5, 6].Однако фактическая распространенность хронического риносинусита и его влияние на качество жизни детей с муковисцидозом недостаточно хорошо описаны. В одном исследовании у 10% детей были синоназальные симптомы [7]; в то время как в других исследованиях распространенность симптомов составляла до 62% [8]. Исследование, проведенное на группе детей с муковисцидозом с помощью теста Sino-Nasal Outcome Test SNOT-16, показало небольшое влияние на их качество жизни по сравнению с бессимптомными взрослыми, но у них было лучшее качество жизни, чем у взрослых с хроническим риносинуситом [9].SN-5 – ценный тест для оценки качества жизни детей [10].

    В исследовании Rudnick et al. О долгосрочном улучшении послеоперационного качества жизни детей с хроническим риносинуситом воспитатели заполнили анкету SN-5 до и после операции. Из всех 22 детей со средним возрастом 5,7 года средний балл до операции был 25,6, после операции – 11,7 в краткосрочной перспективе и 11,5 в долгосрочной перспективе. Снижение было значительным в обоих случаях и отражало долгосрочное улучшение качества жизни [11].По мере увеличения продолжительности жизни пациентов возник ряд новых психологических проблем, включая привязанность, заботу о себе, отношения со сверстниками, род занятий, проблемы со здоровьем и прогноз [3, 12, 13, 14].

    Хотя симптомы синусита у детей редко бывают серьезными или опасными для жизни, важно измерить качество жизни этих детей. При необходимой медицинской и психологической поддержке дети и подростки с муковисцидозом могут с меньшей вероятностью страдать от болезней и станут активными и независимыми в среднем возрасте.Таким образом, возникает вопрос: как хронические проблемы носовых пазух влияют на качество жизни детей с муковисцидозом? Поэтому целью данного исследования было определить ответ на этот вопрос.

    Материалы и методы

    Настоящее исследование представляет собой диагностическое исследование, которое проводилось на 80 детях с муковисцидозом в возрасте от 2 до 20 лет, которые были направлены в клинику муковисцидоза больницы Масих Данешвари в 2017–2018 годах. Пациенты были исключены, если у них был внеплановый прием в клинике (например, острый больной).

    Цели исследования сначала сообщались пациентам и их родителям, а затем, если они соглашались участвовать в исследовании, им выдавалась анкета. Анкета состояла из трех частей. Первая часть была связана с личными характеристиками пациентов, такими как возраст и пол; вторая часть была связана со скринингом на хронический риносинусит, проводимым Европейской целевой группой; и третья часть была связана с оценкой качества жизни придаточных пазух носа на основе формы SN-5.Sinonasal-5 (SN-5) – это проверенный педиатрический прибор для оценки качества жизни носовых пазух. Каждый вопрос в SN-5 получил оценку от 1 до 7 (ни один раз = 1, все время = 7). В этом исследовании хронический детский риносинусит был обнаружен на основании наличия 2 или более из следующих предметов в течение до 12 недель. Симптомами были заложенность носа, выделения из носа, боль или давление в лице и снижение обоняния. Рентгенологические и эндоскопические исследования не были эталонными. Данные были проанализированы с помощью программного обеспечения SPSS версии 25 с использованием описательных и логических тестов.

    Этическое одобрение: Исследование, связанное с использованием человека, соответствовало всем применимым национальным нормам, институциональной политике и принципам Хельсинкской декларации и было одобрено Комитетом по этике Университета медицинских наук им. Шахида Бехешти (IR .SBMU.NRITLD.REC.1396.446).

    Информированное согласие: Информированное согласие было получено от всех лиц, включенных в это исследование.

    Результаты

    Результаты показали, что 41 субъект (51.3%) были женщинами и 39 мужчинами (48,8%). У 61 субъекта (76,3%) было

    не имели хронического риносинусита и 19 (23,8%) имели хронический риносинусит. Средний балл SN-5 у 19 пациентов с хроническим риносинуситом составил 3,4 · 105, а средний балл пациентов без риносинусита – 1,8426 при значении P 0,000. Средняя разница в баллах SN-5 была статистически значимой между двумя группами (таблица 1).

    Таблица 1

    Сравнение среднего значения SN-5 у пациентов с хроническим риносинуситом и пациентов с нехроническим риносинуситом у пациентов с муковисцидозом, обращавшихся в больницу Масих Данешвари в 2017–2018 годах.

    Хронический риносинусит N Среднее Std. Отклонение Std. Среднее значение ошибки Mean Рейтинг P-значение
    SN-5 Оценка Нет 61 1,8426 0,79759 0,10212 34,08 0,000
    Есть 19 3.4105 1,47041 0,33734 61,11

    Результаты показали, что у пациентов с заложенностью носа наблюдалась значительная разница в факторах качества жизни, таких как инфекция носовых пазух, заложенность носа и симптомы аллергии (P <0,001, таблица 2).

    Таблица 2

    Сравнение показателей качества жизни людей с носовой непроходимостью и людей без носовой обструкции с использованием непараметрического U-критерия Манна-Уитни.

    Заложенность или заложенность носа N Среднее Медиана Mean Рейтинг Std. Отклонение P-значение
    Инфекция носовых пазух Нет 61 2,69 2,00 34,58 1,785 0,000
    Есть 19 4.95 5,00 59,50 1,747
    Закупорка носа Нет 61 1,80 1,00 33,25 1,364 0,000
    Есть 19 4,26 4,00 63,79 1.727
    Симптомы аллергии Нет 61 1,66 1,00 35,49 1,078 0,000
    Есть 19 3,21 3,00 56,58 1,873
    Эмоциональный дискомфорт Нет 61 1.70 1,00 39,14 1,269 0,269
    Есть 19 2,68 1,00 44,87 2,562
    Ограничение активности Нет 61 1,34 1,00 38,77 0.998 0,080
    Есть 19 2,00 1,00 46,05 1,732
    Оценка схемы Нет 61 7,97 8,00 40,52 1,741 0,991
    Есть 19 7.47 8,00 40,45 2,894

    У пациентов со сниженным обонянием наблюдалась значительная разница в факторах качества жизни, таких как инфекция носовых пазух, заложенность носа и аллергические симптомы (P <0,001, таблица 3).

    Таблица 3

    Сравнение показателей качества жизни людей со сниженным обонянием и людьми без обоняния с использованием непараметрического U-критерия Манна-Уитни.

    Снижение обоняния N Среднее Медиана Mean Рейтинг Std. Отклонение P-значение
    Инфекция носовых пазух Нет 72 3,06 3 38,69 1,96 0,033
    Есть 8 4.75 6 56,81 1,98
    Закупорка носа Нет 72 2,17 1 37,94 1,64 0,002
    Есть 8 4,38 6 63,56 2,00
    Симптомы аллергии Нет 72 1.88 1 38,96 1,29 0,049
    Есть 8 3,38 4 54,38 2,20
    Эмоциональный дискомфорт Нет 72 1,85 1 39,75 1.56 0,308
    Есть 8 2,75 2 47,25 2,66
    Ограничение активности Нет 72 1,47 1 40,18 1,22 0,588
    Есть 8 1.75 1 43,38 1,39
    Оценка схемы Нет 72 7,92 8 41,37 2,06 0,303
    Есть 8 7,25 7 32,69 2,12

    Наблюдалась значительная разница в факторах качества жизни, таких как инфекция носовых пазух, заложенность носа и симптомы аллергии, а также ограничение активности у пациентов с лицевой болью, полнотой или давлением (P <0.05, таблица 4).

    Таблица 4

    Сравнение показателей качества жизни людей с лицевой болью, полнотой или давлением и теми, у кого нет лицевой боли, полноты или давления, с использованием непараметрического U-критерия Манна-Уитни.

    Боль, полнота или давление в лице N Среднее Медиана Mean Рейтинг Std. Отклонение P-значение
    Инфекция носовых пазух Нет 68 2.93 3 37,43 1,84 0,004
    Есть 12 4,92 6 57,92 2,19
    Закупорка носа Нет 68 2,00 1 36,67 1,40 0.000
    Есть 12 4,58 6 62,21 2,19
    Симптомы аллергии Нет 68 1,76 1 37,53 1,13 0,003
    Есть 12 3.50 4 57,33 2,15
    Эмоциональный дискомфорт Нет 68 1,66 1 38,76 1,22 0,061
    Есть 12 3,50 2 50,33 2.94
    Ограничение активности Нет 68 1,32 1 38,69 0,95 0,015
    Есть 12 2,50 1 50,75 2,02
    Оценка схемы Нет 68 7.99 8 41,35 1,86 0,426
    Есть 12 7,08 8 35,71 2,94

    Результаты также показали, что существует значительная разница в факторах качества жизни, таких как инфекция носовых пазух, заложенность носа и симптомы аллергии у пациентов с выделениями из носа или постназальными каплями (P <0.001, таблица 5).

    Таблица 5

    Сравнение показателей качества жизни людей с выделениями из носа или постназальных выделений и без выделений из носа или постназальных выделений с использованием непараметрического U-критерия Манна-Уитни.

    Выделения из носа или постназальные Капельный N Среднее Медиана Mean Рейтинг Std. Отклонение P-значение
    Инфекция носовых пазух Нет 55 2.33 2 30,57 1,52 0,000
    Есть 25 5,20 6 62,34 1,50
    Закупорка носа Нет 55 1,87 1 34,94 1,31 0.001
    Есть 25 3,52 4 52,74 2,18
    Симптомы аллергии Нет 55 1,60 1 35,02 0,97 0,001
    Есть 25 2.96 3 52,56 1.88
    Эмоциональный дискомфорт Нет 55 1,62 1 39,30 1,01 0,420
    Есть 25 2,64 1 43,14 2.55
    Ограничение активности Нет 55 1,25 1 38,45 0,75 0,085
    Есть 25 2,04 1 45,02 1,81
    Оценка схемы Нет 55 8.24 8 43,44 1,54 0,085
    Есть 25 7,00 8 34,04 2,75

    На основании переменных SN-5 инфекция носовых пазух имела наибольший эффект, а ограничение активности наименьшее влияние на качество жизни (таблица 6, рисунок 1).

    Таблица 6

    Факторный коэффициент для определения среднего балла SN-5.

    Среднее Std. Отклонение Корреляция Пирсона P-значение Стандартизированные коэффициенты
    SN-5 Оценка 2,2150 1,19441
    Инфекция носовых пазух 3.23 2,012 0,782 0,000 0,337
    Закупорка носа 2,39 1,790 0,813 0,000 0,300
    Эмоциональный дискомфорт 1,94 1.701 0,681 0,000 0,285
    Симптомы аллергии 2.03 1.458 0,645 0,000 0,244
    Ограничение активности 1,50 1,232 0,684 0,000 0,206

    Рисунок 1

    Факторные коэффициенты для определения среднего балла SN-5.

    Обсуждение

    Исследование было направлено на демонстрацию небольшой части качества жизни, связанного со здоровьем, у пациентов с хроническим муковисцидозом после продвижения его использования в ежедневных визитах и ​​практике.Полученные данные показали, что показатели качества жизни в связи с инфекцией носовых пазух, обструкцией носа и симптомами аллергии у пациентов с заложенностью носа были значительно выше, чем у пациентов без заложенности носа. Заложенность носа возникает из-за простуды и инфекций носовых пазух, что блокирует носовые бактерии и вирусы и затрудняет дыхание. В большинстве случаев это можно исправить в течение недели с помощью лекарств и некоторых местных процедур [12].

    Следует отметить, что показатели качества жизни для инфекций носовых пазух, обструкции носа, аллергических симптомов и ограничения активности у пациентов с лицевой болью были значительно выше, чем у пациентов без лицевой боли.Заложенность носа, выделения из носа с измененным цветом, лицевая боль или давление – основные симптомы инфекции носовых пазух, которая длится 7 дней и более. Когда пазухи воспаляются и опухают, они больше не могут выводить слизь, в результате чего пациент ощущает полноту и боль в лице [15].

    При анализе факторов, определяющих хронический риносинусит, результаты показали, что носовые

    Фактор разряда

    у пациентов с муковисцидозом и хроническим риносинуситом был значительно связан с качеством жизни носовых пазух.Другими словами, была значительная взаимосвязь между средними баллами по компонентам SN-5 в выделениях из носа и факторами постназального подтекания, так что пациенты с фактором постназального подтекания имели более высокие показатели качества жизни в придаточных пазухах носа. Часто хроническое воспаление носовых полостей приводит к отеку внутренней части носа, что вызывает заложенность носа и заложенность носа. Этот статус также играет роль в проведении жидкости из постназальной области в горло и вызывает отхождение мокроты [16]. Кроме того, гнойные выделения из носа и заложенность носа являются симптомами хронического синусита.Результаты этого исследования также показали, что для оценки факторов, влияющих на баллы SN-5, инфекции носовых пазух имели самый высокий коэффициент по сравнению с другими факторами. Другими словами, фактор инфекции носовых пазух имел наибольшее влияние на определение качества жизни носовых пазух. Friedman et al. оценивали качество жизни придаточных пазух носа и легочную функцию у детей с муковисцидозом. В их исследовании использовался опросник SNOT-16 качества жизни придаточных пазух носа и сравнивался с объемом форсированного выдоха ОФВ1.У детей младше 12 лет наблюдалась значимая взаимосвязь между SNOT-16 и FEV1. Дети с более высоким ОФВ1 имели более низкий SNOT-16. Тяжесть заболевания носовых пазух ассоциировалась с тяжестью заболевания легких у детей младше 12 лет с муковисцидозом [9].

    Результаты настоящего исследования показали, что у детей с муковисцидозом качество жизни носовых пазух в значительной степени связано с хроническим риносинуситом. Согласно анализу данных этого исследования, у детей с хроническим риносинуситом качество жизни в придаточных пазухах носа значительно снизилось по сравнению с детьми, у которых не было хронического риносинусита.В исследовании, проведенном Habib et al., У пациентов с муковисцидозом изучалась связь между хроническим риносинуситом и качеством жизни, связанным со здоровьем. У 113 пациентов с муковисцидозом распространенность хронического риносинусита у пациентов старше 19 лет составила 59,2%. Тест легочной функции не выявил каких-либо существенных различий между двумя группами с хроническим риносинуситом и без него. Однако пациенты с хроническим риносинуситом имели более низкие баллы при оценке качества жизни [17].

    Заключение

    Результаты этого исследования показали, что у детей с муковисцидозом качество жизни придаточных пазух носа имеет значительную связь с отсутствием хронического риносинусита. Согласно анализу информации, это исследование показало, что у детей с хроническим риносинуситом качество жизни в придаточных пазухах носа значительно ниже, чем у детей без хронического риносинусита. Из переменных факторов SN-5 инфекции носовых пазух, обструкции носа и симптомов аллергии оценка качества жизни была значительно выше у пациентов с хроническим риносинуситом, чем у тех, у кого не было хронического риносинусита.Результаты этого исследования важны для улучшения качества жизни детей, связанного со здоровьем, поскольку оно ведет к развитию коммуникации между пациентом и врачом, выявлению недооцененных проблем, мониторингу развития болезни и бремени лечения, а также продвижению вмешательств. в повседневной жизни пациентов.

    Исследователи выражают благодарность заместителю директора по исследованиям и технологиям Университета медицинских наук Шахида Бехешти.

    Приложение

    Ссылки

    1 Он М., Робинсон П., Селвадурай Х., Фицджеральд Д.А. Вопрос 11: Как следует лечить аллергический бронхолегочный аспергиллез [ABPA] при муковисцидозе? Педиатрические респираторные обзоры. 2017; 24: 35-8.2796495010.1016 / j.prrv.2016.10.001 Искать в Google Scholar

    2 Эдвардс Э., Гослинг С., Кансра С., О’Рейли Р., Вест Н. 403 Специалисты в области лечения кистозного фиброза (МВ) в состоянии оценить меры активации пациента (ПАМ) у родителей детей с МВ? Журнал муковисцидоза.2017; 16: S164-S5. Искать в Google Scholar

    3 Hassanzad M, Orooji A, Valinejadi A, Velayati A. Экспертная система, основанная на нечетких правилах, для диагностики муковисцидоза. Электронный врач. 2017; 9 (12): 5974.10.19082 / 597429560150 Искать в Google Scholar

    4 Чан Д.К., Макнамара С., Парк Дж.С., Вайда Дж., Гибсон Р.Л., Парих С.Р. Качество жизни носовых пазух у детей с муковисцидозом. JAMA Отоларингология – хирургия головы и шеи. 2016; 142 (8): 743-9.10.1001 / jamaoto.2016.097927228505 Искать в Google Scholar

    5 Gysin C, Alothman G, Papsin B.Синоназальная болезнь при муковисцидозе: клинические характеристики, диагностика и лечение. Детская пульмонология. 2000; 30 (6): 481-9.1110

    0.1002 / 1099-0496 (200012) 30: 6 <481 :: AID-PPUL8> 3.0.CO; 2-N поиск в Google Scholar

    6 Tandon R, Derkay C, голова, хирургия n. Современное лечение риносинусита и муковисцидоза. Современное мнение в отоларингологии. 2003; 11 (1): 41-4.10.1097 / 00020840-200302000-00009 Искать в Google Scholar

    7 King VvB. Заболевания верхних дыхательных путей, синусит и полипоз.Клинические отзывы при аллергии. 1991; 9 (1-2): 143.1884322 Искать в Google Scholar

    8 Stern RC, Boat TF, Wood RE, Matthews LW, Doershuk CF. Лечение и прогноз полипов носа при муковисцидозе. Американский журнал болезней детей. 1982; 136 (12): 1067-70. Искать в Google Scholar

    9 Фридман Е.М., Стюарт М. Оценка качества жизни носовых пазух и легочной функции у детей с муковисцидозом. Американский журнал ринологии. 2006; 20 (6): 568-72.10.2500 / ajr.2006.20.2

    181094 Искать в Google Scholar

    10 Кей Д.Д., Розенфельд Р.М., Хирургия Н. Качество жизни детей со стойкими синоназальными симптомами. Журнал отоларингологии – хирургия головы и шеи. 2003; 128 (1): 17-26.10.1067 / mhn.2003.41 Поиск в Google Scholar

    11 Rudnick EF, Mitchell RB. Долгосрочные улучшения качества жизни после хирургического лечения заболеваний придаточных пазух носа у детей. Отоларингология – хирургия головы и шеи. 2007; 137 (6): 873-7.10.1016 / j.otohns.2007.08.006 Искать в Google Scholar

    12 Саху Н., Мохапатра ССГ, Рат С.Н., Падхи Р.Н.Радиологическое значение изолированной инфекции решетчатой ​​пазухи у бессимптомных пациентов с рецидивирующим острым риносинуситом. Международный журнал исследований в области медицинских наук. 2017; 5 (5): 1781-4.10.18203 / 2320-6012.ijrms20171520 Искать в Google Scholar

    13 Ziari A, Ansari M, Valinejadi A. Разрыв между качеством обслуживания и ожиданиями пациентов в amir-al-momenin больница Университета медицинских наук Семнана в 2016 году, Семнан, Иран. Коомеш. 2018: 221-7. Искать в Google Scholar

    14 Ansari M, Mohammad-Moradi F, Khaledian M, Shekofteh M, Valinejadi A.Оценка уровня санитарной грамотности взрослых в возрасте 18-30 лет, опыт Ирана. Библиотека философии и практики (электронный журнал). 2018; 7. Искать в Google Scholar

    15 Møller ME, Alanin MC, Grønhøj C, Aanoes K, Høiby N, von Buchwaldm C. Бактериология синусов у пациентов с муковисцидозом или первичной цилиарной дискинезией: систематический обзор. Американский журнал ринологической аллергии. 2017; 31 (5): 293-8.2885970310.2500 / ajra.2017.31.4461 Искать в Google Scholar

    16 Pinart M, Keller T, Reich A, Fröhlich M, Cabieses B, Hohmann C и др.Переключение распространенности связанного с полом аллергического ринита из детства во взрослую жизнь: систематический обзор и метаанализ. Международный архив аллергологической иммунологии. 2017; 172 (4): 224-35.10.1159 / 000464324 Поиск в Google Scholar

    17 Хабиб А.Р., Бакстон Дж. А., Сингер Дж., Вилкокс П. Г., Джавер А. Р., Квон Б. С.. Связь между хроническим риносинуситом и качеством жизни, связанным со здоровьем у взрослых с муковисцидозом. Анналы Американского торакального общества. 2015; 12 (8): 1163-9.26011015 Искать в Google Scholar

    Поступила: 06.02.2019

    Принято: 09.03.2019

    Опубликовано в сети: 17.06.2019

    © 2019 Марьям Хассанзад и др., опубликовано De Gruyter

    Это произведение находится под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 Public License.

    Причины хронического синусита и варианты лечения

    Заложенный нос, постназальный дренаж, заложенность носа – и это даже не сезон гриппа. Что происходит? Если вы испытываете эти симптомы, а также боль и нежность в лице, боль в ушах, боль в челюсти и горле, возможно, у вас синусит. Если эти симптомы сохраняются более трех месяцев и никакое лечение не помогает, возможно, вы страдаете так называемым хроническим синуситом.Давайте посмотрим, что вызывает синусит, и как ваш ЛОР-врач может помочь вам вылечить хронический синусит.

    Что такое хронический синусит?

    Гайморит по определению – это воспаление носовых пазух. Он может быть вирусным или бактериальным, но часто обсуждаемый тип синусита имеет бактериальную природу. Синусит подразделяется на острый или хронический. Острый синусит случается очень часто, лечится и проходит. Синусит, который сохраняется или часто повторяется, является хроническим синуситом.

    Причины синусита

    Есть много распространенных причин синусита, будь то хронический или острый. К ним относятся:

    • Простая простуда : отек и воспаление вызывают закупорку носовых пазух, слизь собирается в носовых пазухах, и бактерии начинают размножаться, что приводит к инфекции.
    • Аллергия : Повторяющееся воспаление в результате воздействия аллергенов, таких как плесень, пыльца, пыль или другие раздражители, вызывает отек слизистой оболочки носовой полости.
    • Реже встречается грибковый синусит , при котором грибок накапливается и размножается в носовых пазухах. Этот тип синусита обычно проявляется полипами в носу.

    Анатомия носовых пазух также может способствовать возникновению хронических синуситов, поскольку определенные анатомические условия приводят к тому, что люди, которые простужаются, в конечном итоге заболевают синуситом. Если отверстие пазухи особенно узкое, пациент подвергается большему риску. Искривление перегородки также может увеличить риск, поскольку перегородка давит на среднюю носовую раковину и создает препятствие.Еще одно заболевание – увеличение средней носовой раковины, заболевание, называемое буллезной раковиной. Люди, которые страдают от многих инфекций носовых пазух, могут иметь хроническое утолщение слизистой оболочки носовых пазух, что делает их навсегда уязвимыми.

    Все формы респираторных заболеваний, вызывающие утолщение слизистой оболочки, могут привести к синуситу. Такое состояние, как муковисцидоз, когда пациенты не могут очистить слизь из легких и носовых пазух, делает пациента более уязвимым для хронического синусита.

    Как добраться до синусита

    Чтобы правильно лечить хронический синусит, важно выяснить первопричину.Если пациент жалуется, что у него синусит каждый раз, когда он простужается, мы можем заглянуть внутрь его носовых пазух, чтобы увидеть, нет ли структурной аномалии или изменения, которые вызывают проблему. Если человек утверждает, что у него хроническая заложенность носа или постоянный насморк, скорее всего, причина в аллергии. Если пациент жалуется на боль, это может означать, что повторное состояние создало состояние, которое потребует агрессивного медицинского лечения, включая хирургическое вмешательство.

    Эндоскопия или компьютерная томография могут помочь вашему ЛОР-врачу выяснить, что происходит в ваших носовых пазухах, а затем разработать план общего лечения и будущих лекарств.

    Варианты лечения хронического синусита

    При лечении синусита цель врача – уменьшить воспаление носа. С помощью этого процесса врач также может сузить конкретную причину синусита. Первая линия лечения – промывание соленой водой в сочетании с местным назальным стероидным спреем для улучшения оттока слизи и уменьшения воспаления носа. Если это снижает количество случаев синусита у пациента до 1-2 в год, маловероятно, что потребуется какое-либо дальнейшее или более инвазивное вмешательство.Промывка для полива поможет предотвратить попадание пыльцы и грибка.

    Если это не сработает, возможно, потребуется тест на аллергию. Избегание определенных аллергенов может сказать врачу, действует ли раздражитель окружающей среды или необходимы дополнительные лекарства от аллергии.

    Если и то и другое не сработает, есть хирургические варианты. Искривление перегородки или другие анатомические аномалии потребуют хирургического вмешательства, такого как септопластика.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *