В носу стоит запах: Новая Газета – novayagazeta.ru

Врач рассказал об одном из самых неприятных последствий COVID-19

https://ria.ru/20220222/posledstvie-1774393173.html

Чувствуете запах гари? Это может быть COVID-19, а не пожар

Врач рассказал об одном из самых неприятных последствий COVID-19 – РИА Новости, 22.02.2022

Чувствуете запах гари? Это может быть COVID-19, а не пожар

врач-отоларинголог Иван Лесков. РИА Новости, 22.02.2022

2022-02-22T16:47

2022-02-22T16:47

2022-02-22T16:47

распространение коронавируса

общество

коронавирус covid-19

коронавирус в россии

омикрон-штамм коронавируса

дельта-штамм коронавируса

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/15/1737862957_0:46:3072:1774_1920x0_80_0_0_47aeb8c0526d472aff770f45ad159520.jpg

МОСКВА, 22 фев — РИА Новости. Пациенты, переболевшие COVID-19, могут начать ощущать запах гари из-за того, что слизистая носа вынуждена долго восстанавливаться. Об этом в интервью “Ura.ru” рассказал врач-отоларинголог Иван Лесков.По его словам, это происходит в результате долгого процесса восстановления поддерживающего эпителия.Причиной появления запаха гари также может быть поражение сосудов, добавил специалист.”COVID-19 сопровождается проблемами, связанными с нервной системой, сосудистыми нарушениями, а также психическими, то есть какими-то депрессиями, для которых тоже характерны паросмии”, — пояснил он.В связи с этим врач рекомендует прежде всего обратиться к отоларингологу и, если проблема не исчезает, посетить невролога.За прошедшие сутки в России выявили 135 172 случая COVID-19. Всего за время пандемии в стране заразились 15 657 928 человек, а выздоровели 12 657 025 человек.

https://radiosputnik.ria.ru/20220222/omikron-1774048347.html

https://ria.ru/20220222/nevospriimchivye-1774326919.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2022

Влада Икрамова

Влада Икрамова

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/15/1737862957_177:0:2908:2048_1920x0_80_0_0_e4609c2574ecfdfb0d9efee917d83f9a.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Влада Икрамова

общество, коронавирус covid-19, коронавирус в россии, омикрон-штамм коронавируса, дельта-штамм коронавируса

Врач рассказал об одном из самых неприятных последствий COVID-19

МОСКВА, 22 фев — РИА Новости. Пациенты, переболевшие COVID-19, могут начать ощущать запах гари из-за того, что слизистая носа вынуждена долго восстанавливаться. Об этом в интервью “Ura.ru” рассказал врач-отоларинголог Иван Лесков.

“При коронавирусе происходит поражение эпителия слизистой оболочки носа, и мы либо теряем обоняние, либо ощущаем запахи искаженно, чувствуем не только запах гари, но и всякой гадости”, — отметил медик.

По его словам, это происходит в результате долгого процесса восстановления поддерживающего эпителия.

Причиной появления запаха гари также может быть поражение сосудов, добавил специалист.

22 февраля, 02:00Сказано в эфиреВрач назвал опасные осложнения, к которым приводит “омикрон”

“COVID-19 сопровождается проблемами, связанными с нервной системой, сосудистыми нарушениями, а также психическими, то есть какими-то депрессиями, для которых тоже характерны паросмии”, — пояснил он.

В связи с этим врач рекомендует прежде всего обратиться к отоларингологу и, если проблема не исчезает, посетить невролога.

За прошедшие сутки в России выявили 135 172 случая COVID-19. Всего за время пандемии в стране заразились 15 657 928 человек, а выздоровели 12 657 025 человек.

22 февраля, 13:39Распространение коронавирусаВирусолог назвал категорию людей, невосприимчивых к COVID-19

Диагноз по запаху – Здоровье – Материалы сайта – Сноб

Олег Васильев: Господин Хатт, вы утверждаете, что болезни пахнут…

Ханс Хатт: Безусловно! Я это заметил еще в те времена, когда сам работал врачом в клинике. Однажды ночью к нам поступил больной в бессознательном состоянии. Трудно было не ощутить запах ацетона, который от него исходил. Это однозначно указывало на кетоацидоз — сбитый кислотно-щелочной баланс, что часто бывает при диабете. Позднейшие лабораторные анализы это подтвердили.

О.В.: То есть пахнут те болезни, которые связаны с обменом веществ? В последней вашей книге «Никто не пахнет так хорошо, как ты», в которой вы суммируете последние научные открытия, связанные с миром запахов, говорится также, что свой запах имеет и шизофрения…

Х.Х.: Дело в том, что шизофрению как болезнь невозможно унифицировать. Для ее возникновения есть множество причин, она имеет множество форм. Но есть некоторые формы, которые действительно имеют определенный запах, поскольку связаны с нарушением обмена веществ. Такую шизофрению можно унюхать.

О.В.: И что это за запах?

Х.Х.: Трудно описать. Землистый запах, с примесью запаха сена. Но его нельзя назвать неприятным. Есть целый ряд подобных примеров, но наши знания об этом еще очень скудны. Известно, например, что собаки могут унюхать рак — злокачественные опухоли мочевого пузыря, груди или легких. Похоже, раковые клетки имеют специфический запах. Так что я могу себе представить, что в будущем появятся специальные аппараты, которые будут ставить диагнозы по запаху.

О.В.: Можно ли говорить о реальной перспективе создать искусственный нос?

Х.Х.: Можно. Но чтобы создать полноценную модель человеческого носа, необходимо расшифровать все 350 рецепторов, которые отвечают за восприятие запахов. Пока мы знаем лишь семь. Кстати, все они расшифрованы в нашей лаборатории.

Вообще очень жаль, что диагностика по запаху сейчас почти не применяется. Будущих врачей учат доверять лабораториям. Но есть пара врачей, которые учитывают и запах пациента. Ведь раньше врачи не только осматривали пациентов, но и нюхали их.

О.В.: А как же врачи могут ставить корректный диагноз по запаху, если у одних людей обоняние лучше, у других — хуже… Не вводить же в мединститутах вступительный экзамен на остроту обоняния.

Х.Х.: Природа награждает всех примерно одинаково. Но, конечно, у каждого своя анатомия носа. И поэтому кто-то может вдохнуть больше воздуха, кто-то меньше. Мешают этому и полипы, например. Но обоняние можно натренировать. Есть люди, равнодушные к запахам, поэтому они и различают их хуже, но другие люди, например парфюмеры, хорошо знают, как обращаться с запахами. Все это вопрос тренировки.

О.В.: И как натренировать свой нос?

Х.Х.: Просто упражнять его. Например, парфюмер, прежде чем взяться за работу, должен с утра тренироваться как минимум час. Он вдыхает разные запахи — ванили, розы, лимона — и пытается определить, что это за аромат. Примерно тот же случай, что и со знатоком вина, который умеет определять сорт напитка, страну происхождения, особенности лозы.

О.В.: Почему мы не привыкли доверять своему носу?

Х.Х.: Мы очень мало знаем о том, как он устроен. Изучение молекулярных процессов обоняния чрезвычайно сложно. По сравнению с другими органами чувств это очень сложная система, ее трудно понять. Поэтому потребовалось столько времени, чтобы возникли технические средства для изучения обоняния, — та же генная техника, с помощью которой были обнаружены рецепторы, а также возможности физиологических замеров. Есть несколько стран, где обонянием занимаются вплотную; прежде всего это США, затем Япония и Германия.

О.В.: А есть ли, скажем, запах здоровья?

Х.Х.: Я могу представить, что такой запах существует. Не исключаю, что нос человека (как и животного) способен получать информацию не только о болезни, но и об уровне здоровья. Если женщина ищет партнера, для нее чрезвычайно важно найти мужчину, который действительно здоров, поскольку она несет ответственность за потомство. Возможно, что в этом она полагается не только на свои глаза, но и на нос. Правда, сколько-нибудь серьезных научных сведений об этом нет.

О.В.: В своей книге вы утверждаете, что некоторые запахи делают нас моложе и стройнее. Звучит неправдоподобно.

Х.Х.: Да, такие запахи есть! Конечно, дело не в том, что мы вдыхаем какой-то аромат — и начинаем резко худеть и становиться моложе. Все дело в восприятии. Например, исследования показывают, что вес людей, которые пользуются духами с выраженным ароматом красного грейпфрута, в глазах окружающих «снижается» до семи кг, а возраст — на восемь лет. Более того, такой человек и сам ощущает, что он весит несколько меньше, чем показывают весы. (Это исследование проводилось на паре сотен мужчин, которых просили навскидку оценивать вес одной и той же женщины женщины ростом 175 см и весом 110 кг. Она последовательно использовала три разных аромата, два из которых никак не повлияли на оценку ее габаритов, а те, что содержали эссенцию красного грейпфрута, помогли ей “скинуть” около восьми лет и до семи килограммов в глазах окружающих. То есть надо понимать, что если такими духами будет пользоваться человек с массой тела, скажем, 60 кг, то он будет восприниматься собой и окружающими легче не на восемь, а на пару-тройку килограммов. — Прим. ред.) Эти данные недавно опубликовал мой американский коллега Алан Хирш.

О.В.: Но ведь это субъективная оценка, которая наверняка связана с восприятием того или иного запаха в разных культурах.

Х.Х.: Да, точно. Например, аромат лимона в Европе для многих ассоциируется с моющими средствами, а во Флориде этим запахом отпугивают мошкару. У жителей этого штата лимон никак не ассоциируется с уборкой. И таких примеров очень много. В каждой культуре свое отношение к запахам, к их комбинациям. Потому и выходит, что на сознание американцев аромат красного грейпфрута действует как омолаживающий эликсир.

Чем пахнет Covid?     / Благотворительный проект +1Люди

Ученые из Массачусетского технологического института превратили коронавирус (COVID-19) в двухчасовую мелодию. Они присвоили каждой аминокислоте вируса ноту из гаммы, а каждому белку — инструмент.

Получилась композиция длительностью почти два часа. Ее воспроизводят на 13-струнном японском музыкальном инструменте кото, колокольчиках и флейте. «Никогда еще такая приятная музыка не была такой смертельной», — поражаются люди.

Возможно, скоро ученые определят, чем пахнет коронавирус и каков он на вкус. Сотни людей уже делятся своими ощущениями на этот счет.

Кинза и садовый клоп

Маргарита из Москвы переболела коронавирусом в начале апреля. Она считает, что ей повезло: не пришлось ложиться в больницу с двусторонней пневмонией. Она всего лишь на некоторое время лишилась обоняния и вкуса. «В области носа ощущалось сильное жжение, будто все выжигали каким-то горячим паром». Спустя четыре месяца Маргарита все еще не может справиться с труднообъяснимыми последствиями болезни.

Маргарита, фотограф, Москва

Однажды летом я варила суп. Хорошо помнила вкус и запах кинзы, которую любила. Съела стебелек, и глаза полезли на лоб: трава имела вкус, который было сложно описать. Отдаленно похожий на него имела ягода, испорченная садовым клопом, в простонародье именуемым вонючкой. Наверное, эту кинзу полили какой-то отравой, подумала я и выбросила пучок только что купленной свежей зелени в мусорное ведро.

Но спустя время с ужасом поняла, что такой же странный привкус и у моих любимых лимонов, апельсинов, семечек, арбуза и другой еды. Кофе отдавал непривычной горечью.

Я поняла: с моими вкусовыми рецепторами случилось что-то фатальное.

До болезни у меня было очень острое обоняние, из-за этого я не любила пользоваться духами. Теперь едва ощущаю даже очень сильные ароматы.

Вкусовые ощущения изменились настолько, что чувствую себя почти инвалидом. Симптомы появились через пару месяцев после болезни. Я не понимала, что происходит, пока не наткнулась на группу в Telegram, где почти две тысячи человек обсуждали такую же проблему, как моя.

Сырники и протухший шампунь

Ульяна, 35 лет, Москва, руководитель направления в крупной компании

Я болела коронавирусом в марте, но долго не знала об этом. Все началось с гайморита. Исчезновение запахов и вкуса я связывала именно с ним, тест не сдавала. Никаких осложнений с легкими, высокой температуры или упадка сил не было.

Полное отсутствие вкусов и запахов продолжалось ровно два с половиной месяца. Потом я стала ощущать вкусы и запахи через раз.

Ужасное началось с того, что однажды утром кто-то из соседей жарил сырники. Их запах преследовал меня два дня. Он буквально поселился у меня в носу. Я засыпала и просыпалась с ним, проветривала все помещения, но эффекта ноль.

Сырниками «пахло» не только дома, но и в офисе, фитнес-клубе, транспорте, в общем, везде.

Потом я стала ощущать тошнотворный запах от своих волос. Решила, что у меня «протух» шампунь, выкинула, купила новый, но смрад остался. Я сменила марку, просила знакомых понюхать мои волосы. Они убеждали меня, что аромат свеж и приятен, но я мучилась от запаха мочи, смешанного с тухлыми яйцами и серой. Так же пахли мои зубная щетка и средство для умывания люксовой марки.

Постепенно стало невозможно есть арбуз, огурцы, болгарский перец, кинзу, укроп, груши, арахисовую пасту.

Я веган много лет. Понюхала сметану ради интереса, и меня чуть не стошнило. Все перечисленные продукты имели один и тот же необъяснимый запах.

Привыкания к запаху нет. Интенсивная вонь окружает меня всегда и везде. Тошнит, и кружится голова. Знакомые советуют сходить к неврологу, возможно, я так и сделаю.

Такого запаха в природе не существует

Юля, журналист, дизайнер, создатель группы в Telegram «Запахи/вкусы после Covid»

Коронавирусом переболела в середине апреля в легкой форме. У меня не было пневмонии. Однако почти месяц абсолютно отсутствовало обоняние. У моего мужа пневмония была, но искажения запахов и вкусов не было.

Запахи и вкусы определенных продуктов исказились. Такого запаха в природе не существует, поэтому описать его трудно.

Реакция бывает на мясо, молочное, яйца, биологические жидкости. Но продукты-катализаторы у разных людей отличаются. Даже у одного человека восприятие одного и того же продукта может меняться.

Постепенно забываешь вкус и запах продуктов. Качество жизни снижается.

Как выяснилось из опроса участников группы, этот симптом не зависит от возраста, пола, места проживания, группы крови. Главное одно: COVID-19 в анализе действительно обнаружен.

Врачи говорят разное. Терапевт на очной встрече сказал: «Вы эмоциональный человек, поэтому у вас такая форма осложнений после Covid’а». Я тоже склоняюсь к версии, что это все связано с поражением ЦНС. Как именно, пусть выясняют специалисты.

Врачи не знают, как нас лечить. Специфического лечения нам не назначают.

Я предупреждаю людей в группе, чтобы не дублировали рецепты и тем более ничего не советовали, потому что у людей могут быть разные болезни с похожими симптомами. Из универсальных невредных советов: чистка организма препаратами «Энтеросгель», «Полисорб» и что-то успокаивающее для восстановления морального, психологического и психического состояния. Я сама с этого начинала.

В группе сейчас есть только один человек, который утверждает, что не чувствует неприятный запах уже месяц. Но это один человек из почти двух тысяч. Месяц — это не год. Говорить об окончательном выздоровлении преждевременно.

У многих в группе, в том числе и у меня, отмечались улучшения в течение нескольких дней. Но потом симптом возвращался. Стоит понервничать — и запах тут как тут. Напрягает и пугает непонимание того, что с тобой происходит, как долго это продлится и чем еще грозит.

Со мной связался человек из научного медицинского сообщества. Нас намереваются исследовать, жду, что из этого выйдет.

Люди в группе прибавляются с каждым часом. Думаю, скоро нас будет очень много.

Среди них есть люди, у которых появились панические атаки. Многие безрезультатно ищут в интернете информацию, пока не находят мою группу. Она и создавалась, чтобы объединить людей с нигде не обсуждаемой проблемой, делиться своими переживаниями и находить хоть какие-то ответы, и, возможно, вместе дождаться решения.

Татьяна Владимировна Щербакова, врач-невролог

Нарушение обоняния происходит у 50-65% людей, перенесших Covid-19. Ученые связывают этот симптом с отеком слизистой носа и повреждением обонятельных нервов и обонятельных луковиц вирусом.

Снижение восприятия вкуса не связано с повреждением каких-то других нервов. Ощущение вкуса формируется за счет восприятия запахов.

Язык и частично слизистая рта воспринимают только горькое, сладкое, соленое, кислое. Поэтому без обоняния теряется полнота вкусовых ощущений.

Как правило, восстановление обоняния и вкуса происходит за несколько недель. Но есть многочисленные случаи более устойчивой потери запахов. В такой ситуации необходимо посетить отоларинголога и невролога, чтобы исключить другие возможные причины нарушения обоняния.

При затяжном восстановлении и исключении других причин потери обоняния пациенту может быть назначен курс лечения, который используется для восстановления периферических нервов. Как правило, это антихолинэстеразные, специальные витаминные препараты и препараты, улучшающие микроциркуляцию.

Владислав Татаринский, врач-терапевт, нейрохирург

Искажения обоняния и изменение вкуса не связано с неврологической составляющей.

По последним исследованиям, обонятельные нити и нейроны не страдают, а страдают прилегающие к ним клетки, рецепторы (АСЕ −2) которых блокируются коронавирусом и используются для размножения.

Всемирная организация здравоохранения выпустила памятку для тех, кто переболел коронавирусом. Реабилитирующие мероприятия должны длиться непрерывно в течение двух-трех месяцев, в зависимости от состояния человека.

Помогут хороший сон, оптимальная влажность и частое проветривание помещений.

Ускорить восстановление может помочь прием препаратов с витаминами D и В. Потребуется также стабилизировать и психоэмоциональное состояние пациента.

По последним исследованиям, большинство пост-ковидных патологий в организме происходит из-за образования многочисленных тромбов в разных частях организма. 

Реабилитация после коронавирусной инфекции необходима даже пациентам с легким и бессимптомным течением заболевания, заявили в Минздраве РФ. Восстановление может занимать несколько месяцев, а в критических случаях — и более года.

Что-то не так с вашим сниффером? Это может быть коронавирус

COVID-19 имеет много симптомов, включая лихорадку, кашель и усталость. Но одним из наиболее отличительных признаков является потеря обоняния. Мы говорим не об обычной «заложенности носа», сопровождающей простуду, а о неспособности воспринимать запах, даже если вы не перегружены. Люди сообщали, что отсутствие запаха собственных духов или отсутствие аромата в чашке мятного чая было их первым признаком того, что они могут быть заражены.

Джеймс Швоб, профессор биологии развития, молекулярной и химической биологии в Медицинской школе Университета Тафтса, исследует обонятельную систему и примерно 1000 типов нейронов, которые участвуют в нашей способности регистрировать как хорошие, так и плохие запахи.

Прямо сейчас он изучает ткани пациентов с COVID-19, чтобы лучше понять, как вирус приводит к аносмии или потере обоняния. Tufts Now поговорил со Швобом о том, что мы знаем о вирусах и их влиянии на обоняние.

Tufts Now : Как работает обоняние?

Джеймс Швоб : Обоняние работает благодаря химическим веществам, проникающим в воздух и достигающим верхней и задней части носовой полости. Эти химические вещества связываются с рецепторами сенсорных нейронов в эпителии — тонкой ткани, выстилающей носовые ходы. Затем эти нейроны посылают сигнал по обонятельному нерву в мозг, где он регистрируется как восхитительный запах кофе или свежескошенной травы.

Почему вы его теряете?

Существует ряд хорошо известных причин потери обоняния. Один из них связан с поствирусной инфекцией, и мы думаем, что это как-то связано с иммунной системой, вызывающей воспаление. Это также происходит при травме головы — в этом случае, скорее всего, повреждена часть мозга, которая получает сигналы обоняния. Воздействие токсинов — например, кадмия, формальдегида или бромистого метила — приведет к потере обоняния.Хронические инфекции носовых пазух и просто процесс старения также могут вызывать аносмию.

Насколько распространена потеря обоняния среди пациентов с COVID-19?

Нам давно известно, что люди могут терять обоняние после других вирусных инфекций, таких как грипп, но процент людей, у которых была эта проблема с COVID-19, весьма примечателен. Одно исследование из Ирана показало, что у 98 процентов госпитализированных пациентов были объективные проблемы с обонянием.

Как COVID-19 заставляет людей терять обоняние?

Мы действительно не знаем, почему это происходит с COVID-19. Возможно, вирус повреждает нейроны, которые посылают сигналы запаха в мозг, или иммунная система организма, пытаясь деактивировать вирус, убивает другие поддерживающие клетки, которые являются частью этого пути.

Есть некоторые свидетельства того, что определенные клетки в слизистой оболочке носовых ходов экспрессируют белковый рецептор, называемый ACE2, который коронавирус использует для проникновения в организм.Это одна из вещей, которые я надеюсь исследовать.

Еще в 2000 году мы с коллегами опубликовали две статьи, посвященные другому коронавирусу, называемому вирусом мышиного гепатита. Мы посмотрели, какое влияние это оказало на периферический обонятельный нерв в центральной обонятельной системе. Мы обнаружили, что этот вирус проходит по этому нерву в мозг и вызывает проблемы в мозге.

Еще одна вещь, которая была описана, заключается в том, что были некоторые неврологические симптомы из-за заражения вирусом SARS-CoV2.И один из вопросов, который у нас есть, заключается в том, ползет ли вирус каким-то образом по нерву у этих пациентов, которые умерли от инфекции.

Хорошая новость заключается в том, что обонятельный эпителий содержит стволовые клетки, которые могут давать начало новым нейронам на протяжении всей жизни, пока они остаются неповрежденными. Таким образом, система имеет возможность самовосстановления. Некоторые пациенты с COVID-19 восстановили обоняние в течение пары недель. Это на самом деле быстрее, чем вы ожидаете, что новые нейроны будут созданы, поэтому может иметь место какое-то функциональное нарушение, а не гибель нейронов.

При всех более серьезных симптомах, связанных с COVID-19, почему стоит исследовать обоняние?

Иногда потеря обоняния является единственным симптомом пациента с COVID-19. Любой симптом, который можно напрямую связать с болезнью, становится важным, о котором нужно знать, чтобы его можно было использовать для направления тестирования и предотвращения неосознанного распространения болезни. Это одна из причин, по которой я считаю важным разобраться в этом.

Неповрежденное обоняние также имеет решающее значение для хорошего питания.Если запах теряется, то теряется и вкус большей части пищи. Как следствие, пациенты могут переедать (чтобы попытаться вернуть удовольствие), недоедать (зачем беспокоиться?) или чрезмерно солить или приправлять пищу, потому что эти аспекты вкуса пищи все еще могут быть обнаружены нервами и вкусовыми рецепторами в мозгу. ротовая полость.

Потеря обоняния может быть очень неприятной, потому что еда — одно из наших самых больших удовольствий в жизни. Мы не хотим потерять это, когда у нас осталось так мало удовольствий сейчас, когда мы застряли дома.

Как человек может узнать, действительно ли у него нарушено обоняние, а не ему это только кажется?

Одна из вещей, которую может довольно легко и объективно сделать кто-то дома, это взять немного молотого кофе и посмотреть, как далеко вы можете держать его и все еще ощущать его запах.Или сделайте то же самое со спиртом или шампунем. Если у вас нет заложенности носа и вы с трудом распознаете те или иные знакомые вам запахи, возможно, стоит позвонить своему врачу и сдать анализы.

С Джули Флаэрти можно связаться по телефону [email protected] .

искаженное обоняние опасно, но поддается лечению

Люси, моя пациентка, заразилась COVID-19 во время первой волны пандемии, до карантина.У нее были проблемы с дыханием, и ее врач сказал ей вызвать скорую помощь, если ее губы посинеют. К счастью, она хорошо поправилась дома с отдыхом и парацетамолом, но это был не конец. Неделю спустя она внезапно потеряла обоняние и вкус, что в то время не было признанным симптомом COVID.

Медленно, в течение следующих двух месяцев, к ней частично вернулось обоняние. Она танцевала по кухне от радости каждый раз, когда чувствовала новый аромат. Но потом, в конце мая, она села завтракать, наглоталась яйца, и ее чуть не вырвало.У Люси развилась паросмия, состояние, при котором восприятие запаха искажено.

Триггеры

Люси включали кофе, вино, пиво, шоколад, мясо, яйца, лук, чеснок и лимоны. В этом не было никакой логики. В один день что-то было хорошо, на следующий — читерство. Много еды оказалось в мусорном ведре; она была голодна и расстроена.

Запах продуктов-триггеров был потусторонний: нечто среднее между запахом смерти и нечистотами. Это было так интенсивно и оскорбительно, что длилось часами.Даже попытка освежить ее рот была чревата тем, что зубная паста сама по себе была спусковым крючком. Прошло восемь месяцев, и у нее есть длинный список безопасных продуктов, которых она старается придерживаться, например, сыр. Помогает зубная паста без запаха, а также маскировка вкуса некоторых искаженных продуктов с помощью корицы или черного перца.

Помогла зубная паста без запаха. комоквм/Shutterstock

Для Люси еда остается тревожным событием, и она описывает приемы пищи как скучные. Следовательно, ее диета нездоровая, настроение плохое, отношения натянутые.Время от времени наблюдается небольшое улучшение, и продукты из черного списка пробуются. Иногда они возвращаются к норме, и она празднует каждую маленькую победу. Эти изменения воодушевляют ее на пути к выздоровлению, даже если прогресс идет медленно.

Опыт Люси очень похож на опыт других страдающих паросмией, публикующих подобные ужасные истории в Интернете.

Паросмия — распространенное расстройство обоняния. Это было связано с вирусными инфекциями и обычно начинается после того, как пациент выздоровел от инфекции.

Тот факт, что он появляется как отсроченный симптом при COVID-19, не удивляет ольфактологов (врачей-обонятелей), которые привыкли видеть пациентов с такими проблемами. Когда вирусы вызывают длительные проблемы с обонянием (поствирусная обонятельная дисфункция), это, вероятно, связано с тем, что инфекция вызвала повреждение обонятельных рецепторов, что делает их неспособными обнаруживать молекулы запаха, которые растворяются в носовой слизи.

Считается, что паросмия возникает из-за частичного восстановления обонятельных рецепторов в верхней части носа.Поскольку мы распознаем запахи как смеси молекул запаха, если некоторые рецепторы не работают, нарушается распознавание образов, что приводит к искаженному сигналу, который чаще интерпретируется как неприятный (тропосмия), но иногда может быть и приятным искажением. (эуосмия). Тем не менее, симптом паросмии рассматривается ольфактологами как обнадеживающий признак, хотя больным очень трудно с этим бороться.

Переобучение носа

Тренировка обоняния является ключевым видом деятельности, помогающим преодолеть проблемы поствирусных расстройств обоняния.Однако не всем это дается легко, поэтому другие меры самопомощи включают другие формы стимуляции носа, такие как вдыхание хрена или горчицы, которые активируют тройничный нерв.

Люди, страдающие паросмией, не должны страдать молча. Хотя это не та область, где имеется множество доказательств в поддержку лечения, ольфактологи привыкли иметь дело с этими симптомами (включая фантосмию) и иногда могут предложить медикаментозное лечение, которое может помочь смягчить симптомы.Но ясно, что необходимо сделать больше, чтобы разработать основанные на фактических данных методы лечения этих инвалидизирующих симптомов, и сейчас проводятся консультации для активизации исследований в этой области.

Люди, страдающие паросмией, могут получить поддержку и совет от благотворительной организации «Пятое чувство», созданной для помощи людям, страдающим нарушениями обоняния и вкуса.

Если вы потеряете нос, сможете ли вы еще чувствовать запах?

Для большинства из нас нос — это черта лица, которую мы либо любим, либо ненавидим.Однако, если вы потеряете его, сможете ли вы также потерять способность чувствовать запахи? Потенциально!

Самый известный безносый человек нашего поколения, наверное, Темный Лорд, Лорд Волдеморт. Поклонники Гарри Поттера не преминули создать мем с носом Волан-де-Морта… или его отсутствием.

Мем, несомненно, забавный, кто бы не смеялся над безносым, умным, похожим на Нагини Волан-де-Мортом. Тем не менее, мем также вызывает вопрос: «Может ли Тот, Кого Нельзя Называть, чувствовать запах из своего несуществующего носа?»

Не говоря уже о магии, если нормальный человек лишится носа, сможет ли он по-прежнему чувствовать запах?

Тот, у кого нет носа


Рекомендуемое видео для вас:


Анатомия носа

Когда мы говорим о потере носа, мы имеем в виду только внешнюю часть носа.Эта носовая дуга состоит из двух ноздрей, разделенных перегородкой. Он состоит на две трети из хряща — гибкого кончика носа — и на одну треть из кости, которая является верхней, более жесткой частью носа.

Если бы вы были узником какого-нибудь преступления, скажем, в Вавилонской империи (около 1700 г. до н. э.) или в средневековой Европе, в качестве наказания вам могли бы ампутировать нос, точнее, хрящевую часть носовой дуги. отрубили. Это, вероятно, оставило бы вас с двумя зияющими отверстиями на лице и видом на внутреннюю часть вашего носа.

Когда мы дышим через ноздри, концентрированный поток воздуха направляется в дыхательные пути. Ноздри расширяются в широкие носовые дуги, как узкий туннель, ведущий в пещеру. Носовой канал – это место, где происходит большая часть обоняния.

Иллюстрация диаграммы человеческого носа (Фото предоставлено VectorMine/Shutterstock)

Выступы в носовом канале, называемые раковинами, имеют решающее значение для обоняния. Кожа или эпителий в этой области имеют обонятельные рецепторы.Когда молекулы запаха, плавающие в воздухе (например, в благоухающей розе или в потных носках), достигают рецепторов в носу, они активируются и посылают сигналы запаха в мозг.

Носовой канал опускается в глотку, откуда отделяются пищевод и трахея. Из-за этой связи между ртом и носовым каналом всякий раз, когда вы едите, вы также ощущаете запах пищи, поскольку молекулы запаха пищи проникают в носовую полость и активируют наши рецепторы.Это называется ретроназальным обонянием и играет огромную роль в том, как мы ощущаем вкус.

Обоняние без носа… возможно, но сложно

Поскольку обонятельная область носа расположена глубже в голове, ноздри и перегородка имеют очень мало обонятельных рецепторов (если вообще есть). Поэтому вы можете предположить, что потеря носовой дуги не слишком сильно повлияет на ваше обоняние. Ваше предположение было бы и правильным, и неправильным.

Лица, перенесшие операцию на носу или серьезно повредившую нос, частично теряют обоняние.По мере заживления носа, исследования показывают, что обоняние возвращается. Было обнаружено, что у многих людей с искривленной перегородкой, где перегородка не прямая, нарушено обоняние.

Здоровый поток воздуха означает здоровое обнюхивание.

У нас не так много прямых доказательств того, что полная потеря носа навсегда изменит способность чувствовать обоняние, но большая часть изменений в обонянии, по-видимому, происходит по двум причинам. Первый — это воспаление из-за травмы, а второй — нарушение воздушного потока.

Носовая дуга может показаться просто соломинкой, которая всасывает воздух в дыхательные пути, но это гораздо больше. Это соломинка, которая отфильтровывает грязь и другие раздражители из воздуха, одновременно увлажняя сухой воздух, а также направляя воздух в обонятельную область.

Нарушение воздушного потока может привести к изменению того, как воздух достигает носового канала. Без носовой дуги воздушный поток не смог бы должным образом проникнуть в обонятельную область носа, а сухой и пыльный воздух мог бы напрямую воздействовать на вашу внутреннюю носовую полость, влияя на то, насколько сильно вы можете обонять!

Ноздри также играют роль в восприятии источника запаха.Если вы чувствуете запах гари, вы можете точно определить, откуда исходит запах, отчасти из-за того, в какую ноздрю поступает больше запаха гари. Эта способность еще более выражена у собак, у которых такой точно откалиброванный обонятельный нос, что их ноздри могут работать индивидуально, чтобы понять, откуда исходит запах!

Последнее слово

Итак, может ли Волдеморт пахнуть как нормальный человек? Наверное. У него были две прорези для ноздрей, но ничего особенного, кроме носовой дуги. С магией, я полагаю, все возможно.

К сожалению, для нас и для этой статьи, средневековые каратели не додумались провести научное исследование, прежде чем наказывать (научный метод тогда еще не был понятием). К еще большему сожалению, Тихо Браге, единственный зарегистрированный ученый в истории, потерявший часть своего носа (в дуэли со своим троюродным братом из-за того, кто лучше разбирается в математике), похоже, мало что мог сказать о своем чувстве восприятия. запах. Он ходил своей веселой дорогой, наблюдая за звездами и надевая накладной нос из золота!

Рекомендуем к прочтению

Была ли эта статья полезной?

Да Нет

Следовать за своим носом? Запах, обоняние и их историяМарк С.Р. Дженнер Следовать за своим носом? | Американское историческое обозрение

«О запахах было сказано очень много», — заметил итальянский врач конца семнадцатого века Бернардино Рамаццини, но «особая и точная история о них все еще отсутствует». сто лет спустя, когда Рой Портер написал предисловие к английскому переводу книги Алена Корбина « Грязное и благоухающее » — работы, которая больше, чем какая-либо другая, наполнила современное историческое сознание запахом.«Сегодняшняя история, — заявил Портер, — дезодорирована». «Сколько историков, — продолжал он, — давали нам запах прежних обществ? Исследователи были слишком молчаливы, кажется, их оттолкнуло современное гигиеническое чутье даже от созерцания зловония прошлого»2. Были проведены важные научные исследования культурной истории обоняния и исторических ландшафтов запахов, но те, кто интересуется запахами прошлого, скорее всего, найдут их в популяризирующих презентациях.Старинные ароматы продают исторические романы: когда один рецензент хвалил детективные рассказы Си Джей Сэнсома (действие которых происходит во время правления Генриха VIII) за то, как они пробуждают «запахи Тюдоровской Англии», похвала занимала видное место в их последующем маркетинге. раздел, посвященный запахам их предмета. В конце 1990-х издательство Oxford University Press опубликовало целую серию статей, основанных на общем утверждении, что «из всех органов чувств прошлого мы часто забываем обоняние.5 Возглавляемый выдающимся историком медицины, он стремился вернуть это измерение с максимальной остротой. Действительно, книги «Вонючая старая история» для детей включали в себя панели «почесать и понюхать», чтобы их читатели могли ощутить запах средневековых навозных куч, викторианского фабричного дыма и потных носков Генриха VIII (вместе с ароматом гангренозного пальца ноги).6

Адаптация технология, которая стала обычным явлением в детских книгах в 1980-х годах, эта серия также шла по следу запахов, проложенному музеями.В 1984 году Центр викингов Йорвик в Йорке расширил предыдущие музеологические и коммерческие попытки создать яркие сенсорные впечатления с помощью освещения, диорам и записанного звука, а также стал пионером в стратегическом выпуске запахов, чтобы воссоздать атмосферу десятого века. ‐вековой город.7 Эти запахи – всего семь – захватили воображение посетителей, особенно в первые годы чрезвычайно успешной работы Юрвика.8 посетитель может вдохнуть, стало обычным явлением в исторических музеях.9 В последние годы посетитель музея может ощутить запахи траншей Первой мировой войны, викторианских трущоб, специй, которыми торговали в восемнадцатом веке, и военного корабля эпохи Тюдоров, и это лишь некоторые из них.10

Такие одорированные презентации истории считаются подходящими в первую очередь для неакадемической аудитории, особенно для детей; они также имеют тенденцию принимать юмористический и временами легкомысленный тон. (В «Старых вонючих историях» было полно шуток.) ​​Запахи, по-видимому, все еще неуместно вписываются в мир серьезной науки.11 Многие ученые сдерживаются пышно чувственными описаниями прошлого, что напоминает печально известное пренебрежение Маргарет Мид оксфордским антропологом Э. Эвансом-Причардом за создание «шороха ветра в пальмах». письма».12 Защитники Юрвика проявляли значительное беспокойство по поводу его обонятельного аспекта, а изображения прошлого с помощью духов могут вызвать критические насмешки.13 Серия «Вонючая старая история» продавалась очень хорошо, но один рецензент заявил, что она коснулась «дна».14 Другие находили его «грубым», «бессмысленным» и «отвратительной идеей» и нюхали его «явно британский привкус». Замечание по поводу запахов часто нарушает приличия; получать от них удовольствие считается характерным для той стадии детства, когда молодой человек осознает правила вежливости, но еще не полностью усвоил их. Такое отношение имеет глубокие исторические корни. Почтенная интеллектуальная традиция связывала обоняние с примитивным и ребяческим.Утверждения о больших обонятельных способностях диких детей можно найти еще в семнадцатом веке17. Утверждения о том, что представления, основанные на запахах, «естественно» подходят для молодых, но не для взрослых, также перекликаются с интеллектуальным предубеждением длинного ряда философы, от Фомы Аквинского до наших дней, которые исключили запах из сферы эстетики.18 Хотя некоторые современные художники и исполнители используют запахи в своих работах без особой критики, ученых, изучающих запах, слишком часто считают погруженными в нечто не только невещественное и эфемерное, но и неспособное приносить какую-либо солидную ценность.19 (Следует добавить, что это очернение часто опирается на ассоциацию запаха и женского начала.) Конечно, сотрудничество с химиками или производителями ароматов, похоже, не повышает статус историков в том смысле, в каком работа с музыкантами, приверженными историческому исполнению, или с кураторы, ищущие оригинальный визуальный контекст картины, могут это сделать.

Запах — это не просто отсутствие в истории. В его ограниченной историографии преобладают отчеты о постепенном стирании, рассказы об упадке и дезодорации.В музейных экспонатах и ​​популярных историях запахи, особенно неприятные запахи, означают историческую дистанцию ​​и отличие20. Они являются частью мира, который мы потеряли. Современность ведет «тотальную войну против запахов», писал социолог Зигмунт Бауман; «Западная культура… основана на обширном проекте по дезодорации», — заявил Ален Корбен21. Однако, хотя термин «дезодорация» доминирует в историографии, он использовался в разных и потенциально противоречивых смыслах. Часто утверждают, что в прошлом запахов было больше и что изменения в физической среде резко уменьшили их распространенность; также утверждается, что запахи стали менее значимыми, потому что культурное значение обоняния уменьшилось.Эти два аргумента часто переплетаются, но их необходимо различать.

«Запахи, которые сегодня многие люди сочли бы невыносимыми, — отмечает историк Конни Чанг, — когда-то были неизбежны и вездесущи».22 Большинство историков согласны с тем, что их исчезновение является следствием действий человека. В последние десятилетия развитие общественного здравоохранения и санитарии с восемнадцатого по двадцатый век было названо прогрессивным завоеванием зловония. Для Корбина конец восемнадцатого века стал свидетелем «снижения обонятельной толерантности.Он и другие исследователи экологической медицины эпохи Просвещения утверждали, что это привело к согласованным усилиям по переносу кладбищ на окраины городов, очистке улиц и рынков и проветриванию зданий, чтобы сделать их одновременно более здоровыми и приятно пахнущими23. историки здравоохранения говорят нам, что санитары девятнадцатого века усилили эту кампанию, чтобы искоренить зловонные и гнилостные источники вызывающих болезни миазмов. Мнение викторианского реформатора здоровья Эдвина Чедвика о том, что «любой запах, если он сильный, является непосредственной острой болезнью; и, в конечном счете… подавляя систему и делая ее восприимчивой к действию других причин, все запахи являются болезнью», часто цитируется как пример и объяснение этого проекта дезодорации.24 Рассказывают, что от Парижа до Вальпараисо канализационные системы конца девятнадцатого и начала двадцатого века воплотили это стремление в реальность, более или менее успешно удаляя зловоние экскрементов из городских общественных пространств. 25

Историография личной гигиены усиливает эту историю дезодорации. Исследования Европы и Северной Америки показали, что с конца восемнадцатого века и особенно с середины девятнадцатого века одежду стирали чаще, а тела все чаще подвергались новым режимам регулярного купания.Как утверждал Жорж Вигарелло, последнее развитие ознаменовало переход от сухих форм гигиены, при которых тело очищалось и удалялся пот путем растирания кожи и смены белья, к водным формам гигиены, включающим мытье кожи и очищение ее пор.26 В тот же период средний и высший классы все больше дистанцировались от вони немытых низов27. В течение двадцатого века стремление мыться, принимать душ и пользоваться дезодорантами продолжалось и распространялось в обществе.Мыло, дезодоранты и другие средства гигиены находились в авангарде культуры массового потребления, чему способствовали энергичные образовательные и рекламные кампании, направленные на стигматизацию и устранение запахов тела. К 1960-м годам антропологи могли утверждать, что «широкое использование дезодорантов и подавление запаха в общественных местах» превратило Америку в «страну обонятельной мягкости»29. Кажется, произошла «обонятельная революция»; современное общество подверглось дезодорированию30. В настоящее время говорят, что ядовитые запахи — это буквально взрывы из прошлого: журналист, путешествующий по Франции двадцать первого века, утверждал, что столкнулся со «средневековым понгом», исходящим из эльзасской канализации.31

Предположение о том, что канализация становится средневековой у нас на носу, увековечивает средневековый и, если уж на то пошло, империалистический, расистский и/или ориенталистский стереотип о том, что «простые общества» жили среди вони и нищеты. Он мало говорит о реальных запахах прошлого32. Поскольку эти стереотипные предположения настолько широко распространены, стоит подчеркнуть, что зловоние экскрементов, вероятно, было наиболее интенсивным в исторических условиях, отмеченных бедностью и быстрым переходом к городской жизни — моментам и культурам. лучше понимать как переживающее или вступающее в современность, чем как замурованное в каком-то «примитивном» состоянии.Экологические условия, вызвавшие, например, Великую вонь в Лондоне в 1858 году, в значительной степени были вызваны распространением такого современного удобства, как туалет. кампании против зловония окружающей среды в более ранние периоды. Городские историки и историки медицины до Нового времени продемонстрировали, насколько вредными для здоровья считались неприятные запахи в пятнадцатом, шестнадцатом и семнадцатом веках, и как усердно местные и государственные власти, не говоря уже об отдельных домохозяйствах, стремились бороться с ними посредством систематической очистки и фумигации. путем контроля зловонных промыслов.34 Их выводы ставят под сомнение обычное представление гигиенической политики эпохи Просвещения как нового отхода. 35

вводят в заблуждение, потому что современность (каким бы определением она ни определялась) восприняла и распространила очень многие из них. 36 Духи, например, стали более доступными и широко распространенными в Европе девятнадцатого века. 37 Определенно произошел сдвиг в сторону более легких ароматов, основанных скорее на цветочных ароматах. чем мускус, но этот коммерческий запах отдален от знаков и следов телесных; он не дезавуировал парфюмерию tout court .38 Вспоминая «запахи минувших дней», участники краеведческого форума в Манчестере в 2006–2008 гг. вспоминали запахи дорожной смолы, свежевыкрашенных автобусов и паровозов, заводов по производству варенья, безалкогольных напитков, лекарств от кашля, и печенье, напоминая о городе, который в середине и конце двадцатого века был полон современных и специфически индустриальных запахов.39 Слишком часто историки говорят о дезодорации, бесполезно путая удаление конкретных запахов, особенно фекальных запахов и запахов человеческого пота, с удалением всех запахов.

В самом деле, поскольку оценки количества запахов, различимых человеком, колеблются от 10 000 до бесконечности, то, каким образом истории зловония и гигиены доминируют над историографией обоняния, кажется, чрезмерно ограничивает нос Клио.40 Есть много неисследованных тем внутри история запахов и, по крайней мере, столько же способов связать предмет с более широкой историей космологии, потребления и окружающей среды. Кари Телле, например, обнаружил, что в сельских районах Индонезии воровство, как говорят, производит «неприятный запах», который окутывает общество как обонятельный признак нарушения надлежащих добрососедских отношений.41 Многие группы людей широко использовали запахи активно для разграничения и регулирования пространства и времени, не в последнюю очередь в религиозных обрядах. Как показала Сьюзан Харви, раннехристианская церковь изначально была крайне аскетична в своем литургическом и ритуальном использовании ароматических веществ, что отличало ее от жертвоприношений и связанных с ними практик воскурения благовоний других средиземноморских религий. Однако в течение четвертого и пятого веков он изменил свои богослужения, так что его службы включали обильное каждение.42

Хотя дезодорирующие порошки и пасты, безусловно, были в авангарде массовой товарной культуры в девятнадцатом и двадцатом веках, воздух был наполнен другими потребительскими товарами. , мыло и херес, были описаны и вызваны в точной и разнообразной осмологии социальных различий; в том же десятилетии Чарльз Диккенс составил каталог церквей лондонского Сити в соответствии с их запахами44. Несомненно, можно было бы точно так же точно описать социальное распространение, значение и семиотическую функцию запахов во многих других жанрах, периодах и исторических контекстах.Более того, значение тех или иных запахов со временем менялось. Табак, например, резко повлиял на окружающую среду, когда стал глобальным товаром. Он появился на сцене в одной из пьес начала семнадцатого века в качестве фигуры, сопровождающей персонажа Ольфактуса. С самого начала критики осуждали его «неизлечимую вонь» и «вонючий дым» — темы антитабачных дискурсов и по сей день, в то время как его защитники прославляли его «ароматическое» качество.46 Однако споры о статусе запаха не были свойственны истории этого растения.Кофе также подвергался осуждению по обонятельным причинам. В декабре 1657 года в ходе дознания в приходе св. Дунстана на западе в лондонском Сити парикмахеру Джеймсу Фарру было предъявлено обвинение «в изготовлении и продаже напитка под названием «Кофе», из-за чего, делая то же самое, он раздражал своего ближнего. ] rs дурными запахами». 47 Такая жалоба была немыслима в начале восемнадцатого века, когда кофейни были обычным явлением в английской городской жизни. 48 Как писал историк Эдвард Хаттон об этом инциденте в 1708 году, «кто бы тогда мог подумать, что Лондон когда-либо было бы около 3000 таких Nusances, и что кофе было бы (как и сейчас) так много выпито лучшими врачами и врачами.49

Процесс привыкания, отмеченный Хаттоном, — то, как запахи не только становятся ничем не примечательными и, таким образом, исчезают из исторических записей, но также могут более или менее перестать восприниматься, — подводит нас к ключевому моменту в истории обоняния. точнее. Многие, а возможно, и большинство его историков не пытаются рассчитать концентрацию обонятельных химикатов в определенном месте и в определенное время, как это делали археологи-экологи, работавшие над реконструкцией Юрвика. влиятельный исторический обзор смысла Констанции Классен, Дэвида Хоуза и Энтони Синнотта.51 Запахи, утверждают такие ученые, являются перцептивными сущностями. Онтологически они возникают в период носа воспринимающего. Поэтому историк обоняния обычно видит себя вовлеченным в некую форму социальной или культурной истории, исследуя историю ментальностей. Их проект — реконструкция истории обоняния, классификации и восприятия запахов и их культурного значения.52

нить, рассмотренная выше.Первые историки чувствительности начала и середины двадцатого века, чьи модели до сих пор формируют поле, утверждали, что обоняние пришло в упадок по мере того, как культуры становились более сложными и более ориентированными на глаза. В описании процесса цивилизации, сделанном Норбертом Элиасом в 1930-х годах, утверждалось, что среди «более цивилизованных людей» глаз приобретает «растущее значение… как посредник удовольствия с растущей умеренностью аффектов». В этом процессе, предположил он, «обоняние… становится ограниченным как нечто подобное животному», а способность «различать… звуки [и] запахи» снижается.53 «Шестнадцатый век не видел первым, — писал историк чувств Annaliste Люсьен Февр в 1940-х годах, — он нюхал воздух». Его поэты, врачи и философы, утверждал он, использовали и были настроены на «целый набор акустических и обонятельных образов, которые несколько удивляют нас». обоняние и вкус, наиболее аффективные из чувств, были развиты намного лучше, чем у нас»55. Хотя сейчас ученые часто более осторожны в своих формулировках, многие согласны с тем, что культурное значение обоняния в наше время уменьшилось.«Нет сомнения, — писал Марк Смит, — что современность помогла приглушить обоняние в пользу зрения». Констанс Классен еще более категорична: «никакое чувство, — заявила она в начале 1990-х годов, — претерпело такое изменение культурной судьбы, как обоняние». Историки, социологи и психологи предложили три основных объяснения этого предполагаемого уменьшения. обонятельного. Некоторые утверждали, что значение запаха и внимание к нему уменьшились по мере того, как человеческое общество оторвалось от своего естественного окружения; другие утверждали, что интеллектуальные и / или технологические сдвиги сделали визуальные навыки более важными, а обонятельные – менее важными; другие предполагают просто, что разные общества имеют разные соотношения между органами чувств.

Мандроу и Элиас представляют первую школу мысли. Первый утверждал, что культурное значение обоняния в шестнадцатом веке указывает на то, что ранние современные люди «жили близко к природе»; последний утверждал, что с конца Средневековья значение незрительных органов чувств уменьшилось по мере того, как природа стала менее угрожающей. обоняние по своей природе является животным или инстинктивным и, таким образом, склонно атрофироваться вместе с цивилизацией.На такое мышление сильно повлияло предположение Фрейда, сначала в его обсуждении Человека-Крысы, а затем в «Цивилизация и ее недовольство» , что принятие человечеством вертикальной позы привело к «обесцениванию его обоняния». досовременное общество как эмоционально неустойчивое и инстинктивно жестокое в последние годы подвергалось резкой критике. Элиасиан и Анналист утверждают, что общества, которые были ближе к природе, поэтому были более чувствительны к запахам, теперь могут быть признаны версиями теории о том, что существовали люди. общества, населявшие мир в состоянии непосредственной природной чувственности, модель обонятельного, а не экологического индейца.60

Не все истории об упадке обоняния связаны с мифом о происхождении обонятельного единства с окружающей средой. Различные технологии были представлены как подрывающие важность обоняния: письмо, печать, перспективное представление и даже городская жизнь, как считается, отдавали предпочтение зрению, что привело к уменьшению обоняния и других чувств.61 Недавние истории обоняние менее схематично. В целом они согласны с тем, что линейные модели исторического развития сенсориума чрезмерно упрощены, и категорически отвергают утверждения о том, что древняя, средневековая и ранняя современная Европа не были преимущественно глазоцентрическими.Тем не менее, поскольку они сосредотачивают свою работу на том, был ли драматический поворотный момент в истории чувств, момент, когда обоняние пришло в упадок и стало доминировать зрение, они увековечивают эту старую проблематику, даже заключая, что такой сенсорной цезуры не было в истории чувств. Европейская и американская история.62

Другие ученые были менее технологически детерминированы и меньше интересовались отслеживанием изменений во времени. Некоторые антропологические отчеты предполагают, что каждая культура имеет определенную конфигурацию органов чувств, которые следует описывать этнографически.«Каждая культура имеет свою собственную сенсорную модель, основанную на относительной важности, которую она придает различным чувствам», — заявила Констанс Классен в 1990 году.63 Дэвид Хоуз пишет, что «можно думать о культурах как о контрастирующих с точки зрения отличительных паттернов взаимодействию чувств , которые они представляют», далее утверждая, что к различным культурам можно подходить через их «соотношения чувств».64 Такие модели могут быть плодотворными для историков, но эта терминология — происходящая в конечном счете из работ Уолтера Онга и Маршалла Маклюэна — может оставить у читателей гомогенизированный образ культуры; создается впечатление, что сенсорные режимы различных исторических контекстов могут быть представлены в виде круговых диаграмм, показывающих, какой процент сенсорной информации за определенный период был обеспечен обонянием, осязанием и т. д.Это может также ввести в заблуждение, что история чувств была игрой с нулевой суммой, в которой обоняние или какое-либо другое чувство или чувства должны уменьшаться, если, скажем, зрение увеличивается.65

физические способности, которые то обострялись, то притуплялись в каждый исторический период. Другие историки культуры утверждают, что для того, чтобы написать историю обоняния, нужно изучить физиологические модели, с помощью которых обоняние понималось и через которое оно переживалось.Такие ученые предполагают, что изменения в этом понимании обеспечивают хронологическую последовательность, по которой можно построить историю запаха. Интеллектуальной истории обоняния было посвящено значительно меньше исследований, чем теорий зрения или слуха, и сейчас не повод пытаться всесторонне исправить это пренебрежение. Тем не менее, явно произошли сдвиги в понимании запахов и обоняния. Немногие люди сегодня серьезно рассматривают возможность того, что запах только что потушенной свечи может вызвать смерть или выкидыш, мнение, которое встречается в европейских натурфилософских и медицинских трудах со второго по восемнадцатый века.66 С древнейших времен до относительно современных времен считалось, что запахи оказывают прямое физическое воздействие на того, кто их вдыхает, потому что они непосредственно впитываются в тело. В рамках физиологических моделей, распространенных от классической античности до XVII века, запахи представлялись парами, впитываемыми частью мозга; Таким образом, обоняние представляло собой форму приема пищи, посредством которой питательные вещества или яды доставлялись в организм.67 Это понимание никогда не вызывало всеобщего согласия (не в последнюю очередь потому, что велись серьезные споры о том, является ли запах нематериальным качеством отдельных воздухов или более субстанциональной сущностью).68 Тем не менее, можно было бы ожидать, что отношение к запахам стало бы менее чреватым после того, как анатомические работы Конрада Шнайдера и других в середине семнадцатого века показали, что воздух не проникает в переднюю часть мозга. 69 Тем не менее, хотя примерно после 1700 года обоняние было обычно считающиеся нервными по своей природе, Просвещение и викторианские комментарии, такие как процитированный выше Чедвик, понимали запахи как оказывающие значительное и часто опасное воздействие на тело.

Теория микроорганизмов произвела революцию в понимании запахов.Как показал Дэвид Барнс, в 1880-х и 1890-х годах медики перешли от убеждения в том, что ядовитые запахи смертельны, к уверенности в том, что, хотя они и оскорбительны и указывают на нездоровое состояние, сами по себе они не представляют особой опасности. Важно, однако, то, что Барнс демонстрирует, что не было эквивалентного эпистемологического сдвига в общем отношении к неприятным запахам. Действительно, подобно другим исследователям бактериологической революции, он находит существенную преемственность в установках. Поскольку они могли указывать на вероятные места распространения микробов и, следовательно, болезней, неприятные запахи продолжали вызывать значительное беспокойство и активность в отношении санитарии.Таким образом, бактериология была наложена на более ранние миазматические установки и переплелась с ними в том, что он называет «санитарно-бактериологическим синтезом». в субъективном понимании ощущения или восприятия. Действительно, то, как современные историки описывают нынешнее биомедицинское понимание как то, как «мы» понимаем чувства, свидетельствует о замечательной вере в соединение двух культур внутри академии и игнорировании народной физиологии современного общества.71

Наиболее материалистические истории запахов ограничиваются их предположением о том, что исчезновение определенных запахов оставило окружающую среду без всех запахов; многие недостатки культурных историй обоняния проистекают из аналогичной тенденции обобщать узкий круг тематических исследований. Они имеют дело с обонянием в целом и строят единую историю обоняния. Однако в последние годы некоторые историки культуры начали исследовать не то, имели ли запахи большее значение в прошлом, а то, как и где конкретные запахи имели значение или о них говорили.Одно важное направление исследований привлекло внимание к тому, как названия запахов использовались для стигматизации социальных и этнических групп в различных контекстах, начиная от средневекового Ближнего Востока и заканчивая современной Нигерией. зрелище и драма раннего Нового времени, метафорические и символические языки запахов конструировали социальные и половые различия.73 В своем исследовании рабства и сегрегации Марк Смит пошел дальше, утверждая не только то, что «стереотипы относительно черного запаха проникли… глубоко в колониальное общество». », но также и то, что обоняние было чрезвычайно важным как в феноменологическом, так и в символическом построении расовых категорий.74

Тем временем историки-экологи обнаружили запахи, лежащие в основе конфликтов из-за загрязнения. Джой Парр, например, раскрыла восприятие риска, связанного с заводом по производству тяжелой воды, работавшим на канадском берегу озера Гурон в период с 1970-х по 1990-е годы, изучив различные интерпретации запаха сероводорода, который он периодически испускал. На калифорнийском побережье в начале двадцатого века мнения разделялись не из-за запаха тухлых яиц, а из-за запаха кальмаров и сардин.В то время как индустрия туризма охарактеризовала это как невыносимое, защитники рыбной промышленности заявили, что это не более чем второстепенная нота в запахах Монтерея. Конни Чанг указывает, что то, как оценивались эти конкурирующие конструкции обонятельной среды, отражало не преобладающий ветер, а преобладающее распределение силы75.

Запахи могут означать менее ожидаемыми способами. В имперском Риме аромат роз избежал общего философского осуждения парфюмерии, потому что он стал символом качеств Италии; для современной греческой диаспоры запах базилика наполнен смыслом и стимулирует воспоминания о доме.76 В своем тонком исследовании обонятельных аспектов раннего христианства Сьюзен Харви исследовала, как в четвертом и пятом веках благовония формулировали и материализовали антидуалистическую теологию: подобно тому, как прихожане ощущали и вдыхали ароматный дым, так «в воплощение божественного… вошел в материю, освятив… все материальное существование»77. Джонатан Гил Харрис приписывал запахам еще более мощную способность к актуализации, утверждая, что сернистый запах петард, используемых на сцене, мог вызвать в воображении воспоминания о пороховых заговорах. в первых аудиториях « Макбета » Уильяма Шекспира , вызывая ощущение взрыва, которого на самом деле не было.78 Дальнейшие исследования, несомненно, приведут к еще более разнообразной культурно-исторической осмологии, которая решительно уведет нас от попыток построения линейных нарративов обоняния и других чувств в пользу более сложной исторической антропологии запахов.

Тем не менее, несмотря на все разнообразие, яркость и интерес этого впечатляющего исследования, существуют проблемы с его предположениями и рамками. Большая часть этой историографии рассматривает историю запаха либо как часть истории окружающей среды, либо как часть истории человеческой культуры.Два подхода стоят по разные стороны методологического каньона, обозначающего границу между природой и культурой. Большинство ученых, писавших об истории обоняния, вероятно, в большей или меньшей степени идентифицируют себя с культурными подходами к предмету, воспринимая утверждения о биологии чувственного восприятия не только как антиисторические, но и как антиисторические79. При ближайшем рассмотрении этой «мягкой» культурной историографии обнаруживается та же полярность в ее основе. В самом деле, настаивая на том, что запах «является… не просто биологическим и психологическим явлением», а скорее «культурным», историки и антропологи, занимающиеся социальными и культурными исследованиями, в конечном итоге заново описывают именно это различие между природой и культурой.Второе направление в той же литературе проводит это различие несколько более изощренным образом. Эта группа ученых пишет о том, как ощущения, иногда характеризуемые как чувственные данные, опосредуются, организуются и/или интерпретируются множеством культурно и исторически специфических способов, через сетки значений, через культурно специфические линзы или в соответствии с восприятием. лексика того или иного общества или класса. Например, во введении к сборнику 1990 года «Медицина и пять чувств » У.Ф. Байнум и Рой Портер описали авторов, как бьющихся над вопросом, «как… способности разума преобразовывают необработанные данные чувств в нечто вроде когерентности». неисторический) и культурный (который обрабатывает информацию исторически специфичным и изменчивым образом). Более того, как показал антрополог Тим Ингольд в своем впечатляющем обзоре и критике этой литературы, эта риторика и модели зависят и подтверждают дихотомию между человеческим субъектом и окружающей средой, которую он или она занимает.81

Это различие совершенно не подходит для истории обоняния. Как мы видели, во многих исторических контекстах запахи понимались как инкорпорированные, проникающие в тело и тем самым преображающие человека. Другими словами, граница между человеком и окружающей средой не была ни абсолютной, ни непроницаемой. Когда Мишель де Монтень писал, что запахи влияют на его животный дух и, следовательно, на его душевное состояние, он выражал вполне обычное раннесовременное чувство.82 В двадцатом веке рабочие на фабриках, выбрасывавших сероводород, осознали, что они физически изменятся при вдыхании этого газа — это снизит их способность различать запахи. 83 Все это указывает на более богатую, квазиэкологическую историю обоняния и органов чувств, исследующих одновременно человека или людей, воспринимающих и среду, в которой они обитали.

Кроме того, необходимо оспорить некоторые из предпосылок, заложенных в структуру этого форума.Хотя авторов не просили выбрать предпочтительную эмблему, символизирующую их тему, эта группа эссе действительно выглядит как эквивалент двадцать первого века тех наборов аллегорических изображений пяти чувств, которые использовали европейские художники84. (Обоняние изображалось, между прочим, в виде букета цветов, остроносой гончей и стервятника.)85 Ряд исследований уже знакомит нас с другими, иными, историческими и культурными представлениями о чувствах: средневековыми и ранними. современные европейские авторы спорили о том, следует ли считать речь смыслом, и, согласно Яну Ритчи, язык хауса содержит только одно слово для всех невизуальных чувств.86 Мы рискуем натурализовать пятичувственную модель восприятия через пентадную организацию нашего вклада, что легко можно было бы принять как подразумевающее, что, хотя взаимосвязь и относительная значимость чувств менялись на протяжении истории, сенсорно неповрежденные человеческие существа неизменно воспринимали мир пятеричным образом.87 После теории Джудит Батлер о поле и гендере различные историки утверждали, что ученые должны проследить меняющуюся артикуляцию и установление половых различий, а не картировать изменяющиеся значения, приписываемые физическим различиям.88 В том же духе можно было бы утверждать, что вместо того, чтобы создавать истории обоняния, вкуса, слуха, осязания и зрения, мы должны исследовать, как и когда модель пяти чувств была установлена ​​и как она поддерживалась.

На менее абстрактном и более значительном уровне историки должны исследовать чувства как форму практики, которая одновременно является ситуативной и интерсенсорной. Построение или изучение таксономий органов чувств мало что говорит о том, как сенсорное восприятие работало в конкретных исторических условиях.89 Возможно, это особенно относится к обонянию, которое обычно признается тесно связанным со вкусом. Более того, как ясно показал культурный географ Дуглас Портеус в своем новаторском обсуждении запахов, запахи сами по себе дают очень мало информации о своем происхождении и редко, если вообще когда-либо, могут рассматриваться без помощи других органов чувств90. Это наблюдение подтверждается. путем нового изучения отчетов Жана-Ноэля Галле 1790 года в Société Royale de Médecine о состоянии Сены и ее берегов.Ален Корбин заметил, что «идея написать книгу о восприятии запахов» пришла ему в голову, когда он читал эти страницы, утверждая, что «нигде в тексте нет ссылок на что-либо визуальное». Он ошибся. В отчете Галле записано большое количество визуальных впечатлений, а также информация, полученная от его осязания. Он писал, например, о грязи, которая была «черной и дурно пахнущей», и обнаружил, что за канализацией Арсенала берег образовался из земли, которая была «мягкой, глубокой, сероватой на поверхности, черной, когда ее перемешиваешь, когда издает неприятный запах.91

Тот факт, что Халле отметил открытие нескольких органов чувств, вряд ли удивителен: в большинстве случаев восприятие является межсенсорным. Психологические исследования обнаруживают не только то, что информация, полученная от одного чувства, сильно влияет на то, что воспринимается другим, но и то, что восприятие обычно основано на соотношении «мультисенсорно обусловленных ощущений»92. Босави, лесной район Папуа-Новой Гвинеи, антрополог Стивен Фельд описал, как их «взаимодействия между зрением и звуком… локально интерсенсорны по отношению к обонянию», когда звук ручья под саговыми пальмами когнитивно переплетается с запахом саго.93 Историки могут с пользой для себя расширить и усовершенствовать этот стиль анализа, анализируя роли обоняния в телесных репертуарах конкретных занятий или в конкретных способах существования в мире.94 В процессе мы перестанем описывать или даже обращать дезодорацию прошлого, а описывать вместо этого совокупность телесных техник в различные исторические моменты.

© Американская историческая ассоциация, 2011 г. Все права защищены.

Американская историческая ассоциация

Как обострить обоняние, не используя нос | Наука

Страна: Страна * AfghanistanAland IslandsAlbaniaAlgeriaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBolivia, многонациональное государство ofBonaire, Синт-Эстатиус и SabaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика theCook IslandsCosta RicaCote D’IvoireCroatiaCubaCuraçaoCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland острова (Мальвинские )Фарерские островаФиджиФинляндияФранцияФранцузская ГвианаФранцузская ПолинезияФранцузские Южные ТерриторииГабонГамбияГрузияГерманияГанаГибралтарГрецияГренландияГваделупаГватемалаГернсиГвинеяГвинея-БисауГайанаГаитиОстров Херд и МакДональда IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика ofIraqIrelandIsle из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика ofMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorwayOmanPakistanPalestinianPanamaPapua Новый GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairnPolandPortugalQatarReunionRomaniaRussian FederationRWANDASaint BarthélemySaint Елены, Вознесения и Тристан-да-КуньяСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСент-Мартен (французская часть)Сен-Пьер и МикелонСент-Винсент и ГренадиныСэм oaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSint Маартен (Голландская часть) SlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSouth SudanSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwanTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTimor-LesteTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited арабского EmiratesUnited KingdomUnited StatesUruguayUzbekistanVanuatuVenezuela, Боливарианская Республика ofVietnamVirgin остров, BritishWallis и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Пожертвовать сейчас
Поддержите некоммерческую научную журналистику

Если мы чему-то и научились во время пандемии COVID-19, так это тому, что мы не можем ждать реакции кризиса. Science и AAAS неустанно работают над предоставлением достоверной, основанной на фактических данных информации о последних научных исследованиях и политике, с обширным бесплатным освещением пандемии. Ваш не облагаемый налогом вклад играет решающую роль в поддержании этих усилий.

Раскрытие информации о благотворительности

10 невероятных фактов о вашем обонянии

Обоняние, обоняние, может быть Родни Дэнджерфилдом из пяти чувств: оно не пользуется уважением — или, по крайней мере, не так сильно, как должно.От того, сколько различных запахов может уловить нос, до связи между обонянием и общим состоянием здоровья, в этом чувстве есть много вещей, которые могут вас удивить.

Вот 10 странных, но правдивых фактов о нашем обонянии:

1. Люди могут различать не менее триллиона различных запахов. Ученые считали, что человеческий нос может улавливать только около 10 000 различных запахов, но эта информация была основана на исследовании 1927 года и очень устарела. В этом году исследователи из Рокфеллеровского университета проверили обоняние людей, используя различные смеси молекул запаха.Результаты, опубликованные в журнале Science, показали, что нос может чувствовать по крайней мере один триллион различных запахов.

Так как именно работает обоняние человека? Когда запахи попадают в нос, они перемещаются в верхнюю часть носовой полости к обонятельной щели, где расположены обонятельные нервы, объясняет Эмбер Луонг, доктор медицинских наук, доцент Центра медицинских наук Техасского университета в Хьюстоне. «Там одорант обнаруживается различными рецепторами, расположенными на нервных клетках, и комбинация активированных нервов направляется в мозг.Комбинация активированных нервов генерирует все уникальные запахи, которые мы, люди, можем обнаружить», — говорит доктор Луонг.

По словам Луонга и Долорес Маласпина, доктора медицинских наук, профессора клинической психиатрии Колумбийского университета в Нью-Йорке, некоторые из самых приятных или доставляющих удовольствие ароматов включают ваниль, некоторые виды апельсиновых ароматов, корицу, цветные карандаши и печенье.

2. Ароматические клетки обновляются каждые 30-60 дней. Обоняние — единственный черепной нерв — нервы, которые выходят из мозга и контролируют функции организма, включая движение глаз, слух, вкус и зрение — которые могут восстанавливаться, говорит Луонг.

3. Вы чувствуете запах страха и отвращения. Согласно исследованию 2012 года, опубликованному в журнале Psychological Science, вы можете почувствовать запах страха и отвращения через пот, а затем испытать те же эмоции.

Исследователи собирали пот мужчин, когда они смотрели фильмы, вызывающие эти чувства. Чтобы сохранить нейтральный запах для теста пота, мужчины использовали продукты без запаха, отказались от курения и употребления алкоголя. Затем женщины-участницы прошли тесты визуального поиска, неосознанно нюхая потные образцы.В это время записывались движения глаз и выражение лица женщин.

Исследователи обнаружили, что женщины, которые почувствовали запах «пота страха», широко открыли глаза с выражением страха, а женщины, которые почувствовали запах «пота отвращения», также выражали отвращение на лице.

4. Обоняние – древнейшее чувство. Обнаружение химических веществ — обнаружение химических веществ, связанных с запахом или вкусом — является самым древним чувством, говорит Маласпина. «Даже у одноклеточного животного есть способы определить химический состав окружающей среды», — добавляет она.

5. У женщин обоняние лучше, чем у мужчин. «Женщины всегда лучше различают запахи и запахи, чем мужчины, и каждое исследование подтверждает это», — говорит Маласпина. Она говорит, что одной из причин этого может быть то, что у женщин более развита орбитальная префронтальная область мозга. Возможно, это также развилось из способности различать лучших возможных партнеров или помогать женщинам лучше связываться с новорожденными и понимать их.

6. Возрастная потеря обоняния связана с расовой принадлежностью.Согласно исследованию 2013 года, опубликованному в Журнале геронтологии: Медицинские науки, афроамериканцев и выходцев из Латинской Америки испытывают потерю обоняния, связанную с возрастом, раньше, чем европеоиды. Исследователи попросили более 3000 взрослых в возрасте от 57 до 85 лет определить пять распространенных запахов.

Хотя возрастная потеря обоняния является обычным явлением, это первое исследование, посвященное изучению расовых различий.

Результаты показали, что лица неевропеоидной расы постоянно набирали на 47% меньше баллов, чем представители европеоидной расы, и были на девять лет старше.Женщины всех рас справились с обонянием лучше, чем мужчины, и были на пять лет моложе.

СВЯЗАННЫЕ: 5 заболеваний, связанных с дефицитом витамина D

Точная причина этой разницы неизвестна, но исследователи полагают, что факторами могут быть генетика и окружающая среда (например, воздействие веществ, повреждающих нервы).

7. У собак почти в 44 раза больше обонятельных клеток, чем у людей. «У людей от пяти до шести миллионов клеток, определяющих запахи, по сравнению с собаками, у которых 220 миллионов клеток», — говорит Луонг.«Мы эволюционировали, чтобы меньше полагаться на наше обоняние, в то время как большинство животных сохранили это чувство».

Еще один забавный факт о собаках и обонянии: собаки могут различать разнояйцевых близнецов, но не идентичных близнецов по запаху, говорит Маласпина.

8. Потеря обоняния может сигнализировать о будущих заболеваниях. «Снижение обоняния может быть ранним признаком болезни Альцгеймера или Паркинсона», — говорит Луонг. Два исследования, представленные на Международной конференции Ассоциации Альцгеймера в 2014 году, показали, что снижение способности идентифицировать запахи связано с потерей функции клеток головного мозга и развитием болезни Альцгеймера.Исследование, опубликованное в Annals of Neurology, также показало, что ухудшение обоняния может предшествовать развитию болезни Паркинсона.

9. У каждого человека свой запах.  Как и отпечатки пальцев, у каждого человека есть свой особый запах. «Отчетливый запах, который у вас есть, исходит от тех же генов, которые определяют тип ткани», — говорит Маласпина.

10. Ухудшение обоняния может предсказывать смерть в течение пяти лет. Недавнее исследование, опубликованное в журнале PLOS ONE, показало, что снижение способности различать запахи может предсказывать смерть в течение пяти лет.В исследовании приняли участие более 3000 американцев в возрасте от 57 до 85 лет, и было обнаружено, что у людей, которые не могут идентифицировать запахи, такие как роза, апельсин и мята, вероятность умереть в следующие пять лет более чем в три раза выше.

Тем не менее, снижение обоняния не обязательно повод для паники. Большинство вещей, которые мешают обонянию, — это аллергии и травмы головы, а не факторы, предполагающие повышенный риск смерти.

«Мы знаем, что новые клетки мозга образуются на протяжении всей жизни в нескольких разных обонятельных областях, и более ранняя смерть может быть связана со снижением регенерации клеток, которое происходит и в других областях тела», — говорит Маласпина.

Потеря обоняния и вкуса :: AbScent

Потеря обоняния – аносмия – встречается на удивление часто. Считается, что примерно каждый 20-й взрослый имеет слабое обоняние или вообще его не имеет. Большинство людей знают, каково это иметь заложенный нос из-за простуды, но когда ваш нос чист, но вы все еще ничего не чувствуете, что происходит?
Внутри носа

Есть много разных причин, по которым вы можете потерять обоняние, и вы можете изучить причины потери обоняния здесь.Иногда возникает физическая закупорка, но если ваши ноздри чистые, возможно, обонятельный эпителий каким-то образом поврежден, возможно, в результате вируса. Эта ткань, расположенная в верхней части носа за глазами, заполнена рецепторами, которые улавливают молекулы запаха и сигнализируют  в мозг, что там есть запах.

Когда он поврежден инфекцией или отрезан закупоркой, он не будет работать должным образом. И точно так же, как везде на вашем теле, где есть раны, это потребует времени, чтобы залечить .

Дело вкуса

Многое из того, что мы знаем как вкус, является запахом, поэтому, когда мы не можем обонять, мы также не можем правильно ощущать вкус. Вы все еще можете обнаружить истинный вкус на своем языке — сладкий, соленый, горький, кислый, умами, — но ароматы, которые поднимаются в ноздри, когда вы кладете что-то в рот, и поднимаются в нос через заднюю часть рта. рот, когда вы жуете, будет отсутствовать.

Лечение потери обоняния

Во многих случаях не существует лекарства или лечения, которое излечило бы ваше обоняние.Помните, это травма, которую нужно залечить. Врачи рекомендуют обучение обонянию и промывание носа, чтобы поддержать процесс заживления. NoseWell, созданный врачами, содержит больше информации о том, как управлять своим выздоровлением.

Когда обратиться к врачу

У многих людей обоняние восстанавливается через две-три недели .

Существует множество различных причин внезапной потери обоняния, поэтому стоит обратиться к врачу, если это продолжается более двух недель .Текущие рекомендации Британского ринологического общества предполагают, что пациентов следует направлять к специалисту по уху, горлу и носу (ЛОР) через три месяца. Записывание ваших симптомов и любых изменений действительно полезно для объяснения вашего случая. ЛОР-специалист может запросить МРТ и провести другие проверки, но они не обязательно покажут причину повреждения, и во многих случаях лечение не будет рекомендовано. Не думайте, что ваш врач отмахивается от вас, просто нет никакого лечения, которое могло бы помочь.

Помогите себе
  • Начните тренировку запахов как можно скорее.
  • Стать экспертом по своему состоянию — лучший способ помочь себе, особенно в выборе того, что есть, чтобы оставаться здоровым.
  • Позаботьтесь о своем носе – рекомендуются средства для полоскания носа .
  • Позаботьтесь о своем благополучии – потеря обоняния может сделать вас уязвимым для плохого настроения и депрессии.

У большинства людей восстанавливается обоняние, даже если на это иногда уходит много месяцев. Ты не один , ты нашел здесь место, где были тысячи людей, где ты сейчас.

Куда теперь?

Обучение обонянию

Колодец для носа

Потеря обоняния

Советы по управлению

Связь с другими

 

 

 

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.