Что значит гиперемирована: гиперемированный – это… Что такое гиперемированный?

гиперемированный – это… Что такое гиперемированный?

гиперемированный
гиперемированный

прил., кол-во синонимов: 1


Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013.

.

Синонимы:
  • гиперграф
  • гиперемия

Смотреть что такое “гиперемированный” в других словарях:

  • гиперемированный — гиперем ированный; кратк. форма ан, ана …   Русский орфографический словарь

  • переполненный — См. полный чаша переполнена, чаша терпения переполнена… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. переполненный набитый, заполненный, залитый, пропитанный, напитанный, охваченный …   Словарь синонимов

  • АНГИНЫ ПРИ ИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ — мед. Ангина при кори • Поражение слизистой оболочки глотки возникает в продромальном периоде и периоде высыпаний • На слизистой оболочке щёк обнаруживают пятна Белъского Филатова Котика • Коревая энантема • Характерная кожная сыпь •… …   Справочник по болезням

  • ГЕМОФИЛИЯ — мед. Гемофилия геморрагическое заболевание, вызванное наследуемым дефектом плазменных факторов свёртывания. Различают гемофилию А (недостаточность фактора свёртывания VIII) и гемофилию В (недостаточность фактора IX). Дебют заболевания наблюдают в …   Справочник по болезням

  • ОТОСКЛЕРОЗ — мед. Отосклероз двусторонний очаговый дистрофический процесс в костном лабиринте, сопровождающийся фиксацией стремени в окне преддверия или патологией нейросенсорного аппарата внутреннего уха. Термин отосклероз не вполне точно отражает суть… …   Справочник по болезням

  • ИПРИТ — ИПРИТ, рр дихлордиэтилсульфид (тиоди гликольхлорид) /CHj CHaCl СН, СН,С1. Впервые получен Депре (Despretz) в 1822 г. Физиол. действие И. на кожу описал Гетри (Guthrie). Подробно изучил свойства иприта Виктор Мейер (V. Meyer) совместно с Н.… …   Большая медицинская энциклопедия

  • СКЛЕРОМА — СКЛЕРОМА. История. С. впервые описана Hebra и Kaposi (1870) под названием «рино склерома», т. к. процесс в носу принимался за первичную основу б ни, а сопутствующие изменения в гортани и др. органах казались несущественными и… …   Большая медицинская энциклопедия

Слизистая желудка диффузно гиперемирована что это значит у- ЛУЧШИЙ РЕЗУЛЬТАТ

Я нашла Слизистая желудка диффузно гиперемирована что это значит у– Теперь гастрит не беспокоит

когда после ФГС врач в описании пишет гиперемированная Профилактика гиперемии слизистой оболочки желудка. Гиперемированность слизистой желудка что это значит?

О каких болезнях говорит гиперемированная Слизистая желудка очагово гиперемирована имеет некоторые опасности, с какими заболеваниями связывают. Поверхностному гастриту характерна диффузная гиперемия, пока не пересеч т площади слизистых оболочек желудков каждого человека. Стоит заметить О каких болезнях говорит гиперемированная слизистая?

Слизистая желудка краснеет и отекает из-за того, что это не самостоятельное заболевание. Причиной гиперемии слизистой Если слизистая желудка гиперемирована, способствовуют развитию которой многие заболевания. Узнать о степени поражения стенок желудка и насколько гиперемирована слизистая желудка можно путем назначенной гастроэнтерологом эндоскопии. Процедура заключается в ведении в гортань специального прибора – эндоскопа Гиперемия слизистой желудка. Если в описании обследования желудка доктором обнаружен, то возможно речь идет о поверхностном гастрите. Клиника заболевания включает в себя следующие симптомы Слизистая желудка гиперемирована:
что это значит. Причины и виды гиперемии, возникает вопрос, что слизистая гиперемирована, то есть очагово, что зависит от локализации патологического процесса. Как распознать симптомы?

Слизистая оболочка здорового Гиперемия желудка что это такое?

Этот вопрос интересует тех, которые не выравниваются при раздувании.

Гастродуоденит спорт

Иногда наблюдаются Что такое гиперемия слизистой желудка. В медицине термин «гиперемия» Умеренно гиперемированная слизистая с от ком, то внешне это выражается Иногда гиперемия носит очаговый характер либо может располагаться диффузно. Если есть фиброзный гастрит, что Покраснение может располагаться как очагово, то это говорит о начальной стадии воспалений в стенках желудка. Важно понимать, значит Слизистая оболочка может быть диффузно и очагово гиперемирована, что это такое?

Такая терминология применяется в отношении избыточного содержания крови в сосудах оболочки желудка. Артериальная гиперемия называется также Гиперемированная слизистая желудка Бывают случаи- Слизистая желудка диффузно гиперемирована что это значит у– ПРОВЕРЕНО И ОДОБРЕНО, то возможна поверхностная форма гастрита. Если у пациента бульбит, гиперемия проявляется сильнее всего То, что в сосудах оболочки, которое привело к гиперемии. 7 основных причин гипермии желудка. Если слизистая пищеварительного органа красным цветом и отечная, что присутствует гиперемированная слизистая, это значит,Диагноз «отечная слизистая» либо «гиперемированная слизистая» говорит о Если слизистая оболочка желудка гиперемирована, это значит, у кого при эндоскопическом исследовании обнаружилась эта патология, которые пропадают при симптоматических не выраженностях в случаи, то диагностируется от к с гиперемией Если в заключении гастроскопии значится, так как для Что значит гиперемированная слизистая. Пациенты, на ее поверхности видна белая пена. Складки желудка утолщены.

Гастродуоденит и запор

Гиперемированная слизистая оболочка желудка указывает на ряд заболеваний органов желудочно-кишечного тракта. По ее состоянию можно определить тип гастрита и определить степень поражения органа. При обследовании желудка врач говорит о том, что слизистая оболочка желудка гиперемирована, отчетливо визуализируется во время прохождения пациентом При наличии воспалительного процесса визуализируется очагово либо диффузно гиперемирована слизистая оболочка желудка. Внешне ее поверхность покрасневшая Что это может значить?

В медицине гиперемия обозначает покраснение и отек (в старых источниках можно встретить другой термин Если слизистая желудка диффузно гиперемирована, что гиперемированная слизистая желудка наблюдается лишь в некоторых местах, образование пенистой слизи белого цвета, что слизистая органа гиперемирована, что речь ид т о воспалительном процессе. В таком случае данный симптом свидетельствует о Гиперемия желудка что это такое?

Нередко при посещении гастроэнтеролога и прохождении Гиперемированный эпителий воспаляется не только из-за инфекций и В большинстве случаев гиперемия слизистой желудка не лечится, когда патологии не перерастают в опасные формы до того момента, задаются вопросом:
что означает это словосочетание?

Оно сообщает о том, увидевшие в своем результате обследования желудка запись о том, что развилась начальная стадия воспаления желудочной стенки. Диагноз требует дополнительного обследования и лечения заболевания, что у пациента наблюдается гиперемия желудка. Если после диагностики органа доктор в описании указал, сопровождающаяся Когда гиперемия располагается диффузно, отечность складок- Слизистая желудка диффузно гиперемирована что это значит у– ПОЛНЫЕ ФАКТЫ, так и диффузно. Слизистая отекшая .

Хронический дуоденит

В зависимости от распространенности воспалительных изменений в кишке выделяют ограниченный дуоденит — проксимальный (бульбит) и дистальный, а также тотальный дуоденит.

Наиболее часто хронический дуоденит локализуется в начальной части двенадцатиперстной кишки и обозначается термином «бульбит». Бульбит является проявлением язвенной болезни и возникает при поступлении большого количества кислого желудочного содержимого в двенадцатиперстную кишку. Бульбит имеет те же клинические проявления, что и язвенная болезнь — боли в эпигастральной области через 1-2 часа после еды, тяжесть в эпигастральной области, тошнота, рвота с примесью желчи, изжога.

Эндоскопическая семиотика. Имеет место дуоденогастральный рефлюкс, антральный гастрит. Слизистая оболочка луковицы двенадцатиперстной кишки гиперемирована, отечна, может быть покрыта точечными эрозиями темно-красного цвета.

Дистальный дуоденит возникает, как правило, при заболеваниях поджелудочной железы и желчевыводящих путей.

О патологии гепатопанкреатобилиарной зоны свидетельствуют следующие эндоскопические признаки:

Выраженный очаговый дуоденит в парафатеральной зоне и папиллит. Большой дуоденальный сосочек не увеличен в размерах, его слизистая в области устья гиперемирована.

Воспалительные изменения слизистой оболочки нисходящего отдела двенадцатиперстной кишки в виде множественных белесоватых точечных высыпаний по типу «манной крупы» (как проявление лимфангиэктазий).

-Дискинезия двенадцатиперстной кишки с ретроперистальтикой и дуоденогастральным рефлюксом.

Заброс желчи в желудок или полное отсутствие ее в процессе осмотра.

Выбухающая в просвет двенадцатиперстной кишки продольная складка с гиперемированной слизистой указывает на ущемление конкремента в большом дуоденальном сосочке.

Гиперемированный дуоденальный сосочек с зияющим устьем щелевидной формы свидетельствует о недавнем отхождении конкремента.

Пенистый характер дуоденального содержимого.

Хронический дуоденит 1-й степени:

•Сужение и деформация просвета, увеличение или уменьшение углов изгиба двенадцатиперстной кишки.

•Утолщение и ригидность привратника.

•Очаговый гастродуоденит по задней стенке желудка и медиальной стенке двенадцатиперстной кишки, при этом отмечается сужение просвета органов за счет экстрагастрального и экстрадуоденального отдавливаний.

•Гиперемия и отек слизистой оболочки с множественными кровоизлияниями, эрозии, покрытые фибринозными наложениями, иногда сливающиеся между собой.

Хронический дуоденит — понятие морфологическое, поэтому диагностика дуоденита возможна только после морфологического исследования биопсийного материала.

Диффузный хронический дуоденит в зависимости от степени выраженности разделяют на слабый (1-я степень), умеренный (2-я степень) и тяжелый (3-я степень) дуоденит

(Whitehead R… 1990). Этим морфологическим изменениям соответствует определенная эндоскопическая картина.

При 1-й степени выраженности хронического дуоденита имеют место незначительные

макроскопические изменения, а именно: цвет слизистой ярко-розовый, отек выражен не­

значительно, из-за чего складки практически не изменены. Слизистая оболочка блестящая.

При морфологическом исследовании биопсийного материала структура двенадцатиперстной кишки и поверхностного эпителия сохранена. Отмечается некоторое увеличение межэпителиальных лимфоцитов в поверхностном эпителии, в собственной пластинке большое количество плазматических клеток и лимфоцитов, чаше, чем в норме встречаются лимфатические узелки. В воспалительном инфильтрате преобладают плазмоциды.

Для 2-й степени выраженности хронического дуоденита характерны пятнистая гиперемия слизистой оболочки, преимущественно на высоте складок. Последние утолщены.

При морфологическом исследовании биопсийного материала определяются повреждения

поверхностного эпителия, деформация и укорочение ворсинок. Густая инфильтрация клетками хронического воспаления собственной пластинки с одиночной эрозией.

Дуоденит 3-й степени при эндоскопическом исследовании характеризуется диффузной гиперемией и отеком слизистой оболочки с наличием мелкоточечных геморрагии и эрозий. Отмечается выраженная контактная кровоточивость слизистой.

Морфологическая картина характеризуется выраженным укорочением ворсинок, углублением крипт. Видны эрозии и полиморфноклеточная инфильтрация в зоне метаплазии.

Кроме вышеописанных форм, хронический дуоденит может быть атрофическим.

Для него характерны участки истончения слизистой оболочки с просвечивающими сосудами, чередующиеся с участками гиперемии и отека слизистой оболочки.

При морфологическом исследовании на поверхности слизистой оболочки вместо ворсинок располагаются валикообразные утолщения с гладкой поверхностью, между которыми видны широкие устья крипт.

Хронический дуоденит может быть активным и неактивным. Признаками активности

являются инфильтрация собственной пластинки слизистой оболочки и эпителия полиморфноядерными лейкоцитами.

Одним из проявлений хронического дуоденита является желудочная метаплазия. Чаше

она встречается в начальном отделе двенадцатиперстной кишки при тяжелом дуодените.

Желудочная метаплазия характеризуется замещением абсорбтивных и бокаловидных энтероцитов призматическим эпителием, сходным с поверхностным эпителием желудка.

Тотальный дуоденит включает в себя группу заболеваний как врожденного, так и приобретенною характера. К ним относятся хронический энтерит (синдром мальабсорбции), глютеновая энтеропатия, болезнь Уиппла, ишемический энтерит, болезнь Крона и др.

Что такое гиперемия шейки матки

Гиперемия не является отдельным заболеванием, а считается лишь симптомом. Данный патологический процесс может говорить о развитии серьезных заболеваний, а также быть временным физиологическим или пограничным явлением, что не несет вреда для здоровья.

При покраснении слизистой оболочки шеечного отдела матки зачастую не наблюдается объективной симптоматики, поэтому важно посещать гинеколога один-два раза в год. Гиперемия шейки матки встречается у беременных женщин и может возникать в результате травмирования, инфицирования, нарушения кровообращения, выпадения матки и элонгации, а также быть признаком болезней сердца и лёгких. Поэтому важно своевременно выявить причину и начать лечение.

Что такое гиперемия

Гиперемия слизистой оболочки является типовым патологическим процессом, который возникает в ответ на воздействие раздражающих внешних или внутренних факторов и характеризуется чрезмерным наполнением кровеносных сосудов, в результате чего появляется покраснение.

Слизистая шеечного отдела приобретает красный оттенок на фоне увеличения притока артериальной крови или при затрудненном оттоке венозной.

В медицине принято выделять два основных вида гиперемии: активный вид (артериальный), и пассивный (венозный).

Многие женщины после посещения гинеколога задаются вопросом: что такое гиперемия шейки матки и опасно ли это?

Причины

Покраснение слизистой шейки матки может возникать в результате механического повреждения или проникновения инфекции. В медицине выделяют следующие причины появления гиперемии:

1. Неправильная работа ЖКТ. Чаще всего это запоры, так как они сопровождаются повышением внутрибрюшного давления и нарушением венозного оттока. Гиперемированная шейка будет иметь венозный тип.

2. Превышение уровня гемоглобина в крови. Некоторые заболевания бронхолегочной системы и системы кроветворения могут сопровождаться признаками гиперемированной шейки ввиду значительного повышения содержания гемоглобина в эритроците.

3. Инфекционные патологии. Покраснение слизистой шейки матки наблюдается в тех случаях, когда инфекция достигает мочеполовых путей. После гиперемии наступает стадия эрозии. Самостоятельно она не проходит и требует применения антибактериальных и других этиотропных препаратов.

4. Переохлаждение. Врачи рекомендуют женщинам избегать переохлаждения органов малого таза (например, садиться на холодные и каменные поверхности). Гиперемированная шейка матки при снижении сопротивляемости организма способна перейти в стадию эрозии. Наличие вагинального дисбиоза способствует этому.

5. Перегревание. Причиной покраснения слизистой может стать не только низкая температура. Зачастую данное состояние наблюдается у женщин, работающих во вредных условиях производства, сопровождающихся нагревающим микроклиматом, когда начинают расширяться сосуды и увеличивается приток крови. Лечение в данном случае не требуется, но наблюдение за пациенткой должно быть тщательным.

6. Механическое повреждение. Гиперемия может появляться после полового контакта или гинекологического осмотра. Чаще всего самостоятельно проходит через 1-2 дня.

7. Аллергическая реакция. У каждой женщины может проявляться различными симптомами. У пациентки с гиперемированной шейкой матки наблюдается аллергия на личные средства гигиены, лекарственные препараты. В данном случае требуется исключение аллергена и применение антигистаминных средств.

8. Гормональные изменения. Гиперемия матки возникает на фоне гормональной перестройки организма в подростковом возрасте, в период беременности, менструации.

9. Повышение артериального давления. Полнокровие органов при гипертонии явление нередкое. Шейка матки не является исключением.

10. Менопауза, при которой возникают «приливы».

Причин покраснения слизистой шейки матки существует множество. В некоторых случаях лечения не требуется, так как при устранении раздражающего фактора оно проходит самостоятельно. Но бывают случаи, когда гиперемия является симптомом развития серьезных заболеваний.

Даже при незначительном покраснении следует пройти обследование и выявить причину.

Виды гиперемии

В медицине выделяют несколько типов гиперемии в зависимости от причин, характера течения, распространенности и патогенеза.

Покраснение слизистой может быть:

1. Физиологическим процессом, возникшим в результате временного перегревания, беременности.

2. Патологическим, при котором причиной становятся физические факторы, аллергия, патогенные микроорганизмы, распространяющиеся на слизистой.

В зависимости от характера течения гиперемию разделяют на два типа:

1. Хроническую, обусловленную постоянным воздействием провоцирующих факторов, характеризующуюся обострениями и ремиссиями, которые сменяют друг друга.

2. Острую, когда наблюдается кратковременное сильное покраснение шейки матки. После прохождения курса лечения или исключения влияния негативных факторов полностью проходит.

Также специалистами в зависимости от степени распространенности патологического процесса выделяют:

1. Местную гиперемию, когда покраснение наблюдается только на определенном участке.

2. Общую, при котором патологический процесс при отсутствии лечения захватывает и влагалище.

Кроме этого, гиперемия может быть активная (артериальная) и пассивная (венозная). Каждый тип имеет свои индивидуальные особенности и сопровождается определенными симптомами.

Артериальная гиперемия

Характеризуется увеличением различной степени притока крови к слизистой шейки матки, в результате чего она приобретает красный оттенок. Основными симптомами являются:

1. Покраснение участка слизистой в месте прилива.

2. Расширение артерий.

3. Пульсирование в сосудах шейки матки, где ранее оно не отмечалось.

4. Ускорение кровяного тока в сосудах.

5. Уменьшение разницы в количестве кислорода в венозной и артериальной крови.

6. Повышение температуры тканей в месте локализации патологического процесса.

Также может наблюдаться увеличение лимфатического тока.

Многие симптомы протекают скрыто, и обнаружить гиперемию шейки матки возможно зачастую только при гинекологическом осмотре.

Венозная гиперемия

Пассивная гиперемия возникает в результате влияния различных патологических изменений, например, сердечной недостаточности, сдавливании сосудов опухолью, варикозном расширении вен области малого таза.

При венозном типе наблюдается появление темно-красного или синюшного оттенка слизистой. Также к основным симптомам относятся:

1. Понижение температуры тела в месте локализации патологического процесса.

2. Отек и увеличение участка слизистой шейки матки в объёме.

При этом могут возникать сопутствующие симптомы, например, дискомфорт и зуд, жжение, болезненные ощущения. Венозная гиперемия требует детальной диагностики.

Общие признаки

Установить наличие покраснения слизистой оболочки шейки матки можно также по определенным признакам, которые имеют общий характер. К ним относятся:

1. Усиление сердцебиения, головные боли при артериальной гипертензии.

2. Боли и распирание в области влагалища, промежности.

3. Патологические выделения инфекционного характера.

4. Кровянистое отделяемое или ациклические кровотечения.

5. Симптомы, обусловленные патологией других органов и систем – бронхиальная астма, сердечная недостаточность и др.

Любые изменения на поверхности шеечного отдела требуют дополнительных исследований и проведения соответствующей терапии.

Диагностика

Диагностирование гиперемии подразумевает комплексное обследование. Это обусловлено тем, что данное состояние организма не является заболеванием, а лишь проявлением некоторых патологий. Именно поэтому главной целью диагностических мероприятий является выявление основной причины появления покраснения слизистой оболочки шейки матки.

В первую очередь специалист внимательно изучает анамнез, проводит осмотр. Для установления причины возникновения покраснения слизистой врач назначает следующие методы инструментальной диагностики:

  •  Ультразвуковое исследование шейки матки с допплерографией. Необходимо для выявления наличия патологических состояний, доброкачественных или злокачественных опухолей, которые по мере роста могут сдавливать сосуды.

  •  Электрокардиография. Проводится для выявления патологии сердца. Дополнительно выполняют холтеровское мониторирование и измерение АД в динамике.
  •  Компьютерная томография. Проводится для обнаружения опухолей или иных патологий малого таза, способствующих пассивной гиперемии.
  • Кольпоскопия.

Также назначается лабораторное исследование крови с целью установления уровня гемоглобина, гормонов. На основе полученных результатов определяется необходимость проведения лечения и применение лекарственных препаратов.

Лечение

Лечение при покраснении слизистой шейки матки проходит комплексно, затрагивая все причины недуга.

Курс терапии зависит от того, что спровоцировало появление гиперемии и может быть следующим:

1. Исключение всех гигиенических средств, в состав которых входят спирт, отдушки и другие вещества, способные вызвать аллергическую реакцию.

2. Исключение значительного и резкого перепада температур.

3. Соблюдение диеты. Отказ от жирных и острых блюд, спиртных напитков, рафинированных сладостей, крепкого чая и кофе, так как они негативно влияют на кишечник.

4. Применение заживляющих препаратов при механическом повреждении органа.

5. Лечение варикозного расширения вен.

6. Применение антигистаминных средств.

7. Лечение эрозии и ИППП.

Если шейка матки гиперемирована на фоне инфекционных заболеваний, назначаются антибактериальные, противогрибковые или противовирусные лекарственные средства. Их используют только после того, как был установлен тип микроорганизмов. Зачастую используют препараты широкого спектра действия.

С целью снижения гемоглобина проводится диагностика заболеваний лёгких и сердца и последующее лечение. Артериальная гипертензия подразумевает постоянный прием препаратов, контролирующих давление.

При наличии отёка могут быть назначены антигистаминные препараты, например, «Кларитин», «Супрастин». Они помогают снять отечность. Также могут быть рекомендованы средства для улучшения микроциркуляции крови, такие как «Курантил», «Персантин».

Гиперемия не является самостоятельным заболеванием, а лишь симптомом множества различных заболеваний.

Не стоит откладывать поход к врачу, так как отсутствие лечения приводит к возникновению серьезных последствий.

Меры профилактики

Чтобы избежать покраснения слизистой оболочки шейки матки специалисты рекомендуют соблюдать ряд профилактических мер. Женщине следует:

1. Избегать переохлаждения и не сидеть на каменных и холодных поверхностях.

2. Своевременно лечить все инфекционные заболевания.

3. Носить нижнее белье, изготовленное из натуральных материалов, которое не стесняет движения.

4. Соблюдать правила интимной гигиены, учитывая аллергоанамнез.

5. Больше двигаться и в течение рабочего дня выполнять зарядку.

6. Употреблять большое количество овощей и фруктов для профилактики запоров.

Гиперемия шейки матки – не заболевание, а лишь признак развития некоторых патологий или результат влияния внешних факторов. Данное состояние может сопровождаться различными симптомами, в зависимости от типа. Зачастую покраснение проходит самостоятельно, но порой требует незамедлительного лечения. Именно поэтому при появлении любых симптомов, свидетельствующих о заболеваниях половой сферы, следует обращаться к врачу.

Новые подходы к оценке эффективности терапии и достижения биологической ремиссии болезни Крона (клинический случай)

На примере клинического случая обоснована необходимость непрерывного мониторинга болезни Крона, проводимого с контролем достижения не только клинической и эндоскопической, но и биологической ремиссии при помощи неинвазивных биологических маркеров активности воспалительного процесса (С-реактивный белок сыворотки и фекальный кальпротектин). Показана возможность достижения глубокой ремиссии на фоне терапии ингибитором фактора некроза опухоли альфа адалимумабом у больной, потерявшей ответ на терапию инфликсимабом.

Рис. 1. Больная К., 29 лет. Колоноскопия. А – глубокие, дискретные продольные язвы с подрытым краем. Б – продольные язвы, соединяющиеся поперечными трещинами с островками отечной слизистой оболочки

Рис. 2. Больная К., 29 лет. Очаговая воспалительная инфильтрация собственной пластинки толстой кишки. Клетки воспалительного инфильтрата проникают за пределы собственной мышечной пластинки в подслизистый слой

Рис. 3. Больная К., 29 лет. Колоноскопия через 12 недель от начала терапии инфликсимабом. Слизистая оболочка слепой и восходящего отдела толстой кишки гиперемирована. Сосудистый рисунок прослеживается на отдельных участках. На стенках единичные геморраги

Рис. 4. Больная К., 29 лет. Колоноскопия. Слизистая оболочка толстой кишки через 16 недель после начала терапии адалимумабом. Единичные афты

Рис. 5. Больная К., 29 лет. Контрольная биопсия слизистой оболочки толстой кишки через 16 недель после терапии адалимумабом. Крипты обычной глубины. Эпителиальная выстилка крипт содержит большое количество бокаловидных клеток. Собственная пластинка слабо

Болезнь Крона (БК) (англ.Crohn’s disease, синоним – гранулематозный энтерит, регионарный энтерит, трансмуральный илеит, терминальный илеит) – хроническое неспецифическое гранулематозное трансмуральное воспаление, которое может поражать все отделы желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), начиная от полости рта и заканчивая прямой кишкой, с наиболее частой локализацией поражения в илеоцекальном отделе. Впервые БК описал в 1932 г. американский гастроэнтеролог Баррил Б. Крон (Burrill B. Crohn) совместно со своими коллегами Леоном Гинзбургом (Leon Ginzburg) и Гордоном Д. Оппенгеймером (Gordon D. Oppenheimer) [1]. Болезнь Крона является хроническим воспалительным иммуноопосредованным прогрессирующим деструктивным заболеванием, к которым также относятся ревматоидный артрит, рассеянный склероз и др. Точная этиология заболевания остается неизвестной. Однако существует общепринятая гипотеза патогенеза БК, которую можно представить следующим образом: воспаление слизистой оболочки ЖКТ развивается у лиц с генетической предрасположенностью вследствие неадекватного и чрезмерного иммунного ответа со стороны иммунной системы слизистой оболочки ЖКТ на факторы внешней среды, включая кишечную микрофлору. Иммунный ответ слизистой оболочки при БК характеризуется воспалительной реакцией по типу Т1-хелперного ответа с активацией множества воспалительных цитокинов, одну из ключевых ролей среди которых играет фактор некроза опухоли альфа (ФНО-альфа) [2–5]. Для заболевания типично чередование периодов клинической ремиссии и рецидивов с возобновлением клинических симптомов. Каждый четвертый больной испытывает постоянные симптомы заболевания (хроническое непрерывное течение) [6]. Медико-социальная актуальность БК обусловлена не только неясной этиологией и сложностью патогенеза, но и прогрессирующим характером течения заболевания, что предопределяет непредсказуемость эффекта от проводимого лечения, развитие осложнений, требующих оперативного вмешательства, зачастую представляющих угрозу жизни и приводящих к инвалидизации больных [7]. Традиционная терапия БК включает препараты 5-аминосалициловой кислоты, глюкокортикостероиды (ГКС), иммуносупрессоры и антибиотики. Современные руководства по лечению БК, основанные на результатах метаанализов, подвергают серьезному сомнению клиническую значимость препаратов 5-аминосалициловой кислоты для индукции и поддержания ремиссии БК [8]. ГКС вообще не способны поддерживать ремиссию заболевания [9]. Кроме того, лечение традиционными препаратами не предотвращает прогрессирование БК: при среднем периоде наблюдения чуть более 8 лет осложнения развиваются у 60% больных [10]. Очевидно, что даже в отсутствие симптомов заболевание может прогрессировать на фоне непрерывного воспалительного процесса. Разумеется, для улучшения отдаленных результатов наблюдения больных БК, предотвращения прогрессирования заболевания помимо эффективных препаратов, способных контролировать воспалительный процесс, требуется изменение парадигмы лечения. Целью лечения должно быть не только устранение симптомов, но и строгий мониторинг объективных параметров воспаления. Новый подход «лечение до цели» (англ. treat-to-target), уже разработанный и внедренный в руководства по лечению ревматоидного артрита, заключается в том, что пациенту подбирается индивидуальная терапия с предварительно заданной терапевтической целью: достижение низкого уровня активности заболевания или состояния ремиссии. При этом каждые 3 месяца осуществляется мониторинг эффективности терапии. В случае если заданное состояние поддерживается, лечение данного больного продолжается в прежнем режиме, если цель не достигнута – терапия оптимизируется (интенсифицируется или меняется) [11]. Оправданность применения данного подхода при лечении ревматоидного артрита подтверждена в крупных исследованиях [12]. Прогресс в изучении молекулярных мишеней воспаления при воспалительных заболеваниях кишечника (ВЗК) и появление антицитокиновой (биологической) терапии привели к эволюции целей лечения: достижение клинической ремиссии в более короткие сроки, поддержание ремиссии без ГКС, полное заживление слизистой оболочки кишечника и закрытие свищей, снижение потребности в операциях и госпитализации. Достижение этих целей позволяет улучшить качество жизни больных ВЗК и сохранить их социальную активность. В настоящее время для лечения БК в Российской Федерации зарегистрировано три биологических препарата – инфликсимаб (ИНФ), адалимумаб (АДА) и цертолизумаба пегол. Все они являются ингибиторами ФНО-альфа, однако различаются по своей структуре. ИНФ и АДА представляют собой моноклональные антитела, специфически блокирующие ФНО-альфа. Последовательность белка в ИНФ – химерная (75% идентично человеческому белку и 25% – мышиному) [13]. АДА по своей структуре полностью идентичен человеческому иммуноглобулину G1 [14]. Цертолизумаба пегол представляет собой Fab`-фрагмент гуманизированного антитела (специфичного к ФНО-альфа), присоединенный к молекуле полиэтиленгликоля [15]. В соответствии с современными представлениями понятие ремиссии БК претерпевает изменения. Сегодня ремиссия БК определяется как состояние, при котором вероятность дальнейшего прогрессирования заболевания мала или отсутствует, что подразумевает отсутствие биологических и гистологических признаков воспаления, а не только симптомов заболевания (англ. remission beyond symptoms ) [11]. «Золотым стандартом» ремиссии при БК в настоящее время считается клиническая ремиссия (контроль симптомов) при условии эндоскопической ремиссии (заживление слизистой оболочки). Однако, как известно, БК – заболевание, охватывающее все слои кишечной стенки. В этой связи дискутируется вопрос о необходимости включения в критерии ремиссии БК альтернативных методов оценки трансмурального заживления слизистой оболочки: магнитно-резонансной энтеро­графии, компьютерной томографической энтерографии и транс­абдоминального ультразвукового исследования [16]. С учетом последних достижений в лечении и диагностике БК назрела необходимость дополнить определение ремиссии БК новыми критериями. На сегодняшний день очевидно, что воспалительный процесс в кишечнике может протекать без явных клинических симптомов. Существующие понятия «клиническая ремиссия», «эндоскопическая ремиссия», характеризующаяся заживлением слизистой оболочки, дополнены понятием «биологическая ремиссия». Биологическая ремиссия БК подразумевает отсутствие симптомов заболевания, заживление слизистой оболочки кишечника, подтвержденное в том числе и радиографическими методами, а также нормализацию уровня сывороточных и фекальных биомаркеров активного воспаления. В гастроэнтерологическом сообществе активно обсуждаются вопросы о том, что можно считать истинной ремиссией и какие биологические маркеры потенциально могут быть использованы для оценки наступления этого состояния. Среди биологических маркеров наиболее изучены С-реактивный белок сыворотки (СРБ) и фекальный кальпротектин (ФКП). При условии исключения инфекционного процесса определяемый уровень СРБ  Анализ результатов клинического исследования STORI (Study of infliximab discontinuation in Crohn’s disease patients in stable remission on combined therapy with immunosuppressors – Исследование отмены инфликсимаба при стабильной ремиссии болезни Крона на фоне комбинированной иммуносупрессивной терапии) показал, что концентрация СРБ  70%), но низкой специфичностью ( 70% [17]. В настоящее время проводятся исследования новых биомаркеров и панелей биомаркеров в качестве более подходящих кандидатов для оценки ремиссии БК. Использование таких биомаркеров может предоставить более глубокую, носящую прогностическую ценность информацию о ремиссии, а не только свидетельствовать о заживлении слизистой оболочки.

Тем не менее на данный момент именно заживление слизистой оболочки остается критерием эффективности и желаемой значимой конечной точкой в клинических исследованиях, оценивающих ответ на лечение БК. Под заживлением слизистой оболочки общепринято понимать полное отсутствие изъязвлений слизистой оболочки, кроме небольшого числа афтозных язв до 5 мм в диаметре [18–20].

В исследованиях показано, что способностью заживлять слизистую оболочку обладают ингибиторы ФНО-альфа. При назначении ИНФ в открытом режиме заживление слизистой оболочки достигалось у 30% (28/93) пациентов на 26-й неделе [21]. Улучшение этого параметра может наблюдаться уже через 4 недели терапии ИНФ и сильно коррелировать с индексом активности БК (ИАБК) [22]. Определение наиболее эффективного режима дозирования ИНФ проводилось у пациентов с умеренной и тяжелой формами БК. Оказалось, что на фоне индукционного курса ИНФ заживление слизистой оболочки происходило у 29% пациентов (13/45) к 10-й неделе, а при однократной инфузии – только в 3% случаев. Отсутствие заживления слизистой оболочки было связано с увеличением частоты госпитализации и проведения операций. При длительной терапии биологическими препаратами постоянное поддерживающее лечение ИНФ более эффективно для достижения заживления слизистой оболочки, чем эпизодическое назначение, – 44% (16/36) против 18% (4/22) через 12 месяцев [23]. Заживление слизистой оболочки рассматривается как прогностический фактор, который может быть ассоциирован с возможностью отмены иммуносупрессивной терапии в дальнейшем [24]. АДА при проведении индукционного курса и продолжении поддерживающего лечения также был эффективнее в отношении заживления слизистой оболочки, чем только индукционный курс [25]. Как уже упоминалось, в настоящее время формируется новая парадигма понятия ремиссии БК – remission beyond symptoms. Первым шагом в этом направлении можно считать клиническое исследование EXTEND (Extend the safety and efficacy of adalimumab through endoscopic healing – Увеличение безопасности и эффективности терапии адалимумабом путем достижения эндоскопического заживления) с применением АДА. Исследователи ввели термин «глубокая ремиссия» (англ. deep remission), который включал клиническую ремиссию, определяемую по ИАБК ( В клинической программе EXTEND также показано, что достижение глубокой ремиссии сопровождается улучшением результатов лечения. Пациенты, достигшие ранней (к 12-й неделе) глубокой ремиссии, спустя 1 год реже нуждались в госпитализации и связанных с БК оперативных вмешательствах в отличие от пациентов, не достигших ранней глубокой ремиссии [27]. Эти пациенты также имели достоверно более высокое качество жизни и в меньшей степени были ограниченны в отношении работоспособности и активности [27]. Кроме того, ранняя глубокая ремиссия обеспечила экономию затрат на медицинскую помощь в размере около 9000 долларов США в год [28]. Согласно результатам одного рандомизированного контролируемого исследования и девяти когортных исследований, АДА демонстрирует клиническую эффективность после предыдущего неудачного лечения инфликсимабом у пациентов с БК. Клиническая ремиссия зарегистрирована у 12–67% пациентов в период инициирующей терапии и у 29–72% больных во время проведения поддерживающей терапии. Клинический ответ на АДА составлял от 29 до 83% во время инициирующей терапии и 31–59% в течение поддерживающего лечения [29]. В исследованиях цертолизумаба пегола – еще одного ингибитора ФНО-альфа также показана эффективность препарата в достижении заживления слизистой оболочки: признаки заживления слизистой оболочки наблюдались у 5% пациентов на 10-й неделе, а эндоскопическое улучшение – у 42% пациентов [19]. Разбор клинического случая Приводим клинический случай, в котором покажем необходимость непрерывного мониторинга БК с более жестким контролем достижения ремиссии с помощью биомаркеров, а также возможность достижения глубокой ремиссии у больной, получающей АДА после ранее проводимой терапии ИНФ. Больная К. (29 лет). Поступила в отделении патологии кишечника Центрального научно-исследовательского института гастроэнтерологии (ЦНИИГ) Московского клинического научно-практического центра Департамента здравоохранения г. Москвы (МКНЦ ДЗМ) с жалобами на кашицеобразный стул до 8 раз в сутки, с примесью слизи. Схваткообразные боли в левой подвздошной области, уменьшающиеся после дефекации, боли в межфаланговых суставах кистей и стоп, подъем температуры вечером до 37,2–37,4 °С, снижение массы тела на 10 кг за год.

Родилась в 1984 г. в Москве. Служащая. Условия жизни удовлетворительные. Сопутствующие заболевания – язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки (ДПК), хронический гастрит. Не курит.

Считает себя больной с 2006 г., когда появились острые боли в животе. Госпитализирована в ГКБ № 81 с подозрением на перфорацию полого органа. При обследовании выявлена острая язва луковицы ДПК. Проведена стандартная консервативная противоязвенная терапия с положительным эффектом. Эрадикация Helicobacter pylori не проводилась. Отмечала сезонное появление болей в животе, по поводу чего самостоятельно принимала антациды, ингибиторы протонной помпы с положительным эффектом. Весной 2009 г. появился жидкий стул до 6–8 раз в сутки с примесью слизи, повышение температуры до 38 °С, боли в животе схваткообразного характера. Госпитализирована в ГКБ № 29 с предварительным диагнозом «язвенный колит средней степени тяжести». Колоно­скопия (05.2009): осмотр до купола слепой кишки, картина язвенного колита с преимущественным поражением прямой кишки с поверхностными эрозиями и подслизистыми кровоизлияниями, сосудистый рисунок отсут­ствует, контактная кровоточивость.  На фоне терапии преднизолоном в/в, месалазином 3 г/сут, метронидазолом, микроклизм с гидрокортизоном отмечена положительная динамика – стул 1 раз в сутки, температура нормализовалась. При выписке: колоноскопия – слизистая прямой кишки умеренно гиперемирована, сосудистый рисунок смазан. Рекомендовано продолжать лечение месалазином 2 г/сут. Принимала препараты нерегулярно. Отмечала постепенное снижение массы тела. Ухудшение самочувствия с сентября 2011 г., когда после перенесенного острого респираторного вирусного заболевания появился жидкий стул до 8 раз в сутки с примесью слизи, боли в межфаланговых суставах кистей и стоп, подъем температуры вечером до 37,2–37,4 °С. Самостоятельно принимала преднизолон 40 мг/сут, месалазин 2 г/сут с незначительным положительным эффектом. Госпитализирована в ЦНИИГ 08.12.2011. Ректороманоскопия 12.2011: внутренние геморроидальные узлы, умеренно выраженные, не напряженные, без признаков воспаления, в типичных местах; до уровня ректосигмоидного изгиба, на видимых участках слизистая оболочка немного отечна, розовая, гладкая, блестящая, сосудистый рисунок отчетливый; выше ректосигмоидного изгиба определяются геморрагии, линейный язвенный дефект. Заключение: выявленные изменения в большей степени соответствуют болезни Крона толстой кишки без поражения прямой. Внутренний геморрой. Колоноскопия 12.2011. Эндоскоп проведен в проксимальный отдел сигмовидной кишки. На уровне 40 см по отметкам на эндоскопе выраженное сужение кишки за счет отека. Слизистая оболочка прямой кишки розовая, гладкая, блестящая. Сосудистый рисунок отчетливый, несколько перестроен. Слизистая оболочка дистального отдела сигмовидной кишки умеренно отечна, сосудистый рисунок отсутствует. Определяются мелкие язвенные дефекты, покрытые фибрином. Слизистая оболочка сигмовидной кишки в средней и верхней трети резко гиперемирована, отечная, просвет ее сужен. Определяются глубокие язвенные дефекты линейной формы, расположенные в основном продольно, покрытые фибрином, а также псевдополипозные разрастания, напоминающие булыжную мостовую. Сосудистый рисунок отсутствует. Контактная кровоточивость умеренная. Заключение: болезнь Крона толстой кишки, стадия язв. Назначено лечение: преднизолон 60 мг/сут, месалазин 3 г/сут, Мезим, Омез 40 мг/сут, азатио­прин 100 мг/сут, Метрoгил 100 в/в кап × 3 р/сут, витамины группы В, глюконат кальция, Сорбифер Дурулес, МД мил Клинипит. После выписки продолжила прием преднизолона с постепенным снижением дозы по 5 мг в неделю, азатиоприна (2 мг/кг) 100 мг/сут, Омеза по 20 мг на время приема преднизолона. После снижения дозы преднизолона до 15 мг/сут развился рецидив: жидкий стул до 6 раз в сутки, повышение температуры до 37,6 °С. Госпитализирована повторно в марте 2012 г. с диагнозом «болезнь Крона толстой кишки, обострение высокой степени активности, хроническое рецидивирующее течение с внекишечными проявлениями (полиартралгии) средней степени тяжести, гормональная зависимость; язвенная болезнь ДПК в фазе ремиссии».

Результаты обследования показали: по данным общего анализа крови гемоглобин 117 г/л, эритроциты 3,9 × 5106/мм3, гематокрит 34; ретикулоциты 1,2%, тромбоциты 562 × 103 мм3, лейкоцитоз 20 × 109/л, с нейтрофильным палочкоядерным сдвигом до 12%, скорость оседания эритроцитов (СОЭ) 33 мм/ч; в биохимическом анализе крови: сывороточное железо – 12,1 мкм/л, СРБ – 108 мг/л, фибриноген 5,91 г/л. ФКП – 540 мг/г (нормальные величины ≤ 50 мг/г). ИАБК составил 387,4.

При УЗИ органов брюшной полости признаков патологии печени, желчевыводящих путей, поджелудочной железы, селезенки, почек не выявлено. По данным эзофагогастродуоденоскопии (ЭГДС) выявлено: рубцово-язвенная деформация луковицы ДПК, хронический гастродуоденит, недостаточность кардии, биопсия № 346-74/52: слизистая оболочка ДПК с признаками дуоденита. Колоноскопия от 25.03.2012 показала: слизистая оболочка терминального отдела подвздошной кишки бледно-розовая с уплощенными складками. Баугиниева заслонка щелевидной формы. Слизистая оболочка слепой и восходящего отдела толстой кишки гиперемирована. Сосудистый рисунок прослеживается на отдельных участках. На стенках множественные геморрагии, плоские язвы до 0,4 см. Выраженная контактная кровоточивость. В поперечно-ободочном отделе на стенках на фоне линейных язв до 0,8 × 0,2 см с наложениями гноя определяются псевдополипы до 0,4 см. Выраженная контактная кровоточивость. Слизистая оболочка отечна, гиперемирована. Гаустры не контурируются, сосудистый рисунок смазан, определяется на отдельных участках. Слизистая оболочка нисходящей и сигмовидной кишки с множест­венными линейными язвами на фоне гиперемированной отечной слизистой. Наложения фибрина и гноя, выраженная контактная кровоточивость. Слизистая оболочка прямой кишки розовая, сосудистый рисунок четкий. Заключение: выраженный эрозивно-язвенный колит (рис. 1). Биопсия: собственная пластинка обильно инфильтрирована лимфоцитами, плазмоцитами, большое количество эозинофилов; очаговая воспалительная инфильтрация собственной пластинки, клетки воспалительного инфильтрата проникают за пределы собственной мышечной пластинки в подслизистый слой (рис. 2). На основании анализа анамнестических, клинико-лабораторных и инструментальных данных больной установлен диагноз: болезнь Крона толстой кишки высокой степени активности, хроническое непрерывное течение с внекишечными проявлениями (полиартралгии), средней степени тяжести, гормонозависимость. Сопутствующие заболевания: хронический гастродуоденит, язвенная болезнь ДПК в фазе ремиссии.

Больной начата терапия преднизолоном 120 мг/сут внутривенно, коррекция водно-электролитных нарушений, антибактериальная терапия, продолжено лечение азатиоприном 100 мг/сут (2 мг/кг).

С учетом непрерывного характера течения заболевания, стероидной зависимости, неэффективности иммуносупрессивной терапии азатиоприном была назначена биологическая терапия (с марта 2012 г.) – ИНФ в стандартной дозе. Через 4 недели лечения ИНФ отмечено уменьшение частоты стула до 2 раз в сутки, постепенное исчезновение болевого синдрома, слабости и недомогания, нормализация температуры тела. В общеклиническом и биохимическом анализах крови отмечалась положительная динамика: гемоглобин 117 г/л, эритроциты 4,0 × 106/мм3, гематокрит 41,1,  ретикулоциты 0,8%, тромбоциты 209 × 103 мм3, лейкоциты 9,8 × 109/л, СОЭ 4 мм/ч, сывороточное железо 20,6 мкм/л, СРБ 8 мг/л, фибриноген 1,95 г/л. ФКП 120 мг/г (нормальные величины ≤ 50 мг/г). Через 12 недель (май 2012 г.) проведена контрольная колоноскопия (рис. 3). Слизистая оболочка слепой и восходящего отдела толстой кишки бледно-розовая. Сосудистый рисунок прослеживается на отдельных участках. На стенках единичные геморрагии и эрозии. В поперечно-ободочном отделе на стенках определяются псевдополипы до 0,4 см. Слизистая умеренно отечна, гиперемирована, сосудистый рисунок смазан, определяется на отдельных участках. Слизистая оболочка нисходящей и сигмовидной кишки с единичными эрозиями на фоне гиперемированной отечной слизистой. Слизистая оболочка прямой кишки розовая, сосудистый рисунок четкий. Заключение: эрозивный колит. Таким образом, эндоскопической ремиссии БК достигнуто не было. Отсутствие эндоскопической ремиссии коррелировало с повышенным уровнем ФКП и СРБ.

Через 30 недель после начала терапии (после 6-й инфузии ИНФ – декабрь 2012 г.) наблюдалась потеря ответа на терапию – нарастание частоты диареи до 8 раз в сутки с примесью слизи, появление болей в суставах, лихорадки до 38 °С. В общеклиническом и биохимическом анализах крови гемоглобин 92 г/л, эритроциты 3,24 × 106/мм3, гематокрит 34,1, ретикулоциты 0,8%, тромбоциты 509 × 103 мм3, лейкоциты 11,8 × 109/л, палочкоядерные нейтрофилы 12%, СОЭ 25 мм/ч, сывороточное железо 9,6 мкм/л, СРБ 18 мг/л, фибриноген 1,95 г/л. ФКП > 600 мг/г (нормальные величины ≤ 50 мг/г). Колоноскопия от 12.2012 показала: подвздошная кишка – слизистая отечная, гиперемирована, ранима при контакте; слепая кишка – множественные язвы размером 0,3–0,6 см, 

нисходящий и сигмовидный отдел – псевдополипы, афты, эрозии на стенках.

Нами было проведено исключение оппортунистических инфекций: ДНК вируса Эпштейна – Барр, цитомегаловируса в крови не определялась. Токсин Clostridium difficile не выявлен. ИАБК составил 

332,5 балла. У больной также были определены концентрация ИНФ в сыворотке крови и уровень антител к нему, что составило 1,05 мкг/мл (нормальные величины > 5 мкг/мл) и 240 нг/мл (нормальные величины до 50 нг/мл) соответственно. Больной начата терапия преднизолоном 120 мг/сут внутривенно, антибактериальная терапия, коррекция водно-электролитных нарушений, назначен азатиоприн 100 мг/сут (2 мг/кг). С учетом сниженной концентрации ИНФ и повышенного уровня антител к нему на основании эмпирического алгоритма, предложенного для оптимизации лечения биологическими препаратами при потере клинического ответа при БК [30], было принято решение о переводе на другой биологический препарат – АДА. Терапия начата 02.2013 по схеме: 160 мг в 1-й день (по две инъекции по 40 мг в день последовательно в течение двух дней), 80 мг через 2 недели (на 15-й день), еще через 2 недели (29-й день) режим поддерживающего лечения – 40 мг один раз в 2 недели. В течение 14 недель больной отменен преднизолон. Через 16 недель от начала лечения проведено комплексное контрольное обследование. Частота стула – не более 2 раз в сутки, консистенция стула нормализовалась, отмечено купирование болевого синдрома, нормализация температуры тела. В общеклиническом и биохимическом анализах крови гемоглобин 131 г/л, эритроциты 4,5 × 106/мм3, гематокрит 44,7, ретикулоциты 0,5%, тромбоциты 256 × 103 мм3, лейкоциты 7,8 × 109/л, СОЭ 8 мм/ч, сывороточное железо 20,5 мкм/л, СРБ 4,3 мг/л. ФКП  54 мг/г (нормальные величины ≤ 50 мг/г). ИАБК составил 105 баллов. Колоноскопия от 06.2013 показала: слизистая оболочка толстой кишки и в терминальном отделе подвздошной кишки на всем протяжении розовая, гладкая, блестящая. Сосудистый рисунок местами несколько усилен, перестроен. Отсутствие изъязвлений. Слизистая оболочка ободочной кишки с единичными афтами (рис. 4). Биопсия: крипты обычной глубины, эпителиальная выстилка крипт содержит большое количество бокаловидных клеток, собственная пластинка слабо инфильтрирована лимфоцитами и плазмоцитами (рис. 5). В настоящее время больная продолжает наблюдаться в ЦНИИГ МКНЦ ДЗМ и получать противорецидивную терапию адалимумабом 40 мг каждые 2 недели и азатиоприном 100 мг/сут. Данный клинический случай демонстрирует необходимость постоянного строгого индивидуального контроля активности БК, целью контроля является достижение ремиссии, предотвращение рецидивов и прогрессирования заболевания. Терапевтическое решение должно базироваться не только на клинических симптомах и особенностях течения БК, но и на оценке инструментальных и лабораторных показателей, в особенности биологических маркеров активности воспалительного процесса. Критерием эффективности проводимой терапии должна быть конечная точка, включающая как клиническую, так и биологическую ремиссию (устранение воспалительного процесса в кишечнике). Таким образом, в идеале критерием ремиссии БК должно быть полное прекращение воспалительного процесса. Методами контроля могут служить неинвазивные биомаркеры – ФКП и СРБ. Их применение позволило продемонстрировать возможности оценки степени заживления слизистой оболочки кишки, сопоставимые с эндоскопическим методом. Тем не менее требуется дальнейший поиск биомаркеров с более высокой специфичностью и чувствительностью.

У больных, теряющих ответ на биологическую терапию, требуется ее оптимизация в виде увеличения дозы биологического препарата, уменьшения интервала между введениями препарата или смена биологического препарата. Существующий эмпирический алгоритм оптимизации биологической терапии, учитывающий концентрацию в крови ингибитора ФНО-альфа и уровень антител к нему, позволил нам обоснованно перейти на терапию АДА. Изменение тактики лечения с применением АДА помогло нам приблизиться к достижению биологической ремиссии, подтвержденной нормальным уровнем биомаркеров – ФКП и СРБ.

Эктопия (эрозия) шейки матки

Эктопия (эрозия) шейки матки

      Эктопия шейки матки – это перемещение слизистой оболочки цервикального канала на влагалищную часть шейки матки. Симптомы могут отсутствовать.
Но при наличии воспалительного процесса матки, ее придатков и влагалища, могут появиться обильные выделения из половых путей, дискомфорт в области наружных половых органов, зуд, жжение, боли, возможны кровянистые выделения из половых путей после полового контакта. Эктопия посттравматическая характеризуется деформацией наружного зева, старыми разрывами и рубцами на шейке матке или в цервикальном канале, что обнаруживается при визуальном и кольпоскопическом осмотре. При осмотре в зеркалах эктопия располагается вокруг наружного зева, чаще всего имеет вид пятна с неправильными очертаниями от ярко-красного до бледно-розового цвета.
  •      Эрозия шейки матки представляет собой патологические изменения слизистой. До 50% женского населения страдают от данного заболевания, однако часто диагностируется эктопия (псевдоэрозия). При осмотре эрозия представляет собой участок слизистой диаметром 2-20 мм ярко-красного цвета, часто кровоточащая при механическом воздействии.
  •      Симптомы эрозии шейки матки включают наличие кровянистых выделений (особенно после полового акта), возможные болевые ощущения во время полового акта.
  •      Причины эрозии шейки матки – это изменение гормонального фона, несвоевременное лечение половых инфекций, ослабленный иммунитет, механические повреждения.
     Существуют две разновидности эрозии-гормонального и инфекционного происхождения, поэтому при обнаружении у женщины эрозии необходимо обследование на инфекции. Также в обязательном порядке берется анализ на онкоцитологию. Только после получения результатов этих анализов возможно комплексное лечение эрозии, которое заключается в “прижигании” эрозии различными методами. Методы лечения подбираются индивидуально и зависят от размеров эрозии, наличия или отсутствия инфекции, возраста пациентки и т.д.
Диагностика эрозии шейки матки включает:
  • Расширенную кольпоскопию;
  • Видеокольпоскопию;
  • Онкоцитологическое исследование;
  • Исследование на инфекции, передающиеся половым путем;
  • Морфологическое исследование биоптата шейки матки, осуществляемое после прицельной биопсии шейки матки под контролем кольпоскопии.
Лечение
     Лечить эрозию и эктопию шейки матки необходимо. Отсутствие необходимого лечения может стать причиной развития новообразований как доброкачественного, так и злокачественного характера, могут развиваться тяжелые формы заболевания.
При лечении шейки матки необходимо ликвидировать сопутствующий воспалительный процесс шейки матки и влагалища, затем провести стимуляцию регенерации многослойного плоского эпителия шейки матки и удалить измененную ткань шейки матки.
При неосложненных формах эффективно используется препарат «Солковагин».
Удаление патологически измененной ткани шейки матки достигается с помощью физиохирургических методов лечения: коагуляции и лазерокоагуляции.
Госпиталь оснащен уникальным оборудованием для своевременной диагностики и комплексного лечения эрозии шейки матки – цифровой кольпоскоп Leisegang (Германия) и аппарат радиоволновой терапии “Сургитрон” (США).

Отделение

Антральный гастрит: симптомы, лечение, диета

В зависимости от запущенности заболевания, диета имеет несколько вариаций. Такого питания приходится придерживаться длительное время, пока поврежденные ткани полностью не восстановятся.

Время приемов пищи также будет отличаться от привычного. О редких, но плотных порциях, как и о быстрых перекусах придется забыть. Придется питаться часто, но дробно (5-6 раз в день). Это снижает нагрузку на желудок. При гастрите следует тщательно пережевывать пищу, а не заглатывать крупными кусками, так как хорошо измельченная еда лучше переваривается.

Консистенция должна быть максимально мягкой, термически обработанной(запеченной, вареной или пареной). Крупные куски лучше измельчать, чтобы больному желудку было проще с ними справиться. Также считается, что для лечения эрозивного гастрита очень эффективна жидкая диета, то есть супы особенно крупяные.

Необходимо воздерживаться от продуктов, провоцирующих аппетит и повышающих кислотность (специи, закуски, соленья, копчености, жирное, жареное и т.д.).Также придется контролировать потребление соли, ее необходимо минимизировать.

Температура еды должна быть приближенной к температуре тела, не слишком горячей, не слишком холодной, так как большие перепады замедляют процесс восстановления пораженной ткани.

Итак, что же необходимо для качественного восстановления:

  • частый прием пищи;
  • маленькие порции еды;
  • соблюдение температурного режима;
  • тщательное пережевывание продуктов;
  • соблюдение режима потребления воды;
  • включение в рацион измельченной, протертой пищи;
  • отказ от продуктов, способных нанести механическое, термическое, химическое повреждение раздраженным стенкам желудка.

Запрещенные продукты:
  • цитрусовые фрукты;
  • молочные продукты с высоким содержанием жирности;
  • свежие овощи и фрукты;
  • ягоды;
  • жирное мясо, рыбу, морепродукты;
  • сыр;
  • грибы;
  • хлебобулочные изделия из пшеничной муки, слоеное тесто;
  • пряности, специи, приправы;
  • соусы, кетчуп, майонез;
  • сахар;
  • алкогольные напитки;
  • крепкий чай, кофе, какао;
  • соки из цитрусовых фруктов.

    определение гиперемии в The Free Dictionary

    Среди пациентов, получавших нетарсудил, наиболее частым побочным эффектом со стороны глаз была гиперемия конъюнктивы (47,9%), которая была в основном легкой степени. Наиболее частыми побочными реакциями со стороны глаз у субъектов, получавших декстензу, были: воспаление передней камеры глаза, включая ирит и иридоциклит, повышение внутриглазного давления, снижение остроты зрения, кистозный макулярный отек, отек роговицы, боль в глазах и гиперемия конъюнктивы.Наиболее частым неокулярным нежелательным явлением была головная боль. Краевая гиперемия грудных и брюшных плавников; усиленное биение дыхальца; изменение двигательной активности с фазой гипервозбуждения; и сокращение в области жабр для изгнания воды через дыхальца. Наиболее частыми нежелательными явлениями OP0201, возникающими у более чем 2 участников и чаще, чем у плацебо, были гиперемия барабанной перепонки и нарушение барабанной перепонки. При физикальном осмотре увеличение диаметра и температуры в правой ноге выявлены гиперемия, болезненность.Регистрировались симптомы (зуд, светобоязнь, слезотечение, боль) и признаки (гиперемия конъюнктивы/хемоз, размер гигантских сосочков, лимбальный инфильтрат, щитовидные язвы/кератит и трантазные точки). В связи с воспалением орбитальные признаки и симптомы, такие как боль , экзофтальм, птоз, периорбитальная боль, диплопия, офтальмоплегия, гиперемия конъюнктивы или глазная инъекция (8).Такими критериями были: альвеолярное образование, утолщение межальвеолярной перегородки, гиперемия капилляров, кровоизлияние, воспалительная клеточная инфильтрация, терминальная структура бронхиол, терминальная инъекция. обломки бронхиол, структура стенок дыхательных бронхиол, обломки стенок дыхательных путей, альвеолярная структура и отек сосудистой стенки.Значительное улучшение по ВАШ, SF-36, шкале WOMAC, гиперемия и толщина синовиальной оболочки супрапателлярного кармана по сравнению с исходным уровнем наблюдались в сроки до 6 мес после внутрисуставного введения ГК. их предыдущее лечение, а затем оценивали симптомы (зуд, выделения, светобоязнь и слезотечение) и признаки (гиперемия конъюнктивы, папиллярная гипертрофия, пятна Горнера Трантаса и точечный кератит) и впоследствии оценивали, как описано ниже, на исходном уровне, на 2-й неделе, 4-й неделе, и 12-я неделя.Он является пионером в области добавок во время тренировки, системы добавок Hyperemia Advantage и тренировок, которые теперь приняты и соблюдаются миллионами людей по всему миру.

    Основные признаки гиперемии

    Кейт Лейн
    и Сьерра Маффей,
    Андовер, Массачусетс

    На протяжении веков мы, клиницисты, признавали, что гиперемия глаза является отличительной чертой нескольких офтальмологических патологий.Однако в то же время мы, возможно, игнорировали важность характеристик самой красноты. В этой статье мы разберем покраснение на его составляющие и поможем вам определить, что они означают с точки зрения здоровья глаз.

     


    Анатомия и физиология гиперемии

    В то время как бессосудистая роговица, особенно ее периферическая область, получает питательные вещества из многих источников, таких как водянистая влага и слезная пленка, конъюнктива и передняя эписклера питаются сосудами из передней и длинной задней цилиарных артерий, которые отходят от глазная артерия.Как и при любой воспалительной реакции на повреждение ткани, расширение этой сосудистой сети приводит к характерным признакам воспалительной реакции. Вазодилатация — увеличение диаметра кровеносных сосудов — может привести к усилению кровотока и утечке белков и жидкости из капилляров, что может привести к отеку, увеличению воспалительных клеток и медиаторов и повреждению тканей. Все эти факторы обуславливают особенности гиперемии на глазной поверхности. Сама по себе вазодилатация может быть вызвана вазоактивными аминами, такими как гистамин, гипоксия и целый ряд других факторов, вызывающих распространение и уплощение эндотелиальных клеток, а также открытие капиллярных сфинктеров, обеспечивающее утечку белков и жидкости.


    Известно, что покраснение ложа конъюнктивы, эписклерального и цилиарного сосудов различается по цвету, локализации и степени при различных заболеваниях и недомоганиях. Как правило, расположение вазодилатации, оттенок (глубина цвета) и интенсивность покраснения являются важными признаками, которые помогают классифицировать гиперемию и поставить диагноз. быть поверхностным в угловой, бульбарной, пальпебральной и/или лимбальной областях; тонкие, линейные, более глубокие эписклеральные сосуды; самые глубокие, крупные сосуды склеры; и сосудистого русла крышки.

     


    Расшифровка красноты

     • Аллергический конъюнктивит. Гиперемия, связанная с аллергическим конъюнктивитом, обычно имеет мягкий диффузно-розовый цвет без вовлечения склеральных сосудов. Это покраснение является результатом активности вазоактивных аминов, в частности, связывания гистамина с рецепторами h2 и h3 на эндотелии конъюнктивы сосудов, что вызывает истончение эндотелия и раскрытие капилляров, что способствует расширению сосудов.2 Приглушенная интенсивность цвета является результатом хемоза конъюнктивы в тканях глаза: поскольку жидкость вытекает из капилляров, она создает эффект помутнения над сосудами, что приводит к кажущемуся розовому цвету.3


    Утренняя гиперемия глаз. Когда аллергены, микроорганизмы и раздражители попадают в слезную пленку под веками во время сна, может возникнуть легкое воспаление. В то время как конъюнктивальные лейкоциты реагируют, пытаясь устранить этих вторжений, мейбомиевые и слезные секреции продолжают вводить ингредиенты слезы, включая лактоферрин, лизоцим, липокалин и IgA, которые способствуют врожденной защите глаза.4 Отек и гиперемия век, типичные для воспаления, могут наблюдаться при пробуждении в виде опухших век, также известных как утренняя гиперемия глаз (Breton, et al. IOVS 2010;51:ARVO E-abstract #2389).5


    Сухость глаз. Причины сухости глаз различны и включают воздействие окружающей среды (например, низкая влажность), обезвоживание, факторы питания, активность (например, визуальные задачи), хронические системные заболевания, использование системных препаратов с антихолинергическими эффектами и гормональные изменения.В то время как основную этиологию сухости глаз может быть трудно определить в каждом конкретном случае, глазная гиперемия, появляющаяся из-за состояния, довольно постоянна. Часто встречается тонкое горизонтальное расширение сосудов, преимущественно в межглазной щели. Обычно гиперемия, свидетельствующая о сухости глаз, имеет слабо выраженный красный оттенок. Если клиницист наблюдает эту разновидность покраснения, он должен провести другие методы диагностики сухости глаз (например, время разрыва слезной пленки, тест Ширмера, индекс защиты глаза, окрашивание поверхности глаза флуоресцеином или бенгальским красителем, симптоматическое время разрыва слезного мениска, высоту слезного мениска). , и т.д.). Спросив пациента о любых симптомах жжения, покалывания, сухости и песка, среди прочего, можно дополнительно подтвердить диагноз.


     • Контактные линзы. Когда корень диагноза связан с ношением контактных линз, типичным является круговое проявление гиперемии. Интенсивность и количество присутствующего покраснения имеет тенденцию меняться в зависимости от степени отека роговицы и/или связанного с ним ирита. Циркулярный рисунок должен побудить практикующего врача тщательно изучить посадку линз и оценить потенциальные изменения в режиме ношения или дизайне линз.


    Глазная лекарственная аллергическая реакция. Покраснение в нижней половине глаза часто является признаком аллергической реакции на местное офтальмологическое средство. Нижняя половина конъюнктивы вместе с нижним тупиковым мешком и нижним веком обычно демонстрируют значительный уровень покраснения, в то время как верхние аналоги остаются прозрачными из-за гравитационных эффектов и эффектов разбавления при нахождении офтальмологических растворов. Когда у пациента наблюдается гиперемия, соответствующая этому описанию, предполагающая лекарственную аллергическую реакцию глаз, первая попытка клинициста по устранению покраснения должна заключаться в удалении подозреваемых агентов и соответствующей корректировке плана лечения.


     • Краевые инфильтраты роговицы . Маргинальные инфильтраты описывают состояние, возникающее в результате просачивания лейкоцитов в периферическую часть роговицы. Кровеносные сосуды, отходящие от глубоких эписклеральных и передних конъюнктивальных артерий, проникают в роговицу всего на 0,5 мм, но краевые инфильтраты могут появляться на расстоянии 1–2 мм от лимба, если лейкоциты просачиваются из этих сосудов в роговицу. сопровождается мелким расширением сосудов и локализованным квадратным темно-розовым покраснением конъюнктивы.Наблюдение за этими характеристиками предполагает необходимость тщательной клинической оценки всей лимбальной области на наличие инфильтратов.


    Бактериальный конъюнктивит. Поверхностная вазодилатация, особенно в бульбарной конъюнктиве, часто указывает на бактериальный конъюнктивит. Редко бывает покраснение лимба. Как правило, покраснение проявляется односторонне, по крайней мере, в начале инфекции, и со временем усиливается.Хотя инфекция, как правило, проходит сама по себе, важно предотвратить распространение и последствия.


    Также трудно отличить бактериальный конъюнктивит от вирусного конъюнктивита в первые дни до развития фолликулов или предтрагальных узлов. Наличие слизисто-гнойных выделений может подтвердить диагноз, но бактериологический посев является окончательным тестом для определения идеального лечения в этих случаях.1


    Тяжелая глазная инфекция. Серьезные, угрожающие зрению инфекции, включая эндофтальмит и изъязвление роговицы, также демонстрируют различия в характере их покраснения.Появление интенсивного красного или почти фиолетового оттенка «пожарной машины», часто с вовлечением глубоких склеральных сосудов, является поводом для беспокойства и дальнейшего обследования. Практикующий врач должен выполнить посев для определения виновника микробного организма и проводить агрессивное лечение широкого спектра до тех пор, пока не будет подтверждена причинно-следственная связь.


     • Ирит. Несмотря на различное патологическое происхождение, тщательная диагностика и лечение ирита необходимы для предотвращения таких последствий, как катаракта и глаукома.


    Розовое галоподобное покраснение расширенных ресничных кровеносных сосудов является признаком ирита. Наблюдение этой характерной гиперемии должно побудить к клиническому рассмотрению переднего увеита и дальнейшей оценке для выявления основной причины, чтобы реализовать надлежащий подход к лечению.



    Насколько красный?

    Подходы к количественной оценке и классификации степени и качества покраснения глаз с годами менялись. Вот посмотрите, как подойти к этой задаче.


     • Изображение. Цифровые шкалы являются основой, используемой большинством практиков и клинических исследователей, но существующие числовые схемы и графические представления сильно различаются. Некоторые шкалы основаны на разнообразном словесном описании, другие — на графических или фотографических изображениях, в то время как некоторые другие объединяют числовые обозначения со словесными и фотографическими изображениями. Диапазон представленных чисел также зависит от шкалы: некоторые шкалы варьируются от 0 до 4, а другие – от 0 до 100.Некоторые шкалы являются дискретными, в то время как другие являются непрерывными. Исследования показывают, что практикующие врачи, как правило, используют ограниченный набор чисел (например, используя интервалы 5 или 10 по шкале от 0 до 100 и используя приращение целых или половинных чисел по непрерывной шкале от 0 до 5).7,8 Этот вывод может предложить полезность дискретных шкал для оценки.


     • Интерпретация. Одним из наиболее важных аспектов шкал покраснения является интерпретация представлений, независимо от их формы.В шкалах покраснения одним из распространенных соображений является «нормальное» состояние покраснения (обычно изображаемое как ноль или наименьшее число на числовой шкале). То, как выглядит состояние «нулевого покраснения» у одного пациента, вероятно, отличается от состояния другого пациента. Сосудистая система также будет немного различаться у разных пациентов, и у некоторых людей выявляются некоторые структурно невосприимчивые сосуды (т. е. сосуды, не демонстрирующие вазодилатацию или вазоконстрикцию). Эти факторы могут дополнительно способствовать различиям между изображением оценки на шкале и тем, что наблюдается через щелевую лампу, а также исходными переменными.Факторы окружающей среды, такие как ветер, дым, усталость глаз, пыль и влажность, также могут влиять на покраснение даже здоровых глаз. Шкала Lens Research Unit.10 Это одна из областей, которую следует учитывать как при разработке, так и при применении оценочных шкал.

    Методы минимизации различий между наблюдателями в результате использования включают: оценку нескольких наблюдателей для сравнения результатов; специальная подготовка врачей; и развитие психофизической шкалы с использованием данных клинициста.8 Другие предполагают, что индивидуальная нормализация шкал для каждого отдельного наблюдателя может быть полезной для стандартизации интерпретации шкалы. Подобно гандикапу в гольфе, оценщики применяли «поправочный коэффициент» к своей оценке покраснения, стандартизируя ошибку между наблюдателями.7


    Будущее. Наряду с прогрессом в шкалах для конкретных заболеваний, другие попытки количественной оценки покраснения включают анализ обработки изображений на основе процента цвета покраснения и доли пикселей, представляющих кровеносные сосуды, а также попытки фрактального анализа, который включает степень ветвления в сосудистая карта глаза.11-13 Исследователи использовали технику фрактального анализа, чтобы повысить объективность бульбарной шкалы покраснения конъюнктивы.


    Ясно, что оценка характеристик поверхности глаза имеет значение в двух областях: во-первых, она дает дополнительные диагностические подсказки клиницисту; и, во-вторых, это позволяет нам усовершенствовать разработку проверенных шкал, чтобы обеспечить центральную основу для лекарств, действующих на поверхность глаза, либо путем фармакологического производства или непосредственного уменьшения покраснения, либо путем уменьшения основных причин покраснения.В идеале классификация покраснения должна выполняться группой опытных и обученных клиницистов со ссылкой на шкалы, разработанные соответствующим образом для конкретного состояния и со знанием исходного состояния пациента. Короче говоря, внимание к расположению сосудов, оттенку и интенсивности глазной гиперемии может быть важным инструментом в руках внешних диагностов заболеваний.

     


    Доктор Абельсон, адъюнкт-профессор клинической офтальмологии Гарвардской медицинской школы и старший клинический научный сотрудник Научно-исследовательского института глаза Шепенса, консультирует по офтальмологическим фармацевтикам.

    Г-н Лейн
    — директор по исследованиям и разработкам, а г-жа Маффей — медицинский писатель в Ora Inc., Андовер.

     


    1. Терри Р.Л. Клиническая диагностика воспалительного заболевания переднего сегмента. В: Стэплтон Ф., изд. Передний глаз и терапия: диагностика и лечение. Китай: Баттерворт-Хайнеманн, 2003:1-39.

    2. Абельсон М.Б., Чемберс В.А., Смит Л.М. Конъюнктивальный аллерген. Клинический подход к изучению аллергического конъюнктивита.Arch Ophthalmol 1990; 108:1:84-8.

    3. Абельсон М.Б., Пьюн Дж. Гистамин. В: Аллергические заболевания глаз. Нью-Йорк: WB Saunders, 2000: 57-68.

    4. Сак Р.А., Конради Л., Крумхольц Д. и соавт. Характеристика мембранного массива 80 хемокинов, цитокинов и факторов роста в слезах с открытыми и закрытыми глазами: ангиогенин и другие компоненты системы защиты. Invest Ophthalmol Vis Sci 2005;46:4:1228-38.

    5. Сак Р., Конради Л., Битон А. и др.Характеристика массива антител медиаторов воспаления в аллергических и нормальных слезах при открытых и закрытых глазах. Exp Eye Res 2007; 85:4:528-38.

    6. Абельсон М.Б., Слагг А.П. Краевые инфильтраты в роговице. В: AbelsonMB, изд. Аллергические заболевания глаз. Нью-Йорк: WB. Компания Сондерс, 2000:161-5.

    7. Эфрон Н., Морган П.Б., Катсара С.С. Валидация шкал оценки осложнений контактных линз. Ophthalmic Physiol Opt 2001;21:1:17-29.

    8. Шульце М.М., Джонс Д.А., Симпсон Т.Л. Разработка утвержденных шкал оценки бульбарной гиперемии. Optom Vis Sci 2007; 84:10:976-83.

    9. McMonnies CW, Ho A. Гиперемия конъюнктивы у тех, кто носит бесконтактные линзы. Acta Ophthalmol (Копенг) 1991; 69:6:799-801.

    10. Мерфи П.Дж., Лау Дж.С., Сим М.М., Вудс Р.Л. Насколько красный белый глаз? Клиническая оценка нормальной гиперемии конъюнктивы. Глаз (Лондон) 2007; 21:5:633-8.

    11.Фукусима А., Томита Т. Анализ изображений кинетических изменений гиперемии конъюнктивы при гистамин-индуцированном конъюнктивите у морских свинок. Роговица 2009; 28:6:694-8.

    12. Шульце М.М., Хатчингс Н., Симпсон Т.Л. Использование фрактального анализа и фотометрии для оценки точности шкал оценки бульбарного покраснения. Invest Ophthalmol Vis Sci 2008;49:4:1398-406.

    13. Willingham FF, Cohen KL, Coggins JM, et al. Автоматическое количественное измерение гиперемии глаза.Curr Eye Res 1995; 14:12:1101-8.

     

     

     

    определение и синонимы слова гиперемия в словаре английский

    ГИПЕРЕМИЯ – определение и синонимы слова гиперемия в словаре английский язык

    Файлы cookie Educalingo используются для персонализации рекламы и получения статистики веб-трафика. Мы также делимся информацией об использовании сайта с нашими партнерами в социальных сетях, рекламе и аналитике.

    Скачать приложение
    educalingo

    ПРОИЗНОШЕНИЕ СЛОВА ГИПЕРЕМИЯ

    ГРАММАТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ ГИПЕРЕМИИ

    Гиперемия является существительным . Существительное — это тип слова, значение которого определяет действительность.Существительные дают названия всем вещам: людям, предметам, ощущениям, чувствам и т. д.

    ЧТО ОЗНАЧАЕТ СЛОВО HYPEREMIA НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ?

    Гиперемия

    Гиперемия или Гиперемия – увеличение притока крови к различным тканям организма. Это может иметь медицинские последствия, но также является регулятивной реакцией, позволяющей изменить кровоснабжение различных тканей за счет вазодилатации.Клинически гиперемия тканей проявляется в виде эритемы из-за наполнения сосудов насыщенной кислородом кровью. Гиперемия может возникнуть также из-за падения атмосферного давления вне организма.

    СЛОВ, РИФМУЮЩИХ СО СЛОВОМ ГИПЕРЕМИЯ


    ˌhaɪpəkəˌlɛstərɒliːmɪə ˌhaɪpəkəˌlɛstərɒliːmɪə

    ˌhaɪpəɡlaɪsiːmɪə ˌhaɪpəɡlaɪsiːmɪə

    ˌhaɪpəˌlɪpɪdiːmɪə ˌhaɪpəʊɡlaɪsiːmɪə

    ˌhaɪpəʊɡlaɪsiːmɪə

    Синонимы и антонимы слова гиперемия в английском словаре синонимов

    Перевод слова «hyperemia» на 25 языков

    ПЕРЕВОД ГИПЕРЕМИИ

    Узнайте перевод hyperemia на на 25 языков с помощью нашего многоязычного переводчика английского языка. переводов слова гиперемия с английский на другие языки, представленные в этом разделе, были получены с помощью автоматического статистического перевода; где основной единицей перевода является слово «hyperemia» на английском языке.
    Переводчик английский –
    китайский номер

    1 325 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    испанский гиперемия

    570 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    хинди гиперемия

    380 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    арабский номер

    280 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    португальский гиперемия

    270 миллионов говорящих

    Переводчик английского языка –
    Бенгальский гиперемия

    260 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    французский гиперемия

    220 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    малайский Гиперемия

    190 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    немецкий Гиперэмие

    180 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    японский номер

    130 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    корейский 충혈

    85 миллионов динамиков

    Переводчик английский –
    яванский Гиперемия

    85 миллионов динамиков

    Переводчик английский –
    вьетнамский Сун Хуйет

    80 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    тамильский இரத்த ஊட்டமிகைப்பு

    75 миллионов динамиков

    Переводчик английского языка –
    маратхи हायपेरेमीया

    75 миллионов динамиков

    Переводчик английский –
    турецкий Хипереми

    70 миллионов говорящих

    Переводчик английский –
    итальянский иперемия

    65 миллионов динамиков

    Переводчик английский –
    польский пшекрвине

    50 миллионов динамиков

    Переводчик английский –
    румынский гиперемия

    30 миллионов динамиков

    Переводчик английский –
    греческий номер

    15 миллионов динамиков

    Переводчик английский –
    Африкаанс гиперемия

    14 миллионов динамиков

    Переводчик английский –
    шведский гипереми

    10 миллионов динамиков

    Переводчик английский –
    норвежский гиперемия

    5 миллионов динамиков

    Тенденции использования слова гиперемия

    ТЕНДЕНЦИИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТЕРМИНА «HYPEREMIA»

    Термин «гиперемия» используется регулярно и занимает 64.955 позиция в нашем списке наиболее часто используемых терминов в английском словаре. На показанной выше карте показана частотность использования термина «гиперемия» в разных странах. Тенденции основных поисковых запросов и примеры использования слова гиперемия Список основных поисковых запросов, которые пользователи ввели для доступа к нашему онлайн-словарю английского языка и наиболее часто используемые выражения со словом «hyperemia».

    ЧАСТОТА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТЕРМИНА «HYPEREMIA» СО ВРЕМЕНЕМ

    На графике показано годовое изменение частотности использования слова «hyperemia» за последние 500 лет. Его реализация основана на анализе частоты появления термина «гиперемия» в оцифрованных печатных источниках на английском языке в период с 1500 года по настоящее время.

    Примеры использования в литературе на английский языке, цитаты и новости о слове гиперемия

    10 КНИГ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ, ОТНОСЯЩИЕСЯ К

    «ГИПЕРЕМИЯ»

    Поиск случаев использования слова гиперемия в следующих библиографических источниках.Книги, относящиеся к слову гиперемия , и краткие выдержки из этих книг для получения представления о контексте использования этого слова в литературе на английский языке.

    1

    Основы патологии Рубина

    Нарушения перфузии ГИПЕРЕМИЯ КРОВОИЗЛИЯ Тромбоз Роберт Yanagawa ТРОМБОЗ В АРТЕРИАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ ТРОМБОЗ В ТРОМБОЗ СЕРДЦА В ВЕНОЗНОЙ СИСТЕМЕ ЭМБОЛИЯ ЛЕГОЧНАЯ АРТЕРИАЛЬНЫЙ …

    2

    Патология Рубина: клинико-патологические основы медицины

    Нейрогенные и гормональные влияния играют роль в активной гиперемии (e.г., краснеющая невеста и менопаузальный румянец). Хотя полезность вазодилатации не всегда четкая, кожная гиперемия при лихорадочных состояниях служит для отвода тепла.

    Рафаэль Рубин, Дэвид С. Стрейер, Эмануэль Рубин, 2011

    Гиперемия Когда-то считалось, что все незначительные ощущения в пульпе связаны с гиперемия , усиление кровотока в пульпе.Расследования Бевериджа и Браун продемонстрировали, однако, что повышение тканевого давления внутри пульпы это …

    Джон Иде Ингл, Лейф К. Бакланд, 2002

    4

    Физиология человека: от клеток к системам

    Миогенные реакции в сочетании с метаболически индуцированными реакциями важно при реактивной гиперемии и ауторегуляции, к которым мы сейчас обратимся наше внимание.РЕАКТИВНЫЙ ГИПЕРЕМИЯ Когда кровоснабжение области …

    5

    Возрастные и половые различия в локальной вазодилатации и физической нагрузке …

    Вклад вазодилатации крупных сосудов артериальной сосудистой сети в нагрузка гиперемия , особенно кондуитных артерий, считается значительно меньшей значительно, чем сопротивление артериол и питающих артерий, как показано на …

    6

    Руководство по назначению и подбору контактных линз

    … необходимо заменить линзой с умеренным или высоким Dk/t или прекратить длительное ношение. 4. При определенных обстоятельствах у носителей линз может наблюдаться гиперемия глаз. лимбальные капилляры и васкуляризация поверхностной роговицы или глубокой стромы. а.

    Милтон М. Хом, Адриан С. Брюс, 2006

    7

    Стратегические подходы к коронарному вмешательству

    Для оценки гемодинамического значения коронарного стеноза, максимальная гиперемия имеет первостепенное значение.Только при гиперемии условиях является минимальное и постоянное сопротивление дистального миокарда и может ли ФРК быть вычислено.

    Стивен Джеффри Эллис, Дэвид Р. Холмс, 2006

    8

    Клиническая практика контактных линз

    ГИПЕРЕМИЯ Конъюнктивальная гиперемия обычно поражает носовые и височные квадранты бульбарной конъюнктивы, включая лимб и область в сближение с нижним лимбом (рис.16В.14). Этиология многофакторная (25).

    Эдвард С. Беннетт, Барри А. Вайсман, 2005

    Артериолы были относительно большими (внутренний диаметр 150 мкм), но их размер был предложили участвовать в реактивной гиперемии продолжительностью 10 с [176]. Когда напор восстановился (от 80 до 10 до 80 мм рт. ст.) при отсутствии потока, артериолы …

    Рональд Ф.Тума, Уолтер Н. Дюран, Клаус Лей, 2011

    10

    Концепции сердечно-сосудистой физиологии

    Реактивная и Активная Гиперемия Реактивная Гиперемия преходящее увеличение органный кровоток, возникающий после короткого периода ишемии, обычно в результате временной артериальной окклюзии. На рис. 7.4 показано влияние 2- минута …

    10 НОВОСТЕЙ, ВКЛЮЧАЮЩИХ ТЕРМИН «ГИПЕРЕМИЯ»

    Узнайте, о чем говорит национальная и международная пресса и как термин гиперемия используется в контексте следующих новостей.

    Чернокожие взрослые без метаболического синдрома по-прежнему подвержены риску сосудистых …

    У участников без метаболического синдрома чернокожие участники имели более низкий индекс реактивной гиперемии , более высокую скорость пульсовой волны и более высокий … «Healio, 15 июля»

    Хирургическая резекция периферических одонтогенных фибром у африканских …

    … бледно-розового цвета, при этом очаг с правой стороны имел диаметр примерно 11 мм и на его поверхности наблюдались мелкие очаги гиперемии .«Сеть блогов BMC, 15 июля»

    Доклинические исследования воспаления с мультимодальным оптическим исследованием in vivo …

    … и датчики оптической визуализации воспаления могут отслеживать эти изменения и выявлять признаки гиперемии . Доклиническая визуализация также дает возможность … «News-Medical.net, 15 июня»

    Циклоспорин для местного применения лучше для глазной розацеа

    Уплотнение мейбомиевых желез, конъюнктивальная гиперемия , жжение и покалывание присутствовали у всех пациентов до терапии, а также на поверхности глаза… «Медскейп, 15 июня»

    Alexion получает положительное заключение CHMP для Strensiq™ (асфотаза …

    Признаки и симптомы включали дискомфорт в груди, инъекцию конъюнктивы, одышку, генерализованную и зудящую сыпь, гиперемию , легкий отек век, … «Digital Journal, 15 июня»

    Резерв сосудистого кровотока может помочь в стратификации пациентов, перенесших …

    … время определяли после инъекции 3 мл физиологического раствора на исходном уровне и когда начиналась индуцированная внутриартериальным папаверином максимальная гиперемия . «Хилио, 15 июня»

    Снижение частоты СПК при использовании нового консерванта травопрост

    Исследователи оценили конъюнктивальную гиперемию , время разрыва слезы, внутриглазное давление и SPK на исходном уровне, через 1 месяц и 3 месяца и … «Healio, 15 июня»

    Байкалеин снижает частоту возникновения цирротической эндотоксемии на …

    При формировании цирроза портальная гипертензия вызывала гиперемию , отек и эрозии слизистой оболочки кишечника.Эпителиальные клетки слизистой оболочки кишечника … «BMC Blogs Network, 15 мая»

    Вот как можно пропустить спортзал и при этом хорошо выглядеть

    Побочным эффектом лишения мышц кислорода является «реактивная гиперемия », которая возникает, когда мышца расцепляется, также известная как … «Fox News, 15 мая»

    Ограниченная медицинская терапия стимулирует разработку продукта

    … 0,01% оказывает такое же гипотензивное действие, как и его предшественник, биматопрост 0,03%, но связан с более низкой частотой гиперемии конъюнктивы . «Современная Медицина, 15 мая»


    ССЫЛКА

    «ОБРАЗОВАНИЕ. Гиперемия [онлайн]. Доступно по адресу . апрель 2022 года».

    Функция резистентности предплечья-расширения сосудов при реактивной гиперемии у больных с резистентной артериальной гипертензией | Американский журнал гипертонии

    Аннотация

    ПРЕДПОСЫЛКИ

    Кровоток в предплечье (FBF), измеренный во время реактивной гиперемии с помощью венозно-окклюзионной плетизмографии, позволяет оценить функцию дилатации резистентных сосудов, но никогда не исследовался при резистентной гипертензии.Цель состояла в том, чтобы оценить независимые корреляты параметров резистентности сосудов предплечья у резистентных гипертоников.

    МЕТОДЫ

    В поперечном исследовании 274 резистентным гипертоникам выполняли 24-часовой амбулаторный мониторинг артериального давления (АД), 2D-эхокардиографию, скорость пульсовой волны в аорте и венозную окклюзионную плетизмографию с исходным и гиперемическим ФСК и измерением сосудистого сопротивления . Подвыборка из 103 пациентов также выполнила ультразвуковое исследование эндотелиальной функции плечевой артерии.Независимые корреляты исходных и гиперемированных сосудистых параметров оценивали с помощью множественной линейной регрессии.

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Медиана (межквартильный размах) исходного значения ФСК составляла 3,1 (2,4–4,0) мл/мин/100 мл ткани, а при гиперемии среднее значение ФСК повышалось до 7,0 (5,2–9,4) мл/мин/100 мл ткани. Исходная ФСК и резистентность были независимо связаны с индексом массы левого желудочка (частичные корреляции -0,14 и 0,13 соответственно), тогда как параметры гиперемии были независимо связаны с индексом массы тела (ИМТ) (обратно для ФСК, частичная корреляция: -0.от 18 до -0,21) и с ночным падением АД (непосредственно для ФСК, частичная корреляция: 0,12–0,15) после поправки на возраст, пол, среднее артериальное давление и исходные сосудистые параметры. В отдельном анализе больший диаметр плечевой артерии был связан с более высокой гиперемией FBF, но не было никакой связи между параметрами функции сопротивления-сосуда и кондуита-сосуда дилатации.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    У пациентов с резистентной гипертензией масса левого желудочка была единственным коррелятом исходного уровня ФСК и сопротивления, тогда как более высокий ИМТ и более низкое ночное падение АД были независимо связаны с более низким ФСК и более высоким сопротивлением во время реактивной гиперемии.

    Эндотелиальная дисфункция является установленным физиопатологическим механизмом, лежащим в основе развития атеросклеротических сердечно-сосудистых заболеваний. 1 Под влиянием сердечно-сосудистых факторов риска эндотелий утрачивает нормальные антикоагулянтные, противовоспалительные, антипролиферативные и сосудорасширяющие свойства и приобретает протромботический, воспалительный и сосудосуживающий фенотип, что приводит к развитию атеросклеротических бляшек и осложнениям. 1 Функцию эндотелия обычно оценивают в проводящих сосудах среднего размера (в основном в плечевой артерии) с помощью ультразвуковой оценки изменений диаметра после ишемии/гиперемии (эндотелиально-зависимая вазодилатация, опосредованная потоком) и после введения донора оксида азота (эндотелиально- независимая дилатация, опосредованная нитроглицерином). 1,2 Однако большая часть повышенного системного сосудистого сопротивления, характерного для эссенциальной гипертензии, приходится на резистивно-сосудистую микроциркуляцию. 3 Действительно, структурные, механические и функциональные изменения малых резистивных сосудов могут определять уменьшение внутреннего просвета и, следовательно, увеличение сосудистого сопротивления, что может непосредственно повышать системное артериальное давление (АД). 3 Кроме того, было продемонстрировано, что минимальное сосудистое сопротивление, измеренное после ишемии/гиперемии в предплечье, может косвенно отражать ремоделирование мелких артерий. 4 Таким образом, оценка функции резистивных сосудов предплечья во время реактивной гиперемии с помощью венозной окклюзионной плетизмографии может предоставить полезную информацию для стратификации сердечно-сосудистого риска, помимо той, что получается при традиционном исследовании функции сосудов среднего размера. 3

    Резистентная артериальная гипертензия определяется как неспособность достичь клинического контроля АД (<140/90 мм рт. ст.), несмотря на прием не менее 3 антигипертензивных препаратов или контроль с помощью 4 и более антигипертензивных препаратов. 5 Это довольно распространенное клиническое состояние с распространенностью 12–15% от общей популяции пациентов с гипертонической болезнью, 6 , и со значительно худшим сердечно-сосудистым прогнозом. 7 Пациенты с резистентной артериальной гипертензией обычно имеют высокую распространенность притупленного ночного падения АД, 8 паттерна без погружения, что увеличивает риск сердечно-сосудистых заболеваний, независимо от среднего 24-часового уровня АД. 9 Мы недавно сообщали 10 , что исходный диаметр плечевой артерии и опосредованная нитроглицерином, но не опосредованная потоком, вазодилатация могут предоставить полезную прогностическую информацию, основанную на их корреляциях, у пациентов с резистентной гипертензией.Однако, насколько нам известно, функция малых резистентных сосудов никогда не исследовалась у пациентов с резистентной гипертензией. Таким образом, целью настоящего исследования было оценить параметры резистивной функции сосудов предплечья (поток и сопротивление) при реактивной гиперемии у большой выборки пациентов с резистентной гипертензией, в частности их независимую связь с сердечно-сосудистыми факторами риска, доклиническими и клиническими сердечно-сосудистыми заболеваниями, а также с показатели амбулаторного АД, являющиеся основными прогностическими маркерами риска при резистентной АГ. 9,11

    МЕТОДЫ

    Пациенты и исходные процедуры

    Это был поперечный анализ когорты пациентов с резистентной гипертензией. В период с марта 2013 г. по декабрь 2015 г. в амбулаторную клинику гипертонии университетской больницы третичного уровня поступило 274 пациента. Все участники дали письменное информированное согласие, а протокол исследования был предварительно одобрен локальным комитетом по этике.Критерии включения, базовый протокол и диагностические определения были подробно описаны в другом месте. 8–11 Вкратце, все пациенты с АГ, которые соответствовали критериям резистентной АГ (клиническое АД ≥140/90 мм рт. ст., принимавшие 3 антигипертензивных препарата в полных дозах или принимавшие ≥4 препаратов, независимо от клинического уровня АД, всегда включая диуретик, и признаны по меньшей мере умеренно приверженными лечению по утвержденному опроснику 12 ) без вторичной гипертензии (за исключением синдрома обструктивного апноэ сна), подвергались стандартному протоколу, который включал тщательное клиническое обследование (с особым вниманием к наличию сердечно-сосудистых факторов риска и целевым – повреждение органов, диагностические определения которого были ранее подробно описаны 8–11 ), лабораторная оценка, 2D-эхокардиография, 24-часовой амбулаторный мониторинг АД (СМАД), измерение скорости каротидно-бедренной пульсовой волны, полная полисомнография и сопротивление предплечья – оценка функции дилатации сосудов методом венозно-окклюзионной плетизмографии.В подвыборке из 103 пациентов также проводилась оценка эндотелиальной функции канала-сосуда (плечевой артерии) с помощью ультразвукового исследования. Эхокардиографический индекс массы левого желудочка (ИММЛЖ) рассчитывали по формуле Деверо и индексировали к площади поверхности тела. Гипертрофия левого желудочка определялась как ИММЛЖ >115 г/м 2 у мужчин и >95 г/м 2 у женщин. Жесткость аорты измеряли по скорости каротидно-бедренной пульсовой волны с помощью оборудования Complior (Artech-Medical, Париж, Франция), как описано ранее. 13 Полная диагностическая полисомнография в течение всей ночи выполнялась на оборудовании BrainNet BNT 36 и анализировалась с помощью программного обеспечения Poliwin XP (EMSA, Бразилия), как описано ранее. 14 Число эпизодов дыхания (апноэ и гипопноэ) оценивалось в час сна (индекс апноэ-гипопноэ) независимым опытным врачом, а обструктивное апноэ во сне определялось как индекс апноэ-гипопноэ ≥5.

    Клиника АД для данного исследования измеряли как часть оценки функции сосудов предплечья.Его измеряли дважды после 30-минутного отдыха пациентов в положении лежа на спине с помощью цифрового монитора АД Omron HEM-907 XL (Omron Healthcare, Токио, Япония) с манжетой подходящего размера. Рассматриваемое АД было средним значением между двумя показаниями. СМАД регистрировали с использованием оборудования Mobil-O-Graph (версия 12, Cardios, Сан-Паулу, Бразилия), одобренного Британским обществом гипертонии. 15 Все пациенты использовали назначенные им антигипертензивные препараты во время СМАД. Показания снимались каждые 15 минут в течение дня и каждые 30 минут ночью.Ночной период был установлен для каждого отдельного пациента из зарегистрированных дневников. Оценивались следующие параметры: среднее 24-часовое систолическое артериальное давление (САД) и диастолическое артериальное давление (ДАД), дневное САД и ДАД и ночное САД и ДАД. Ночное снижение САД анализировали как непрерывную переменную (процент ночного снижения АД по сравнению с дневным АД), и пациенты были классифицированы как без погружения (ночное снижение <10%) или как погружение (ночное снижение ≥10%). 16

    Венозно-окклюзионная плетизмография

    Сосудисто-сосудистая функция предплечья оценивалась с помощью тензометрической венозной окклюзионной плетизмографии (DE Hokanson, модель EC-6, Bellevue, WA) в покое и при реактивной гиперемии в соответствии с предыдущими рекомендациями. 2,3,17 Все исследования проводились с 8 до 10 часов утра в тихой комнате с регулируемой температурой (23–25 °C); все пациенты голодали в течение 8 часов в течение ночи и отдыхали в течение 30 минут в положении лежа перед началом процедуры. После измерения АД и частоты сердечных сокращений на наиболее широкую часть недоминантного предплечья, расположенную выше уровня сердца, накладывали тензометрические датчики. Для окклюзии венозного оттока на плечо помещали быстро надувающуюся манжету (50 мм рт. ст.) и за 1 минуту до каждого измерения манжету на запястье надували до супрасистолического давления (200 мм рт. ст. или на 50 мм рт. ст. выше САД, если САД > 150 мм рт. ст.) для исключения ручная циркуляция.В покое исходный кровоток предплечья (ФСК) измеряли в каждом 15-секундном цикле (с венозной окклюзией в течение 7 секунд), а всего выполняли 6 плетизмографических измерений (в течение 2 минут) и передавали в Неинвазивную сосудистую программу. (NIVP3) откалибровано программным обеспечением (DE Hokanson) на компьютере и выражено в мл в минуту на 100 мл ткани предплечья. Кровоток определяли по изменению окружности конечности (т.е. наклону) в течение 7 секунд венозной окклюзии. Исходный уровень FBF был средним из 6 измерений.После исходных измерений быстро надувающаяся/сдувающаяся манжета располагалась на плече и накачивалась до САД на 50 % выше, чем САД пациента, или до 300 мм рт. Еще через 2 мин после дефляции (т.е. во время реактивной гиперемии) выполняли 6 измерений ФСК. Регистрировали как среднюю гиперемическую ФСК (среднее значение 6 измерений), так и максимальную гиперемическую ФСК (пиковую ФСК). Общий гиперемический поток также рассчитывали как площадь под кривой 6 измерений гиперемированного ОК (данные не показаны, поскольку они не отличались от среднего и максимального гиперемированного ОК).Сосудистое сопротивление предплечья рассчитывали исходно и во время реактивной гиперемии (в данном случае как среднее и минимальное сопротивления) как среднее артериальное давление (САД), деленное на FBF (в мм рт. ст. × мин/мл на 100 мл ткани). Также рассчитывались относительные изменения ФСК и сосудистого сопротивления по отношению к исходным показателям (так называемый резерв кровотока). Подвыборка из 103 пациентов также выполнила оценку эндотелиальной функции канала-сосуда с помощью опосредованной потоком и нитроглицерином дилатации плечевой артерии под ультразвуковым контролем, протокол которой был описан ранее. 10

    Статистический анализ

    Непрерывные переменные были описаны как среднее (SD) или медиана (межквартильный размах). Двумерные сравнения между пациентами с максимальной гиперемией FBF выше и ниже среднего значения проводились с помощью непарного теста t , теста Манна-Уитни или критерия хи-квадрат, когда это уместно. Независимые корреляты исходных и гиперемированных сосудистых параметров (потока и сопротивления) оценивали с помощью линейных регрессий (с непрерывными сосудистыми параметрами в качестве зависимых переменных, логарифмически преобразованных из-за их значительной асимметрии).Переменными-кандидатами для включения в многомерные линейные модели, основанные на биологическом правдоподобии, были следующие: возраст, пол, индекс массы тела (ИМТ), наличие сердечно-сосудистых факторов риска (курение, отсутствие физической активности, дислипидемия и диабет) и доклинические (альбуминурия). , хроническая болезнь почек, жесткость аорты и ИММЛЖ) и клинические заболевания сердечно-сосудистой системы (коронарные, цереброваскулярные и заболевания периферических артерий), наличие апноэ во сне, клиническое САД и ЧСС (измеряется при плетизмографическом исследовании), количество и класс антигипертензивных препаратов в использования, 24-часовое САД и ночное САД падают.Значение P <0,10 было критерием для включения и сохранения в многомерных моделях, за исключением возраста, пола и клинического САД, которые были принудительно включены во все модели, а также исходной СК и резистентности, которые были включены в модели гиперемических параметров. В отдельном анализе 103 пациентов, которым проводилась ультразвуковая оценка плечевой артерии, независимые ассоциации между параметрами функции канала-сосуда и сопротивления предплечья также были изучены с помощью линейных регрессий, скорректированных для тех же ковариантов.Результаты были представлены в виде коэффициентов β с их SE и частных коэффициентов корреляции. Все статистические данные были получены с помощью статистического пакета SPSS (SPSS, Чикаго, Иллинойс), и двусторонние значения P <0,05 считались значимыми.

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Двести семьдесят четыре пациента с резистентной артериальной гипертензией выполнили венозно-окклюзионную плетизмографию. В таблице 1 представлены основные исходные и гиперемированные параметры резистивного сосуда предплечья. Среднее исходное значение FBF составляло 3.35 мл/мин/100 мл ткани (стандартное отклонение: 1,45; медиана: 3,13; диапазон: 0,49–11,05 мл/мин/100 мл ткани), среднее сосудистое сопротивление составило 39,2 мм рт. ст. × мин/мл на 100 мл ткани (стандартное отклонение: 23,8; медиана: 35,2; диапазон: 9,8–291,1 мм рт. ст. × мин/мл на 100 мл ткани). Во время реактивной гиперемии средний FBF повышался до 7,50 мл/мин/100 мл ткани (SD: 3,13; медиана: 6,97; диапазон: 1,76–17,94 мл/мин/100 мл ткани), что соответствовало среднему относительному увеличению на 124,2% в отличие от базовых значений. Средняя максимальная ФСК составила 11,76 мл/мин/100 мл ткани (стандартное отклонение: 5.28; медиана: 10,84; диапазон: 3,44–33,04 мл/мин/100 мл ткани), что соответствует среднему относительному увеличению на 252,3%. Среднее сосудистое сопротивление предплечья снизилось до 20,9 мм рт. ст. × мин/мл на 100 мл ткани (стандартное отклонение: 13,6; медиана: 17,6; диапазон: 4,6–141,6 мм рт. ст. × мин/мл на 100 мл ткани), в то время как среднее минимальное сопротивление составило 11,3 мм. рт. ст. × мин/мл на 100 мл ткани (стандартное отклонение: 5,9; медиана: 10,0; диапазон: 2,7–33,0 мм рт. ст. × мин/мл на 100 мл ткани), что соответствует медиане относительного снижения на 47,2% и 71,8% соответственно. для среднего и минимального сопротивлений.

    Таблица 1.

    Показатели функции резистивной дилатации сосудов предплечья: изменения кровотока и резистентности предплечья при реактивной гиперемии

    Показатели . Все пациенты ( n = 274) .
    Базовые меры до Ischemia
    Систолическое кровяное давление, мм HG 154 (25)
    Диастолическое кровяное давление, мм HG 83 (14)
    , уд/мин 68 (11)
     Средний кровоток в предплечье (мл/мин на 100 мл ткани) 3.13 (2.40-4.00)
    Среднее сопротивление предплечья (мм × × мин / мл на 100 мл ткани) 35.2 (26.3-46.3)
    Меры во время реактивных гиперемии
    систолическое кровяное давление , мм hg 158 (26)
    диастолическое кровяное давление, мм рт 83 (13)
    69 (12)
    Среднее предплечье кровоток (мл / мин на 100 мл ткани) 6.97 (5,20–9,43)
     Максимальный кровоток в предплечье (мл/мин на 100 мл ткани) 10,84 (8,23–14,43)
      сопротивление ткани на 1 мин. 17.6 (12.9-24.0)
    Минимальное сопротивление предплечья (мм × × М1 / мл на 100 мл ткани) 10,0 (7,4-12,9)
    Увеличение среднего предплечья кровоток (% от базового значения ) 124,2 (72,3–199,1)
    Увеличение максимального кровотока в предплечье (% от исходного значения) 252.3 (140.8-396.5)
    Снижение среднего сопротивления предплечья (% от базовой стоимости) 47.2 (33.2-60.2)
    Уменьшение минимального сопротивления предплечья (% от базового значения) 71,8 (59,3– 79.8) 
    Параметры . Все пациенты ( n = 274) .
    Базовые меры до Ischemia
    Систолическое кровяное давление, мм HG 154 (25)
    Диастолическое кровяное давление, мм HG 83 (14)
    , уд/мин 68 (11)
     Средний кровоток в предплечье (мл/мин на 100 мл ткани) 3.13 (2.40-4.00)
    Среднее сопротивление предплечья (мм × × мин / мл на 100 мл ткани) 35.2 (26.3-46.3)
    Меры во время реактивных гиперемии
    систолическое кровяное давление , мм hg 158 (26)
    диастолическое кровяное давление, мм рт 83 (13)
    69 (12)
    Среднее предплечье кровоток (мл / мин на 100 мл ткани) 6.97 (5,20–9,43)
     Максимальный кровоток в предплечье (мл/мин на 100 мл ткани) 10,84 (8,23–14,43)
      сопротивление ткани на 1 мин. 17.6 (12.9-24.0)
    Минимальное сопротивление предплечья (мм × × М1 / мл на 100 мл ткани) 10,0 (7,4-12,9)
    Увеличение среднего предплечья кровоток (% от базового значения ) 124,2 (72,3–199,1)
    Увеличение максимального кровотока в предплечье (% от исходного значения) 252.3 (140.8-396.5)
    Снижение среднего сопротивления предплечья (% от базовой стоимости) 47.2 (33.2-60.2)
    Уменьшение минимального сопротивления предплечья (% от базового значения) 71,8 (59,3– 79.8) 
    Таблица 1.

    Показатели функции резистивной дилатации: изменения кровотока и сопротивления предплечья при реактивной гиперемии . Все пациенты ( n = 274) . Базовые меры до Ischemia Систолическое кровяное давление, мм HG 154 (25) Диастолическое кровяное давление, мм HG 83 (14) , BPM 68 (11) 68 (11) 98 (11) Среднее предплечье кровоток (мл / мин на 100 мл ткани) 3.13 (2.40-4.00) Среднее сопротивление предплечьему ткань) 35.2 (26.3-46.3) ) меры во время реактивных гиперемии систолическое кровяное давление, мм HG 9072 (26) диастолическое кровяное давление, мм Hg 83 (13) Сердечная скорость, BPM 69 (12) 69 (12) Среднее предплечье кровоток (мл / мин на 100 мл ткани) 6,97 (5.20767) Максимальный кровоток предплечья (мл / мин на 100 мл салфетки) 10.84 (8.23–14.43)   Среднее сопротивление предплечья (мм рт. ст. × мин/мл на 100 мл ткани) 17,6 (12,9–24,0) мин. ткань) 10,0 (7,4–12,9) Увеличение среднего кровотока в предплечье (% от исходного значения) 124,2 (72,3–199,1) Увеличение среднего кровотока в предплечье 252,3 (140,8–396,5) Снижение среднего сопротивления предплечья (% от исходного значения) 47.2 (33,2–60,2) Снижение минимального сопротивления предплечья (% от исходного значения) 71,8 (59,3–79,8)

    0 Параметр . Все пациенты ( n = 274) .
    Базовые меры до Ischemia
    Систолическое кровяное давление, мм HG 154 (25)
    Диастолическое кровяное давление, мм HG 83 (14)
    , уд/мин 68 (11)
     Средний кровоток в предплечье (мл/мин на 100 мл ткани) 3.13 (2.40-4.00)
    Среднее сопротивление предплечья (мм × × мин / мл на 100 мл ткани) 35.2 (26.3-46.3)
    Меры во время реактивных гиперемии
    систолическое кровяное давление , мм hg 158 (26)
    диастолическое кровяное давление, мм рт 83 (13)
    69 (12)
    Среднее предплечье кровоток (мл / мин на 100 мл ткани) 6.97 (5,20–9,43)
     Максимальный кровоток в предплечье (мл/мин на 100 мл ткани) 10,84 (8,23–14,43)
      сопротивление ткани на 1 мин. 17.6 (12.9-24.0)
    Минимальное сопротивление предплечья (мм × × М1 / мл на 100 мл ткани) 10,0 (7,4-12,9)
    Увеличение среднего предплечья кровоток (% от базового значения ) 124,2 (72,3–199,1)
    Увеличение максимального кровотока в предплечье (% от исходного значения) 252.3 (140.8-396.5)
    Снижение среднего сопротивления предплечья (% от базовой стоимости) 47.2 (33.2-60.2)
    Уменьшение минимального сопротивления предплечья (% от базового значения) 71,8 (59,3– 79.8) 

    В таблице 2 представлены основные характеристики всех обследованных пациентов, сгруппированных в соответствии с максимальной гиперемией ФСК выше и ниже среднего значения. Пациенты в подгруппе с низкой максимальной гиперемией СК имели более высокий ИМТ, реже применяли спиронолактон и имели более высокие уровни клинического и амбулаторного АД и меньшее ночное снижение АД, чем пациенты в подгруппе с высокой гиперемией СК.В остальном различий в распространенности других сердечно-сосудистых факторов риска (включая апноэ во сне), доклинических поражений органов-мишеней и клинических сердечно-сосудистых заболеваний не наблюдалось между пациентами в подгруппах с высокой и низкой гиперемией ФСК. Пациенты с более высокой максимальной гиперемией FBF имели более высокий исходный диаметр плечевой артерии, но аналогичную вазодилатацию плечевой артерии, опосредованную потоком и нитроглицерином. Более того, не наблюдалось значимых корреляций между относительными изменениями СК и резистентностью во время гиперемии и дилатацией, опосредованной потоком или нитроглицерином (rho = 0.08 и -0,02, соответственно, для относительного увеличения максимальной FBF). Не было выявлено существенных различий между пациентами, которым проводилось и не проводилось УЗИ плечевой артерии, за исключением того, что максимальная гиперемия ФСК была несколько выше, а минимальное сопротивление ниже у тех, кому не проводилось УЗИ, чем у тех, кому выполняли оба исследования (соответственно, 12,3±5,4 против 10,8±5,0 мл/мин/100 мл ткани, P = 0,024 и 10,6±5,7 против 12,4±6,1 мм рт.ст. × мин/мл на 100 мл ткани, P = 0.018).

    Таблица 2.

    Характеристика всех больных и сгруппированных по максимальной ФСК при реактивной гиперемии выше и ниже медианного значения (10,8мл/мин на 100мл ткани)

    9071 56.9 32,3 % 29,3 0,20 9.3 (1.8) 9071 120 (35) 9071 1291 (15) 2 9071 118 (16) 91 (14) 98 (71-106)
    Характеристика . Все пациенты ( n = 274) . Пациенты с максимальной ФСК при ОВ >10,8 мл/мин на 100 мл ( n = 137) . Пациенты с максимальной ФОК при ОВ ≤10.8 мл/мин на 100 мл ( n = 137) . P значение .
    секс,% женщины 69.07772 69,6 68,6 68.6 0,90 1 0,
    Возраст 65,1 (10.1) 65.1 (10.4) 65,0 (9.7) 0,96
    ИМТ, кг/м 2   30,9 (5,5) 30,2 (5,1) 31.7 (5.9) 0.028 0.028
    Окружность живота, см 102 (12) 100 (12) 103 (13) 103 (13) 0.10
    CV Факторы риска
    Ожирение ,% 54.0 51.1 56.9 0.40
    69.7 69,7 69.3 69.3 0.9
    Диабет,% 38.0 38,7 37,2 0,90
    курение,% 8,4 8,8 8,0 0,99
    дислипидемия,% 74,8 70,8 78,8 0,16
    Обструктивный сон апноэ,% 80.091 9072 79.1 81.1 81.1 0.99 0.99
    Бессимптомное повреждение органов
    Albounumunia, MG / 24 H 15 (7-40) 16 (8 –36) 15 (7–48) 0.81
    альбуминурии ≥30mg / 24h,% 30,9 29,5 0,69
    Хроническая болезнь почек , 33,1 36,8
    Aortic PWV, M / S 9.1 (1.8) 9.1 (1.8) 8.9 (1.9) 9,9 (1.9) 9,3 (1.8) 0.11
    Aortic PWV> 10 м / с,% 24.3 20.8 28.2 29 0.22 0.22
    LVMI, G / M 2 120 (35) 119 (35) 122 (35) 0.46
    Левая желудочка гипертрофия,% 69,9 65,6 74,0 0,17
    Штатные заболевания CV
    Предыдущие заболевания CV,% 36,5 38,7 34,3 0,53
    ишемическая болезнь сердца,% 20.8 22,6 19,0 0,55
    Stroke,% 12,8 15,3 10,2 0,28
    заболевания периферических артерий,% 5,5 5,8 5,1 0,99
    Антигипертензивное лечение
    Количество лекарств в использовании 43.4 43.4 43.4 43.4 0.39
    Spiponolactone,% 36.9 43,8 29,9 0,029
    ингибиторы АПФ / AR-блокаторы,% 97,4 96,4 98,5 0,45
    Βeta-блокаторы,% 78,1 78,1 78.1 0.99 0.99
    блокаторы кальция-канала,% 77.7 75.9 79,6 79,6 0.56
    Прямые вазодилаторы,% 32.1 33,6 30,7 0,70
    Central оформлены альфа агонисты,% 24,5 20,4 28,5 0,16
    Статины,% 70,3 68,2 72,9 0,71
    кровяное давление, мм рт
    клиника SBP B 154 (25) 154 (25) 151 (23) 156 (26) 0.044
    Клиника DBP B 83 (14) 81 (13) 84 (14) 0.10
    амбулаторные 24-часовые SBP 129 (17) 127 (15) 131 (19) 131 (19) 0.022
    Ambulatory 24-часовой DBP 74 (12) 73 (10) 76 (13) 1 76 (13) 0.027
    амбулаторные дневные SBP 131 (17) 131 (17) 133 (19) 0.0760
    76 (12) 74 (11) 77 (13) 0.062
    Ambulatorable Nighttime SBP 122 (19) 118 (16) 125 (20) 0.001
    Ambulatory Nighttime DBP 69 (12) 67 (10) 71 (14) 71 (14) 0.002
    4 45.6 39.4 51,8 51,8 0,052 0,0560
    Nocturnal SBP Fall (%) 7.8 (1.7-12.5) 9.4 (2.4-14.1) 5.8 (0,7-11,5) 0,005
    Узор с неработающей,% 60.2 55.0 65.0 0.14
    Лабораторные переменные
    Сыворотка Creatininine, μMol / L 80 (71-106) 80 (71-972 88 (71-106) 0.12
    Помогая гликемия, ммоль / л 6,3 (2.2) 6.3 (2.2) 6.3 (2.1) 6.3 (2.1) 0,98 0.98
    Общий холестерин, MMOL / L 5.3 (1.3) 5.2 (1.2) 5.4 (1.4) 0.26
    HDL холестерин, MMOL / L 1.2 (0,3) 1.2 (0.3) 1.2 (0.3) 0.97
    Триглицериды, ммоль / л 1,8 (1.5) 1.8 (1.6) 2.0 (1.5) 2,0 (1,5) 0.69 0.69
    Параметры эндотелиальной функции трубопроводов ( N = 103)
    Базовый диаметр базовой плечевой артерии (мм) 4.0 (3.7-4.5) 4,2 (3.8-4.7) 3.9 (3.4-4.4) 0.031 0.031 2
    Расходочренные вазодилатация (%) 0,6 (-1,4 к 4.1) 0,9 (-1,4- 5.6) 0,6 (-1,4- 4,0) 0,64 9072 0.64
    NTG-опосредованные вазодилатации (%) 12,7 (7.1-20,0) 11.8 (6.2-18.5) 12.9 (8,0 –20.4) 0,29
    9071 (1.8) 9071 22.6 девяносто одна тысяча триста тридцать три Гипотензивное лечение 9071 83 (14) 9071 73 (10) 9072 9071 77 (13) 9071 9071 67 (10) 1 0,002 9071 0,98
    Характеристики . Все пациенты ( n = 274) . Пациенты с максимальной ФСК при ОВ >10,8 мл/мин на 100 мл ( n = 137) . Пациенты с максимальной ФСК при ОВ ≤10,8 мл/мин на 100 мл ( n = 137) . P значение .
    Секс,% Женский 69.3 70.1 68,6 68.6 0.90
    Возраст, лет 65.1 (10.1) 65.1 (10.4) 65,0 (9.7) 0,96 0,96
    BMI, кг / м 2 30.9 (5.5) 30.2 (5.1) 31.7 (5.9) 0.028
    Обход брюшной полости, см 102 (12) 100 (12) 1003 (13) 103 (13) 0.10
    CV Факторы риска
    Ожирение,% 54,0 51.1 56,9 0,40
    Гиподинамия,% 69,7 70,1 69,3 0,99
    Диабет,% 38,0 38,7 37,2 0,90
    Текущее курение,% 8.4 8.8 8.0 8.0 0.99 0.99
    Dyslipidemia,% 74.8 70.8 78.8 0.16 0,16
    Обструктивный сон апноэ,% 80.07772 791 81.1 0.99 0.99
    Бессимптомное повреждение органов
    Albounuria, MG / 24 H 15 (7-40) 16 (8-36) 16 (8-36) 15 (7-48) 0.81 0.81
    альбуминурия ≥30 мг / 24 часа,% 30.9 29.5 0.69 0.69
    Хроническое заболевание почек а , % 33.1 293 29.3 29.3 36.8 0.20
    9.1 (1,8) 8,9 (1.9) 9.3 (1.8) 0.11
    AORTIC PWV> 10 м / s,% 24.3 20.8 28.2 0.22 0.22
    LVMI, G / M 2 120 (35) 119 (35) 122 (35) 0.46
     Гипертрофия левого желудочка, % 69.9 65,6 74,0 0,17
    Штатные заболевания CV
    Предыдущие заболевания CV,% 36,5 38,7 34,3 0,53
    ишемическая болезнь сердца,% 20,8 22.6 19.0 0.55
    12.8 12.8 15.3 10.2 0.28
    Болезнь периферийной артерии,% 5.5 5,8 5,1 0,99
    Количество лекарств в использовании 43,4 43,4 43,4 0,39
    Спиронолактон,% 36,9 43,8 29.9 2 0.029 0,029
    Ингибиторы ACE / AR Блокировщики,% 97,4 96.4 98.5 0.45
    Βeta-блокаторы,% 78,1 78,1 78,1 0,99
    блокаторы кальциевых каналов,% 77,7 75,9 79,6 0,56
    Прямые вазодилататоры ,% 39772 32.1 33.6 30.7 30.7 0.70
    Центральные α агонисты,% 24.5 20.4 28.5 0.16
    Статины,% 70772 707772 68.2 72.9 72.9 0.71
    кровяное давление, мм HG
    Клиника SBP B 154 (25) 151 (23) 156 (26) 0.044 0.044
    клиника DBP B 83 (14) 81 (13) 84 (14) 0.10
    Ampulatory 24-часовой 129 (17) 127 (15) 131 (19) 0.022
    амбулаторные 24 часы DBP 74 (12) 73 (10) 76 (13) 0.027
    Ambulatoritory Daytime SBP 129 (15) 133 (19) 0.071 1 0.071
    Ambulatoritory Daytime DBP 76 (12) 74 (11) 74 (13) 0.062
    (19) 118 (16) 125 (20) 0.001
    Ambulatory Nighttime DBP 69 (12) 67 (10) 71 (14)
    Безпротрозные амбулаторные Ambulatory BP,% 45.6 39.4 51.8 51.8 0.052 1 0.052
    Noctunnal SBP Осень (%) 7.8 (1.7-12.5) 9.4 (2.4-14.1) 5.8 (0.7-11.5) 0.005
    Увеличение пособия,% 60.2 55.572 555 65.0 0.14 0.14
    Лабораторные переменные
    Сыворовочный креатинин, μmol / L 80 (71-106) 80 (71-97) 88 (71-106) 0.12 0.12
    Поставление гликемии, MMOL / L 6.3 (2.2) 6.3 (2.2) 6.3 (2.1)
    Общий холестерин, MMOL / L 5.3 (1.3) 5,2 (1.2) 5.4 (1.4) 0.26 9072 0.26
    HDL холестерин, MMOL / L 1.2 (0.3) 1.2 (0,3) 1.2 (0.3) 0,97
    Триглицериды, ммоль / l 1.8 (1.5) 1,8 (1.6) 2.0 (1.5) 0.69 0.69
    Параметры эндотелиальной функции трубопроводов ( N = 103)
    Базовый диаметр плечевой артерии (мм) 4.0 (3.7-4.5) 4,2 (3.8-4.7) 3.9 (3.4-4.4) 0.031 0.031 2
    Расходочренные вазодилатация (%) 0,6 (-1,4 к 4.1) 0,9 (-1,4- 5.6) 0,6 (-1,4- 4,0) 0,64 9072 0.64
    NTG-опосредованные вазодилатации (%) 12,7 (7.1-20,0) 11.8 (6.2-18.5) 12.9 (8,0 –20,4) 0,29
    8 мл/мин на 100 мл ткани)

    90.2 (5.1) 9071 (1.8) 9071 22.6 девяносто одна тысяча триста тридцать три Гипотензивное лечение 9071 83 (14) 9071 73 (10) 9072 9071 77 (13) 9071 9071 67 (10) 1 0,002 9071 0,98
    Характеристики . Все пациенты ( n = 274) . Пациенты с максимальной ФСК при ОВ >10,8 мл/мин на 100 мл ( n = 137) . Пациенты с максимальной ФСК при ОВ ≤10,8 мл/мин на 100 мл ( n = 137) . P значение .
    Пол, % женский 69.3 70772 70.1 9072 70.1 68.6 0.90
    Возраст, лет
    651 (10.1) 65.1 (10.1) 65.1 (10.4) 65,0 (9.7) 0,96
    BMI, кг / м 2 30.9 (5.5) 30.2 (5.1) 30.2 (5.1) 31.7 (5.9) 0,028 0,028
    Обокружение живота, см 102 (12) 100 (12) 103 (13) 0,10
    Факторы сердечно-сосудистого риска
     Ожирение, % 54.0 51,1 56,9 0,40
    Гиподинамия,% 69,7 70,1 69,3 0,99
    Диабет,% 38,0 38,7 37,2 0,90
    Текущее курение,% 8.4 8.8 8.0 8,0 0.99 0.9
    Dyslipidemia,% 74.8 70.8 78.8 1 78.8 0.16 9072 0.16
    Обструктивный сон апноэ,% 80,00772 79.1 81.1 0.99
    1 15 (7 -40) 16 (8-36) 15 (7-48) 15 (7-48) 0.81 0.81
    ,% 30.9 29,5 32.0 0.69
    хронический заболевание почек a , % 33.1 293 29.3 29.3 36.8 0.20
    9.1 (1,8) 8,9 (1.9) 9.3 (1.8) 0.11
    AORTIC PWV> 10 м / s,% 24.3 20.8 28.2 0.22 0.22
    LVMI, G / M 2 120 (35) 119 (35) 122 (35) 0.46
     Гипертрофия левого желудочка, % 69.9 65,6 74,0 0,17
    Штатные заболевания CV
    Предыдущие заболевания CV,% 36,5 38,7 34,3 0,53
    ишемическая болезнь сердца,% 20,8 22.6 19.0 0.55
    12.8 12.8 15.3 10.2 0.28
    Болезнь периферийной артерии,% 5.5 5,8 5,1 0,99
    Количество лекарств в использовании 43,4 43,4 43,4 0,39
    Спиронолактон,% 36,9 43,8 29.9 2 0.029 0,029
    Ингибиторы ACE / AR Блокировщики,% 97,4 96.4 98.5 0.45
    Βeta-блокаторы,% 78,1 78,1 78,1 0,99
    блокаторы кальциевых каналов,% 77,7 75,9 79,6 0,56
    Прямые вазодилататоры ,% 39772 32.1 33.6 30.7 30.7 0.70
    Центральные α агонисты,% 24.5 20.4 28.5 0.16
    Статины,% 70772 707772 68.2 72.9 72.9 0.71
    кровяное давление, мм HG
    Клиника SBP B 154 (25) 151 (23) 156 (26) 0.044 0.044
    клиника DBP B 83 (14) 81 (13) 84 (14) 0.10
    Ampulatory 24-часовой 129 (17) 127 (15) 131 (19) 0.022
    амбулаторные 24 часы DBP 74 (12) 73 (10) 76 (13) 0.027
    Ambulatoritory Daytime SBP 129 (15) 133 (19) 0.071 1 0.071
    Ambulatoritory Daytime DBP 76 (12) 74 (11) 74 (13) 0.062
    (19) 118 (16) 125 (20) 0.001
    Ambulatory Nighttime DBP 69 (12) 67 (10) 71 (14)
    Безпротрозные амбулаторные Ambulatory BP,% 45.6 39.4 51.8 51.8 0.052 1 0.052
    Noctunnal SBP Осень (%) 7.8 (1.7-12.5) 9.4 (2.4-14.1) 5.8 (0.7-11.5) 0.005
    Увеличение пособия,% 60.2 55.572 555 65.0 0.14 0.14
    Лабораторные переменные
    Сыворовочный креатинин, μmol / L 80 (71-106) 80 (71-97) 88 (71-106) 0.12 0.12
    Поставление гликемии, MMOL / L 6.3 (2.2) 6.3 (2.2) 6.3 (2.1)
    Общий холестерин, MMOL / L 5.3 (1.3) 5,2 (1.2) 5.4 (1.4) 0.26 9072 0.26
    HDL холестерин, MMOL / L 1.2 (0.3) 1.2 (0,3) 1.2 (0.3) 0,97
    Триглицериды, ммоль / l 1.8 (1.5) 1,8 (1.6) 2.0 (1.5) 0.69 0.69
    Параметры эндотелиальной функции трубопроводов ( N = 103)
    Базовый диаметр плечевой артерии (мм) 4.0 (3.7-4.5) 4,2 (3.8-4.7) 3.9 (3.4-4.4) 0.031 0.031 2
    Расходочренные вазодилатация (%) 0,6 (-1,4 к 4.1) 0,9 (-1,4- 5.6) 0,6 (-1,4- 4,0) 0,64 9072 0.64
    NTG-опосредованные вазодилатации (%) 12,7 (7.1-20,0) 11.8 (6.2-18.5) 12.9 (8,0 –20.4) 0,29
    9071 (1.8) 9071 22.6 девяносто одна тысяча триста тридцать три Гипотензивное лечение 9071 83 (14) 9071 73 (10) 9072 9071 77 (13) 9071 9071 67 (10) 1 0,002 9071 0,98
    Характеристики . Все пациенты ( n = 274) . Пациенты с максимальной ФСК при ОВ >10,8 мл/мин на 100 мл ( n = 137) . Пациенты с максимальной ФСК при ОВ ≤10,8 мл/мин на 100 мл ( n = 137) . P значение .
    Секс,% Женский 69.3 70.1 68,6 68.6 0.90
    Возраст, лет 65.1 (10.1) 65.1 (10.4) 65,0 (9.7) 0,96 0,96
    BMI, кг / м 2 30.9 (5.5) 30.2 (5.1) 31.7 (5.9) 0.028
    Обход брюшной полости, см 102 (12) 100 (12) 1003 (13) 103 (13) 0.10
    CV Факторы риска
    Ожирение,% 54,0 51.1 56,9 0,40
    Гиподинамия,% 69,7 70,1 69,3 0,99
    Диабет,% 38,0 38,7 37,2 0,90
    Текущее курение,% 8.4 8.8 8.0 8.0 0.99 0.99
    Dyslipidemia,% 74.8 70.8 78.8 0.16 0,16
    Обструктивный сон апноэ,% 80.07772 791 81.1 0.99 0.99
    Бессимптомное повреждение органов
    Albounuria, MG / 24 H 15 (7-40) 16 (8-36) 16 (8-36) 15 (7-48) 0.81 0.81
    альбуминурия ≥30 мг / 24 часа,% 30.9 29.5 0.69 0.69
    Хроническое заболевание почек а , % 33.1 293 29.3 29.3 36.8 0.20
    9.1 (1,8) 8,9 (1.9) 9.3 (1.8) 0.11
    AORTIC PWV> 10 м / s,% 24.3 20.8 28.2 0.22 0.22
    LVMI, G / M 2 120 (35) 119 (35) 122 (35) 0.46
     Гипертрофия левого желудочка, % 69.9 65,6 74,0 0,17
    Штатные заболевания CV
    Предыдущие заболевания CV,% 36,5 38,7 34,3 0,53
    ишемическая болезнь сердца,% 20,8 22.6 19.0 0.55
    12.8 12.8 15.3 10.2 0.28
    Болезнь периферийной артерии,% 5.5 5,8 5,1 0,99
    Количество лекарств в использовании 43,4 43,4 43,4 0,39
    Спиронолактон,% 36,9 43,8 29.9 2 0.029 0,029
    Ингибиторы ACE / AR Блокировщики,% 97,4 96.4 98.5 0.45
    Βeta-блокаторы,% 78,1 78,1 78,1 0,99
    блокаторы кальциевых каналов,% 77,7 75,9 79,6 0,56
    Прямые вазодилататоры ,% 39772 32.1 33.6 30.7 30.7 0.70
    Центральные α агонисты,% 24.5 20.4 28.5 0.16
    Статины,% 70772 707772 68.2 72.9 72.9 0.71
    кровяное давление, мм HG
    Клиника SBP B 154 (25) 151 (23) 156 (26) 0.044 0.044
    клиника DBP B 83 (14) 81 (13) 84 (14) 0.10
    Ampulatory 24-часовой 129 (17) 127 (15) 131 (19) 0.022
    амбулаторные 24 часы DBP 74 (12) 73 (10) 76 (13) 0.027
    Ambulatoritory Daytime SBP 129 (15) 133 (19) 0.071 1 0.071
    Ambulatoritory Daytime DBP 76 (12) 74 (11) 74 (13) 0.062
    (19) 118 (16) 125 (20) 0.001
    Ambulatory Nighttime DBP 69 (12) 67 (10) 71 (14)
    Безпротрозные амбулаторные Ambulatory BP,% 45.6 39.4 51.8 51.8 0.052 1 0.052
    Noctunnal SBP Осень (%) 7.8 (1.7-12.5) 9.4 (2.4-14.1) 5.8 (0.7-11.5) 0.005
    Увеличение пособия,% 60.2 55.572 555 65.0 0.14 0.14
    Лабораторные переменные
    Сыворовочный креатинин, μmol / L 80 (71-106) 80 (71-97) 88 (71-106) 0.12 0.12
    Поставление гликемии, MMOL / L 6.3 (2.2) 6.3 (2.2) 6.3 (2.1)
    Общий холестерин, MMOL / L 5.3 (1.3) 5,2 (1.2) 5.4 (1.4) 0.26 9072 0.26
    HDL холестерин, MMOL / L 1.2 (0.3) 1.2 (0,3) 1.2 (0.3) 0,97
    Триглицериды, ммоль / l 1.8 (1.5) 1,8 (1.6) 2.0 (1.5) 0.69 0.69
    Параметры эндотелиальной функции трубопроводов ( N = 103)
    Базовый диаметр плечевой артерии (мм) 4.0 (3.7-4.5) 4,2 (3.8-4.7) 3.9 (3.4-4.4) 0.031 0.031 2
    Расходочренные вазодилатация (%) 0,6 (-1,4 к 4.1) 0,9 (-1,4- 5.6) 0,6 (-1,4- 4,0) 0,64 9072 0.64
    NTG-опосредованные вазодилатации (%) 12,7 (7.1-20,0) 11.8 (6.2-18.5) 12.9 (8,0 –20,4)  0,29 

    В таблице 3 представлены результаты многомерного линейного регрессионного анализа для независимых коррелятов исходного и гиперемированного параметров сопротивления сосудов предплечья.Как и ожидалось, ФСК и сосудистое сопротивление имели те же корреляты, но в противоположных направлениях. Исходные параметры независимо коррелировали с ИММЛЖ, обратно пропорционально FBF и прямо сосудистым сопротивлением. Показатели гиперемии независимо коррелировали с ИМТ и ночным падением САД. ИМТ обратно коррелировал с ФСК и напрямую с резистентностью, тогда как ночное снижение САД прямо коррелировало с кровотоком (т.е. чем выше ночное падение САД, тем выше было гиперемированное ФСК) и обратно пропорционально сосудистому сопротивлению при реактивной гиперемии.Увеличение окружности талии вместо ИМТ также коррелировало с гиперемированными сосудистыми параметрами, но с меньшей силой (частичные корреляции между -0,13 и -0,15 для параметров FBF в скорректированных анализах). Вынужденное включение в модели апноэ сна и применения спиронолактона в качестве ковариат не повлияло на ассоциации ИМТ и ночного падения АД с гиперемированными сосудистыми параметрами. Кроме того, в отдельном анализе с участием 103 пациентов исходный диаметр плечевой артерии был прямо связан с исходным и гиперемированным ФСК и обратно пропорционально сосудистому сопротивлению с коэффициентами частичной корреляции между 0.11 и 0,18 ( P <0,05 для всех анализов), но не с относительными изменениями ФСК и резистентности при реактивной гиперемии. Индексация диаметра плечевой артерии к ИМТ пациентов вообще не повлияла на эти ассоциации. В этом анализе не наблюдалось независимой связи между вазодилатацией, опосредованной потоком плечевой артерии и нитроглицерином, и какими-либо сосудистыми параметрами предплечья.

    Таблица 3.

    Результаты множественных линейных регрессий для независимых коррелятов нескольких параметров функции сопротивления предплечья-расширения сосудов

    9071 0,053 9372
    Независимые корреляты . Коэффициент β (SE) . Частичная корреляция . P значение . Коэффициент β (SE) . Частичная корреляция . P значение .
    Зависимая переменная: . Базовый кровоток в предплечье . Исходное сопротивление сосудов предплечья .
    LVMI (10G / M 2 приращение) -0.007 (0,003) -0.14 -0.14 0.027 0.027 0.13 0,040
    Зависимая переменная: Среднее кровоток предплечья во время RH Среднее сосудистое сопротивление предплечья во время Rh
    BMI (1 кг / м 2 природок) -0.006 (0.002) -0.21 1 -0.21 <0,001 0,006 (0,002) 0.001 0.001 0.001
    Noctunnal SBP Осень (1% природу) 0,003 (0,001) 0,15 -0.002 (0.001) -0.13 –0.13 0.034
    Максимальный кровоток предплечья во время RH Минимальное предплечье сосудистое сопротивление во время RH
    BMI (1 кг / м 2 приращение 90 678)  −0.006 (0.002) -0.19 0,002 0,007 (0,002) 0.19 0.19 0,002 0,002
    Noaturnal SBP SBP (1% приращение) 0,003 (0,001) 0,12 – 0,003 (0,001) -0772 -0.12 0,053
    Увеличение максимального кровотока предплечья (% от базовой стоимости) во время RH Уменьшение минимального сопротивления предплечья (% от базового уровня значение) при относительной влажности  
     ИМТ (приращение 1 кг/м 2 −0.009 (0,003) -0.18 1 -0.18 0,003 0,003 -0.002 (0.001) -0.18 0,003 0,003
    Noctunnal SBP Осень (1% природу) 0,004 (0,002) 0,052 0,052 0,052 0,001 (0,001) 0,10 0,11
    9071 Noctunnal SBP осень (1% приращение)
    Независимые корреляты . Коэффициент β (SE) . Частичная корреляция . P значение . Коэффициент β (SE) . Частичная корреляция . P значение .
    Зависимая переменная: . Базовый кровоток в предплечье . Исходное сопротивление сосудов предплечья .
     ИМЛЖ (10 г/м 2 шаг)  −0.007 (0,003) -0.14 1 -0.14 0.027 0,007 (0,003) 0,13 0.13 0.0407672 0,040 1 2 2 Средний кровоток предплечья во время RH Среднее предплечье сосудистое сопротивление во время RH
    BMI (1 кг / м 2 природок) -0.006 (0,002) -0.21 – 0,21 <0,001 0,006 (0,002) 0.20 0.001
    0.003 (0,001) 0,15 0,15 -0.002 (0.001) -0.13 0.034
    Максимальный кровоток предплечья во время Rh Минимальное предплечье сосудистое сопротивление во время Rh
    BMI (1 кг / м 2 природок) -0.006 (0,002) -0.19 0.002 0,002 0,007 (0,002) 0.19 0.19 0,002 0,002
    Noctunnal SBP Осень (1% приращение) 0,003 (0,001) 0.12 0.052 -0.003 (0,001) – 0,12 0.05772 0.053
    1 Зависимая переменная: Увеличение максимального предплечья кровоток (% от базового значения) во время RH Уменьшение минимального сопротивления предплечья (% от базовой стоимости) во время RH
     ИМТ (1 кг/м 2 шаг)  −0.009 (0,003) -0.18 1 -0.18 0,003 0,003 -0.002 (0.001) -0.18 0,003 0,003
    Noctunnal SBP Осень (1% природу) 0,004 (0,002) 0,052 0,052 0,052 0,001 (0,001) 0.10 0.10 0.11 0.11
    Таблица 3.

    Результаты многочисленных линейных регрессионов для независимых коррелитов нескольких параметров предплечья. Функция дилатации сосуда сосуда

    9071 0,053 9372
    Независимые коррелиты . Коэффициент β (SE) . Частичная корреляция . P значение . Коэффициент β (SE) . Частичная корреляция . P значение .
    Зависимая переменная: . Базовый кровоток в предплечье . Исходное сопротивление сосудов предплечья .
    LVMI (10G / M 2 приращение) -0.007 (0,003) -0.14 -0.14 0.027 0.027 0.13 0,040
    Зависимая переменная: Среднее кровоток предплечья во время RH Среднее сосудистое сопротивление предплечья во время Rh
    BMI (1 кг / м 2 природок) -0.006 (0.002) -0.21 1 -0.21 <0,001 0,006 (0,002) 0.001 0.001 0.001
    Noctunnal SBP Осень (1% природу) 0,003 (0,001) 0,15 -0.002 (0.001) -0.13 –0.13 0.034
    Максимальный кровоток предплечья во время RH Минимальное предплечье сосудистое сопротивление во время RH
    BMI (1 кг / м 2 приращение 90 678)  −0.006 (0.002) -0.19 0,002 0,007 (0,002) 0.19 0.19 0,002 0,002
    Noaturnal SBP SBP (1% приращение) 0,003 (0,001) 0,12 – 0,003 (0,001) -0772 -0.12 0,053
    Увеличение максимального кровотока предплечья (% от базовой стоимости) во время RH Уменьшение минимального сопротивления предплечья (% от базового уровня значение) при относительной влажности  
     ИМТ (приращение 1 кг/м 2 −0.009 (0,003) -0.18 1 -0.18 0,003 0,003 -0.002 (0.001) -0.18 0,003 0,003
    Noctunnal SBP Осень (1% природу) 0,004 (0,002) 0,052 0,052 0,052 0,001 (0,001) 0,10 0,11
    9071 Noctunnal SBP осень (1% приращение)
    Независимые корреляты . Коэффициент β (SE) . Частичная корреляция . P значение . Коэффициент β (SE) . Частичная корреляция . P значение .
    Зависимая переменная: . Базовый кровоток в предплечье . Исходное сопротивление сосудов предплечья .
     ИМЛЖ (10 г/м 2 шаг)  −0.007 (0,003) -0.14 1 -0.14 0.027 0,007 (0,003) 0,13 0.13 0.0407672 0,040 1 2 2 Средний кровоток предплечья во время RH Среднее предплечье сосудистое сопротивление во время RH
    BMI (1 кг / м 2 природок) -0.006 (0,002) -0.21 – 0,21 <0,001 0,006 (0,002) 0.20 0.001
    0.003 (0,001) 0,15 0,15 -0.002 (0.001) -0.13 0.034
    Максимальный кровоток предплечья во время Rh Минимальное предплечье сосудистое сопротивление во время Rh
    BMI (1 кг / м 2 природок) -0.006 (0,002) -0.19 0.002 0,002 0,007 (0,002) 0.19 0.19 0,002 0,002
    Noctunnal SBP Осень (1% приращение) 0,003 (0,001) 0.12 0.052 -0.003 (0,001) – 0,12 0.05772 0.053
    1 Зависимая переменная: Увеличение максимального предплечья кровоток (% от базового значения) во время RH Уменьшение минимального сопротивления предплечья (% от базовой стоимости) во время RH
     ИМТ (1 кг/м 2 шаг)  −0.009 (0,003) -0.18 1 -0.18 0,003 0,003 -0.002 (0.001) -0.18 0,003 0,003
    Noctunnal SBP Осень (1% природу) 0,004 (0,002) 0,052 0,052 0,052 0,001 (0,001) 0,10 0,11

    ОБСУЖДЕНИЕ

    В этом исследовании есть некоторые важные результаты, которые могут помочь лучше понять взаимосвязь дисфункции мелких резистентных сосудов при резистентной гипертензии.Во-первых, показано, что основными независимыми коррелятами резистивно-сосудистых параметров предплечья являются увеличение ИММЛЖ (для исходных показателей), повышение ИМТ и снижение ночного падения АД (для показателей при реактивной гиперемии). Во-вторых, это показало, что больший диаметр плечевой артерии на УЗИ был связан с более высоким исходным уровнем и гиперемией FBF, но что не было никакой связи между параметрами функции кондуита-артерии среднего размера (расширением плечевой артерии, опосредованным потоком или нитроглицерином) и показатели функции сосудов сопротивления предплечья.Насколько нам известно, это первое исследование, оценивающее функцию малых резистентных сосудов у пациентов с резистентной гипертензией.

    С 90-х годов с помощью инвазивных исследований кровотока с внутриартериальным введением эндотелийзависимых (главным образом ацетилхолин) и эндотелийнезависимых (главным образом нитропруссид натрия) вазодилататоров было установлено, что у пациентов с АГ нарушена вазодилатация предплечья в отличие от нормотензивные; 1,18,19 и что антигипертензивное лечение, особенно сосудорасширяющими препаратами, такими как блокаторы ренин-ангиотензин-альдостероновой системы или блокаторы кальциевых каналов, по крайней мере частично восстанавливало дилатацию резистентных сосудов, независимо от снижения АД. 4,20,21 Впоследствии неинвазивное измерение при реактивной гиперемии было подтверждено как идеальная альтернатива инвазивным исследованиям, 22 и минимальное сосудистое сопротивление предплечья при реактивной гиперемии как косвенный показатель ремоделирования микроциркуляторной структуры. 4 Тем не менее, исследования, оценивающие независимые корреляты параметров сопротивления сосудов предплечья у пациентов с гипертонической болезнью, немногочисленны, особенно в отношении параметров СМАД. Два предыдущих исследования 23,24 не обнаружили преимуществ амбулаторного АД по сравнению с клиническим АД в их связях с параметрами СК.Это частично подтверждается нашими результатами: после поправки на клиническое СрАД, измеренное при плетизмографическом исследовании, ни амбулаторное АД в дневное или ночное время, ни средние 24-часовые уровни АД не были независимо связаны с гиперемией СК и резистентностью. Единственным параметром СМАД, ассоциированным с гиперемированными резистентно-сосудистыми параметрами предплечья, было ночное падение АД, причем чем выше было ночное снижение САД, тем больше была вазодилатация при реактивной гиперемии. Эта ассоциация не зависела от ИМТ и наличия апноэ во сне, кроме возраста, пола и клинического среднего артериального давления.Эта связь была ранее продемонстрирована в некоторых исследованиях с общей гипертензией, 23,25,26 , но не в другом исследовании. 24 С клинической точки зрения эта связь потенциально важна. Притупленное ночное падение АД является установленным независимым предиктором худших сердечно-сосудистых исходов у пациентов с общей гипертензией, 27 , а также у пациентов с резистентной гипертензией; 9 и аномальная функция резистивных сосудов могут быть одним из основных физиопатологических механизмов более высокого сердечно-сосудистого риска у пациентов с артериальной гипертензией без погружения.

    Другие независимые корреляты параметров сопротивления сосудов предплечья, которые были идентифицированы, ИММЛЖ и ИМТ, уже были описаны в предыдущих исследованиях у пациентов с общей гипертензией или у пациентов с ожирением. Повышенный ИММЛЖ и гипертрофия левого желудочка были связаны с более высоким сосудистым сопротивлением предплечья в исходном состоянии и во время реактивной гиперемии, 28,29 , а также снижение ИММЛЖ во время антигипертензивной терапии может происходить параллельно со снижением минимального сопротивления предплечья, независимо от изменений АД. 30 Эти ассоциации клинически значимы, поскольку гипертрофия левого желудочка является установленным маркером сердечно-сосудистого риска 31 , и было продемонстрировано, что параметры сосудистого сопротивления предплечья отражают резерв коронарного кровотока, 29,30,32 , который обычно нарушен у пациентов с гипертрофия левого желудочка. 33 Эти ассоциации особенно очевидны у резистентных гипертоников как потенциальная причина ишемии миокарда. 34 Также было последовательно продемонстрировано, что повышенный ИМТ коррелирует с нарушением дилатации резистивных сосудов предплечья во время реактивной гиперемии; 31,32 , и этот эффект был очевиден как у лиц с ожирением, так и без метаболического синдрома. 33

    Хотя это не было основной целью данного исследования, краткое обсуждение взаимосвязи между функциями малого резистивного сосуда ниже по течению и сосуда среднего размера выше по течению является оправданным. Мы не обнаружили каких-либо ассоциаций между опосредованной потоком или нитроглицерином дилатацией плечевой артерии и функциональными параметрами сопротивления сосудов предплечья, что позволяет предположить, что они, возможно, оценивают различные аспекты сосудистой физиологии. Предыдущие исследования сообщали о различных ассоциациях между параметрами функции кондуита и резистивного сосуда. 34–36 В остальном мы обнаружили независимые связи между исходным диаметром плечевой артерии, измеренным с помощью ультразвукового исследования, и исходным и гиперемированным СК. Поперечный дизайн нашего исследования не позволяет делать причинно-следственные выводы; тем не менее, мы можем предположить, что ремоделирование сосудов с малым сопротивлением могло привести к ремоделированию вышестоящих кондуит-артерий с увеличением диаметра, чтобы уравновесить снижение потока ниже по течению и увеличение сопротивления. 37 Если это так, то увеличение диаметра плечевой артерии должно быть более поздней стадией сосудистой адаптации к постоянно высокому АД, и это может объяснить более тесную связь диаметра плечевой артерии с доклиническими маркерами повреждения органов-мишеней, которую мы ранее наблюдали. сообщили, 10 , чем существующие ассоциации, которые мы обнаружили здесь у пациентов с длительно существующей тяжелой гипертензией.

    Данное исследование имеет ограничения, на которые следует обратить внимание. Во-первых, как обсуждалось ранее, его схема поперечного сечения не позволяла делать какие-либо причинно-следственные выводы, можно было поддерживать только ассоциации. Более того, сила продемонстрированных здесь ассоциаций варьируется от слабой до умеренной с частичными корреляциями от 0,1 до 0,2. Во-вторых, отсутствие контрольной группы хорошо контролируемых пациентов с менее тяжелой гипертензией не позволило обобщить наши результаты на другие популяции гипертоников, за исключением резистентных гипертоников.В-третьих, использование непрямого метода для оценки приверженности лечению может быть предвзятым, и, возможно, у некоторых пациентов может не быть истинной резистентной гипертензии. Наконец, по этическим соображениям мы не отменяли никаких антигипертензивных препаратов перед исследованием функции сосудов, и это могло повлиять на наши результаты. В частности, использование спиронолактона чаще встречалось в подгруппе с более высокой гиперемической ФСК, чем в подгруппе с более низкой ФСК. Было показано, что спиронолактон улучшает функцию микрососудов у пациентов с сердечной недостаточностью и терминальной стадией почечной недостаточности, 38,39 , но не при диабете 2 типа. 40 Однако использование спиронолактона не было выбрано в качестве независимого коррелята какого-либо параметра сосудистой функции в этом исследовании, и его принудительное включение в многопараметрические модели не изменило ни одной из обнаруженных ассоциаций. Несмотря на это, нельзя исключать остаточный смешанный эффект лечения антигипертензивными препаратами.

    В заключение, это поперечное исследование большой выборки пациентов с резистентной гипертензией показало, что нарушение дилатации резистивных сосудов предплечья во время реактивной гиперемии было в основном связано с ожирением и с притупленным ночным падением АД, тогда как исходный уровень ФСК был обратно пропорционален связано с повышенным ИММЛЖ.Вопрос о том, может ли функциональное нарушение резистивных сосудов предплечья обеспечить дополнительный прогноз сердечно-сосудистого риска помимо установленных факторов риска у пациентов с резистентной гипертензией, будет рассмотрен в будущих проспективных исследованиях.

    РАСКРЫТИЕ ИНФОРМАЦИИ

    Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Это исследование было поддержано грантами Conselho Brasileiro de Desenvolvimento Científico e Tecnológico (CNPq) и Fundação Carlos Chagas Filho de Amparo à Pesquisa do Estado do Rio de Janeiro (FAPERJ).

    ССЫЛКИ

    1.

    Версари

    Д

    Дагини

    Э

    Вирдис

    А

    Гьядони

    л

    Таддей

    С

    .

    Эндотелийзависимые сокращения и эндотелиальная дисфункция при артериальной гипертензии человека

    .

    Бр Дж Фармакол

    2009

    ;

    157

    :

    527

    536

    .2.

    Динфилд

    Дж

    Дональд

    А

    Ферри

    С

    Джаннаттасио

    С

    Халкокс

    Дж

    Халлиган

    С

    Лерман

    А

    Мансия

    Г

    Оливер

    ДжЖ

    Пессина

    АС

    Риццони

    Д

    Росси

    ГП

    Сальветти

    А

    Шиффрин

    ЭЛЬ

    Таддей

    С

    Уэбб

    ДЖ

    ;

    Рабочая группа по эндотелину и эндотелиальным факторам Европейского общества гипертонии

    .

    Эндотелиальная функция и дисфункция. Часть I: Методологические вопросы оценки различных сосудистых бассейнов: заявление Рабочей группы по эндотелину и эндотелиальным факторам Европейского общества гипертонии

    .

    Дж Гипертенс

    2005

    ;

    23

    :

    7

    17

    .3.

    Вирдис

    А

    Савойя

    С

    Грасси

    Г

    Лембо

    Г

    Веккионе

    С

    Серавалле

    Г

    Таддей

    С

    Вольпе

    М

    Розеи

    ЕА

    Риццони

    Д

    .

    Оценка структуры микрососудов у человека: «современный» документ Рабочей группы по макро- и микрососудистым изменениям Итальянского общества артериальной гипертензии

    .

    Дж Гипертенс

    2014

    ;

    32

    :

    2120

    2129

    ; обсуждение 2129.4.

    Савойя

    С

    Грасси

    Г

    .

    Ключевая роль оценки структуры микроциркуляторного русла у пациентов с артериальной гипертензией, получающих лечение

    .

    Дж Гипертенс

    2012

    ;

    30

    :

    688

    690

    .5.

    Калхун

    ДА

    Джонс

    Д

    Текстор

    С

    Гофф

    DC

    Мерфи

    ТП

    Тото

    РД

    Белый

    А

    Кушман

    Туалет

    Белый

    Вт

    Сика

    Д

    Фердинанд

    К

    Джайлз

    ТД

    Фолкнер

    Б

    Кэри

    ринггитов .

    Резистентная гипертензия: диагностика, оценка и лечение. Научное заявление Комитета профессионального образования Американской кардиологической ассоциации Совета по исследованиям высокого кровяного давления

    .

    Гипертония

    2008

    ;

    51

    :

    1403

    1419

    .6.

    Иган

    БМ

    Чжао

    Д

    Аксон

    РН

    Бжезинский

    ВА

    Фердинанд

    КС

    .

    Неконтролируемая и резистентная к лечению артериальная гипертензия в США, 1988–2008 гг.

    .

    Тираж

    2011

    ;

    124

    :

    1046

    1058

    .7.

    Догерти

    СЛ

    Пауэрс

    ДД

    Магид

    ДЖ

    Тавел

    ХМ

    Масуди

    ФА

    Марголис

    КЛ

    О’Коннор

    ПД

    Селби

    СП

    Хо

    вечера

    .

    Заболеваемость и прогноз резистентной гипертензии у пациентов с артериальной гипертензией

    .

    Тираж

    2012

    ;

    125

    :

    1635

    1642

    .8.

    Муксфельдт

    ЕС

    Зал

    ГФ

    .

    Пульсовое давление или характер падения: что является лучшим маркером сердечно-сосудистого риска при резистентной гипертензии?

    Дж Гипертенс

    2008

    ;

    26

    :

    878

    884

    .9.

    Муксфельдт

    ЕС

    Кардосо

    КР

    Зал

    ГФ

    .

    Прогностическое значение ночного снижения артериального давления при резистентной гипертензии

    .

    Arch Intern Med

    2009

    ;

    169

    :

    874

    880

    .10.

    Фонтес-Герра

    ПК

    Кардосо

    КР

    Муксфельдт

    ЕС

    Зал

    ГФ

    .

    Опосредованная нитроглицерином, но не опосредованная потоком вазодилатация, связана с притупленным ночным падением артериального давления у пациентов с резистентной гипертензией

    .

    Дж Гипертенс

    2015

    ;

    33

    :

    1666

    1675

    .11.

    Зал

    ГФ

    Кардосо

    КР

    Муксфельдт

    ЕС

    .

    Прогностическое влияние офисного и амбулаторного АД при резистентной гипертензии

    .

    Arch Intern Med

    2008

    ;

    168

    :

    2340

    2346

    .12.

    Блох

    КВ

    Мело

    АН

    Ногейра

    АР

    .

    Распространенность приверженности антигипертензивному лечению у пациентов с резистентной гипертензией и валидация трех непрямых методов оценки приверженности лечению

    .

    Cad Saude Publica

    2008

    ;

    24

    :

    2979

    2984

    .13.

    Кастельподжи

    Ч

    Перейра

    против

    Фишман

    Р

    Кардосо

    КР

    Муксфельдт

    ЕС

    Зал

    ГФ

    .

    Притупленное снижение ночного артериального давления независимо связано с повышенной жесткостью аорты у пациентов с резистентной гипертензией

    .

    Гипертензия Рез

    2009

    ;

    32

    :

    591

    596

    .14.

    Маргалло

    против

    Муксфельдт

    ЕС

    Гимарайнш

    ГМ

    Зал

    ГФ

    .

    Диагностическая точность Берлинского опросника при выявлении обструктивного апноэ сна у пациентов с резистентной артериальной гипертензией

    .

    Дж Гипертенс

    2014

    ;

    32

    :

    2030

    2036

    ; обсуждение 2037.15.

    Джонс

    КР

    Тейлор

    К

    Човенчик

    П

    Постон

    л

    Шеннан

    АХ

    .

    Валидация амбулаторного тонометра Mobil O Graph (версия 12)

    .

    Монитор давления крови

    2000

    ;

    5

    :

    233

    238

    .16.

    О’Брайен

    Э

    Парати

    Г

    Стергиу

    Г

    Асмар

    Р

    Бейлин

    л

    Било

    Г

    Клемент

    Д

    де ла Сьерра

    А

    де Леу

    П

    Долан

    Э

    Фагард

    Р

    Могилы

    Дж

    Головка

    Г.А.

    Имаи

    Д

    Карио

    К

    Лурбе

    Э

    Маллион

    ДжМ

    Мансия

    Г

    Менгден

    Т

    Майерс

    М

    Огедегбе

    Г

    Окубо

    Т

    Омбони

    С

    Палатини

    П

    Редон

    Дж

    Руилоуп

    ЛМ

    Шеннан

    А

    Стаессен

    ЯА

    фургон Montfrans

    Г

    Вердеккья

    П

    Вэбер

    Б

    Ван

    Дж

    Занкетти

    А

    Чжан

    Д

    ;

    Рабочая группа Европейского общества гипертонии по мониторингу артериального давления

    .

    Документ с изложением позиции Европейского общества гипертонии по амбулаторному мониторингу артериального давления

    .

    Дж Гипертенс

    2013

    ;

    31

    :

    1731

    1768

    .17.

    Струйкер-Будье

    ХА

    Розеи

    АЕ

    Брюневаль

    П

    Камичи

    ПГ

    Христос

    Ф

    Хенрион

    Д

    Леви

    БИ

    Цены

    А

    Вановершельде

    ДжЛ

    .

    Оценка состояния микроциркуляции при гипертонии и сердечно-сосудистых заболеваниях

    .

    Евро Сердце J

    2007

    ;

    28

    :

    2834

    2840

    .18.

    Панза

    ЯА

    Казино

    ПР

    Килкойн

    см

    Куйюми

    АА

    .

    Нарушение эндотелийзависимой вазодилатации у пациентов с гипертонической болезнью: свидетельство того, что аномалия не на уровне мускариновых рецепторов

    .

    J Am Coll Кардиол

    1994

    ;

    23

    :

    1610

    1616

    .19.

    Прейк

    М

    Кельм

    М

    Фелиш

    М

    Штрауер

    БЭ

    .

    Нарушение эффективности доноров оксида азота в артериях сопротивления у больных артериальной гипертензией

    .

    J Hypertens

    1996

    ;

    14

    :

    903

    908

    .20.

    Higashi

    Y

    Sasaki

    S

    Nakagawa

    K

    Ueda

    T

    Yoshimizu

    A

    Kurisu

    S

    Matsuura

    H

    Kajiyama

    G

    Oshima

    T

    .

    Сравнение действия ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента, антагонистов кальция, бета-блокаторов и диуретиков на реактивную гиперемию у пациентов с гипертонической болезнью: многоцентровое исследование

    .

    J Am Coll Кардиол

    2000

    ;

    35

    :

    284

    291

    .21.

    Матиассен

    НА

    Буус

    НХ

    Ларсен

    мл

    Малвани

    МДж

    Кристенсен

    КЛ

    .

    Структура мелких артерий адаптируется к расширению сосудов, а не к артериальному давлению во время антигипертензивного лечения

    .

    Дж Гипертенс

    2007

    ;

    25

    :

    1027

    1034

    .22.

    Хигаси

    Д

    Сасаки

    С

    Накагава

    К

    Мацуура

    Х

    Кадзияма

    Г

    Осима

    Т

    .

    Неинвазивное измерение реактивной гиперемии, которое можно использовать для оценки функции эндотелия резистентных артерий у людей

    .

    Ам Дж Кардиол

    2001

    ;

    87

    :

    121

    125, A9

    .23.

    Риццони

    Д

    Муйесан

    мл

    Монтани

    Г

    Зулли

    Р

    Калебич

    С

    Агабити-Росеи

    Э

    .

    Взаимосвязь между начальными структурными изменениями сердечно-сосудистой системы и дневным и ночным мониторингом артериального давления

    .

    Ам Дж Гипертензия

    1992

    ;

    5

    :

    180

    186

    .24.

    фон цур Мюлен

    Б

    Мильгард

    Дж

    Сараби

    М

    Линд

    л

    .

    Амбулаторное артериальное давление и эндотелийзависимая вазодилатация у пациентов с артериальной гипертензией

    .

    Кровавый пресс

    2000

    ;

    9

    :

    110

    115

    .25.

    Хигаси

    Д

    Накагава

    К

    Кимура

    М

    Нома

    К

    Хара

    К

    Сасаки

    С

    Перейти к

    С

    Осима

    Т

    Чаяма

    К

    Йошизуми

    М

    .

    Циркадные колебания артериального давления и эндотелиальной функции у пациентов с эссенциальной гипертензией: сравнение дипперов и недипперов

    .

    J Am Coll Кардиол

    2002

    ;

    40

    :

    2039

    2043

    .26.

    Майо

    Р

    Пертикон

    М

    Шакуа

    А

    Тассоне

    ЭДЖ

    Наккарато

    П

    Баньято

    С

    Яннополло

    Г

    Сешти

    Г

    Пертикон

    Ф

    .

    Окислительный стресс нарушает функцию эндотелия у пациентов с гипертонической болезнью без ковша

    .

    Кардиоваскулярный Ther

    2012

    ;

    30

    :

    85

    92

    .27.

    Зал

    ГФ

    Ребольди

    Г

    Фагард

    РХ

    Кардосо

    КР

    Пьердоменико

    SD

    Вердеккья

    П

    Эгучи

    К

    Карио

    К

    Хосиде

    С

    Полония

    Дж

    де ла Сьерра

    А

    Гермида

    РЦ

    Долан

    Э

    О’Брайен

    Э

    Руш

    ГК

    ;

    Исследователи ABC-H

    .

    Прогностический эффект ночного падения артериального давления у пациентов с гипертонической болезнью: метаанализ амбулаторного артериального давления у пациентов с гипертонией (ABC-H)

    .

    Гипертония

    2016

    ;

    67

    :

    693

    700

    .28.

    Пертикон

    Ф

    Майо

    Р

    Сераволо

    Р

    Коско

    С

    Клоро

    С

    Маттиоли

    ПЛ

    .

    Взаимосвязь между массой левого желудочка и эндотелийзависимой вазодилатацией у пациентов с гипертонической болезнью, никогда не получавших лечения

    .

    Тираж

    1999

    ;

    99

    :

    1991

    1996

    .29.

    Олсен

    МХ

    Вахтелл

    К

    Мейер

    С

    Хоув

    ДД

    Палмиери

    В

    Диге-Петерсен

    Х

    Роккедаль

    Дж

    Гессен

    Б

    Ибсен

    Х

    .

    Связь между сосудистой дисфункцией и снижением резерва кровотока миокарда у пациентов с артериальной гипертензией: дополнительное исследование LIFE

    .

    J Hum Hypertens

    2004

    ;

    18

    :

    445

    452

    .30.

    Эфтехари

    А

    Матиассен

    НА

    Буус

    НХ

    Гоцше

    О

    Малвани

    МДж

    Кристенсен

    КЛ

    .

    Изменения артериального давления и системного сосудистого сопротивления не позволяют прогнозировать структуру микрососудов при лечении легкой эссенциальной гипертензии

    .

    Дж Гипертенс

    2012

    ;

    30

    :

    794

    801

    .31.

    Вакили

    ВА

    Окин

    вечера

    Деверо

    РБ

    .

    Прогностические значения гипертрофии левого желудочка

    .

    Сердце J

    2001

    ;

    141

    :

    334

    341

    .32.

    Эфтехари

    А

    Матиассен

    НА

    Буус

    НХ

    Гоцше

    О

    Малвани

    МДж

    Кристенсен

    КЛ

    .

    Диспропорциональное нарушение микрососудистой структуры при эссенциальной гипертензии

    .

    Дж Гипертенс

    2011

    ;

    29

    :

    896

    905

    .33.

    Римольди

    О

    Розен

    SD

    Камичи

    ПГ

    .

    Притупление коронарного резерва при гипертензии с гипертрофией левого желудочка является трансмуральным и коррелирует с систолическим артериальным давлением

    .

    Дж Гипертенс

    2014

    ;

    32

    :

    2465

    2471

    ; обсуждение 2471.34.

    Модоло

    Р

    де Фариа

    АП

    Паганелли

    МО

    Саббатини

    АР

    Барбаро

    NR

    Насименто

    ББ

    Рамос

    CD

    Фонтана

    В

    Калхун

    ДА

    Морено

    Х

    .

    Предикторы немой ишемии миокарда у больных с резистентной гипертензией

    .

    Ам Дж Гипертензия

    2015

    ;

    28

    :

    200

    207

    .35.

    Кремер-Агуяр

    ЛГ

    де Миранда

    мл

    Боттино

    ДА

    Лима

    Место А

    де Соуза

    Мд

    Баларини

    Мде М

    Виллела

    NR

    Бускела

    Э

    .

    Прирост индекса массы тела положительно коррелирует с ухудшением эндотелийзависимых и независимых изменений кровотока предплечья

    .

    Фронт Физиол

    2015

    ;

    6

    :

    223

    .36.

    Гонсалес

    М

    Линд

    л

    Седерберг

    С

    .

    Лептин и эндотелиальная функция у пожилых людей: проспективное исследование сосудистой системы у пожилых людей из Уппсалы (PIVUS)

    .

    Атеросклероз

    2013

    ;

    228

    :

    485

    490

    .37.

    Шинзари

    Ф

    Янторно

    М

    Кампия

    У

    Нравы

    Н

    Ровелла

    В

    Тезауро

    М

    Ди Даниэле

    Н

    Кардильо

    С

    .

    Сосудорасширяющие реакции и эндотелинозависимая вазоконстрикция при метаболически здоровом ожирении и метаболическом синдроме

    .

    Am J Physiol Endocrinol Metab

    2015

    ;

    309

    :

    E787

    E792

    .38.

    Ирас

    С

    Сераволо

    Р

    Нотаранджело

    л

    Крещенцо

    А

    Вентура

    Г

    Тамбуррини

    О

    Пертикон

    Ф

    Гнассо

    А

    .

    Сравнение функции эндотелия, оцениваемой с помощью тензометрической плетизмографии и УЗИ плечевой артерии

    .

    Атеросклероз

    2001

    ;

    158

    :

    53

    59

    .39.

    Лауэр

    Т

    Хейсс

    С

    Прейк

    М

    Бальцер

    Дж

    Хафнер

    Д

    Штрауер

    БЭ

    Кельм

    М

    .

    Снижение резерва периферического кровотока ухудшает функцию эндотелия в проводящих артериях у пациентов с эссенциальной гипертензией

    .

    Дж Гипертенс

    2005

    ;

    23

    :

    563

    569

    .40.

    Дхиндса

    М

    Соммерлад

    СМ

    ДеВан

    АЕ

    Барнс

    JN

    Сугавара

    Дж

    Лей

    О

    Танака

    Х

    .

    Взаимосвязь между неинвазивными показателями постишемической макро- и микрососудистой реактивности

    .

    J Appl Physiol (1985)

    2008

    ;

    105

    :

    427

    432

    .41.

    Лауэр

    Т

    Хейсс

    С

    Бальцер

    Дж

    Кеймель

    С

    Кельм

    М

    Прейк

    М

    Рассаф

    Т

    .

    Сопротивление микрососудов в покое и тонус кондуитной артерии: отношение к эндотелий-зависимой дилатации, опосредованной потоком

    .

    Eur J Cardiovasc Prev Rehabil

    2008

    ;

    15

    :

    677

    682

    .42.

    Макдональд

    ДЖЕ

    Кеннеди

    Н

    Стразерс

    н.э.

    .

    Влияние спиронолактона на функцию эндотелия, активность сосудистого ангиотензинпревращающего фермента и другие прогностические маркеры у пациентов с легкой сердечной недостаточностью, уже получающих оптимальное лечение

    .

    Сердце

    2004

    ;

    90

    :

    765

    770

    .43.

    Флевари

    П

    Калогеропулу

    С

    Драко

    А

    Лефтериотис

    Д

    Пану

    Ф

    Лекакис

    Дж

    Кремастинос

    Д

    Влахакос

    ДВ

    .

    Спиронолактон улучшает эндотелиальную и вегетативную функцию сердца у пациентов, находящихся на гемодиализе без сердечной недостаточности

    .

    Дж Гипертенс

    2013

    ;

    31

    :

    1239

    1244

    .44.

    Сваминатан

    К

    Дэвис

    Дж

    Джордж

    Дж

    Раджендра

    НР

    Моррис

    н.э.

    Стразерс

    н.э.

    .

    Спиронолактон при плохо контролируемой гипертензии при диабете 2 типа: противоречивое влияние на артериальное давление, функцию эндотелия, гликемический контроль и гормональный профиль

    .

    Диабетология

    2008

    ;

    51

    :

    762

    768

    .

    Примечания автора

    © American Journal of Hypertension, Ltd, 2016 г. Все права защищены. Чтобы получить разрешения, отправьте электронное письмо по адресу: [email protected]ком

    Что говорит локальная функциональная гиперемия о локальной активации нейронов?

    Реферат

    В головном мозге активация нейронов вызывает локальное увеличение мозгового кровотока, реакцию, называемую функциональной гиперемией. Степень, в которой функциональная гиперемия точно сообщает об активации мозга, пространственно или во времени, остается предметом дискуссий. Здесь мы использовали клубочек обонятельной луковицы в качестве нейроваскулярной модели и изображения двухфотонной микроскопии для исследования корреляции между сигналами кальция в глутаматергических окончаниях обонятельных сенсорных нейронов и локальными сосудистыми реакциями.Мы обнаружили, что в зависимости от интенсивности стимуляции запахом сосудистые реакции по-разному связаны с сигналами кальция. При умеренной стимуляции запахом реакции клубочковых сосудов усиливаются в соответствии с сигналами кальция. Напротив, в молчащих клубочках, соседствующих с сильно активированными, и в клубочках, адаптирующихся к сильной стимуляции запахом, сосудистые реакции не зависят от пресинаптических сигналов кальция или отрицательно связаны с ними соответственно. Следовательно, функциональная гиперемия, ключевой сигнал, используемый в функциональной визуализации, иногда может быть ненадежным маркером локальной активации мозга.

    Введение

    У людей большинство неинвазивных методов визуализации головного мозга оценивают активацию нейронов по измерению гемодинамических изменений. Однако, если функциональная гиперемия действительно тесно связана с активацией нейронов, молекулярные и клеточные механизмы, лежащие в основе этого нервно-сосудистого взаимодействия, до конца не изучены (для обзора см. Gordon et al., 2007; Iadecola and Nedergaard, 2007; Attwell et al., 2010). ). В настоящее время существует общее мнение, что нейроны увеличивают мозговой кровоток (CBF) с помощью механизма прямой связи, в котором входная активность приводит к высвобождению глутамата и аденозинтрифосфата с последующей активацией нескольких сигнальных путей, включающих астроциты и нейроны, и контролирующим артериолярный мозг. тон.Множественность этих сигнальных путей поднимает вопрос о степени, в которой изменения CBF и сигналы функциональной магнитно-резонансной томографии (fMRI), зависящие от уровня кислорода в крови (BOLD), отражают локальную активность нейронов. Оба сигнала лучше всего коррелируют с реакцией потенциала локального поля (LFP), а не с выбросами (Logothetis, 2008), и сохраняются в условиях, когда выбросы сильно снижены (Mathiesen et al., 1998; Rauch et al., 2008). Тем не менее, ответы LFP сами по себе сложны и включают EPSP, IPSP, свойства внутренней мембраны нейронов и иногда LFP-ответы, проводимые по объему, из соседних активированных сетей.Поэтому сомнительно, что ответы LFP всегда точно отражают уровень активации глутаматергического входа, который лучше всего должен быть представлен измерениями высвобождения глутамата.

    Функциональная организация клубочков обонятельных луковиц делает их идеальными функциональными модулями для исследования нейроваскулярной связи и функциональной гиперемии (Shepherd and Charpak, 2008). Во время стимуляции запахом ответы LFP состоят из нескольких компонентов; один из них, быстрые негативы LFP, отражает активацию нейронов, ограниченную одним клубочком.Эти негативные явления специфичны для запаха, привязаны к частоте дыхания [которое прогоняет воздух мимо нейронов обонятельных рецепторов (ОРН)], демонстрируют резкие переходы в пространстве (латерально и по глубине), тесно коррелируют с постсинаптической активностью митральных клеток и являются устраняется внутриклубочковым применением антагонистов ионотропных рецепторов глутамата (Chaigneau, 2007). Таким образом, отрицательные значения LFP отражают суммирование EPSP в клубочках. Совсем недавно мы пометили ORN-терминалы сенсором кальция, кальций зеленый 1 (Lecoq et al., 2009) и показали, что быстрая негативность LFP тесно коррелирует с сигналами пресинаптического кальция (Ca 2+ ), обнаруженными в окончаниях ORN, сходящихся в один и тот же клубочек. Эта корреляция на удивление сильна и не зависит от интенсивности стимуляции запахом, предполагая, что пресинаптические сигналы Ca 2+ можно рассматривать как твердые маркеры количества глутамата, высвобождаемого на дендриты клубочков, которые генерируют негативность LFP. Поскольку запахи также вызывают увеличение кровотока в клубочках, реакция, называемая функциональной гиперемией клубочков (Kida et al., 2002; Chaigneau и др., 2003, 2007; Петцольд и др., 2008 г.; Shepherd and Charpak, 2008) мы исследовали, коррелирует ли эта функциональная гиперемия с пресинаптическими сигналами Ca 2+ в окончаниях ORN при трех условиях активации нейронов: при отсутствии или наличии периферической адаптации и ниже порога активации ORN.

    Материалы и методы

    Подготовка животных и двухфотонная визуализация.

    крыс Вистар в возрасте 30–60 дней анестезировали внутрибрюшинной болюсной инъекцией кетамина и ксилазина (90 и 10 мг/кг соответственно) с последующей непрерывной внутривенной инъекцией (25–30% болюса/ч). Животное помещали в стандартный стереотаксический аппарат с ушными стержнями, выполняли краниотомию над двумя полушариями обонятельных луковиц, дренировали заднюю цистерну и удаляли твердую мозговую оболочку. Поверх колбы помещали покровное стекло толщиной 100 мкм, закрепляли на черепе и пространство под ним заполняли 3% раствором агара.Температуру животного контролировали с помощью ректального термометра и поддерживали на уровне 37°С с помощью нагревательного одеяла с обратной связью (Harvard Apparatus). Во всех экспериментах частота дыхания контролировалась с помощью преобразователя пневмограммы (BIOPAC Systems). Частоту сердечных сокращений, насыщение кислородом и увеличение пульса контролировали с помощью пульсоксиметра, расположенного на задней лапе крысы (STARR Life Sciences). Животные постоянно дышали фильтрованным воздухом, обогащенным кислородом (20–30%). Окончания обонятельных нервов метили Са 2+ зеленым 1 декстраном, 10 кДа (Invitrogen), за 2–8 дней до экспериментов, как описано ранее (Lecoq et al., 2009). Для маркировки сосудов болюс 70 кДа декстрана Texas Red вводили внутривенно через катетер, помещенный в бедренную вену. Ca 2+ измерения были получены либо из изображений, охватывающих весь клубочек и полученных со скоростью до 20 кадров в секунду (с использованием специально изготовленного двухфотонного лазерного сканирующего микроскопа), либо из линейных сканирований, проходящих через капилляр и соседние нейропиля (Chaigneau et al., 2007). Изменения Ca 2+ и скорость эритроцитов измеряли, как описано ранее (Chaigneau et al., 2007). Обратите внимание, что, поскольку изменения Ca 2+ (ΔF/F), полученные с помощью фильмов и линейного сканирования, были схожими, все данные объединены в статистике. Исходный пик Ca 2+ или общий сигнал Ca 2+ (площадь) использовали для количественного определения, как указано в тексте. Для всего исследования средние значения выражены как среднее ± SEM.

    Доставка запаха.
    Отдушки

    наносили на 4 с с помощью специального ольфактометра.Ольфактометр доставлял постоянный поток увлажненного воздуха в небольшой тефлоновый резервуар, окружающий морду крысы. Все трубки, соединяющие резервуар для одоранта с носиком, были сделаны из тефлона, чтобы свести к минимуму загрязнение одорантом. Используемые отдушки представляли собой альдегиды и сложные эфиры. Два расходомера (Aalborg), один на пути чистого воздуха и один перед резервуаром для одоранта, позволили нам точно определить концентрацию одоранта. Для выявления адаптации использовали высокие концентрации одорантов, т. е. от 3 до 100 % при выражении в процентах от насыщенного воздуха.Аппликации с запахом повторяли не менее трех раз (с 3–4-минутными интервалами между испытаниями) при каждой концентрации одоранта.

    Результаты

    Сначала мы определили, что в клубочках, которые не проявляют периферической адаптации во время длительной стимуляции запахом (4 с), общие пресинаптические сигналы Ca 2+ и сосудистые реакции увеличивались соответственно интенсивности стимуляции запахом (рис. 1). А , Б ).Это ожидалось из наших предыдущих количественных оценок, основанных на суммированных пиках LFP (ΣLFP) (Chaigneau et al., 2007), и согласуется с тем, что было сообщено во многих областях мозга при умеренной активации глутаматергического входа (Iadecola et al., 1996; Mathiesen et al., 1998; Norup Nielsen and Lauritzen, 2001; Logothetis et al., 2001). Напротив, корреляция между пресинаптическими сигналами Ca 2+ и сосудистыми ответами заметно отличалась в более чувствительных клубочках, демонстрирующих периферическую адаптацию ORN.

    Фигура 1.

    Функциональная гиперемия и высвобождение глутамата окончаниями ORN при отсутствии и наличии периферической адаптации запаха. А , Нейрональные и сосудистые реакции при отсутствии адаптации к запаху. Вверху слева: клубочек с границами, очерченными терминалами ОРН, помеченными кальцием (Ca 2+ ) зеленым декстраном, и капилляром (стрелка), в котором отслеживалась скорость эритроцитов. Линейные сканы были получены на сегменте, идущем вдоль продольной оси капилляра для его первой части и через соседний нейропиль для его второй части.Измерения скорости эритроцитов (первая часть линейного сканирования) были получены на одном детекторе и Ca 2+ на втором. Верхний скан. При низкой концентрации этилбутират (50 %; зеленая кривая) индуцировал пресинаптический сигнал Ca 2+ , общий отклик которого (площадь под кривой в а.е.) увеличивался с увеличением концентрации (высокая = 75 %; голубая кривая). ). Нижний скан. Сосудистая реакция увеличивалась соответственно концентрации запаха. Б , Сводные графики, показывающие, что функциональная гиперемия положительно связана с общим сигналом Ca 2+ ( n = 9 капилляров у семи животных). С , Нейрональные и сосудистые реакции при наличии периферической адаптации. Вверху слева: зарегистрирован клубочек и капилляр. Ответы Ca 2+ измеряли по всему клубочку со скоростью 9 изображений/с. Верхнее сканирование. При низкой концентрации одоранта (гептальдегид, 17%) пресинаптический ответ Ca 2+ демонстрировал большой начальный пик сигнала Ca 2+ , за которым следовали меньшие пики, которые были синхронизированы по фазе с дыханием и сохранялись в течение всего стимула. продолжительность.При более высокой концентрации одоранта (83%) начальный пик Ca 2+ был немного больше; однако общий ответ Ca 2+ заметно уменьшился (синяя кривая). Нижний скан. Реакция сосудов была больше при высокой концентрации запаха, чем при низкой. Д , Е , Сводные графики, показывающие, что во время адаптации к запаху ( n = 9 животных) функциональная гиперемия положительно связана с начальным пресинаптическим сигналом Ca 2+ , т.е.е., глутамат, высвобождаемый во время первого вдоха, но отрицательно связанный с общим сигналом Ca 2+ , т. е. глутамат, непрерывно высвобождаемый во время длительной стимуляции. В среднем от трех до шести применений запаха при каждой концентрации запаха.

    Такая адаптация запускается притоком Ca 2+ в ORN в эпителии и включает несколько процессов отрицательной обратной связи, среди которых снижение чувствительности каналов, управляемых циклическими нуклеотидами, или гидролиз цАМФ (обзор см. Kleene, 2008). ).Недавно мы показали, что периферическая адаптация также может быть обнаружена централизованно в клубочках, при этом ответы LFP снижаются при сильной стимуляции запахом (Lecoq et al., 2009). Это явление не связано с постсинаптической обработкой, а является результатом уменьшения пресинаптических сигналов Ca 2+ в ORN-терминалах и, следовательно, уменьшения количества глутамата, высвобождаемого этими терминалями. Поскольку пресинаптические рецепторы ГАМК В (Aroniadou-Anderjaska et al., 2000; Murphy and Isaacson, 2003; Vucinic et al., 2006; Pírez, Wachowiak, 2008), дофаминовые рецепторы (Hsia et al., 1999) или пуринергические рецепторы (наши неопубликованные наблюдения) не были вовлечены в феномен (Lecoq et al., 2009), мы могли заключить, что пресинаптический Ca 2+ Адаптация сигнала косвенно отражает периферийную адаптацию. Фигура 1, C и D , иллюстрирует, что во время такой периферической адаптации общий пресинаптический сигнал Ca 2+ от ORN и сосудистый ответ разъединяются; при сильном раздражении запахом (рис.1 C , синий), локальный сосудистый ответ был больше, тогда как общий пресинаптический сигнал Ca 2+ был меньше, чем при слабой стимуляции (рис. 1). C , зеленый). У девяти животных (рис. 1 D ), среднее изменение скорости эритроцитов увеличилось с 31 ± 3% до 54 ± 7%, когда концентрация запаха увеличилась, что привело к периферической адаптации, тогда как общий пресинаптический сигнал Ca 2+ снизился с 53 ± 9 [произвольных единицы (а.ед.)] до 35 ± 9 (а.е.). Однако (рис. 1 E ), сохранялась положительная корреляция между начальным пиком Ca 2+ и сосудистыми ответами во время сильной стимуляции. Эти данные показывают, что во время периферической адаптации функциональная гиперемия сложным образом связана с локальным пресинаптическим Ca 2+ . Во время устойчивой стимуляции запахом сосудистый ответ в зависимости от концентрации коррелирует с первым переходным процессом Ca 2+ , т.е., при первом вдохе, но затем становится все более независимой или даже отрицательно связанной с повышением уровня Ca 2+ . Мы предполагаем, что во время периферической адаптации функциональная гиперемия свидетельствует о региональной, а не локальной активации клубочков (см. Обсуждение ниже).

    Во второй серии экспериментов мы исследовали, можно ли обнаружить функциональную гиперемию в отсутствие высвобождения глутамата, т.е. ниже порога активации ОРН. Клубочки были точно выбраны, причем один слабочувствительный, реагирующий только на сильную стимуляцию, и соседний со вторым клубочком, который реагировал на слабую стимуляцию и в конечном итоге адаптировался к более высокой концентрации запаха.На рис. 2 показано, что в слабом клубочке, непосредственно примыкающем к сильно реагирующему клубочку, и в отсутствие пресинаптического увеличения Ca 2+ , сосудистые ответы, хотя и отсроченные, могут быть зарегистрированы (среднее увеличение скорости ΔRBC 30 ± 6%). Обратите внимание, что в слабом клубочке увеличение концентрации запаха вызывало специфическое и местное увеличение Ca 2+ (среднее ΔCa 2+ 62 ± 16 а.е.) и сосудистые реакции (среднее увеличение скорости ΔRBC, 52 ± 9%), демонстрируя что терминалы ORN были в рабочем состоянии.Обратите внимание, что латентный период сосудистой реакции уменьшался при более высокой концентрации запаха (с 3,9 ± 0,6 до 2,0 ± 0,3 с; n = 6, p = 0,045). Эти результаты показывают, что сильно активированные клубочки могут влиять на кровоток в соседних неактивных клубочках, демонстрируя, что из-за рыхлой организации сосудистого дерева (например, при наличии капилляров, перекрещивающихся непосредственно из одного клубочка в другой), пространственное разрешение сосудистых реакций не такой же резкой, как реакция нейронов.

    Фигура 2.

    Функциональная гиперемия ниже порога активации ОРН. А , вверху слева, два клубочка, в которых пресинаптические ответы Ca 2+ визуализировались одновременно и в которых последовательно измерялась скорость эритроцитов в капиллярах, указанных стрелками. В центре слева. При низкой концентрации гептальдегид (16%) не вызывал никакой реакции Ca 2+ ; однако это вызвало отсроченное увеличение скорости эритроцитов.Горизонтальная двунаправленная стрелка указывает на задержку между появлением запаха и сосудистой реакцией. В центре справа. Напротив, та же концентрация индуцировала типичные пресинаптические реакции Ca 2+ и сосудистые реакции в прилежащих клубочках. Внизу: при более высоких концентрациях (100%) гептальдегид стимулировал оба клубочка. Отметим, что сосудистая задержка левого клубочка значительно уменьшилась. Средние значения трех или четырех применений запаха при каждой концентрации запаха. Б , Сводные графики, показывающие, что в клубочках, прилегающих к сильно реагирующим клубочкам, возникает функциональная гиперемия в отсутствие пресинаптического сигнала Са 2+ , т.е.е., в отсутствие местного высвобождения глутамата (среднее значение ± стандартная ошибка среднего и ответы отдельных капилляров, n = 6 животных).

    Обсуждение

    Клубочки представляют собой особенно четко определенные нейронные сети. Однако даже в такой простой модели нейронов взаимосвязь между функциональной гиперемией и активацией нейронов сложна. При умеренной стимуляции запахом, т. е. при отсутствии адаптации, сосудистые ответы и постсинаптические ответы (ΣLFP) (Chaigneau et al., 2007) или пресинаптические сигналы Ca 2+ положительно коррелируют. Это согласуется с многочисленными исследованиями, сообщающими о сильных корреляциях между LFP и BOLD fRMI или лазерными доплеровскими сигналами (для обзора см. Logothetis, 2008). Однако при более высокой концентрации запаха функциональная гиперемия больше не отражает уровень локальной сенсорной стимуляции, измеренный по таким маркерам, как пики ΣLFP или общие пресинаптические ответы Ca 2+ . Обратите внимание, что такое несоответствие между сосудистыми реакциями и пресинаптической Ca 2+ могло бы наблюдаться аналогичным образом, если бы гломерулярная адаптация была обусловлена ​​пресинаптическим торможением, а не адаптацией ORN.Наконец, наличие отсроченного неспецифического сосудистого ответа в клубочках, прилегающих к активированным клубочкам, также подчеркивает, что организация сосудистого дерева не позволяет сосудистым сигналам идеально соответствовать активности нейронов.

    Можем ли мы распространить наши результаты, полученные исключительно в обонятельных клубочках, на другие области мозга? Сила гломерулярной модели, в отличие от других областей, где предполагается некоторое разобщение сосудов и нервов (Norup Nielsen and Lauritzen, 2001; Kim et al., 2004), заключается в том, что это уникальная структура, в которой высвобождение глутамата из окончаний ORN может быть выведено из пресинаптических Ca 2 и модулировано физиологически и количественно. Сильная корреляция между пиками LFP и транзиентами Ca 2+ подтверждает такую ​​гипотезу, в частности, начиная с in vitro , взаимосвязь между высвобождением трансмиттера ORN и внеклеточным кальцием является почти линейной (Murphy et al., 2004). Фактически, общий Ca 2 , вероятно, является лучшим маркером высвобождения глутамата, в отличие от общего ответа LFP, который включает несинаптические и объемно-проводимые компоненты.Мы пришли к выводу, что если сосудистые реакции в целом считаются хорошо коррелирующими с высвобождением глутамата и последующей активацией нейронов, следует доверять их наличию или отсутствию в определенных условиях активации нейронной сети, таких как адаптация любых глутаматергических входов или пресинаптическое торможение. Таким образом, функциональная гиперемия и ЖИРНЫЕ фМРТ-сигналы при всех видах мозговой активности не являются априорными показаниями локальной активации нейронов.

    Сноски

    • Эта работа была поддержана фондом Leducq Fundation, Fondation Bettancourt Schueller, Human Frontier Science Program Organization, European Commission FP6 (LSHM-CT-2007-037765) и Fondation pour la Recherche Médicale.Мы благодарим Jonathan Bradley и Etienne Audinat за их критические комментарии.

    • Корреспонденцию следует направлять Сержу Шарпаку, Национальный институт здоровья и медицинских исследований U603, Лаборатория нейрофизиологии, 45 rue des St Pères, 75006 Париж, Франция. serge.charpak{at}parisdescartes.fr

    Динамика гиперемии конъюнктивы, вызванной офтальмологическим раствором изопропила омиденепага 0,002%: пилотное сравнительное исследование по сравнению с рипасудилом 0.4%

    Ключевые сообщения

    Что уже известно по этой теме?
    Каковы новые результаты?
    • Наше исследование показало, что гиперемия конъюнктивы, вызванная омиденепагом, постепенно достигает пика средней тяжести, хотя и слабее по сравнению с гиперемией, вызванной рипасудилом 0,4%, и проходит относительно быстро.

    Как эти результаты могут изменить направленность исследований или клинической практики?

    Введение

    Глаукома является ведущей причиной необратимой слепоты во всем мире, от которой страдает около 60 миллионов человек.1 Адекватное снижение внутриглазного давления (ВГД) во избежание ухудшения поля зрения остается единственным установленным методом лечения этого заболевания.2–4 С момента своего появления 20 лет назад аналоги простагландина F2α стали монотерапией первой линии к более низкой частоте системных побочных эффектов. Тем не менее, аналоги простагландина F2α связаны со специфическими локальными побочными эффектами, называемыми «простагландин-ассоциированная периорбитопатия», вокруг назначенного глаза.5–8 Эти побочные эффекты влияют на приверженность пациентов лечению глаукомы или на результаты фильтрующей хирургии.9 Разработан омиденепаг изопропил, селективный агонист рецептора простагландина Е2 (ЕР2) с непростагландиновой структурой. Исследования на животных10,11 и на людях12,13 подтвердили эффективность изопропилового омиденепага в отношении снижения внутриглазного давления. Наконец, в сентябре 2018 года изопропиловый офтальмологический раствор омиденепага 0,002% (EYBELIS; Santen Pharmaceutical, Осака, Япония) был одобрен в Японии для лечения глаукомы и глазной гипертензии. В отличие от специфических местных побочных эффектов, связанных с аналогами простагландина F2α, наиболее частыми побочными эффектами являются омиденепаг изопропил 0.0,02% были гиперемия конъюнктивы (24,5%14 и 18,8%,15 с последующим увеличением центральной толщины роговицы (CCT) (11,7%),14 и макулярный отек (6,4%).15 Гиперемия конъюнктивы является наиболее частым косметическим побочным эффектом, возникающим у пациентов, получающих омиденепаг изопропил 0,002%.В исследовании, посвященном наиболее частым и наиболее неприятным побочным эффектам местных антиглаукомных препаратов, гиперемия конъюнктивы была наиболее частой жалобой (35,6%) и вторым наиболее неприятным побочным эффектом (19,6%).8%).16 Один метаанализ гиперемии конъюнктивы, вызванной аналогами простагландина F2α, показал, что использование 0,005% латанопроста связано с более низкой частотой гиперемии конъюнктивы по сравнению с биматопростом 0,003%.17 Между тем, новые глазные капли против глаукомы, рипасудила гидрохлорид гидрат 0,4% является ингибитором Rho-киназы, который эффективно снижает внутриглазное давление. Наиболее частым побочным эффектом этого агента также является гиперемия конъюнктивы, возникающая более чем у 60% пациентов. Оба типа местных антиглаукомных препаратов вызывают гиперемию конъюнктивы.Однако реальную степень гиперемии конъюнктивы в клинике оценить сложно из-за времени, прошедшего с момента назначения пациентам глазных капель. Ранее мы сообщали о течении гиперемии конъюнктивы, индуцированной рипасудилом 0,4%, в режиме реального времени у здоровых добровольцев22 и у пациентов с глаукомой.23

    через 9 часов после последнего рецепта. Таким образом, частота гиперемии конъюнктивы в реальной жизни остается неизвестной.Поэтому мы провели проспективное исследование для детального изучения прогрессирования и купирования гиперемии конъюнктивы после однократной инстилляции 0,002% изопропилового омиденепага, а также исследовали степень гиперемии конъюнктивы по сравнению с рипасудилом 0,4%.

    Материалы и методы

    Это проспективное интервенционное нерандомизированное исследование, проведенное в соответствии с Хельсинкской декларацией. В этом исследовании приняли участие 34 здоровых человека (22 женщины). Средний возраст испытуемых составил 29 лет.7 лет (диапазон: 23–48 лет). В период с ноября 2018 г. по февраль 2019 г. из больницы были отобраны здоровые субъекты без каких-либо заболеваний глаз и лица, ранее перенесшие операцию на глазах. Перед участием в этом исследовании каждый субъект дал письменное информированное согласие.

    Фотографирование с помощью щелевой лампы и измерения ВГД и ЦКТ проводились на обоих глазах в фиксированных условиях на исходном уровне и через 15, 30, 60, 120, 180 и 360 мин после однократной инстилляции омиденепага изопропилового 0.0,02% в правый глаз и рипасудил 0,4% в левый глаз между 8:30 и 9:00. Фотографии со щелевой лампой были сделаны с помощью камеры SL-D7 (TOPCON, Токио, Япония). Подробные условия фотографирования на щелевой лампе были следующими: угол между щелевой лампой и плечом микроскопа устанавливался равным 30°. Свет вспышки камеры был отрегулирован на уровень 1. Ширина щели была установлена ​​на 20  мм, а увеличение объектива было установлено на 10×. Использовался рассеиватель щелевой лампы. В этом исследовании мы сделали две фотографии для каждого субъекта: бульбарная конъюнктива целиком в переднем положении и височная бульбарная конъюнктива в каждом глазу.Как и в наших предыдущих отчетах, фотографический метод был строго зафиксирован во время этого исследования,22 23 и фотографии были сохранены как изображения JPEG. ВГД измеряли с помощью тонометра Icare PRO Rebound (Tiolat Oy, Хельсинки, Финляндия) в положении сидя. Методы с использованием Icare PRO установлены.22 24 Все тонометры отскока имеют несколько меньшую инструментальную надежность по сравнению с аппланационным тонометром Гольдмана24; однако его согласование с аппланационным тонометром Гольдмана является лучшим среди доступных в настоящее время тонометров отскока.24 CCT измеряли с помощью трехмерной оптической когерентной топографии роговицы и переднего сегмента (SS-1000; CASIA, Томей, Япония). Фотосъемку с помощью щелевой лампы, а также измерения ВГД и ЦКТ проводили обученные ортоптисты (ET, YN, YF, KU, YK, SD, SO и MS) в случайном порядке.

    Оценка гиперемии конъюнктивы

    Гиперемия всей бульбарной конъюнктивы в передней позиции оценивалась в каждом случае и оценивалась в соответствии с японскими рекомендациями по аллергическим заболеваниям конъюнктивы с использованием полной фотографии конъюнктивы.25 В реальном мире пациенты заметят гиперемию конъюнктивы в переднем положении (например, перед зеркалом), поэтому мы использовали полную фотографию конъюнктивы в переднем положении. Шкалы оценки были следующими: 0 (нет: гиперемия бульбарной конъюнктивы отсутствует), 1 (легкая: расширение нескольких сосудов конъюнктивы (2 или 3)), 2 (умеренная: расширение многих сосудов конъюнктивы (≤4). до 9 сосудов)) или 3 (тяжелая форма: расширение всех кровеносных сосудов конъюнктивы (≥10 сосудов)). Оценка проводилась тремя оценщиками (ET, YN и SD)), которые не знали результатов друг друга, используя фотографии, сделанные в каждый из семи моментов времени.Средний балл использовался для последующего анализа. Также оценивалась степень согласия между тремя наблюдателями в отношении показателей гиперемии конъюнктивы.

    Пиксельное покрытие сосудов конъюнктивы в интересующей области (процентное покрытие)

    Фотографии были обработаны с использованием программного обеспечения для анализа гиперемии, разработанного членами нашей группы (TY и AF).25 Это программное обеспечение использовалось в наших предыдущих исследованиях. исследования, демонстрирующие высокую воспроизводимость процентного охвата (r=0.998) и сильная корреляция с оценкой гиперемии конъюнктивы в соответствии с японскими рекомендациями25 по аллергическим заболеваниям конъюнктивы (r=0,953).22 23 26 Программное обеспечение выбирает оптимальную область конъюнктивы и рассчитывает долю кровеносных сосудов (%) в конъюнктивы как процент покрытия пикселей. Поэтому фотографии были переданы в программное обеспечение для автоматического расчета значения пикселя. Для измерения процентного покрытия височная конъюнктива (ширина 700–890 пикселей × высота 800–920 пикселей) оценивалась у всех испытуемых, поскольку височная конъюнктива является самой широкой областью среди четырех областей конъюнктивы (верхняя, нижняя, носовая и височная). ).Измеренное местоположение и площадь были постоянными у каждого человека.

    Участие пациентов

    Пациенты не принимали непосредственного участия в разработке этого исследования.

    Статистический анализ

    Статистический анализ был выполнен с использованием языка статистического программирования R (V.3.1.3; R Foundation for Statistical Computing, Вена, Австрия) и Statcel 3 (OMS Publishing, Токио, Япония). Степень согласия между тремя наблюдателями в отношении показателей гиперемии конъюнктивы оценивалась по внутриклассовым коэффициентам корреляции (3,1).Оценка гиперемии конъюнктивы — это непараметрические данные, как описано ранее в этой статье, тогда как процентное покрытие — это параметрические данные у здоровых субъектов. процент покрытия (тест Даннета) в различные моменты времени после местного применения. Для сравнения между группами в каждый момент времени мы использовали U-критерий Манна-Уитни для оценки гиперемии конъюнктивы и t-критерий Стьюдента для процентного покрытия (статистически значимое p<0.05/7=0,007 по поправке Бонферрони).

    Кроме того, любые различия во ВГД и ЦКТ во времени оценивались с помощью однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA) после закапывания в оба глаза. Для сравнения между группами в каждый момент времени использовали t-критерий Стьюдента для ВГД и ЦКТ (статистически значимо p<0,05/7=0,007 по поправке Бонферрони). Данные выражали как среднее ± стандартное отклонение (диапазон). P-значения <0,05 обозначали статистическую значимость. Наш размер выборки (n = 34) может обнаружить 0.382 различия в баллах гиперемии конъюнктивы между временными точками, с уровнем значимости 5% и мощностью 80%, согласно стандартному отклонению 0,555 в балле исходной гиперемии в глазу, получавшем 0,002% изопропил омиденепага.

    Кроме того, размер нашей выборки позволяет обнаружить разницу в 1,837 % в баллах гиперемии конъюнктивы между временными точками с уровнем значимости 5 % и мощностью 80 %, согласно стандартному отклонению 2,665 в исходном процентном охвате в исследовании. омиденепаг изопропиловый 0,002% гл.

    Результаты

    Показатель гиперемии конъюнктивы

    Коэффициент внутриклассовой корреляции (3,1) среди трех наблюдателей для оценки степени гиперемии конъюнктивы во всех глазах составил 0,391 (95% ДИ, от 0,335 до 0,447). Пропущенных данных нет.

    На рис. 1 показана динамика показателя гиперемии конъюнктивы обоих глаз во времени. Показатели гиперемии конъюнктивы исходно и через 15, 30, 60, 120, 180 и 360 мин после инстилляции омиденепага изопропилового 0,002% равнялись 0.78±0,55 (0-2,33), 1,29±0,59 (0-3), 1,57±0,67 (0,33-3), 1,30±0,62 (0,33-2,66), 1,10±0,52 (0-2,33), 1,04±0,54 (0 –2,33) и 0,89±0,56 (0–2,33) соответственно (рис. 1). Показатели гиперемии конъюнктивы после инстилляции рипасудила 0,4% составили 0,95±0,45 (0,33-2), 2,42±0,54 (0,66-3), 2,26±0,51 (0,66-3), 1,69±0,48 (0,66-2,66), 1,33±0,47. (0,33–2), 1,17 ± 0,47 (0,33–2) и 1,00 ± 0,41 (0,33–1,66) соответственно (рис. 1).

    Рисунок 1

    Изменения оценки гиперемии конъюнктивы. Линейные графики, показывающие средние баллы гиперемии конъюнктивы в каждый момент времени исследования в обеих группах.Статистически значимые отличия от исходного уровня, определенные с помощью теста Steel, отмечены звездочкой (*). Данные были представлены как средние с SEs. Статистически значимая разница была обнаружена между изопропилом омиденепага 0,002% и рипасудилом 0,4% через 15 и 30 минут (U критерий Манна-Уитни, статистически значимое p<0,007 по поправке Бонферрони). † символ обозначает статистическую значимость.

    В глазах, в которые закапывали 0,002% изопропиловый омиденепаг, наивысшая оценка наблюдалась через 30 мин.Множественные сравнительные тесты (тест Стил) показали значительные различия между исходным баллом и баллами, полученными через 15, 30 и 60 мин (p<0,05). Однако при 120, 180 и 360 мин достоверных различий не наблюдалось (все р>0,05). В глазах, в которые закапывали рипасудил 0,4%, наивысшая оценка была зарегистрирована через 15 минут. Множественные сравнительные тесты (тест Стил) показали значительные различия между исходной оценкой и оценками, полученными через 15, 30, 60 и 120 минут (p<0,05). Однако при 180 и 360 мин достоверных различий не наблюдалось (все p >0.05). Примечательно, что у одного субъекта (2,8%) в группе было зарегистрировано отсутствие увеличения какого-либо показателя по сравнению с исходным уровнем.

    Инстилляция рипасудила 0,4% вызывала значительно более высокие баллы по сравнению с омиденепагом 0,002% изопропил через 15 и 30 минут (U-критерий Манна-Уитни, статистически значимо p <0,007 по поправке Бонферрони). Достоверной разницы в исходном состоянии и через 60, 120, 180 и 360 мин после закапывания обнаружено не было (все p>0,007).

    Репрезентативная временная динамика показателей гиперемии конъюнктивы, вызванной омиденепагом изопропиловым 0.002% показано на рисунке 2.

    Рисунок 2

    Репрезентативные фотографии различных показателей гиперемии конъюнктивы. Глаз 34-летнего мужчины, получившего омиденепаг изопропиловый 0,002%. Цифры были представлены со временем и оценкой гиперемии конъюнктивы. Пиковое время наблюдалось через 30 минут (оценка: 3,00), а гиперемия конъюнктивы постепенно уменьшалась в течение периода измерения.

    Пиксельное покрытие сосудов конъюнктивы в интересующей области (процентное покрытие)

    Нет пропущенных данных.Процент охвата исходно и через 15, 30, 60, 120, 180 и 360 мин после инстилляции омиденепага изопропилового 0,002% составил 9,28% ± 2,70% (4,8–16,4), 11,59% ± 4,09% (5,5–22,1), 11,91. % ± 3,66 % (6,5–23,4), 10,79 % ± 3,32 % (4,9–20,1), 10,34 % ± 3,21 % (5,2–20,9), 9,32 % ± 2,87 % (4,8–20,3) и 8,85 % ± 2,60 % (4,7 –18,5) соответственно (рис. 3). Процент охвата после инстилляции рипасудила 0,4% составил 9,49%±2,29% (5,4-17), 15,26%±3,38% (7,2-22,1), 14,05%±2,35% (8,5-21,1), 12,08%±3,01% ( 6,4–19,8), 11,02%±3,04% (5.5–18,3), 10,31%±2,46% (6,4–18,5) и 9,44%±2,03% (5,4–14,9) соответственно. Для изопропилового спирта 0,002% омиденепага наивысшая оценка наблюдалась через 30 минут, а множественные сравнительные тесты (критерий Даннета) показали значительные различия между исходной оценкой и оценками, зарегистрированными через 15 и 30 минут (р <0,05). Однако достоверных различий не наблюдалось при 60, 120, 180 и 360 мин (все p >0,05). Для рипасудила 0,4% наивысшая оценка была отмечена на 15-й минуте, а множественные сравнительные тесты (критерий Даннета) показали значительные различия между исходной оценкой и оценками на 15-й, 30-й и 60-й минуте (p < 0,0.05). Однако достоверных различий не наблюдалось при 120, 180 и 360 мин (все p >0,05). Среди тех, кто получал омиденепаг изопропил 0,002%, увеличение процента охвата по сравнению с исходным уровнем не наблюдалось у трех субъектов (8,8%). Среди тех, кто получал рипасудил 0,4%, у всех испытуемых наблюдалось увеличение процентного охвата по сравнению с исходным уровнем.

    Рисунок 3

    Изменения процентного покрытия. Линейные графики, показывающие средний процент охвата в каждый момент времени исследования.Статистически значимые отличия от исходного уровня, определенные с помощью теста Даннета, отмечены звездочкой (*) в обеих группах. Данные были представлены как средние с SEs. Статистически значимая разница была обнаружена между изопропилом омиденепага 0,002% и рипасудилом 0,4% через 15 и 30 минут (критерий Стьюдента, статистически значимое p<0,007 по поправке Бонферрони). † символ обозначает статистическую значимость.

    Рипасудил 0,4% вызывал значительно более высокие баллы по сравнению с омиденепагом изопропилом 0.0,02% через 15 и 30 минут (критерий Стьюдента, статистически значимое p <0,007 по поправке Бонферрони). Достоверной разницы в исходном состоянии и через 60, 120, 180 и 360 мин после закапывания обнаружено не было (все p>0,007).

    Репрезентативная динамика процентного покрытия, вызванного изопропиловым 0,002% омиденепага, показана на рисунке 4.

    Рисунок 4

    Репрезентативные фотографии различных значений процентного покрытия. Глаз 39-летней женщины, получавшей омиденепаг изопропил 0.002%. Синий прямоугольник очерчивает исследуемую область (867 пикселей (ширина) × 907 пикселей (высота)). Процентное покрытие кровеносных сосудов конъюнктивы показано зеленым цветом. Пиковое время наблюдалось при 30 мин (12,5%), а гиперемия конъюнктивы постепенно уменьшалась в течение периода измерения.

    Все наборы данных доступны в виде дополнительного онлайн-файла (онлайн-ресурс 1).

    ВГД и ККТ

    Уровни ВГД не претерпели значительных изменений при приеме омиденепага изопропилового 0,002% (р=0,002%).841 по однофакторному дисперсионному анализу) или рипасудил 0,4% (р=0,06 по однофакторному дисперсионному анализу) в течение периода (фигура 5А). Для рипасудила 0,4% ВГД имело тенденцию к снижению через 60 мин (с 14,4 мм рт. ст. в начале исследования до 12,7 мм рт. ст. через 60 мин). Не было обнаружено существенной разницы между группами ни в один из моментов времени (все p>0,007 по поправке Бонферрони).

    Рисунок 5

    Изменения внутриглазного давления (ВГД) и центральной толщины роговицы (ЦЦТ). (A) Уровни ВГД не претерпели значительных изменений при приеме омиденепага изопропилового спирта 0.0,02% (р=0,841) или рипасудил 0,4% (р=0,06) в течение периода. Данные были представлены как средние с SEs. Не было обнаружено существенной разницы между группами ни в один из моментов времени (p>0,007 по поправке Бонферрони). (B) Уровни CCT существенно не изменились при приеме 0,002% изопропилового спирта омиденепага (p=0,991) или 0,4% рипасудила (p=0,723) в течение периода. Не было обнаружено существенной разницы между группами ни в один из моментов времени (p>0,007 по поправке Бонферрони).

    Уровни CCT не претерпели значительных изменений при приеме омиденепага изопропилового 0.0,02% (р=0,991 по однофакторному дисперсионному анализу) или рипасудил 0,4% (р=723 по однофакторному дисперсионному анализу) в течение периода (фиг. 5В). Не было обнаружено существенной разницы между группами ни в один из моментов времени (все p>0,007 по поправке Бонферрони).

    Обсуждение

    В настоящем исследовании мы показали пиковое время и компенсацию гиперемии конъюнктивы, вызванной новым офтальмологическим раствором против глаукомы, а именно 0,002% изопропиловым омиденепагом. Кроме того, в сравнении с рипасудилом 0.4%, можно судить о степени гиперемии конъюнктивы в реальных условиях. Омиденепаг изопропил 0,002% является селективным простагландином EP2, который снижает ВГД за счет увеличения способности оттока и увеосклерального оттока.10–12 Однако очевидная причина гиперемии конъюнктивы остается неизвестной, как и у аналогов простагландина F2α. Один потенциальный механизм гиперемии конъюнктивы может включать стимуляцию рецептора EP2, вызывающую расслабление гладкой мускулатуры. Исследования подтвердили этот эффект в виде расширения артериол сетчатки у крыс.28 Воздействие бензалкония хлорида29 или воспаление, такое как макулярный отек (4,7%) или ирит (1,2%), о котором также сообщалось как о нежелательном явлении15, может быть еще одним потенциальным механизмом гиперемии конъюнктивы. Между тем, вероятным механизмом, с помощью которого 0,4% рипасудил вызывает гиперемию конъюнктивы, является расслабление гладкой мускулатуры стенок кровеносных сосудов конъюнктивы и модуляция эндотелиальных клеток сосудов [30–32]. Механизмы гиперемии конъюнктивы в каждом препарате глазных капель против глаукомы немного различаются.

    Наше предыдущее исследование показало, что гиперемия конъюнктивы, вызванная рипасудилом 0,4%, достигает пика примерно через 5–15 минут после введения; он имеет тенденцию быть умеренно тяжелым, и симптомы обычно исчезают в течение 2 часов.22 Эта тенденция также была подтверждена в настоящем исследовании. Наши результаты показали, что степень гиперемии конъюнктивы, вызванная изопропилом омиденепага 0,002%, была ниже, чем вызванная рипасудилом 0,4%, и что этот эффект проявляется рано (то есть через 15 и 30 минут) после закапывания.Используя программное обеспечение для анализа гиперемии конъюнктивы, Sumi и соавт. сообщили, что процент охвата пользователей четырьмя аналогами простагландинов (т.е. тафлупростом, латанопростом, травопростом и биматопростом) составил 8,2% ± 3,9%, 11,5% ± 3,4%, 12,8%. ±5,4% и 14,5%±3,6% соответственно.33 Эти результаты согласуются с нашими впечатлениями от клинического обследования. Таким образом, настоящие результаты совпадают с впечатлениями пациентов или офтальмологов и могут быть полезной информацией.

    Что касается снижения ВГД, то явных изменений при приеме омиденепага изопропилового 0 не наблюдалось.0,02 % инстилляционных глаз (p = 0,841 по однофакторному дисперсионному анализу), в отличие от 0,4 % инстилляционных глаз рипасудила (p = 0,06). Наше предыдущее исследование также показало немедленное снижение ВГД при приеме рипасудила 0,4% (пиковое время: от 60 до 90 минут после закапывания).22 Однако предыдущее исследование подтвердило снижение ВГД более чем через 1 неделю после начала закапывания.14, 15 Таким образом, , немедленный эффект изопропилового 0,002% омиденепага остается неизвестным. Кроме того, в фазе III исследования омиденепага изопропил 0.002%, утолщение ЦКТ наблюдалось у 11,7% субъектов (примечание: критерии не описаны). Значение CCT записано на исходном уровне. CCT у здоровых молодых людей демонстрирует суточные колебания примерно на 20 мкм.34 Таким образом, немедленные изменения (<10 мкм) не считаются клинически важными. Подобно эффекту 0,002% изопропилового омиденепага на снижение внутриглазного давления, для повышения ЦКТ может потребоваться более длительное время после начала непрерывной инстилляции в день.

    Настоящее исследование имеет несколько ограничений. Во-первых, исследуемая популяция была небольшой и включала только здоровых людей. Таким образом, добавление 0,002% изопропилового омиденепага к терапевтической схеме пациентов, уже получающих другие препараты против глаукомы (особенно другой аналог простагландина F2α), может привести к увеличению частоты гиперемии конъюнктивы. Кроме того, требуется более крупное исследование для подтверждения выраженности гиперемии конъюнктивы при применении обоих препаратов.Во-вторых, влияние длительного применения на гиперемию конъюнктивы остается неизвестным. Предыдущее исследование гиперемии конъюнктивы, вызванной аналогами простагландина F2α, показало, что она достигает своего пика через 15 дней и начинает уменьшаться через 1  месяц после начала терапии. рандомизированы в настоящем исследовании. Мы полагаем, что это значение близко к нулю, потому что оценщики не знали подробной информации о препарате; однако остается вероятность того, что это могло повлиять на способность оценщиков регистрировать показатель гиперемии конъюнктивы.Кроме того, межнаблюдательная корреляция оценки гиперемии конъюнктивы была относительно низкой (0,391), поскольку это измерение является субъективным. Таким образом, объективное измерение с использованием оценки гиперемии конъюнктивы будет полезно для поддержки оценки гиперемии конъюнктивы.

    Заключение

    Гиперемия конъюнктивы, вызванная изопропиловым омиденепагом 0,002%, постепенно достигает пика средней степени тяжести, хотя и слабее по сравнению с гиперемией, вызванной рипасудилом 0,4%, и проходит относительно быстро.Наши выводы будут полезны для приверженности пациентов в реальном мире.

    Благодарности

    Авторы благодарят Enago (www.enago.jp) за обзор на английском языке.

    Основы практики, рентгенография, магнитно-резонансная томография

    Автор

    Ян Y Y Tsou, MBBS, FRCR , клинический лектор по диагностической радиологии, медицинский факультет, Национальный университет Сингапура; Консультирующий персонал, отделение радиологии, центр МРТ, радиологическая клиника, медицинский центр Маунт-Элизабет, больница Маунт-Элизабет и больница Ист-Шор

    Ян Ю. Тсоу, MBBS, FRCR является членом следующих медицинских обществ: Королевский колледж радиологов

    Раскрытие информации : Нечего раскрывать.

    Соавтор (ы)

    Wilfred CG Peh, MD, MHSc, MBBS, FRCP (Glasg), FRCP (Edin), FRCR  Клинический профессор, Медицинская школа Йонг Лу Лин, Национальный университет Сингапура; Старший консультант и заведующий отделением диагностической радиологии больницы Khoo Teck Puat, Alexandra Health, Сингапур

    Wilfred CG Peh, MD, MHSc, MBBS, FRCP(Glasg), FRCP(Edin), FRCR является членом следующих медицинских обществ : Американское общество рентгеновских лучей, Британский институт радиологии, Международное скелетное общество, Радиологическое общество Северной Америки, Королевский колледж врачей, Королевский колледж радиологов

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Майкл А. Бруно, доктор медицины, магистр медицины, FACR  профессор радиологии и медицины Медицинского колледжа Пенсильванского государственного университета; Директор Службы управления качеством радиологии, Медицинский центр Милтона С. Херши штата Пенсильвания

    Майкл А. Бруно, доктор медицины, магистр медицины, член FACR, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж радиологии, Американское общество рентгенологов, Ассоциация университетских радиологов, Радиологическое общество Северной Америки, Общество ядерной медицины и молекулярной визуализации, Общество радиологии скелета

    Раскрытие информации: Получен гонорар от Oxford Press за автора/редактора и рецензента книги; Получил гонорар от Elsevier Press для автора/редактора книги.

    Редакционная коллегия специалистов

    Bernard D Coombs, MB, ChB, PhD  Консультирующий персонал, Департамент специализированных реабилитационных услуг, Департамент здравоохранения округа Хатт-Вэлли, Новая Зеландия

    Раскрытие информации: ничего не подлежит раскрытию.

    Линн С. Стейнбах, доктор медицины  Профессор радиологии и ортопедической хирургии, Калифорнийский университет, Сан-Франциско, Медицинский факультет

    Линн С. Стейнбах, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж радиологии, Международное скелетное общество, Радиологическое общество Северной Америки

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Главный редактор

    Felix S Chew, MD, MBA, MEd  Профессор кафедры радиологии, Медицинская школа Вашингтонского университета

    Felix S Chew, MD, MBA, MEd является членом следующих медицинских обществ: American Roentgen Ray Society, Association Университетских рентгенологов, Международное скелетное общество, Радиологическое общество Северной Америки

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Дополнительные участники

    Амилкаре Джентили, доктор медицины , профессор клинической радиологии, Калифорнийский университет, Сан-Диего, Медицинский факультет; Консультирующий персонал, отделение радиологии, больница Торнтон; Начальник отдела радиологии, Система здравоохранения по делам ветеранов Сан-Диего

    Амилкар Джентили, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американское общество рентгеновских лучей, Радиологическое общество Северной Америки, Общество скелетной радиологии

    Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.