Повышенная температура без симптомов долгое время: Субфебрильная температура – медицинский центр «МареМед»

ГИПЕРТЕРМИЯ У ПАЦИЕНТОВ С ПОВРЕЖДЕНИЕМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ | Токмаков

ГИПЕРТЕРМИЯ У ПАЦИЕНТОВ С ПОВРЕЖДЕНИЕМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

ГИПЕРТЕРМИЯ У ПАЦИЕНТОВ С ПОВРЕЖДЕНИЕМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

Токмаков К.А., Горбачева С.М., Унжаков В.В., Горбачев В.И.

Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования – филиал ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования», г. Иркутск, Россия,
Краевое государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Краевая клиническая больница № 2» Министерства здравоохранения Хабаровского края, г. Хабаровск, Россия

КЛАССИФИКАЦИЯ ГИПЕРТЕРМИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ

Повышение температуры тела выше нормы – кардинальный признак гипертермических состояний. С позиций курса патофизиологии гипертермия – типовая форма расстройства теплового обмена, возникающая в результате действия высокой температуры окружающей среды и/или нарушения процессов теплоотдачи организма; характеризуется срывом механизмов теплорегуляции, проявляется повышением температуры тела выше нормы [38]. Нет общепринятой классификации гипертермий. В отечественной литературе к гипертермическим состояниям относят: 1) перегревание организма (собственно гипертермия), 2) тепловой удар, 3) солнечный удар, 4) лихорадку, 5) различные гипертермические реакции [38]. В англоязычной литературе гипертермические состояния классифицируют на гипертермии и лихорадки (пирексии). К гипертермиям относят тепловой удар, лекарственно-индуцированные гипертермии (злокачественная гипертермия [16], злокачественный нейролептический синдром [40], серотониновый синдром [9]), эндокринные гипертермии (тиреотоксикоз, феохромоцитома, симпатоадреналовый криз) [66]. В этих случаях температура тела поднимается до 41 °С и выше, а традиционная антипиретическая фармакотерапия, как правило, неэффективна. Лихорадки же классифицируют по двум принципам: инфекционная и неинфекционная; внегоспитальная и внутригоспитальная (через 48 часов и позже после поступления в стационар) [23].

Для таких пациентов характерны менее значительные подъемы температуры тела, и традиционная фармакотерапия весьма эффективна в данном случае. Таким образом, при раздражении нейронов центра терморегуляции, а также ассоциированных с ним зон коры и ствола ГМ, возникающем при повреждении соответствующих участков мозга, согласно русскоязычной литературе, развивается центрогенная гипертермическая реакция (одна из форм гипертермических реакций) [38], с позиций иностранной литературы – нейрогенная лихорадка, neurogenic fever (неинфекционная лихорадка) [46].

ВЛИЯНИЕ ПОВЫШЕННОЙ ТЕМПЕРАТУРЫ ТЕЛА НА НЕЙРОРЕАНИМАЦИОННЫХ БОЛЬНЫХ

Доказано, что гипертермические состояния встречаются чаще у реанимационных больных с острым повреждением головного мозга, в сравнении с пациентами отделений интенсивной терапии общего профиля [3, 56]. Также было высказано предположение, что лихорадка у пациентов отделений реанимации общего профиля может быть полезным ответом организма на инфекцию [8, 43], и агрессивное снижение температуры в этом случае может быть не только не показано, но и может сопровождаться увеличением риска развития летального исхода [59]. Одно из таких исследований продемонстрировало, что применение жаропонижающих лекарственных средств повышало летальность у пациентов с сепсисом, но не у неинфекционных больных [37]. В контролируемом рандомизированном исследовании 82 пациента с различными травмами (за исключением ЧМТ) и температурой тела ≥ 38,5 °С были разбиты на две группы: одним проводилась «агрессивная» антипиретическая терапия (по 650 мг ацетоминофена (парацетамола) каждые 6 часов при температуре тела ≥ 38,5 °С и физическое охлаждение при температуре тела ≥ 39,5 °С), другим – «разрешающая» (терапия начиналась лишь при температуре тела ≥ 40°С, вводился ацетоминофен, и проводилось физическое охлаждение до достижения температуры ниже 40 °С). Исследование было остановлено, когда летальность в группе «агрессивной» терапии составила 7 случаев к одному в группе «разрешающей» терапии [62].

Однако существуют убедительные доказательства того, что у пациентов с повреждением головного мозга гипертермическая реакция повышает вероятность летального исхода [17, 20, 25, 43, 54, 60]. Было показано, что смертность повышается у пациентов с ЧМТ, инсультом, если у них отмечается повышенная температура тела в первые 24 часа от момента поступления в отделение критических состояний; но у пациентов с инфекцией центральной нервной системы (ЦНС) такой закономерности не было обнаружено [60]. В другой работе исследовались 390 пациентов с острым нарушением мозгового кровообращения, анализировалась зависимость между высокой температурой тела и летальностью, степенью неврологического дефицита у выживших и размерами очага повреждения в ГМ. Оказалось, что на каждый 1 °С повышения температуры тела увеличивается относительный риск неблагоприятного исхода (в том числе летального) в 2,2 раза, также гипертермическое состояние ассоциируется с большими размерами очага повреждения ГМ [54]. Из 580 пациентов с субарахноидальным кровоизлиянием (САК) 54 % имели повышенную температуру тела и показали худшие результаты исхода заболевания [70]. Мета-анализ данных 14 431 историй болезни пациентов с острым повреждением ГМ (в первую очередь, с инсультом) связал повышенную температуру тела с худшим исходом по каждому оцениваемому показателю [25]. Наконец, анализ 7 145 историй болезней пациентов с ЧМТ (из них 1 626 – с тяжелой ЧМТ) показал, что вероятность неблагоприятного исхода (в том числе летального) по шкале исходов Глазго выше у пациентов, у которых отмечалась повышенная температура тела в первые три дня нахождения в отделении интенсивной терапии, более того – длительность лихорадки и ее степень напрямую влияет на исход [30].
Существует несколько возможных объяснений того, почему гипертермические состояния повышают летальность именно у пациентов с повреждением ГМ. Известно, что температура ГМ не только несколько выше внутренней температуры тела, но и разница между ними возрастает по мере увеличения последней [57]. Гипертермия повышает метаболические потребности (повышение температуры на 1 °С приводит к увеличению скорости обмена веществ на 13 %), что губительно для ишемизированных нейронов [28]. Повышение температуры ГМ сопровождается повышением внутричерепного давления [57]. Гипертермия усиливает отек, воспаление в поврежденной ткани ГМ [4]. Другие возможные механизмы повреждения ГМ: нарушение целостности гематоэнцефалического барьера, нарушение стабильности белковых структур и их функциональной активности [25]. Оценивая метаболизм у 18 пациентов с САК при гипертермии и индуцированной нормотермии, обнаружили снижение отношения лактат/пируват и меньшее число случаев, когда лактат/пируват > 40 («метаболический кризис») у пациентов с нормальной температурой тела [49].
Учитывая влияние повышенной температуры на поврежденный ГМ, очень важно быстро и точно определить этиологию гипертермического состояния и начать правильное лечение. Разумеется, при наличии показаний соответствующие антибактериальные препараты – жизнеспасающие средства. Однако ранняя и точная диагностика центрогенной гипертермии может отстранить пациентов от назначения необязательных антибиотиков и связанных с их приемом осложнений.

ГИПЕРТЕРМИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ В ОТДЕЛЕНИЯХ ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ НЕЙРОХИРУРГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ

По данным Badjatia N. (2009), 70 % пациентов с повреждением ГМ имеют повышенную температуру тела в течение срока их пребывания в реанимации, а, например, среди пациентовреанимаций общего профиля – только 30–45 %. Более того, только в половине случаев отмечалась лихорадка (инфекционная причина) [3]. Среди пациентов нейрохирургических отделений интенсивной терапии (ОИТ) больные с САК имели наибольший риск развития гипертермического состояния, причем как лихорадки (инфекционный генез), так и центрогенной гипертермической реакции (неинфекционный генез) [12].

Другие факторы риска для центрогенной гипертермии – это катетеризация желудочков ГМ и длительность пребывания в ОИТ [13]. Из 428 пациентов нейрохирургического ОИТ 93 % с длительностью пребывания в стационаре > 14 суток имели повышенную температуру, 59 % пациентов с САК также испытывали подъемы температуры тела выше фебрильных цифр [33]. В свою очередь, среди пациентов с САК наибольший риск развития гипертермической реакции имели больные с высокой степенью по шкале Hunt&Hess, c внутрижелудочковым кровоизлиянием и большим размером аневризмы [20].

ЛИХОРАДКА НЕИНФЕКЦИОННОГО ГЕНЕЗА

Далеко не у всех пациентов с высокой температурой тела выявляется инфекционная этиология как причина лихорадки. Среди пациентов ОИТ нейрохирургического профиля только в 50 % случаев лихорадки выявляется инфекционная причина [3]. В отделениях реанимации общего профиля наиболее частая причина неинфекционной лихорадки – так называемая послеоперационная лихорадка [7]. Другие возможные неинфекционные причины лихорадки: лекарственные препараты, венозные тромбоэмболии, некалькулезный холецистит. Практически любой лекарственный препарат может вызывать лихорадку, но среди наиболее часто применяемых в условиях ОИТ: антибиотики (особенно β-лактамы), антиконвульсанты (фенитоин), барбитураты [31].

Лекарственная лихорадка остается диагнозом исключения. Нет характерных признаков. В ряде случаев эта лихорадка сопровождается относительной брадикардией, сыпью, эозинофилией [39]. Существует временная связь между назначением препарата и появлением лихорадки или отменой препарата и исчезновением повышенной температуры. Возможные механизмы развития: реакции гиперчувствительности, идиосинкразические реакции [31]. У 14 % пациентов с диагнозом тромбоэмболия легочной артерии отмечалась температура тела ≥ 37,8 °С без связи с какой-либо другой альтернативной причиной, по данным исследования PIOPED (Prospective Investigation of Pulmonary Embolism Diagnosis) [64]. Лихорадка, связанная с венозным тромбоэмболизмом, обычно кратковременная, с невысокими подъемами температуры, прекращается после начала антикоагулянтной терапии [48]. Гипертермия, связанная с венозным тромбоэмболизмом, сопровождается увеличением риска 30-дневной летальности [6]. Спонтанное ишемическое или воспалительное повреждение желчного пузыря также может произойти у пациента, находящегося в критическом состоянии. Окклюзия пузырного протока, застой желчи, вторичное инфицирование могут привести к гангрене и перфорации желчного пузыря [29]. Диагноз должен быть заподозрен у пациентов с лихорадкой, лейкоцитозом, болью в области правого подреберья. Ультразвуковое исследование (УЗИ) желчного пузыря имеет чувствительность и специфичность > 80 %, при этом диагностическая ценность спиральной компьютерной томографии (СКТ) области желчного пузыря является более высокой [32].

ЦЕНТРОГЕННАЯ ГИПЕРТЕРМИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ

Даже после тщательного обследования у части пациентов так и не будет установлена этиология лихорадки. Генез повышенной температуры у 29 % больных ОИТ неврологического профиля так и остается загадкой [50, 53]. Так, по данным Oliveira–Filho J., Ezzeddine M.A. et al. (2001), среди 92 обследованных пациентов с САК 38 имели фебрильную температуру, а у 10 (26 %) из них инфекционный источник лихорадки не был обнаружен [50]. Среди пациентов с ЧМТ у 4–37 % наблюдается центрогенная гипертермия (после исключения других причин) [67]. Патогенез центрогенной гипертермии до конца не изучен [34]. Повреждение гипоталамуса с соответствующими подъемами уровня PgE лежит в основе происхождения центрогенной гипертермии [58]. Исследование на кроликах выявило гипертермию и повышенный уровень PgE в цереброспинальной жидкости (ЦСЖ) после введения гемоглобина в желудочки ГМ [22]. Это коррелирует со многими клиническими наблюдениями, при которых внутрижелудочковая кровь – фактор риска для развития неинфекционной лихорадки [20, 12].
Центрогенные гипертермические реакции также имеют тенденцию возникать в начале курса лечения, подтверждая тем самым факт, что первоначальное повреждение – центрогенное [53]. Среди пациентов с ЧМТ больные с диффузным аксональным повреждением (ДАП) и повреждением лобных долей находятся в группе риска по развитию центрогенной гипертермии [67]. Вероятно, этим видам ЧМТ сопутствует повреждение гипоталамуса. Исследование на трупах показало, что повреждения гипоталамуса встречаются в 42,5 % случаев ЧМТ, сочетающейся с гипертермией [68]. Также считается, что одной из причин центрогенной гипертермии может быть так называемый дисбаланс нейромедиаторов и нейрогормонов, участвующих в процессах терморегуляции (норадреналина, серотонина, дофамина) [34]. При дефиците дофамина развивается стойкая центрогенная гипертермия [34]. Ряд проведенных исследований был направлен на выявление специфичных для пациентов нейрохирургических ОИТ предикторов центрогенной гипертермии. Один их таких предикторов – время возникновения лихорадки. Для неинфекционных лихорадок типично появление на ранних сроках госпитализации пациента в ОИТ. Так, одно исследование показало, что возникновение гипертермии в первые 72 часа госпитализации наряду с САК – главные предикторы неинфекционной этиологии лихорадки [53]. Исследование 526 пациентов обнаружило, что САК, внутрижелудочковое кровоизлияние (ВЖК) вызывают гипертермию в первые 72 часа от момента поступления в реанимацию, длительный период лихорадки – предикторы центрогенной гипертермии [27]. Другое исследование связало длительное нахождение в ОИТ, катетеризацию желудочков ГМ и САК с неинфекционной этиологией лихорадки [12]. Авторы исследования пришли к выводу, что все-таки кровь в желудочках является фактором риска, так как катетеризация желудочков ГМ происходит зачастую при внутрижелудочковом кровоизлиянии.

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА

Умение дифференцировать инфекционную и неинфекционную причины лихорадки имеет решающее значение в лечении пациентов неврологических ОИТ. Должно быть проведено тщательное обследование, направленное на выявление инфекционного источника. Если риск инфицирования высок или пациент нестабилен, антибиотикотерапия должна быть начата незамедлительно [41]. Один из возможных инструментов выявления инфекционной природы лихорадки – сывороточные биомаркеры инфекции. Прокальцитонин – один из таких маркеров – был широко изучен в качестве индикатора сепсиса. Мета-анализ 2007 года (на основе 18 исследований) показал чувствительность и специфичность прокальцитонинового теста > 71 % [65].
Длительность антибиотикотерапии, начатой после положительного результата прокальцитонинового теста, должна теоретически уменьшаться. Так, недавний мета-анализ 1 075 историй болезни (7 исследований) показал, что антибиотикотерапия, начатая после положительного результата прокальцитонинового теста, не влияет на летальность, но существенно сокращается длительность антибиотикотерапии [52]. Также для дифференциального отличия центрогенной гипертермии от инфекционно-воспалительной лихорадки предлагается такой признак, как незначительная (< 0,5 °С) разница между базальной и периферической температурами – изотермия [34]. Для ее выявления производится термометрия в трех разных точках (аксиллярно и ректально).
Интересно клиническое наблюдение, заключающееся в том, что экстремально высокая температура тела (> 41,1 °С), возникающая у пациентов отделений интенсивной терапии нейрохирургического профиля, как правило, имеет неинфекционную этиологию и может быть проявлением центрогенной гипертермической реакции, злокачественной гипертермии, злокачественного нейролептического синдрома, лекарственной лихорадки [14]. В дополнение к обследованию на выявление инфекционного генеза лихорадки следует также исключить лекарственный генез гипертермии [31]. Отношение температуры к частоте сердечных сокращений может быть важным критерием дифференциальной диагностики гипертермических состояний. Как правило, частота сердечных сокращений увеличивается вместе с увеличением температуры тела (при повышении температуры тела на 1 °С частота сердечных сокращений возрастает примерно на 10 сокращений/мин). Если частота пульса ниже, чем прогнозировалась при данной температуре (> 38,9 °С), то имеет место относительная брадикардия, исключая случаи, если пациент получает β-блокаторы, верапамил, дилтиазем или у него установлен кардиостимулятор.
Учитывая данные критерии исключения, относительная брадикардия у пациентов отделений интенсивной терапии нейрохирургического профиля с гипертермией (с высокой долей вероятности) указывает на ее неинфекционный генез, в частности, на центрогенную гипертермическую реакцию или лекарственную лихорадку. Кроме того, только в редких случаях относительная брадикардия отмечается у «температурящих» пациентов отделений реанимации общего профиля на фоне развившейся нозокомиальной пневмонии, вентилятор-ассоциированной пневмонии в результате вспышки внутрибольничного легионеллеза [15].
Лекарственная лихорадка встречается примерно у 10 % пациентов отделений реанимации. Причем ее возникновение не исключает возможности развития инфекционного заболевания или другого состояния, сопровождающегося гипертермией. Классически такие пациенты выглядят «относительно хорошо» для своих цифр температуры. Пациенты с лекарственной лихорадкой неизменно обнаруживают относительную брадикардию, но если температура тела будет < 38,9 °С, то дефицит пульса может быть не так очевиден. Лабораторно у таких пациентов будет отмечаться необъяснимый лейкоцитоз со сдвигом влево (имитация инфекционного процесса), эозинофилия, увеличенная СОЭ, однако посев крови на стерильность не обнаружит признаков инфекционного генеза гипертермии; также могут несколько повышаться уровни аминотрансфераз, иммуноглобулина E. Как правило, у таких пациентов оказывается отягощенный аллергологический анамнез, в частности, лекарственный. Весьма распространенным заблуждением является то, что у пациента не может развиться лекарственная лихорадка на препарат, который он принимает в течение длительного срока, и если ранее подобных реакций на него не возникало. В большинстве случаев оказывается, что причиной такой лихорадки как раз и является препарат, который пациент принимал в течение длительного времени [14].
В случае, если пациент продолжает «температурить», несмотря на прием антибиотиков, или микробный источник не найден, следует провести скрининг на венозный тромбоз – как клинический, так и инструментальный (УЗИ вен верхних и нижних конечностей) [71]. Ателектазы часто упоминались как причина неинфекционных лихорадок, но несколько проведенных исследований не нашли какой-либо закономерности [19]. Некалькулезный холецистит может быть жизнеугрожающим состоянием, учитывая весьма размытую симптоматику у больных в коме [51]. УЗИ брюшной полости должно помочь в диагностике. Только после тщательного исключения инфекции и вышеупомянутых неинфекционных причин лихорадки в отделениях ОРИТ неврологического профиля может быть установлен диагноз центрогенной гипертермии. Как уже упоминалось, некоторые нозологии более предрасполагают к развитию центрогенной гипертермии [12, 27, 67]. Аневризматическое САК – наиболее значимый фактор риска, затем следует ВЖК [28]. Среди пациентов с ЧМТ больные с ДАП и повреждением лобных долей – в группе риска по развитию гипертермии [67]. Продолжающаяся лихорадка, несмотря на лечение [27], и ее появление в первые 72 часа от момента поступления в ОРИТ [27, 53] также указывает на центрогенную гипертермию. Центрогенная гипертермия может не сопровождаться тахикардией и потоотделением, как обычно при инфекционной лихорадке, и может быть устойчива к действию антипиретиков [68]. Таким образом, диагноз «центрогенная гипертермическая реакция» – диагноз исключения [41]. Хотя и желательно избежать назначения антибиотиков без показаний ввиду развития нежелательных побочных эффектов, отказ от антибактериальной терапии у пациентов с сепсисом может оказаться фатальным.

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Так как лихорадка вызвана простагландин-индуцированным смещением «установочной температуры» гипоталамуса, соответствующая терапия должна блокировать этот процесс. Обычные жаропонижающие препараты, включая парацетамол и нестероидные противовоспалительные средства (НПВС), препятствуют синтезу простагландинов [4]. Ряд исследований показал их эффективность в купировании лихорадки [44, 26], но при этом на уровень смертности они не влияют. Также исследования показали, что центрогенные гипертермические реакции в той или иной степени устойчивы к традиционной фармакологической терапии [68, 61]. Только у 7 % пациентов с ЧМТ и 11 % пациентов с САК отмечалось снижение температуры тела на фоне приема антипиретиков [2]. Общепринятой методики купирования центрогенных гипертермических реакций нет. Были предложены некоторые лекарственные препараты: непрерывная внутривенная инфузия клонидина в рамках так называемой нейровегетативной стабилизации [35], использование агонистов дофаминовых рецепторов – бромокриптина в сочетании с амантадином [34], пропранолол [42], непрерывная инфузия низких доз диклофенака [13]. Были предложены физиотерапевтические методы терапии, в частности, воздействие электромагнитным излучением контактно на зону, расположенную между остистымиотростками C7–Th2 позвонков. В одном из исследований даже было показано, чтодекомпрессионная гемикраниэктомия при тяжелой ЧМТ способствует снижению температуры головного мозга, вероятно, за счет увеличения кондуктивного теплообмена [45]. В клиническом исследовании с участием 18 детей в возрасте от 1 недели до 17 лет, среди которых большая часть имела тяжелую ЧМТ, для быстрого купирования гипертермии использовалась 10–15-минутная внутривенная инфузияхолодного физиологического раствора (4 °С) в объеме в среднем 18 мл/кг. Авторы пришли к выводу, что данная методика безопасна и эффективна [21]. Подобные исследования проводились и у взрослых пациентов с тяжелой ЧМТ и также показали свою эффективность [5]. Физическое охлаждение используется, когда медикаментозная терапия недостаточна. Принципиально все медицинские методы гипотермии можно разделить на две категории: инвазивные и неинвазивные. Общее наружное охлаждение может вызвать мышечную дрожь, что, в свою очередь, снизит эффективность методики и увеличит метаболические потребности организма [4]. Чтобы избежать этого, может потребоваться глубокая седация пациента с использованием в том числе миорелаксантов. В качестве альтернативы в ряде исследований предлагается использовать селективную краниоцеребральную гипотермию [10], а также неинвазивную интраназальную гипотермию [1, 63], хотя данные клинических исследований, проведенных у пациентов с тяжелой ЧМТ, весьма противоречивы в первую очередь касательно эффективности этого метода.
Для быстрой индукции гипотермии были разработаны эндоваскулярные (инвазивные) охлаждающие устройства. Сравнивая эффективность и безопасность эндоваскулярных охлаждающих средств и устройств для наружной гипотермии можно отметить, что на сегодняшний день обе методики одинаково эффективны для индукции гипотермии, нет достоверной разницы в частоте развития побочных эффектов, летальности, неблагоприятного исхода у пациентов. Однако наружное охлаждение дает меньшую точность в фазе поддержания гипотермии [24].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Повышенная температура тела среди пациентов отделений критических состояний – распространенный симптом. Поврежденный ГМ особенно чувствителен к гипертермии, многочисленные экспериментальные и клинические исследования показывают неблагоприятный исход у пациентов с ЧМТ, имеющих повышенную температуру тела, вне зависимости от ее генеза. Помимо лихорадки, причиной подъема температуры тела у пациентов с острым повреждением ГМ может быть так называемая центрогенная гипертермия, иными словами, само неврологическое заболевание.
Субарахноидальное кровоизлияние, внутрижелудочковое кровоизлияние, определенные типы ЧМТ – факторы риска для развития последней. Центрогенная гипертермия – диагноз исключения, который должен устанавливаться только после тщательного обследования пациента на выявление инфекционной или неинфекционной причины лихорадки. И лихорадка, и центрогенная гипертермия должны быть купированы у больных с острым повреждением ГМ. Для этого можно использовать фармакологические антипиретики (эффективны при лихорадке, в меньшей степени при центрогенной гипертермии) и физические методы охлаждения (эффективны как при лихорадке, так и при центрогенной гипертермии).
Учитывая, что на сегодняшний день общепринятой методики купирования центрогенной гипертермии нет, в будущем необходимо проведение большего числа и лучшего качества клинических исследований, направленных на определение эффективного и безопасного метода купирования центрогенной гипертермии.

ЛИТЕРАТУРА / REFERENCES:

1. Abou-Chebl A, Sung G, Barbut D, Torbey M. Local brain temperature reduction through intranasal cooling with the RhinoChill device: preliminary safety data in brain-injured patients. Stroke. 2011; 42(8): 2164-2169
2. Albrecht RF, Wass CT, Lanier WL. Occurrence of potentially detrimental temperature alterations in hospitalized patients at risk for brain injury. Mayo Clinic Proceedings. 1998; 73(7): 629-635
3. Badjatia N. Fever control in the neuro-ICU: why, who and when? Current Opinion in Critical Care. 2009; 15(2): 79-82
4. Badjatia N. Hyperthermia and fever control in brain injury. Critical Care Medicine. 2009; 37(7): 250-257
5. Badjatia N, Bodock M, Guanci M, Rordorf GA. Rapid infusion of cold saline (4 degrees C) as adjunctive treatment of fever in patients with brain injury. Neurology. 2006; 66 (11): 1739-1741
6. Barba R, Micco PD, Blanco-Molina A, Delgado C, Cisneros E, Villalta J, et al. Fever and deep venous thrombosis. Findings from the RIETE registry. Journal of Thrombosis and Thrombolysis. 2011; 32(3): 288-292
7. Barie PS, Hydo LJ, Eachempati SR. Causes and consequences of fever complicating critical surgical illness. Surgical Infections. 2004; 5(2): 145-159
8. Bernheim HA, Block LH, Atkins E. Fever: pathogenesis, pathophysiology, and purpose. Annals of Internal Medicine. 1979; 91(2): 261-270
9. Boyer EW. The serotonin syndrome. New England Journal of Medicine. 2005; 352: 1112-1120
10. Cheboksarov DV. Microwave radiothermometry of brain during craniocerebral hypothermia in the acute phase of stroke. Cand. med. sci. abstracts diss. Moscow, 2015. 27 p. Russian (Чебоксаров Д.В. Радиотермометрия головного мозга при краниоцеребральной гипотермии в остром периоде ишемического инсульта: автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 2015. 27 с.)
11. Circiumaru B, Baldock G, Cohen J. A prospective study of fever in the intensive care unit. Intensive Care Medicine. 1999; 25(7): 668-673
12. Commichau C, Scarmeas N, Mayer S. Risk factors for fever in the neurologic intensive care unit. Neurology. 2003; 60(5): 837-841
13. Cormio M, Citerio G. Continuous low dose diclofenac sodium infusion to control fever in neurosurgical critical care. Neurocritical Care. 2007; 6(2): 82-89
14. Cunha BA. Clinical approach to fever in the neurosurgical intensive care unit: Focus on drug fever. Surgical Neurology International. 2013; 4(5): 318-322
15. Cunha BA. The diagnostic significance of relative bradycardia in infectious disease. Clinical Microbiology and infection. 2000; 6(12): 633-634
16. Denborough M. Malignant hyperthermia. Lancet. 1998; 352(9134): 1131-1136
17. Diringer MN, Reaven NL, Funk SE, Uman GC. Elevated body temperature independently contributes to increased length of stay in neurologic intensive care unit patients. Critical Care Medicine. 2004; 32(7): 1489-1495
18. Egi M, Morita K. Fever in non-neurological critically ill patients: a systematic review of observational studies. Journal Critical Care. 2012; 27(5): 428-433
19. Engoren M. Lack of association between atelectasis and fever. Chest. 1995; 107(1): 81-84
20. Fernandez A, Schmidt JM, Claassen J, Pavlicova M, Huddleston D, Kreiter KT, et al. Fever after subarachnoid hemorrhage. Neurology. 2007; 68(13): 1013-1019
21. Fink EL, Kochanek PM, Clark RSB, Bell MJ. Fever control and application of hypothermia using intravenous cold saline. Pediatric Critical Care Medicine. 2012; 13(1): 80-84
22. Frosini M, Sesti C, Valoti M, Palmi M, Fusi F, Parente L. Rectal temperature and prostaglandin E2 increase in cerebrospinal fluid of conscious rabbits after intracerebroventricular injection of hemoglobin. Experimental Brain Research. 1999; 126(2): 252-258
23. Garner JS, Jarvis WR, Emori TG. CDC definitions for nosocomial infections. In: Olmsted RN, editor. APIC infection control and applied epidemiology: principles and practice. St Louis: Mosby, 1996. p. A-1 – A-20
24. Glover GW, Thomas RM, Vamvakas G, Al-Subaie N, Cranshaw J, Walden A, et al. Intravascular versus surface cooling for targeted temperature management after out-of-hospital cardiac arrest – an analysis of the TTM trial data. Critical Care. 2016; 20(1): 381
25. Greer DM, Funk SE, Reaven NL, Ouzounelli M, Uman GC. Impact of fever on outcome in patients with stroke and neurologic injury: a comprehensive meta-analysis. Stroke. 2008; 39(11): 3029-3035
26. Haupt MT, Jastremski MS, Clemmer TP, Metz CA, Goris GB. Effect of ibuprofen in patients with severe sepsis: a randomized, double-blind, multicenter study. The Ibuprofen Study Group. Critical Care Medicine. 1991; 19(11): 1339-1347
27. Hocker SE, Tian L, Li G, Steckelberg GM, Mandrekar JN, Rabinstein AA. Indicators of central fever in the neurologic intensive care unit. JAMA Neurology. 2013; 70(12): 1499-1504
28. Holtzclaw B. The febrile response in critical care: state of the science. Heart&Lung. 1992; 21(5): 482-501
29. Huffman JL, Schenker S. Acute acalculous cholecystitis: a review. Clinical Gastroenterology and Hepatology. 2010; 8(1): 15-22
30. Jin L, Ji-yao J. Chinese head trauma data bank: effect of hyperthermia on the outcome of acute head trauma patients review. J. Neurotrauma. 2012; 29(1): 96-100
31. Johnson DH, Cunha BA. Drug fever. Infectious Disease Clinics of North America. 1996; 10(1): 85-91
32. Kiewiet JJ, Leeuwenburgh MM, Bipat S, Bossuyt PM, Stoker J, Boermeester MA. A systematic review and meta-analysis of diagnostic performance of imaging in acute cholecystitis. Radiology. 2012; 264(3): 708-720
33. Kilpatrick MM, Lowry DW, Firlik AD, Yonas H, Marion DW. Hyperthermia in the neurosurgical intensive care unit. Neurosurgery. 2000; 47(4): 850-856
34. Kondratyev AN, Tsentsiper LM, Kondratyeva EA, Nazarov RV, Kondratyev SA, Tokarenko AV et al. Treatment of central hyperthermia in neurosurgical patients. Efferent therapy. 2011; 17(3): 58-59. Russian (Кондратьев А.Н., Ценципер Л.М., Кондратьева Е.А., Назаров Р.В., Кондратьев С.А., Токаренко А.В. и др. Лечение центральной гипертермии у нейрореанимационных больных //Эфферентная терапия. 2011. Т. 17, № 3. С. 58-59.)
35. Kondratyev AN, Tsentsiper LM, Kondratyeva EA, Nazarov RV. Neurovegetative stabilization as a pathogenetic therapy for brain damage. Anesthesiology and Critical Care Medicine. 2014; 1: 82-84. Russian (Кондратьев А.Н., Ценципер Л.М., Кондратьева Е.А., Назаров Р.В. Нейровегетативная стабилизация как патогенетическая терапия повреждения головного мозга //Анестезиология и реаниматология. 2014. № 1. С. 82-84.)
36. Laupland KB, Shahpori R, Kirkpatrick AW, Ross T, Gregson DB, Stelfox HT. Occurrence and outcome of fever in critically ill adults. Critical Care Medical. 2008; 36(5): 1531-1535
37. Lee BH, Inui D, Suh GY, Kim JY, Kwon JY, Par J et al. Fever and antipyretic in critically ill patients evaluation (FACE) study group. Association of body temperature and antipyretic treatments with mortality of critically ill patients with and without sepsis: multi-centered prospective observational study. Critical Care. 2012; 16(1): 33
38. Litvitskiy PF. Pathophysiology: two volumes. Vol.1. Moscow: GEOTAR-Media Publ., 2002. 750 p. Russian (Литвицкий П.Ф. Патофизиология: в 2-х томах. Т. 1. М.: ГЭОТАР-МЕД, 2002. 750 c.)
39. Mackowiak PA, LeMaistre CF. Drug fever: a critical appraisal of conventional concepts. An analysis of 51 episodes in two Dallas hospitals and 97 episodes reported in the English literature. Annals of Internal Medicine. 1987; 106(5): 728-733
40. B, Aukst-Margetic B. Neuroleptic malignant syndrome and its controversies. Pharmacoepidemiology and Drug Safety. 2010; 19 (5): 429-435
41. Meier K, Lee K. Neurogenic Fever: Review of Pathophysiology, Evaluation, and Management. Journal of Intensive Care Medicine. 2016; 32(2): 124-129
42. Meythaler JM, Stinson AM. Fever of central origin in traumatic brain injury controlled with propranolol. Archives of Physical Medicine and Rehabilitation. 1994; 75(7): 816-818
43. Moltz H. Fever: causes and consequences. Neuroscience & Biobehavioral reviews. 1993; 17(3): 237-269
44. Morris PE, Promes JT, Guntupalli KK, Wright PE, Arons MM. A multi-center, randomized, double-blind, parallel, placebo-controlled trial to evaluate the efficacy, safety, and pharmacokinetics of intravenous ibuprofen for the treatment of fever in critically ill and non-critically ill adults. Critical Care. 2010; 14(3): 125
45. Nakagawa K, Hills NK, Kamel H, Morabito D, Patel PV, Manley GT, et al. The effect of decompressive hemicraniectomy on brain temperature after severe brain injury. Neurocritical care. 2011; 15: 101-106
46. Niven DJ, Laupland KB. Pyrexia: aetiology in the ICU. Critical Care. 2016; 20(1): 247
47. Niven DJ, Stelfox HT, Shahpori R, Laupland KB. Fever in adult ICUs: an interrupted time series analysis. Critical Care Medicine. 2013; 41(8): 1863-1869
48. Nucifora G, Badano L, Hysko F, Allocca G, Gianfagna P, Fioretti P. Pulmonary embolism and fever: when should right-sided infective endocarditis be considered? Circulation. 2007; 115(6): 173-176
498. Oddo M, Frangos S, Milby A, Chen I, Maloney-Wilensky E, Murtrie EM, et al. Induced normothermia attenuates cerebral metabolic distress in patients with aneurysmal subarachnoid hemorrhage and refractory fever. Stroke. 2009; 40(5): 1913-1916
50. Oliveira-Filho J, Ezzeddine MA, Segal AZ, Buonanno FS, Chang Y, Ogilvy CS, et al. Fever in subarachnoid hemorrhage: relationship to vasospasm and outcome. Neurology. 2001; 56(10): 1299-1304
51. Orlando R, Gleason E, Drezner AD. Acute acalculous cholecystitis in the critically ill patient. The American Journal of Surgery. 1983; 145(4): 472-476
52. Prkno A, Wacker C, Brunkhorst FM, Schlattmann P. Procalcitonin-guided therapy in intensive care unit patients with severe sepsis and septic shock – a systematic review and meta-analysis. Critical Care. 2013; 17(6): 291
53. Rabinstein AA, Sandhu K. Non-infectious fever in the neurological intensive care unit: incidence, causes and predictors. Journal of Neurology, Neurosurgery & Psychiatry. 2007; 78(11): 1278-1280
54. Reith J, Jørgensen HS, Pedersen PM, Nakayama H, Raaschou HO, Jeppesen LL et al. Body temperature in acute stroke: relation to stroke severity, infarct size, mortality and outcome. Lancet. 1996; 347(8999): 422-425
55. Rincon F, Hunter K, Schorr C, Dellinger RF, Zanotti-Cavazzoni S. The epidemiology of spontaneous fever and hypothermia on admission of brain injury patients to intensive care units: a multicenter cohort study. Journal of Neurosurgery. 2014; 121: 950-960
56. Rincon F, Patel U, Schorr C, Lee E, Ross S, Dellinger RF, et al. Brain injury as a risk factor for fever upon admission to the intensive care unit and association with in-hospital case fatality: a matched cohort study. Journal of Intensive Care Medicine. 2015; 30(2): 107-114
57. Rossi S, Zanier ER, Mauri I, Columbo A, Stocchetti N. Brain temperature, body core temperature, and intracranial pressure in acute cerebral damage Journal of Neurology, Neurosurgery& Psychiatry. 2001; 71(4): 448-454
58. Rudy TA, Williams JW, Yaksh TL. Antagonism by indomethacin of neurogenic hyperthermia produced by unilateral puncture of the anterior hypothalamic/preoptic region. The Journal of Physiology. 1977; 272(3): 721-736
59. Rumbus, Z, Matics R, Hegyi P, Zsiboras C, Szabo I, Illes A et al. Fever is associated with reduced, hypothermia with increased mortality in septic patients: a meta-analysis of clinical trials. PLoS One. 2017; 12(1): e0170152
60. Saxena MK, Young P, Pilcher D, Bailey M, Harrison D, Bellomo R, et al. Early temperature and mortality in critically ill patients with acute neurological diseases: trauma and stroke differ from infection. Intensive Care Medicine. 2015; 41(5): 823-832
61. Saxena MK, Taylor C, Billot L, Bompoint S, Gowardman J, Roberts JA, et al. The effect of paracetamol on core body temperature in acute traumatic brain Injury: a randomised, controlled clinical trial. PLoS One. 2015; 10(12): e0144740
62. Schulman CI, Namias N, Doherty J, Manning RJ, Li P, Elhaddad A, et al. The effect of antipyretic therapy upon outcomes in critically ill patients: a randomized, prospective study. Surgical Infections. 2005; 6(4): 369-375
63. Springborg JB, Springborg KK, Romner B. First clinical experience with intranasal cooling for hyperthermia in brain-injured patients Neurocritical Care. 2013; 18(3): 400-405
64. Stein PD, Afza A, Henry JW, Villareal CG. Fever in acute pulmonary embolism. Chest. 2000; 117(1): 39-42
65. Tang BM, Eslick GD, Craig JC, McLean AS. Accuracy of procalcitonin for sepsis diagnosis in critically ill patients: systematic review and meta-analysis. Lancet Infectious Diseases. 2007; 7(3): 210-217
66. Tenner AG, Halvorson KM. Endocrine causes of dangerous fever. Emergency Medicine Clinics. 2013; 31: 969-986
67. Thompson HJ, Pinto-Martin J, Bullock MR. Neurogenic fever after traumatic brain injury: an epidemiological study. Journal of Neurology, Neurosurgery & Psychiatry. 2003; 74(5): 614-619
68. Thompson HJ, Tkacsa NC, Saatman KE, Raghupathi R, McIntosh TK. Hyperthermia following traumatic brain injury: a critical evaluation. Neurobiology of Disease. 2003; 12(3): 163-173
69. Todd MM, Hindman BJ, Clarke WR, Torner JC, Weeks JB, Bayman EO et al. Perioperative fever and outcome in surgical patients with aneurysmal subarachnoid hemorrhage. Neurosurgery. 2009; 64(5): 897-908
70. Wartenberg KE, Schmidt JM, Claassen J, Temes RE, Frontera JA, Ostapkovich N et al. Impact of medical complications on outcome after subarachnoid hemorrhage. Critical Care Medicine. 2006; 34(3): 617-623
71. Weinmann EE, Salzman EW. Deep-vein thrombosis. New England Journal of Medicine. 1994; 331(24): 1630-1641

Статистика просмотров

Загрузка метрик …

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.

Субфебрилитет причины, симптомы, лечение, диагностика. Субфебрилитет у детей, женщин, мужчин, беременных

Субфебрилитет – этот медицинский термин обозначает постоянно повышенную температуру(не более 38°C) тела на протяжении долгого времени – от нескольких недель до нескольких лет.

Симптомы субфебрилитета

Основным симптомом субфебрилитета считается, конечно же, повышение температуры тела от 37,1°C до 38°C. Вместе с повышенной температурой наблюдаются и другие симптомы. Человек становится вялым, чувствует постоянную слабость, у него пропадает аппетит. Может присутствовать расстройство пищеварения, излишнее потоотделение, покраснение кожи, учащенный пульс и дыхание, появляется нервозность, раздражительность, бессонница.

Формы

В зависимости от изменений температурных показателей, субфебрилитет классифицируется следующим образом.

Перемежающаяся лихорадка – температура сначала немного понижается, а затем снова повышается, и такое чередование длится на протяжении нескольких дней.

  • Ремитирующая – температура в течении суток колеблется больше, чем на 1°C.
  • Волнообразная лихорадка – у пациента наблюдается чередование нормальной температуры с постоянным и ремитирующим состоянием.
  • Постоянная лихорадка – о ней говорят, когда температура постоянно повышена, и, практически, не изменяется в течении суток.

Есть еще лихорадка неясного происхождения(генеза), причины которой выяснить врачам не удается. В этом случае отмечается повышение температуры до 38°C в период от трех неделях и более при неустановленных причинах.

Лихорадку неясного происхождения(генеза) подразделяют на следующие виды:

  • так называемая, лихорадка “классическая” невыясненного генеза – к ней относят все случаи инфекционных болезней, тяжело поддающиеся диагностике, абсолютно непривычные для местности, в которой проживает пациент, или имеют атипичные формы;
  • резкое снижение в крови специальных элементов, которые отвечают за иммунитет человека, также может привести к лихорадке неясного генеза;
  • лихорадка госпитальная – она возникает у пациента после госпитализации в течении суток;
  • цитомегаловирусную инфекцию, гистоплазмоз, микобактериоз относят к ВИЧ-ассоциированной лихорадке.

Причины

Для возникновения субфебрилитета существует очень много причин. В первую очередь, это, конечно же, инфекционные процессы, происходящие в организме человека. Любая инфекция, будь то вирусная, хламидийная, бактериальная или кишечная, может вызвать субфебрилитет. При заражении человека внутриклеточными или простейшими паразитами тоже наблюдается субфебрильная температура. Постоянно повышенная температура характерна и для онкологических заболеваний различной этиологии у мужчин и женщин. Причиной возникновения субфебрилитета может стать саркоидоз. Синдром хронической усталости, который возникает из-за постоянных стрессов, недосыпаний, переутомлений, также относится к причинам субфебрилитета. Если говорить о новорожденных и грудных детях, то в силу несовершенного теплообмена, любая инфекция может дать стойкую повышенную температуру. У беременных женщин субфебрилитет протекает без каких то особых проявлений, но необходимо как можно быстрее выяснить причину появления температуры. Так как многие инфекционные заболевания чреваты для плода и будущего ребенка серьезными последствиями.

Диагностика

Субфебрилитет не возникает на пустом месте, и часто является предвестником достаточно серьезного заболевания. Чтобы выяснить причины возникновения постоянно повышенной температуры, необходимо обязательно обратиться к доктору. Диагностика субфебрилитета начинается со сбора анамнеза и жалоб на состояние здоровья. Врач изучит историю болезни пациента, расспросит о ранее перенесенных и существующих ныне заболеваниях. Наличие таких болезней, как туберкулез, сахарный диабет, ВИЧ, различные виды заболеваний крови и печени, а также перенесенные операции – одна из причин стойкого повышения температуры. При диагностике субфебрилитета необходимо выявить и возможность заражения бактериальным эндокардитом и гепатитом во время медицинских процедур, посещения стоматолога, переливании крови, незащищенных половых контактах. Также проводится эпидемиологический опрос – врач задаст вопросы о том, какие страны посещал человек в последнее время, не выезжал ли он в районы, для которых характерны те или иные инфекционные и паразитарные заболевания.

Далее следует визуальный осмотр пациента. Врач проводит исследование кожных покровов, слизистой, суставов, лимфатических узлов, делает пальпацию брюшной полости, молочных желез у женщин, аускультацию грудной полости, осматривает ЛОР-органы, урогенитальные органы и прямую кишку. Для выяснения всех причин возникновения субфебрилитета назначаются лабораторные исследования, к которым относятся общий анализ мочи крови, серологический и биохимический анализы, исследования мокроты и спинномозговой жидкости.

В обязательном порядке проводится и приборная диагностика: УЗИ, рентгенография, КТ, эхокардиография. Назначаются консультации различных специалистов: гинеколога(для женщин), невролога, онколога, гематолога, инфекциониста, фтизиатра – все пациенты, мужчины, женщины, дети, беременные с субфебрилитетом, должны пройти проверку на туберкулез.

Лечение субфебрилитета

Выяснив точную причину возникновения субфебрилитета, составляется план лечения, который зависит от основного заболевания. Назначается лекарственная терапия для лечения болезни, вызывающей повышение температуры, а также прием жаропонижающих медикаментов при температуре выше 38,5° С. При длительном повышении температуры пациента госпитализируют..

В целях профилактики субфебрилитета и его рецидива рекомендуется соблюдать следующие меры предосторожности: избегать вредных условий труда, переохлаждений, перегреваний, обеспечит полноценный и правильный режим сна и отдыха, соблюдать правила личной гигиены, диету, следить за качеством питания. И, конечно же, регулярный осмотр врача.

Прием врача невролога первичный: 1850 Р.

Фотографии клиники

новости СГЦ Опека в Санкт-Петербурге

Температура тела – комплексный показатель теплового состояния человека, который использовали для выявления различных проблем в организме еще в древние времена.

Всем известное число – 36.6, как показатель нормальной температуры, не совсем верное. Во-первых, такая температура считается нормальной только для аксиллярной области (подмышечной впадины). В других местах цифры на градуснике будут несколько отличаться. К примеру, во рту показание термометра должно быть 37.0. Во-вторых, у каждого человека разный обмен веществ и терморегуляция, поэтому и «нормальная» температура будет различна. В медицине нормой считается значение в диапазоне 35.9-37.5, однако это лишь означает, что температура варьируется в зависимости от времени суток, этапа пищеварения, психологического состояния и активности, даже у здоровых людей.

Особенности терморегуляции у пожилых людей

Чем старше становимся мы, тем сильнее изменяется наш организм. В первую очередь, это изменение касается процессов жизнедеятельности, в том числе – терморегуляции. Нормальная температура тела может постепенно снижаться с годами, поэтому увидев у родственника преклонного возраста низкую температуру, не стоит пугаться. Вполне возможно, что так и должно быть. Чтобы точно установить, какую температуру считать нормой в вашем случае, следует проводить термометрию в течение 7-10 дней, в одно и то же время, например, перед обедом, при условии, что ваш родственник не чувствует себя больным.

Важно отталкиваться от индивидуальной «нормы» человека при измерении температуры. Если «норма» составляет 36.0 градусов, то повышение до 36.7 уже должно настораживать. Кроме того, люди преклонного возраста менее чувствительны к температурным изменениям и могут просто не заметить, как у них поднимается жар. Родственникам или опекунам необходимо всегда следить за состоянием пожилого человека.

Повышение температуры у пожилых людей

Повышение температуры тела на 1-1.5 градуса должно говорить о заболевании, которое сопровождается воспалительным процессом. Это может быть травма, вирусная или бактериальная инфекция. Обычно, при попадании вирусов в организм, температура скачкообразно поднимается до 38-39 градусов, что сигнализирует о том, что организм начал сопротивление. Здесь стоит упомянуть печально известный COVID-19. С ним это правило не работает: зачастую организм очень слабо сопротивляется действию вируса.

Помимо всем известных болезней, сопровождаемых выраженными симптомами (кашель, насморк, головные боли), повышение температуры может происходить бессимптомно. Это может говорить о целом ряде заболеваний, например, о почечной недостаточности или сердечном приступе, которые сопровождаются повышенным давлением. Также бессимптомное повышение температуры зачастую говорит об обострившихся вдруг хронических болезнях или даже злокачественных новообразованиях, нарушающих работу организма. Ситуацию усугубляет тот факт, что заболевания у старшего поколения, как правило, протекают атипично, развиваются стремительно и непредсказуемо. Ко всему этому прибавляется то, что из-за замедленного обмена веществ, лекарственные препараты начинают работать позже, чем обычно. По всем этим причинам, промедление в оказании помощи пожилому человеку недопустимо.

Повышение температуры у пожилого человека: что делать?

Когда вы заметили рост температуры тела вашего подопечного, первым делом следует вызвать врача, если температура высокая, до 39 градусов – то сразу скорую. Во время ожидания медиков, чтобы облегчить самочувствие пожилого родственника, можно наложить холодный компресс на голову, обтереть кожу водой комнатной температуры (для усиления теплоотдачи организмом). Обязательно поить жидкостью, лучше всего – обычной водой. Если температура поднимается выше 38.5, стоит выпить жаропонижающее средство, например, парацетамол или ибупрофен. Рассчитывайте дозировку правильно, не превышайте допустимое количества препарата и соблюдайте временной диапазон между приемами жаропонижающих средств. Понять помогло ли лекарство можно не сразу, а через 15-20 минут. Если после приема одного препарата и повторного измерения температуры показатели продолжают повышаться, можно дать жаропонижающее с другим действующим веществом. Дальнейшее лечение назначит прибывший врач.

Понижение температуры у пенсионеров

Столь редкий симптом, как понижение температуры, или гипотермия, очень часто встречается у людей преклонного возраста, особенно тех, кто болеет сахарным диабетом или печеночной недостаточностью. Причиной гипотермии может стать как небольшое переохлаждение после прогулки, так и ухудшение работы центральной нервной системы. Онкобольные могут страдать понижением температуры, поскольку химиотерапия и лучевые методы лечения негативно сказываются на обмене веществ в организме. Понижение температуры, если оно не обусловлено переохлаждением, является признаком серьёзных отклонений в организме.

Что делать, если у пожилого родственника снижается температура

Гипотермией считается состояние, когда температура тела меньше 35 градусов. При этом человек бледнеет, у него замедляется реакция, появляется дрожь всего тела, уменьшается пульс. При дальнейшем понижении температуры могут возникать обмороки и даже состояние комы.

Если температура тела опустилась резко, без понятных причин (прогулка по улице, купание в холодном водоеме) или сопутствующих симптомов, следует незамедлительно вызывать врача. В качестве первой помощи необходимо обеспечить теплое питье, например, чай с лимоном, и укутать пожилого человека в теплое одеяло. Закрыть окна. Одним словом, не дать организму еще больше рассеивать тепло. Прибывшая медицинская помощь поставит диагноз и назначит лечение.

Если температура пожилого человека снизилась от переохлаждения, например, после длительного пребывания на улице в холодную погоду, действия должны быть аналогичны предыдущим: поместить человека преклонного возраста в теплое помещение, обеспечить согревание конечностей с помощью растирания, поить теплой жидкостью. В большинстве случаев, температура тела довольно быстро придет к нормальному значению.

Контроль температуры тела в пансионатах для пожилых

Причин изменения температуры у пожилых людей очень много. Этот симптом может появляться как при обычной простуде, так и предвещать тяжелые осложнения хронических недугов. Из-за существующей опасности быстрого развития заболевания, контролировать температуру пожилому человеку нужно также пристально, как уровень сахара или давление. В пансионатах для пожилых Опека уделяют особое внимание жизненным показателям подопечных, чтобы не пропустить тревожные симптомы и своевременно оказать необходимую помощь.

В связи с пандемией новой коронавирусной инфекции COVID-19, в пансионатах «Опека» введен новый расширенный протокол. Согласно действующим инструкциям, к ежедневным контрольным параметрам, таким как температура, артериальное давление, пульс, добавлен контроль за частотой дыхания и сатурацией (насыщенностью крови кислородом). При подозрениях на COVID-19, подопечным нашего пансионата будет оказана своевременная помощь, с учетом эпидемиологического статуса и состояния здоровья.

Эпидемиологические меры в пансионатах весьма серьезны, но главный врач Опеки продолжает совершенствовать алгоритмы профилактики COVID-19 на территории пансионатов.

Благодаря такому подходу, «Опека» остается безопасным местом для пожилых людей, дает им возможность правильно питаться, общаться друг с другом, находиться на свежем воздухе и получать необходимое лечение. При этом риски заражения коронавирусом практически отсутствуют.

Психосоматика температуры 37-38: причины повышения у взрослого и ребенка

Диапазон нормальной температуры колеблется от 35,5о до 37,2о в зависимости от индивидуальных особенностей организма. Низкая температура находится в диапазоне от 35о и ниже, считается показателем тяжелого заболевания, падает до опасно низких показателей из-за переохлаждения и других негативных факторов. На различные внешние раздражители и внутренние патологические изменения организм реагирует повышением температуры. Диапазон от 37о до 39о относится к повышенной температуре, свыше 39о считается высокой температурой тела. Реакцией организма на стресс и страх может стать психосоматическое повышение температуры.

Синдром повышения температуры во время стрессовой ситуации называют «бегством в болезнь». Таким образом организм пытается избежать поражения во время стрессовой нагрузки. Симптомы повышенной температуры проявляются в виде вялости, отсутствия аппетита, повышенной потливости, учащенного пульса, раздражительности, покраснения кожи, расстройства сна, нарушения пищеварения. Повышенная температура может проявляться в виде перемежающейся, неясного происхождения лихорадки.

Виды перемежающейся лихорадки:

  • В течение суток температура изменяется более, чем на 1 градус – ремитирующая.
  • Чередование нормальной температуры с ремитирующей и постоянной лихорадкой – волнообразная форма.
  • Высокая температура не изменяется в течение суток – постоянная.

Лихорадка неясного происхождения и ее виды:

  • Классическая – тяжело поддающиеся лечению заболевания, инфекции, заболевания, непривычные для данной страны проживания, атипичные формы.
  • Неясного генеза – развивается из-за резкого изменения состава крови, падения иммунитета.
  • Госпитальная – развивается в течение суток после поступления пациента в больницу.
  • ВИЧ-ассоциированная лихорадка, в том числе цитомегаловирусная инфекция, гистоплазмоз, микобактериоз.

 Причины психосоматики температуры 37

о и выше

Причин субфебрилитета очень много: любые инфекции, простейшие, онкологические заболевания, синдром хронической усталости, психосоматические причины. Одна из психосоматических причин небольшого повышения температуры от 37о до 37,5о – неспособность организма быстро справится с негативными эмоциями. Считается, что повышенная температура сжигает всю накопившуюся негативную энергию, полученную во время стресса. Синдром хронической усталости проявляется температурой выше 38о.

Психосоматика температуры 37

о у взрослых

Психолог Хей считала, что причиной субфебрильной температуры у взрослых может стать гнев или злость. Психолог и писатель Бурбо описывала психосоматику высокой температуры как разрешение длительно протекающего конфликта или страстного выполнения каких-либо обязанностей. Она считает, что ощущение холода говорит о внутреннем накоплении гнева и неумении избавиться от него. Доктор Виилма пишет, что психосоматический субфебрилитет у взрослых – это поиск виновного, злость, страх. Авторы книги о Рэйки Шалила и Багински описывают психосоматическую температуру как психическое перевозбуждение, злость и сильный гнев, которые не смогли выйти наружу. Психосоматическая проблема субфебрильной температуры описывается доктором Хамером как реакция на конфликт, помогающая организму выжить, выстоять в сложных условиях.

Доктор Хамер называет это состояние SBS – специальная биологическая программа. Программа состоит из двух частей – активной и восстановительной фазы. Активная фаза проходит незамеченной. Восстановительная фаза характеризуется болью, отеками, воспалительным процессом и другими симптомами.

Психосоматика температуры 37

о у ребенка

Повышения температуры без причины у детей не бывает, она является ответом организма на различные стрессовые ситуации:

  • Отсутствие мамы.
  • Температура у младенцев поднимается при перегреве, когда ребенок одет не по погоде.
  • Изменение режима дня, посещение детского сада, посещение школы, переезд на другое место жительства и другие ситуации.
  • Истерика, долгий и сильный плач.
  • Состояние стресса перед экзаменами, важными соревнованиями, олимпиадой.

Психосоматика температуры 38

о

Бесплатный вебинар

Психоматика: как эмоции запускают болезни

Преподаватель: Ольга Бутакова

Подробнее

Психогенная температура нередко поднимается у пациентов с подвижной психикой, обладающих высокой эмоциональностью, чувствительностью. Наиболее часто под такие критерии попадают дети – они склонны к психосоматическому подъему температуры в силу незрелости нервной системы и организма в целом. Повышенная температура у взрослых возникает при синдроме хронической усталости, депрессиях. Особенно часто такое состояние отмечается у пациентов, склонных сдерживать свои эмоции, скрывать чувства. Хей в своей книге предлагает научиться управлять собственным гневом, чтобы навсегда забыть о лихорадочных состояниях.

Психосоматика субфебрилитета, по мнению доктора Виилме, заключена в определенных эмоциях человека. Она считает, что высокая температура вызвана напряжением в отношениях с матерью, сильной неутолимой злобой, поиском виновного в своих бедах и злобой по отношению к нему. Хроническая повышенная температура 38о и выше – показатель долговременной злобы. Хей считает психосоматику субфебрилитета проявлением кипения и гнева. Психолог советует найти источник своего гнева, причину перевозбуждения и яростного выполнения своих обязанностей.

Высокая температура указывает на тяжесть проблемы и необходимость ее срочного решения. Воспалительные процессы с температурой, жар в теле – это страх, воспаленное сознание, ярость, гнев и разочарование по поводу происходящего вокруг. Эзотерик и писатель Жикаренцев считает, что лихорадка и температура 38о – это злость, гнев больного, которые не нашли выхода, постоянная сердитость пациента.

Диагностика и лечение

Диагностика причин субфебрилитета начинается со сбора анамнеза, жалоб. Врач беседует с пациентом, узнает о ранее перенесенных заболеваниях, задает вопросы о посещении других стран, о проведении различных медицинских процедур в недавнем времени. Проводится визуальный осмотр пациента. Дополнительно врач назначает лабораторные исследования. Лечение заболевания, вызвавшего повышенную температуру, не будет эффективным, если есть глубокие причины развития патологического состояния.

Если заболевание связано с состоянием психики, нервной системы, пациенту может потребоваться помощь невролога или психотерапевта. Устранение негативного отношения к окружающему миру значительно способствует выздоровлению. Показатели температуры и течение заболевания во многом зависят от психического и эмоционального состояния больного. Лечение злости и постоянного недовольства, по мнению Жикаренцева, должны начинаться с положительных установок.

Хей утверждает, что позитивные установки помогут избавиться от температуры:

  • «Я – спокойное выражение мира, я – философское отражение мира и любви» – установка при лихорадочном состоянии, избавляет от гнева и злости.
  • «Мои мысли спокойные, внимание – сконцентрированное, я перестаю постоянно критиковать себя и других, одобряю свои поступки и люблю себя» – помогает преодолеть страх, ярость, сильный гнев, разочарование.

При посещении психолога-психотерапевта следует не пытаться сбежать от самого себя, а честно рассказать о своих внутренних проблемах врачу. Полученные от больного ответы станут подсказкой врачу для назначения эффективного лечения. Бурбо считает, что обстановка, вызывающая раздражение и гнев, возникла не случайно в жизни больного, а для того, чтобы дать урок, научить его смирению, сдержанности, терпению и многим другим качествам. Психолог-психотерапевт поможет найти причину гнева, злости, научит управлять эмоциями, принимать все посылаемые жизнью испытания спокойно и без гнева, изменит взгляд на жизнь, научит применять способы расслабления и успокоения. Больному следует простить своих обидчиков, забыть оскорбления, поблагодарить свой организм за реакцию, которая помогла найти корень проблемы.

Правильный эмоциональный подъем и подобранное эффективное лечение помогают свести до минимума реакцию организма на негативные события.

Инфекционные причины лихорадки неизвестного происхождения

Clin Med (Лондон). 2015 июнь; 15(3): 285–287.

, SpR, Hospital for Tropical Diseases A и консультант B

Alastair C McGregor

A London, UK, and Imported Fever Service, RIPL, Public Health UK, Porton Down, David A Moore

B Больница тропических болезней, Лондон, Великобритания, и Лондонская школа гигиены и тропической медицины, Лондон, Великобритания

A Лондон, Великобритания, и Служба борьбы с завозными лихорадками, RIPL, Общественное здравоохранение Англии, Портон-Даун , Великобритания

B Больница тропических болезней, Лондон, Великобритания, и Лондонская школа гигиены и тропической медицины, Лондон, Великобритания

Автор, ответственный за переписку.Адрес для корреспонденции: доктор А. МакГрегор, больница тропических болезней, 235 Юстон-роуд, Лондон, NW1 2BU, Великобритания. Электронная почта: [email protected]Авторское право © Royal College of Physicians 2015. Все права защищены. Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

РЕФЕРАТ

Причины лихорадки неизвестного происхождения (ЛНН) меняются, поскольку достижения в клинической практике и диагностике облегчили идентификацию некоторых инфекций. Различные бактериальные инфекции могут вызывать ЛНЯ, и их можно разделить на те, которые легко идентифицировать с помощью посева, и те, для идентификации которых требуются серологические или молекулярные тесты.Ряд вирусных, паразитарных и грибковых инфекций также могут вызывать длительную лихорадку. В этой статье обобщены клинические особенности и диагностическая стратегия этих инфекций.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА : Лихорадка, лихорадка, хроническая, неизвестного происхождения

Ключевые моменты

  • Лихорадка неизвестного происхождения (ЛНН) может быть результатом инфицирования различными бактериями, вирусами, паразитами и грибками.

  • Диагноз бактериальной инфекции часто можно поставить на культуре подходящих образцов, но может потребоваться определение специфических антител или бактериальной ДНК для организмов, которые трудно вырастить.

  • Для выявления вирусных, паразитарных и грибковых инфекций могут потребоваться серологические, молекулярные или гистологические тесты.

  • Визуализация поперечного сечения полезна для выявления очагов инфекции, из которых затем можно взять образцы для дальнейшего тестирования.

  • Тщательный сбор анамнеза с акцентом на анамнезе, путешествиях, воздействии, профилактике, вакцинации и иммунном статусе важен при рассмотрении вероятных инфекционных причин ЛНЯ.

Введение

Многие инфекционные агенты могут вызывать хроническую субфебрилитетную лихорадку, но благодаря усовершенствованию диагностических технологий некоторые из них теперь легко идентифицировать при условии проведения правильных тестов.Это означает, что они составляют меньшую долю лихорадки неизвестного происхождения (ЛНН), чем раньше. Текущие оценки доли ЛНЯ, вызванной инфекцией, колеблются от 15 до 30% в регионах с умеренным климатом. 1,2 Эта цифра сильно различается между группами населения, отражая географический регион, возраст населения и тип медицинской практики.

Все инфекции, обсуждаемые ниже, потенциально могут вызывать длительные заболевания, но, учитывая простоту диагностики некоторых из них, не все обычно вызывают классическую ЛНЯ.Хронические инфекции можно классифицировать в зависимости от типа возбудителя. Бактериальные причины можно подразделить на культивируемые микроорганизмы, вызывающие очаговую скрытую инфекцию (остеомиелит, скрытый абсцесс и бактериальный эндокардит), и внутриклеточные микроорганизмы, которые технически невозможно культивировать, но которые можно диагностировать с помощью серологических тестов (например, Rickettsia, Coxiella или Bartonella spp.). ). Между этими крайностями находится группа инфекций, вызываемых бактериями, которые трудно, но не невозможно культивировать, которые могут вызывать хронические инфекции более коварной природы (брюшной тиф, туберкулез, бруцеллез и иерсиниоз).Паразитарные причины хронической лихорадки включают лейшманиоз и малярию. Инфекционный мононуклеоз (вызванный вирусом Эпштейна-Барр (ВЭБ), цитомегаловирусом (ЦМВ) или токсоплазмой ) может редко вызывать лихорадку, продолжающуюся более трех недель. Кроме того, у путешественников следует учитывать наличие эндемичных грибов, которые иногда могут вызывать глубокие микозы, хотя они крайне редки в Великобритании. Диагностические тесты для этих инфекций приведены в таблице.

Таблица 1. 

 Диагностические тесты на инфекции.

Важно признать, что спектр оппортунистических патогенов, которые могут проявляться лимфаденитом, значительно шире у лиц с ослабленным иммунитетом, таких как ВИЧ-инфекция, хроническая почечная недостаточность или реципиенты трансплантатов, а также у пациентов, получающих лечение кортикостероидами или биологическими препаратами. Тщательный анамнез, который фиксирует потенциально локальные симптомы, возможный контакт с патогенами (путешествие, род занятий и т. д.) и восприимчивость к инфекции (профилактика, вакцинация, предыдущий медицинский и хирургический анамнез, иммунный статус), поможет в выявлении возможных инфекций и формировании соответствующего теста. стратегия.

Бактериальные инфекции

Очаговые скрытые инфекции

Заражение практически любым бактериальным патогеном может вызвать лихорадку без локализации. Однако относительно немногие из этих инфекций могут сохраняться в течение трех недель без спонтанного разрешения или ухудшения состояния до такой степени, что инфекция может быть локализована или становится обнаруживаемой при рутинных исследованиях. Небольшие абсцессы с низкодифференцированными бактериальными патогенами могут вызывать фокальную инфекцию, которую трудно локализовать, но которую можно идентифицировать с помощью визуализации.Классическими примерами могут быть поддиафрагмальные абсцессы, эмпиема, остеомиелит или инфекция предстательной железы. Существует несколько специфических симптомов, связанных с бактериальным эндокардитом, но только низкосортный возбудитель (например, организм HACEK или зеленящий стрептококк ) может не обнаруживаться в течение трех недель. Выделение этих организмов обычно не представляет сложности, но неправильное назначение антибиотиков может подавить рост бактерий в культурах крови.

Некультивируемые бактериальные инфекции

Bartonella, Coxiella и Rickettsia spp. все способны вызывать индолентную инфекцию, и ни одна из этих бактерий не может быть культивирована с использованием стандартных микробиологических методов.Поскольку идентификация этих организмов зависит от запроса и проведения специфических серологических или молекулярных тестов, для их диагностики требуется высокая степень подозрения. Различные виды Bartonella имеют очень разную эпидемиологию, и наиболее часто встречающейся инфекцией в Великобритании является лихорадка кошачьих царапин. Coxiella вызывает Ку-лихорадку, которая связана с контактом с тушами животных, хотя, поскольку микроорганизм очень заразен (например, может переноситься облаком пыли), эта связь может быть очень слабой или незаметной. Rickettsia spp., вызывающие пятнистую лихорадку и сыпной тиф, переносятся членистоногими и обычно завозятся в Великобританию.

Брюшной тиф

Брюшной тиф Salmonella может вызывать урчащую лихорадку без локализационных признаков. Как правило, лихорадка вначале невысокая, повышается на второй неделе и проходит к четвертой неделе при нелеченной нефатальной инфекции. 3 Диагноз ставится при выделении Salmonella typhi или Salmonella paratyphi из стула, мочи или крови, хотя культура крови чувствительна лишь примерно на 65% и вполне может потребоваться эмпирическая терапия. 4

Туберкулез

Заражение Mycobacterium tuberculosis является частой причиной ЛНЯ, особенно внелегочной локализации (например, скелетной, почечной). Симптомы активного туберкулеза в первую очередь вызваны иммунным ответом на относительно низкую нагрузку на организм, и этот факт в сочетании с медленным временем репликации организма означает, что подтверждение диагноза туберкулеза с помощью культуральных или молекулярных тестов может быть невозможным. Визуализация поперечного сечения может помочь в диагностике туберкулеза.В конечном счете, диагностика туберкулеза в сложных случаях может основываться на пробной терапии.

Бруцеллез

Заражение Brucella spp. часто вызывает субфебрильную лихорадку. Бруцеллез является полиорганным заболеванием и может иметь или не иметь локализационных признаков. Заболевание может напоминать туберкулез. Обычно в истории болезни есть подсказки (география, контакт с козами и верблюдами или непастеризованным молоком). Диагноз ставится на основе посева или серологии.

Yersiniosis

Энтеропатогенные виды Yersinia , Y enterocolitica и Y paratuberculosis, могут вызывать хронические лихорадочные заболевания.Как следует из номенклатуры, классическими проявлениями инфекции, вызванной этими микроорганизмами, являются соответственно энтероколит и аденит (в первую очередь мезентериальный). Этот микроорганизм широко распространен в природе, но инфекции в Великобритании очень редки и часто возникают в виде вспышек. Диагноз может быть поставлен при посеве (селективный агар может повысить чувствительность посева кала) или при серологическом тестировании. 5

Инфекционный мононуклеоз

Первичная инфекция ВЭБ или ЦМВ у взрослых может вызвать синдром инфекционного мононуклеоза (ИМ), характеризующийся лимфаденопатией, лихорадкой и появлением атипичных мононуклеаров в периферической крови.Около 80% случаев ИМ вызваны ВЭБ, а большинство остальных случаев связано с острой ЦМВ-инфекцией. 6 Лихорадка может сохраняться до 35 дней в случаях острого ЦМВ. Острая инфекция Toxoplasma gondii также может вызывать инфекционный мононуклеозоподобный синдром, хотя на это, вероятно, приходится не более 1% от общего числа случаев ИМ. 7

Паразитарные инфекции

Висцеральный лейшманиоз и малярия являются единственными распространенными паразитарными причинами ЛНЯ.Висцеральный лейшманиоз вызывается представителями комплекса Leishmania donovani . В этом комплексе два вида: L infantum (также известный как L chagasi ), имеющий распространение от Средиземноморья до Китая, а также части Южной Америки, и L donovani в Индии и Восточной Африке. . Инфекция распространяется москитами, и проявления обычно коварны, с субфебрильной температурой, гепатоспленомегалией и анорексией с истощением. Диагноз ставится серологически или при обнаружении паразитов в тканях (обычно в костном мозге) с помощью микроскопии, посева или ПЦР.

Малярия обычно вызывает более острое лихорадочное заболевание, но инфекция «доброкачественными» видами Plasmodium , то есть P malariae, ovale и vivax , может иногда проявляться рецидивирующей лихорадкой в ​​течение нескольких недель. P ovale и P vivax образуют печеночные «гипнозоиты», и рецидив может произойти через много лет после заражения.

Грибковые инфекции

Эндемичные грибы характеризуются температурным диморфизмом (т.е. они существуют в виде различных грибковых форм при разных температурах), их ограниченным географическим распространением и способностью вызывать заболевания у здоровых людей. 8 Легочная или диссеминированная инфекция, вызванная грибками родов Histoplasma , Blastomyces , Coccidiodes и Paracoccidiodes , может вызывать симптомы хронической лихорадки и, хотя крайне редко встречается у путешественников, возвращающихся в Великобританию, соответствующую географическую экспозицию.

Заключение

Широкий спектр инфекций может вызывать хроническую лихорадку, но с улучшением диагностики некоторые классические причины лимфатической лихорадки теперь легко идентифицировать.В дополнение к бактериальной культуре для поиска специфических патогенов могут использоваться серологические и молекулярные тесты. Методы поперечного сечения и эхографической визуализации могут использоваться для выявления аномалий тканей, образцы которых затем могут быть взяты для постановки патологического диагноза в сложных случаях лимфатической лимфаденэктомии.

Каталожные номера

1. . Эфстатиу С.П., Пефанис А.В., Циаку А.Г. и соавт. Лихорадка неизвестного происхождения: различение инфекционных и неинфекционных причин. Eur J Intern Med 2010, апрель; 21: 137–43.[PubMed] [Google Scholar]2. . Bleeker-Rovers CP1, Vos FJ и др. Проспективное многоцентровое исследование лихорадки неизвестного происхождения: результаты структурированного диагностического протокола. Медицина (Балтимор) 2007; 86: 26–38. [PubMed] [Google Scholar]3. . Пег Д.А., Миллер С.И. Salmonella вида, в том числе Salmonella Typhi. В: Манделл Г.Л., Беннет Дж.Э., Долин Р. (редакторы), Манделл, Дуглас и принципы Беннета и практика инфекционных заболеваний, 7-е изд., том 2. Филадельфия, Пенсильвания: Черчилль Ливингстон, 2009: 2887–903.[Google Академия]4. . Фаруки BJ1, Хуршид М., Ашфак М.К., Хан М.А. Сравнительный выход Salmonella typhi из крови и культур костного мозга у больных с лихорадкой неясного генеза. Дж. Клин Патол, 1991; 44: 258–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. . Деннис Д.Т., Мид П.С. (2010). Yersinia вида, в том числе чума. В: Манделл Г.Л., Беннет Дж.Э., Долин Р. (редакторы), Манделл, Дуглас и принципы Беннета и практика инфекционных заболеваний, 7-е изд., том 2. Филадельфия, Пенсильвания: Черчилль Ливингстон, 2009: 2943–53.[Google Академия]6. . Клемола Э., Фон Эссен Р., Хенле Г., Хенле В. Инфекционно-мононуклеозоподобное заболевание с отрицательной реакцией гетерофильной агглютинации. Клинические особенности в отношении антител к вирусу Эпштейна-Барр и цитомегаловирусу. J Infect Dis 1970; 121: 608–14. [PubMed] [Google Scholar]7. . Ремингтон Дж. С., Барнетт К. Г., Мейкель М., Лунде М. Н. Токсоплазмоз и инфекционный мононуклеоз. Arch Intern Med 1962; 110: 744–53. [PubMed] [Google Scholar]8. . Кауфман СА. Эндемические микозы: бластомикоз, гистоплазмоз, споротрихоз.Infect Dis Clin North Am 2006;20:645–62, vii. [PubMed] [Google Scholar]

советов по борьбе с вирусной лихорадкой

В графстве Саффолк зима! Это вечера у костра, игры в снежки, а иногда и лихорадка. Лихорадка — это реакция вашего организма на болезнь или инфекцию. Имейте в виду, что если она не поднимается слишком высоко, лихорадка может быть хорошей вещью. Лихорадка, вызванная бактериальной инфекцией или вирусом, помогает вашему организму восстановиться. Найдите минутку и прочитайте о том, что можно и чего нельзя делать при борьбе с вирусной лихорадкой.

Принимайте лекарства от вирусной лихорадки

Одним из наиболее распространенных способов борьбы с вирусной лихорадкой являются лекарства, отпускаемые без рецепта. Имейте в виду, что субфебрильная температура от 98,7°F до 100,4°F может не нуждаться в лечении. Если у вас высокая температура, вы испытываете дискомфорт или лихорадка держится более 24 часов, врач может предложить вам принять ацетаминофен или ибупрофен.

Не рассчитывайте принимать антибиотики

Иногда пациенты немного разочаровываются, когда посещают один из центров неотложной помощи и уходят домой без рецепта.Если они не подозревают, что у вас бактериальная инфекция, такая как острый фарингит, врачи не назначают антибиотики для лечения лихорадки. Если лихорадка вызвана вирусом, например простудой или гриппом, антибиотик не вылечит ее и не облегчит симптомы. Будьте уверены, не прописывая ненужные лекарства, ваш врач заботится о вашем здоровье. Говоря об отдыхе, это отличное лечение лихорадки!

Побольше отдыхайте

Самое смешное в лихорадке то, что активность может поднять температуру тела.Это означает, что если у вас уже есть лихорадка и вы продолжаете свой обычный уровень активности, вы можете вмешиваться в свое тело и его попытки бороться с лихорадкой. Это одна из причин, по которой врачи назначают отдых как часть схемы лечения лихорадки. Лихорадка также заставляет вас чувствовать усталость, поэтому потребность в отдыхе имеет смысл.

Не забывайте пить воду

Если у вас более высокая температура, чем субфебрильная, ваше тело может легко терять жидкость. Это может привести к обезвоживанию.Лучший способ избежать обезвоживания – пить много воды. Если вы человек, который находит воду немного скучной, вы можете пить прозрачный бульон, Pedialyte, очень разбавленный сок или сосать лед. Основным напитком должна быть вода, но не стесняйтесь включать и другие напитки.

Сохраняйте спокойствие

Поскольку лихорадка вызывает повышение температуры тела, одной из ваших целей является охлаждение тела. Снимите тяжелые слои зимней одежды. На улице может быть холодно, но лихорадочное тело предпочитает легкую рубашку.Вы также можете приложить прохладную ткань ко лбу или принять ванну с прохладной губкой.

Если вы считаете, что у вас слишком высокая температура или вы просто плохо себя чувствуете, и хотите поговорить с персоналом медицинского центра в округе Саффолк, штат Нью-Йорк, , свяжитесь с Peconic Bay Medical Center по телефону (631) 548- 6000 и запись на прием.

Что считается субфебрильной лихорадкой?

Если вы плохо себя чувствуете, возможно, у вас небольшая температура. Эти повышенные температуры, называемые субфебрилитетом, часто являются первым признаком вируса.Но что считается субфебрильной температурой? И стоит ли беспокоиться, если он у вас есть? Получите ответы ниже.

Что считается субфебрильной лихорадкой?

Хотя температура тела различна, у большинства из нас внутренняя температура составляет около 98,6 градусов по Фаренгейту. Температура немного выше, чем это все еще нормально. Когда ваша температура находится между 100,4 и 102,2, у вас есть то, что считается субфебрильной температурой.

Другие признаки болезни

Повышенная температура — не единственный признак вируса.Другие признаки включают респираторные симптомы, боли в теле, головные боли, усталость и расстройство желудка. Как правило, субфебрильная температура вызывает легкие симптомы. Следите за ними и отмечайте любые изменения.

Лихорадка и COVID-19

Недавние всплески случаев заболевания COVID-19 означают, что как никогда важно следить за лихорадкой. Субфебрильная температура является ранним предвестником заболевания. Хотя это не является гарантией того, что вы больны, это хороший признак того, что вам следует пройти тест на COVID, чтобы быть уверенным.

Когда следует обратиться к врачу

Если у вас жар более трех дней или жар не улучшается, обратитесь к врачу. Также немедленно обратитесь за медицинской помощью, если ваша температура поднимется выше 104 градусов по Фаренгейту. Это может указывать на то, что ваша вирусная инфекция не находится под контролем.

Cleveland, TX Неотложная медицинская помощь

Если у вас небольшая температура, следите за своими симптомами дома. Однако, если ваша температура продолжает повышаться, обратитесь за медицинской помощью. Emergency Hospital Systems предлагает услуги неотложной помощи людям в районе Хьюстона.Мы можем лечить лихорадку и симптомы вируса, а также другие неотложные медицинские потребности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.