Как лечить вирус эпштейна барра у взрослых: Лечение вируса Эпштейна Барра (ВЭБ) в Санкт-Петербурге. Лечение инфекции герпеса 4 типа у взрослых и детей.

Лечение вируса Эпштейна Барра (ВЭБ) в Санкт-Петербурге. Лечение инфекции герпеса 4 типа у взрослых и детей.

За всю жизнь можно не узнать, что когда-то давно (чаще всего в детстве) обычная респираторная инфекция сделала вас носителем вируса герпеса, название которого всегда напоминает об английских вирусологах, его описавших. Случилось это в 60-х годах прошлого века, и с тех пор выяснилось, что почти 90% населения планеты так или иначе уже проходили лечение вируса Эпштейна-Барра, пусть об этом не подозревали даже врачи. То есть, назначали терапию, традиционную для ОРВИ, вы выздоравливали, а виновник удобно устраивался в клетках вашего организма “спать” до тех пор, когда иммунитет даст слабину.

Сейчас известно, что болезнь Филатова, описанная одним из основателей русской педиатрической школы в конце XIX века и позднее, когда научились детально исследовать кровь, названная инфекционным мононуклеозом, случается из-за ВЭБ. Кроме того, этот вирус обвиняют в содействии возникновения ряда онкологических заболеваний (прежде всего, поражающих клетки крови). Следовательно, лечение Эпштейн-Барра (вируса) у взрослых и детей в период его активности обязательно – это позволит избежать тяжелых последствий и заболеваний, которые, увы, не поддаются лечению.

Для диагностики и понимания как лечить вирус Эпштейна-Барра у детей и взрослых, потребуется довольно обширное обследование, в том числе иммунологическое, и тесты, подтверждающие ДНК вируса в крови. Более того, опытные инфекционисты и иммунологи смотрят на происходящие изменения в динамике, то есть, проводят несколько обследований на протяжении некоторого времени.

Симптоматика и лечение вируса Эпштейна-Барра у взрослых и детей

Как уже говорилось, впервые вы можете принять инфекцию за обычную простуду, либо вовсе не обратить внимание на легкое недомогание. Тем более, что чаще всего случается это в детстве, когда растущий организм откликается на любую инфекцию, но при этом неплохо с ней борется.

Однако, ослабленный иммунитет может стать причиной развития инфекционного мононуклеоза и у взрослых, и у малышей. При подтверждении ВЭБ лечение у детей будет включать комплекс терапевтических мероприятий, направленных на погашение активности вируса, укрепление иммунитета и устранение симптомов, которые часто похожи на ангину.

  • Помимо общей слабости, болезнь проявляет себя изначально, как любая респираторная вирусная инфекция – лихорадкой, ощущением ломоты и тяжести в конечностях и, как правило, выраженной болью при глотании;
  • Отличительным симптомом считается воспаление лимфатических узлов, которое может протекать очень болезненно, а из-за нарушения оттока лимфы не исключено возникновение лимфостаза, который становится причиной болей в расположенных поблизости суставах. Очевидно, что в данном случае лечение вируса Эпштейна-Барра у взрослых и детей необходимо. Иначе способность этого вируса не убивать клетки, а, напротив, стимулировать их расти и делиться, может привести к увеличению лимфоузлов;
  • Нередко болезнь опускается по дыхательным путям, вызывая трахеит или бронхит;
  • И еще один отличительный симптом, часто сопровождающий эту болезнь – поражение органов, отвечающих за кроветворение и очистку крови, – селезенки и печени. А это значит, что адекватное лечение ВЭБ инфекции у детей способно избавить от развития серьезной патологии в будущем;
  • Заподозрить хроническую форму инфекционного мононуклеоза и вовремя начать лечение герпеса 4 типа, которым является ВЭБ, можно, обратив внимание на частые простуды, а также регулярно возникающие пузырьковые высыпания простого герпеса на губах или лице.

Вирус Эпштейна Барра у детей

Вирус Эпштейна-Барр является герпес-вирусом, он способен вызвать такую достаточно распространенную болезнь, как инфекционный мононуклеоз. Впервые он был описан в 1964 году врачом Майклом Эпштейном и аспиранткой Ивонной Барр.

Передается данный вирус сразу несколькими способами – это и контактно-бытовой, и воздушно-капельный, и парентеральный, и половой. Кроме того, он может быть передан ребенку и во время родов.

Нередко изначально определить наличие его в организме не удается как врачам, так и родителям. Причиной этому является достаточно легкое протекание патологии. Взрослые же сталкиваются с более тяжелыми симптомами.

Чаще всего вирус Эпштейна-Барр у детей появляется в возрасте 4–15 лет. Кстати, в Великобритании его называют «болезнью поцелуев» именно потому, что зачастую среди подростков он передается таким образом.

Симптоматика

В большинстве случаев болезнь развивается по нарастающей – постепенно возникают следующие симптомы:

  • повышение температуры – 38 градусов и больше;

  • лихорадочное состояние;

  • головные боли;

  • озноб;

  • боль в мышцах;

  • болевые ощущения при сглатывании.

Такое состояние может достаточно долгое время (около месяца) сопровождать ребенка, при этом повышенная температура может то появляться, то исчезать.

Еще одним ярким признаком патологии является появление отека лимфоузлов, чаще всего на затылке, задней части шеи, в области челюсти. Он сопровождается болью, которая может регулярно появляться на протяжении нескольких лет, если не проводится лечение вируса Эпштейна-Барр у детей.

Сам инфекционный мононуклеоз, который появляется вследствие активности вируса, проявляется такими симптомами:

  • ангина в сочетании с покраснением, зернистостью слизистой;

  • характерная сыпь;

  • увеличение селезенки и/или печени, однако данный признак чаще всего встречается у взрослых.

Могут проявляться сопутствующие патологии – бронхит, трахеит, желтуха, пневмония и др. У детей могут отмечаться проблемы со сном, стулом, боли в животе. Инкубационный период продолжается от 1 до 3 недель. Однако отметим, что стандартной картины развития такой болезни не существует – ее течение зависит от иммунитета, возраста, наличия других заболеваний и пр.

Клинические формы активной рецидивирующей ЭБВ-инфекции сопровождаются формированием:

  • васкулита;

  • нефрита;

  • поражения ЦНС и ЖКТ;

  • миокардита;

  • адено-тонзиллярного синдрома;

  • цитопении;

  • лимфаденопатии;

  • лихорадочного состояния;

  • гемофагоцитарного синдрома.

Поражение сердечно-сосудистой системы при ЭБВ инфекции

На фоне поражения организма вирусом Эпштейна-Барр более чем у половины заболевших детей отмечается воспаление сердечной мышцы, то есть миокардит. В большинстве случаев протекает он бессимптомно или с минимальными признаками. При этом возможны нарушения функций автоматизма, возбудимости, проводимости. У некоторых пациентов отмечается синдром ранней реполяризации желудочков.

Если подобные патологии и симптомы продолжаются в течение долгого времени, возможно развитие нейродистрофических процессов в миокарде. Это является предвестником миокардита.

Причины заболеваний, вызванных ВЭБ

Передаваться вирус Эпштейна-Барр у детей и взрослых может исключительно от человека к человеку. Как показывают исследования, в большинстве случаев это происходит воздушно-капельным путем – в таком случае вирус вместе с частицами слюны попадает на кожный покров или слизистую. Как уже говорилось ранее, возбудитель у подростков может передаваться и при поцелуе.

Еще один распространенный способ передачи – контактно-бытовой. Передаться ВЭБ может при использовании одной и той же посуды, постельного белья. У взрослых распространяться он может через кровь или сперму.

Диагностика

Существует несколько лабораторных способов диагностики вируса Эпштейна-Барр у детей:

  • общий анализ крови с развернутой лейкоцитарной формулой – такое исследование дает возможность отличить ВЭБ от других вирусов;

  • анализ крови на капсидный белок;

  • ПЦР, который дает возможность обнаружить ДНК вируса Эпштейна-Барр у детей даже в «спящем» состоянии;

  • анализ крови на антитела G, которые указывают на острый период инфекции.

Помимо этого, врачи проводят и стандартную процедуру, включающую визуальный осмотр полости рта, сбор анамнеза, оценку кожного покрова и лимфоузлов. Если требуется, диагностикой также занимаются эндокринологи, гематологи и онкологи.

Стоит помнить, что само наличие вируса Эпштейна-Барр у детей – это не патология. Если отсутствуют признаки конкретной патологии, проводить лечение не требуется. То же самое касается и проведения дополнительных обследований, анализов и т.д.

Лечение

Определенной схемы лечения патологий, вызванный вирусом Эпштейна-Барр у детей, не существует. Применяются лишь методы симптоматической и поддерживающей терапии. При этом врачи не используют аспирин, ацетилсалициловую кислоту или аспирин, а также те препараты, которые содержат в составе парацетамол.

Как правило, лечение проводится на дому. В некоторых случаях необходима госпитализация, например:

  • интоксикация, которая сопровождается головной болью, диареей и рвотой;

  • полиаденит;

  • сочетание с другими патологиями;

  • развитие различных осложнений;

  • гипертермия.

Важно грамотно дифференцировать вирус Эпштейна-Барр у детей со схожими по симптоматике заболеваниями – например, лейкозом, лимфомой, краснухой дифтерией. Больному рекомендуется строго соблюдать постельный режим, врачи назначают покой и диетическое питание. Возможны прогулки, однако лишь при легком течении болезни. Физические нагрузки, переохлаждение полностью запрещаются.

Эффективность лечения оценивается по результатам анализов.

Профилактика

На сегодня вакцины против ВЭБ не разработано. Чтобы избежать заражения, важно соблюдать правила профилактики:

  • дети должны быть научены мыть руки после каждого посещения туалета, игр в песочнице, с другими детьми, прогулок и т.п.;

  • использовать индивидуальные средства гигиены;

  • стараться не попадать в места скопления людей, особенно в периоды обострения патологий;

  • постоянно поддерживать здоровую физическую активность ребенка.

Поскольку данный вирус передается контактным путем, ребенок должен знать, что не стоит пить из одной бутылки или стакана с другими детьми, не откусывать от одной конфеты и т.д., а также не принимать угощения от посторонних людей.

Возможные осложнения

Наиболее распространенным осложнением вируса Эпштейна-Барр у детей является сопутствующее развитие другой патологии. Наиболее опасный исход – разрыв селезенки, который становится следствием ее значительного увеличения. Подобные случаи диагностируются лишь у 0,1% всех заболевших, но несмотря на редкость данного осложнения, оно опасно для жизни и требует срочного хирургического вмешательства.

Кроме того, существует риск повторного инфекционного процесса, который может быть ассоциирован с присоединением вторичной бактериальной инфекции.

Также могут развиться другие патологии:

  • гепатит;

  • печеночная недостаточность;

  • анемия;

  • поражения сердечно-сосудистой системы;

  • менингоэнцефалит и др.

Если своевременно провести лечение возникших патологий, общий прогноз будет достаточно благоприятным. Хроническим заболевание может стать лишь в случае недостаточно подробной диагностики, а также несоблюдения рекомендаций специалиста.

Существует мнение, что ВЭБ может спровоцировать активное развитие онкологических патологий разной локализации. При этом не обязательно именно болеть – можно быть просто носителем вируса. Многочисленные исследования подтвердили, что внезапное и существенное снижение иммунитета действительно может привести к подобным последствиям, но таких случаев крайне мало и они нередко ассоциируются и с другими проблемами.

Около 6 месяцев после выздоровления у ребенка могут отмечаться повышенная утомляемость, потребность в более продолжительном отдыхе. Лучшим вариантом считается дневной сон вне зависимости от возраста, минимизация эмоциональных нагрузок, сокращение физической активности (но не до нуля). Во время реабилитации врачи рекомендуют отказаться от плановой вакцинации до полного восстановления.

В клинике «Чудо Доктор» вы можете пройти полное диагностическое обследование, которое с высокой точностью позволит обнаружить наличие ВЭБ в организме.Также вы получите консультацию опытных профильных врачей. Чтобы попасть на прием, вы можете оставить заявку на нашем сайте, заказать обратный звонок, позвонить по указанному номеру телефона или написать в чат на сайте.

Симптоматика вируса Эпштейна-Барр, методы диагностики, лечение

Симптоматика вируса Эпштейна-Барр, лечение

Статистика утверждает, что у 90% людей в возрасте старше 40 лет в организме обитает вирус Эпштейна-Барр. У большинства развивается иммунитет к вирусу, но в ряде случаев больным следует проводить специальное лечение (в том числе поддерживающее). Симптоматика вируса Эпштейна-Барр отличается вариативностью, поэтому для своевременной диагностики необходимо проводить полноценное обследование.

Что происходит в организме

Попав в организм человека, вирус сначала поражает слизистые оболочки ротовой полости, в дальнейшем распространяется по всему организму с кровотоком. Симптомы вируса Эпштейна-Барр у взрослых могут быть выраженными или отсутствовать, но чаще всего первым проявлением болезни становится увеличение лимфатических узлов. Причем поражаются все группы лимфоузлов – и врачи ставят диагноз микрополиадении.

Если на этом этапе развития патологии никакого лечения не проводится либо иммунитет больного ослаблен, вирус продолжает «оккупировать» другие органы и системы. В результате сердце, печень, селезенка начинают функционировать с нарушениями. При наличии капсидного антигена вируса Эпштейна-Барр на фоне критического снижения количества Т-лимфоцитов начинается поражение центральной нервной системы. В таком случае последствия будут очень серьезные, вплоть до летального исхода.

Если человек обладает сильным иммунитетом, вирус может не провоцировать серьезные нарушения функционирования органов и систем, после стремительного развития болезни наступает длительная ремиссия. В этот период иммунная система человека вырабатывает антитела, которые защищают организм от последующих атак.

Симптоматика и диагностика вируса Эпштейна-Барр

  • ПЦР-диагностика (метод полимеразно-цепной реакции) – выявление вируса при помощи генных методик;
  • общий анализ крови – может быть выявлено критическое снижение уровня гемоглобина;
  • печеночные пробы – при вирусе Эпштейна-Барр часто поражается печень, поэтому показатели печеночных ферментов будут изменены.

Все вышеуказанные диагностические мероприятия отличаются высокой информативностью. Но врач в любом случае назначит и другие методы исследования, чтобы исключить другие патологии.

Лечение вируса Эпштейна-Барр у детей и взрослых

Полностью избавиться от вируса невозможно – он относится к семейству герпесвирусов. Лечение вируса Эпштейна-Барр у детей и взрослых заключается в проведении специфической терапии противовирусными препаратами. Схема терапии подбирается в строго индивидуальном порядке и зависит от степени тяжести заболевания, а также от того, какие органы и системы поражены вирусом.

Больные в обязательном порядке должны принимать иммуноглобулины, витаминно-минеральные комплексы, гепатопротекторы. Эти лекарственные средства назначаются с целью укрепления иммунной системы, для поддержания центральной нервной системы и печени.

Вирус Эпштейна-Барр относится к хроническим инфекциям, которые при грамотном лечении находятся в состоянии ремиссии длительное время. Периоды активизации вируса можно предупредить здоровым образом жизни, регулярными медицинскими назначениями.

Более полная информация о заболевании (в частности, о том, как лечить вирус Эпштейна-Барр в разных его проявлениях), представлена на страницах нашего сайта Добробут.ком.

Эпштейна-Барр вирусная инфекция у детей: совершенствование программы диагностики и лечения | Симованьян

1. Боковой А.Г., Егоров А.И. Герпесвирусные инфекции у детей и родителей. — М.: Центр стратегической конъюнктуры, 2014. — 256 с. Bokovoj A.G., Egorov A.I. Gerpesvirusnye infekcii u detej i roditelej [Herpesvirus infections in children and parents] — M.: Centr strategicheskoj konjunktury, 2014. — 256 s. (In Russ.)

2. Исаков В.А., Архипова Е.И., Исаков Д.В. Герпесвирусные инфекции человека. — СПб.: Спецлит, 2013. 670 с. Isakov V.A., Arhipova E.I., Isakov D.V. Gerpesvirusnye infekcii cheloveka. [Human herpesvirus infections]. — SPb.: Speclit, 2013. 670 s. (In Russ.)

3. Барычева Л.Ю. Голубева М.В., Волкова А.В. Факторы и механизмы иммуносупрессии при Эпштейна-Барр вирусной инфекции // Детские инфекции. 2014. №2. С. 28—33. Barycheva L.Ju. Golubeva M.V., Volkova A.V. Faktory i mehanizmy immunosupressii pri Jepshtejna-Barr virusnoj infekcii [Factors and mechanisms of immunosuppression by Epstein-Barr virus infection] // Detskie Infekcii. 2014. №2. S. 28—33. (In Russ.)

4. Кудин А.П. Эта «безобидная» вирус Эпштейна-Барра инфекция. Часть 1. Характеристика возбудителя. Реакция иммунной системы на вирус // Медицинские новости. 2006. №7. http: //www.mednovosti.by. Kudin A.P. Jeta «bezobidnaja» virus Jepshtejna-Barra infekcija. Chast 1. Harakteristika vozbuditelja. Reakcija immunnoj sistemy na virus [This «harmless» Epstein-Barr virus infection. Part 1. Characteristics of the pathogen. The reaction of the immune system to the virus] // Medicinskie Novosti. 2006. №7. http://www.mednovosti.by. (In Russ.)

5. Human herpesviruses / Ed. by A. Arvin, G. Campadelli-Fiume, E. Mocarski et al. Cambrige, Cambrige University Press, 2007. http //www.ncbi.nlm.nih.gov / books / NBK 47376.

6. Raab-Traub N. Novel mechanisms of EBV induced oncogenesis // Curr. Opin. Virol. 2012. Vol. 2, N 4. P. 453—458.

7. Бабаченко И.В., Кветная А.С., Мельник О.В., Левина А.С. Патогенез формирования частых респираторных заболеваний у детей с Эпштейна-Барр вирусной и цитомегаловирусной инфекцией // Журнал инфектологии. 2011. №4. С. 67—42. Babachenko I.V., Kvetnaja A.S., Melnik O.V., Levina A.S. Patogenez formirovanija chastyh respiratornyh zabolevanij u detej s Jepshtejna-Barr virusnoj i citomegalovirusnoj infekciej [The pathogenesis of the formation of frequent respiratory infections in children with Epstein-Barr virus and cytomegalovirus infections] // Zhurnal Infektologii. 2011. №4. S. 67—42. (In Russ.)

8. Полтавцева Т.В., Каражас Н.В., Калугина М.Ю., Мамедова Е.А. и др. Диагностика герпесвирусной инфекции у детей раннего возраста // Детские инфекции. 2012. №2. С. 51—53. Poltavceva T.V., Karazhas N.V., Kalugina M.Ju., Mamedova E.A. i dr. Diagnostika gerpesvirusnoj infekcii u detej rannego vozrasta [Diagnosis of herpesvirus infection in young children] // Detskie Infekcii. 2012. №2. S. 51—53. (In Russ.)

9. Денисенко В.Б., Симованьян Э.Н., Саухат С.Р., Колпаков Д.С. и др. Эпштейна-Барр вирусная инфекция у детей с ВИЧ-инфекцией // Материалы X Конгресса детских инфекционистов России «Актуальные вопросы инфекционной патологии и вакцинопрофилактики». — М., 2011. С. 31. Denisenko V.B., Simovanyan E.N., Sauhat S.R., Kolpakov D.S. i dr. Jepshtejna-Barr virusnaja infekcija u detej s VICH-infekciej [EpsteinBarr virus infection in children with HIV infection] // Materialy X Kongressa detskih infekcionistov Rossii «Aktualnye voprosy infekcionnoj patologii i vakcinoprofilaktiki» [Materials of X Congress of Russian childrens infectionists «Actual problems of infectious disease and vaccine prevention»]. — M., 2011. S. 31. (In Russ.)

10. Tracy S.I., Kakalacheva K., Lunemann J.D., Luzuriaga K. et al. Persistence of Epstein-Barr virus in self-reactive memory B cells // J. Virol. 2012. Vol. 88, N 22. P. 12330—12340.

11. Харламова Ф.С., Егорова Н.Ю., Гусева Л.Н. Вирусы семейства герпеса и иммунитет // Детские инфекции. 2006. №3. С. 3—9. Harlamova F.S., Egorova N.Ju., Guseva L.N. Virusy semejstva gerpesa i immunitet [Viruses herpes family and immunity] // Detskie Infekcii. 2006. №3. S. 3—9. (In Russ.)

12. Хмилевская С.А. Эпштейна-Барр вирусный мононуклеоз у детей: клинико-патогенетические аспекты, критерии диагностики, тактика терапии и диспансеризации различных вариантов течения заболевания: Автореф. дис. … докт. мед. наук. — Саратов, 2010. 50 с. Hmilevskaja S.A. Jepshtejna-Barr virusnyj mononukleoz u detej: kliniko-patogeneticheskie aspekty, kriterii diagnostiki, taktika terapii i dispanserizacii razlichnyh variantov techenija zabolevanija [Epstein-Barr virus mononucleosis in children: clinical and pathogenetic aspects, criteria for diagnosis, therapy tactics and medical examination of the different variants of the disease]: Avtoreferat dissertacii na soiskanie uchenoj stepeni doktora medicinskih nauk [Abstract of dissertation for the degree of Doctor of Medical Sciences]. — Saratov, 2010. 50 s. (In Russ.)

13. Юлиш Е.И. Персистирующие инфекции и человек. Стратегия взаимоотношений // Здоровье ребенка. 2009. №4. С. 114—122.

14. Julish E.I. Persistirujushhie infekcii i chelovek. Strategija vzaimootnoshenij [Persistent infection and people. The strategy of mutual relations] // Zdorovie Rebenka. 2009. №4. S. 114—122. (In Russ.)

15. Малашенкова И.К., Дидковский Н.А., Сарсания Ж.Ш., Жарова Е.Н. и др. Клинические формы хронической Эпштейна-Барр вирусной инфекции: вопросы диагностики и лечения // Лечащий врач. 2003. №9. С. 32—38. Malashenkova I.K., Didkovskij N.A., Sarsanija Zh.Sh., Zharova E.N. i dr. Klinicheskie formy hronicheskoj Jepshtejna-Barr virusnoj infekcii: voprosy diagnostiki i lechenija [The clinical forms of chronic Epstein-Barr virus infection: diagnosis and treatment issues] // Lechashhij Vrach. 2003. №9. S. 32—38. (In Russ.)

16. Савенкова М.С., Савенков М.П., Абрамова Н.А., Красева Г.Н. Правильно ли мы выбираем имуномодуляторы для лечения часто болеющих детей? // Педиатрия. Приложение к журналу Consilium Medicum. 2014. №1. С. 96—99. Savenkova M.S., Savenkov M.P., Abramova N.A., Kraseva G.N. Pravil’no li my vybiraem imunomoduljatory dlja lechenija chastj bolejushhih detej? [Do we choose to treat imunomodulyatory for frequently ill children?] // Pediatrija. Prilozhenie k zhurnalu Consilium Medicum. 2014. №1. S. 96—99. (In Russ.)

17. Гусева Л.Н., Егорова Н.Ю., Гусева Н.А., Фомичева Е.А. и др. Лечение Эпштейна-Барр вирусного мононуклеоза у детей на современном этапе // Детские инфекции. 2010. №3. С. 57—60. Guseva L.N., Egorova N.Ju., Guseva N.A., Fomicheva E.A. i dr. Lechenie Jepshtejna-Barr virusnogo mononukleoza u detej na sovremennom jetape [Treatment of Epstein-Barr virus mononucleosis in children at the modern stage] // Detskie Infekcii. 2010. №3. S. 57—60. (In Russ.)

18. Oertel S.H., Riess H. Antiviral treatment of Epstein-Barr virus associated lymphoproliferations // Recent. Results Cancer. 2002. Vol. 159. P. 89—95.

19. Булгакова В.А. Противовирусная терапия острых респираторных инфекций у детей // Здоровье ребенка. 2014. №2. С. 78—84. Bulgakova V.A. Protivovirusnaja terapija ostryh respiratornyh infektcij u detej [Antiviral therapy of acute respiratory infections in children] // Zdorov’e Rebenka. 2014. №2. S. 78—84. (In Russ.)

20. Осидак Л.В., Зарубаев В.В., Образцова Е.В., Эрман Е.С. и др. Изопринозин в терапии ОРВИ у часто болеющих детей // Детские инфекции. 2008. №4. С. 35—41. Osidak L.V., Zarubaev V.V., Obrazcova E.V., Jerman E.S. i dr. Izoprinozin v terapii ORVI u chasto bolejushhih detej [Isoprinosine in the treatment of acute respiratory infections in frequently ill children] // Detskie Infekcii. 2008; 4: 35—41. (In Russ.)

21. Малиновская В.В., Деленян Н.В., Ариненко Р.Ю., Мешкова Е.Н. Виферон: комплексный противовирусный препарат для взрослых и детей. — М., 2006. 56 с. Malinovskaja V.V., Delenjan N.V., Arinenko R.Ju., Meshkova E.N. Viferon: kompleksnyj protivovirusnyj preparat dlja vzroslyh i detej. [Viferon: complex antiviral drug for adults and children]. — M., 2006. 56 s. (In Russ.)

Современные подходы к диагностике и лечению инфекционного мононуклеоза Эпштейна

УДК 616.988.55-071-059

Е.Б. Наговицына

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИЮ ИНФЕКЦИОННОГО МОНОНУКЛЕОЗА ЭПШТЕЙНА – БАРР-ВИРУСНОЙ

ЭТИОЛОГИИ

Хабаровский филиал ФГБУ «Дальневосточный научный центр физиологии и патологии дыхания»

Сибирского отделения РАМН — НИИ охраны материнства и детства, 680022, ул. Воронежская, 49, корп. 1, тел. 8-(4212)-98-05-91, e-mail: [email protected], г. Хабаровск

Резюме

Повсеместное распространение инфекции, связанной с вирусом Эпштейна – Барр в мире, и разнообразие клинических проявлений ассоциированных с ней заболеваний требуют применения современных и адекватных методов лабораторной диагностики, позволяющих правильно оценить стадию вирусной инфекции. Не разработаны четкие стандарты лечения пациентов с инфекционным мононуклеозом из-за отсутствия средств этиотропной терапии и специфической профилактики.

В представленном обзоре суммированы современные взгляды о возможностях лабораторной диагностики и лечения Эпштейна – Барр-вирусной инфекции с использованием широкого спектра лекарственных и иммуннокор-ригирующих препаратов.

Ключевые слова: инфекционный мононуклеоз, вирус Эпштейна – Барр, диагностика, лечение.

E.B. Nagovitsyna

MODERN APPROACHES TO DIAGNOSTICS AND TREATMENT OF EPSTEIN-BARR VIRUS INFECTIOUS

MONONUCLEOSIS

Khabarovsk Branch of the Far Eastern Research Center of Respiratory Physiology and Pathology — Research Institute of Mother

and Child Health Care, Khabarovsk

Summary

World spread infection caused by Epstein – Barr virus, and a variety of clinical manifestations associated with these diseases require the use of modern and appropriate methods of laboratory diagnostics, to assess the stage of a viral infection properly. Precise standards for the treatment of patients with infectious mononucleosis has not been worked out due to the lack of etiological therapy and specific prevention.

This review summarizes the current views on the possibilities of laboratory diagnostics and treatment of Epstein-Barr viral infection using a wide range of medicinal and immunocorrecting medications.

Key words: infectious mononucleosis, Epstein-Barr virus, diagnostics, treatment.

Проблема инфекционного мононуклеоза (ИМ) этиологически обусловленного вирусом Эпштейна – Барр (ВЭБ) в РФ остается весьма актуальной. Это связано не только с широкой циркуляцией возбудителя среди населения и тропностью его к иммунокомпентент-ным клеткам, но и с особенностями течения инфекции в разные возрастные периоды. В повседневной практике чаще приходится сталкиваются с клинически манифестными формами первичной Эпштейна -Барр-вирусной инфекции (ЭБВИ), которая протекает благоприятно и обычно заканчивается выздоровлением, но с пожизненной персистенцией вируса в организ-ме[1, 6, 8, 12, 16] Однако в 10-25 % случаев инфицирования острая инфекция может иметь неблагоприятные последствия с формированием хронических форм заболевания и развитием лимфопролиферативных и онкологических процессов [2, 6, 22, 23, 27]. Отсутствие средств специфической профилактики и этиотропной терапии также не дает возможности прогнозировать исход инфекции.

Современная диагностика ИМ должна быть комплексной и включать: общеклинические лабораторные исследования, определение серологических маркеров

ЭБВИ в сыворотке крови методом иммуноферментно-го анализа (ИФА), ПЦР – диагностику, иммуноблот [2, 6, 8, 11, 30].

В периферической крови у больных ИМ чаще наблюдается лейкоцитоз (до 20*109/л), абсолютное или относительное снижение нейтрофилов, абсолютный лимфоцитоз, единичные плазматические клетки. Наиболее значимым гематологическим маркером ИМ являются атипичные мононуклеары. Процент последних может варьировать и достигать 60-80 % в разгар заболевания с постепенным снижением по мере выздоровления. Более чем в 90 % случаев при ИМ изменены биохимические показатели функции печени. В сыворотке крови повышена активность трансаминаз (АСТ) и щелочной фосфатазы, а у 40 % больных увеличена концентрация билирубина.

Однако все перечисленные изменения не являются строго специфичными для ВэБ-инфекции (их можно обнаружить и при других вирусных инфекциях) [12].

В последние годы в практической медицине широко используются специфические методы диагностики ЭБВИ, в том числе серологическое обследование методом ИФА. Основой целью серодиагностики ЭБВИ

является выявление стадии инфекционного процесса. В ответ внедрение вируса организм вырабатывает антитела различных классов, выявление которых позволяет не только диагностировать ЭБВИ, но и определять сроки инфицирования [2, 6, 10, 16, 19, 29, 32].

Дополнительным маркером, который позволяет разграничить первичную инфекцию от реинфицирова-ния или реактивации и установить примерные сроки перенесенной ЭБВИ, является индекс авидности (ИА). Авидность – величина, характеризующая прочность связи и сродство специфических антител и антигена. В ходе развития иммунного ответа после инфицирования антитела эволюционируют, постепенно увеличивается их соответствие антигенным структурам возбудителя, повышается эффективность их связывания, т. е. наблюдается рост авидности антител.

Основные серологические маркеры ЭБВИ и возможная интерпретация результатов серологического обследования представлены в таблицах 1 и 2 [11].

Таблица 1

Серодиагностика ВЭБ-инфекции

Антиген ВЭБ Класс обнаруживаемых АТ Выявляются

Viral capsid antigen -вирусныи капсид-ный антиген (VCA) анти-IgM VCA с момента появления клиники заболевания и следующие 4-6 недель

анти-IgG VCA обычно через 4-6 недель после ^М VCA, сохраняются пожизненно

Early antigen -ранний антиген ВЭБ (EA) анти-IgG EA с первой недели болезни до 3-6 месяцев

Нуклеиновые кислоты ВЭБ (EBNA) анти-IgG EBNA через 1-3 месяца от начала болезни, сохраняются пожизненно

Таблица 2

Интерпретация результатов обследования методом ИФА при ЭБВИ

Фазы инфекции VCA Индекс авидности EA IgG EBNA IgG

IgM IgG

Отсутствие инфекции (инкубационный период) – – н/о – –

Очень ранняя первичная инфекция + – н/о – –

Ранняя первичная инфекция + + <60 % + –

Поздняя первичная инфекция +/- + 60-70 % + +/-

Паст-инфекция – + >70 % – +

Реактивация +/- + >70 % + +

Поздняя паст-инфекция, иммуносупрессия – + >70 % – –

Параллельно с определением серологических маркеров у больных с подозрением на инфекционный мононуклеоз проводят выявление ДНК возбудителя методом ПЦР в крови или другом биологическом материале (слюна, мазки из ротоглотки биоптаты печени, лимфоузлов, слизистой кишечника и т. д. Оценка результатов данного метода в клинической практике затруднена, так как высокая чувствительность ПЦР не дает возможности отличить здоровое носительство от инфекции с активной репликацией вируса. Поэтому ряд авторов указывают на необходимость использования количественного варианта ПЦР [11, 12, 25]. При этом считают, что определение в пробе 10-100 копий

ДНК ВЭБ (1 000 ГЭ/мл в 1 мл образца), характеризует здоровое носительство, а выявление 100 и более копий (10 000 ГЭ/мл в 1 мл образца) позволяет установить активную фазу ЭБВИ.

Метод ПЦР особенно эффективен для обнаружения ВЭБ у новорожденных, когда определение серологических маркеров малоинформативно вследствие не сформировавшейся иммунной системы, а также в сложных и сомнительных случаях диагностики ВЭБ инфекции у взрослых [3, 4].

Важную информацию о течении инфекции может дать использования иммуноблота – высокоспецифичного и высокочувствительного референс-метода, подтверждающего диагноз у пациентов с положительными или неопределенными результатами анализов, полученных, в т. ч. при помощи ИФА. Метод основан на выявлении антител к отдельным белкам антигена возбудителя. Уникальность иммуноблота заключается в его высокой информативности и достоверности получаемых результатов [4, 10, 11].

Основной целью терапии инфекционного монону-клеоза является не только купирование симптомов заболевания, но и перевод острой инфекции в латентную и, тем самым снижение риска развития хронической ЭБВИ и ассоциированных с ней лимфопролифератив-ных, онкологических и аутоимунных заболеваний

До настоящего времени нет четких критериев, позволяющих прогнозировать исход первичного инфицирования ВЭБ. Также как до сих пор нет четкой патогенетически обоснованной схемы лечения больных, а имеющиеся указания носят рекомендательный характер [2, 8, 18].

Лечение больных ИМ, как правило, проводится в амбулаторных условиях, изоляции пациентов не требуется. Показаниями к госпитализации являются: длительная лихорадка, выраженный синдром интоксикации, тяжелый тонзиллит и/или ангина, желтуха, анемия, обструкция дыхательных путей, боли в животе и развитие осложнений (хирургических, неврологических, со стороны сердечно-сосудистой и дыхательной систем) [18].

Базисная терапия инфекционного мононуклеоза включает охранительный режим, симптоматическую терапию: адекватную регидратацию (обильное питье), полоскание горла антисептиками, жаропонижающие по показаниям. Применение антибиотиков оправдано в случаях присоединения бактериальной инфекции, которая проявляется в выраженных воспалительных изменениях со стороны гемограммы и явлений ла-кунарной или некротической ангины. Препаратами выбора являются цефалоспорины 2-3-го поколения, современные макролиды, карбапенемы [22]. Противогрибковые препараты показаны при подозрении на грибковую этиологию тонзиллита. В случаях развития некротической ангины, когда возможно в поражении миндалин участвуют анаэробные бактерии, используют метронидазол [20].

Глюкокортикостероиды (преднизолон, дексамета-зон и др.) рекомендуются больным с тяжелым течением Эпштейна – Барр-инфекционного мононуклеоза, обструкцией дыхательных путей, неврологическими

и гематологическими осложнениями (тяжелая тром-боцитопения, гемолитическая анемия) [2, 16, 22, 28].

Течение и исход многих инфекционных заболеваний зависят от способности системы интерферона (ИФН) быстро реагировать на внедрение возбудителя. Синтез интерферонов является одной из ранних реакций врожденного иммунитета в ответ на попадание патогенов. В результате образуется эндогенный интерферон ИФН, который препятствует проникновению инфекционного агента внутрь клетки, запуская цито-токсический ответ и адаптивный иммунитет, обеспечивая эффективную защиту организма от вирусных и бактериальных инфекций.

В последние годы все чаще для лечения ЭБВИ стали применять рекомбинантные а-интерфероны (интрон, роферон, реоферон). У. Wu и соавт. [33] (1996) показали, что рекомбинантный а-интерферон укорачивает длительность эпизода инфекционного мононуклеоза у детей по сравнению с контрольной группой. Л.В. Крамарь и др. [7] (2012) рекомендуют интерферон а-2Ь (виферон, генферон-лайт, кипферон и др.) для лечения Эпштейна -Барр-вирусного инфекционного мононуклеоза. Препараты а-интерферонов тормозят репликацию вирусов за счет разрушения вирусной матричной РНК, модулируют иммунный ответ, стимулируют выработку цитокинов, повышают функциональную активность макрофагов и нейтрофилов. Входящие в их состав природные антитоксиданты (витамины А и С) стабилизируют клеточные мембраны. Данная группа препаратов особенно показаны детям первых 3 лет жизни и старшим подросткам, больных ИМ, так как именно в эти возрастные периоды заболевание протекает особенно тяжело.

Препараты, относящиеся к группе индукторов ИФН, обладают выраженными противовирусными и иммуномодулирующими свойствами, Отличающимися по своей химической природе они действуют на разные этапы репродукции вирусов и звенья врожденного и адаптивного иммунитета, что объясняет расширяющиеся масштабы их применения в терапии вирусных инфекций. Для лечения больных при быстро развивающихся вирусных инфекциях необходимо использовать индукторы, способные к быстрому синтезу раннего эндогенного ИФН [5, 9, 15].

К этой группе препаратов относится циклоферон, при применении которого уже через 2 часа увеличивается концентрация эндогенного ИФН в крови, а через 4-6 часов – в тканях легких. Циклоферон показан при средне-тяжелом и тяжелом течение ИМ внутрь или п/эн-терально. Лечебный эффект усиливается при сочетании

с обработкой слизистой оболочки нёбных миндалинах 5 % линиментом циклоферона.

В последние годы для лечения больных ИМ Эпштейна – Барр-вирусной этиологии применяют инозин пранобекс (гроприносин, изоприназин). Препарат обладает иммуномодулирующей активностью и неспецифическим противовирусным действием [13, 14, 16].

Ряд авторов в комплексной терапии ЭБВИ рекомендует внутривенное введение препаратов иммуноглобулинов (ИГ) класса G (привиджен, интратек, интрагло-бин, и др.), содержащих не менее 95 % IgG [5, 14]. В отличие от а-ИФН препараты ИГ действуют преимущественно на внеклеточно расположенные частицы ВЭБ. Этиотропный эффект выражается в вируцидном и вирустатическом действии препарата и развитии антителозависимой комплемент-опосредованной ци-тотоксичности, особенно актуальной в профилактике виремии при персистирующей ЭБВИ. G. Ferrara и соавт. [21] (2012) рекомендуют использование препаратов иммуноглобулинов для внутривенного введения в комбинации с антимикробными химиопрепартами при тяжелых, трудно поддающихся лечению формах болезни.

Наиболее дискуссионным остается вопрос назначения противовирусной терапии больным ИМ [18, 24, 26, 31, 34]. Среди препаратов, которые могут быть использованы в качестве этиотропных, рекомендуют входящие в группу ациклических нуклеозидных аналогов (АННА) – ацикловир, валацикловир (валтрекс) и т. д. Несомненно, что одной из причин перехода острой ЭБВИ в хроническую, является высокая вирусная нагрузка при острой инфекции. Уровень свободной ДНК вируса в крови прямо коррелирует с тяжестью заболевания. Уменьшение вирусной нагрузки в крови под действием ациклических нуклеозидов позволяет снизить эти риски. Однако следует помнить, что эффективное действие АНА возможно только в остром периоде заболевания или при реактивации инфекции, когда происходит активная репликации вирусных частиц. Именно в этих случаях происходит синтез вирусных ферментов, активирующих лекарственные, которые в свою очередь подавляют синтез вирусной ДНК. При латентном течении инфекции этого не происходит и применение указанных препаратов неэффективно [8, 18, 22].

Таким образом, залогом успешного лечения Эп-штейна – Барр-вирусного инфекционного мононуклео-за должна быть комплексная терапия и индивидуальная тактика ведения конкретного больного, как на этапе амбулаторного, так и стационарного наблюдения.

Литература

1. Боковой А.Г. Герпесвирусные инфекции у детей -актуальная проблема современной клинической практики // Детские инфекции. – 2010. – Т. 9, № 2. – С. 3-7.

2. Виговская О.В., Крамарев С.А., Дорошенко В.О., Шпак И.В. Инфекционный мононуклеоз Эпштейна -Барр-вирусной этиологии: вопросы этиологии, патоге-

неза, иммуногенеза, лечения // Лечащий врач. – 2012. -№ 4. – С. 29-34.

3. Долгих Т.И. Современная стратегия лабораторной диагностики герпесвирусных инфекций, ассоциированных с перинатальной патологией // Справочник заведующего КДЛ. – 2011. – № 4. – С. 21-32.

4. Долгих Т.И. Современная стратегия лабораторной диагностики герпесвирусных инфекций, ассоциированных с перинатальной патологией // Справочник заведующего КДЛ. – 2011. – № 5. – С. 24-34.

5. Ершов Ф.И. Антивирусные препараты: справочник. – 2-е изд. – М., 2006. – 311 с.

6. Каражас Н.В., Малышев Н.А., Рыбалкина Т.Н. и др. Современные аспекты герпесвирусной инфекции. Эпидемиология, клиника, диагностика, лечение и профилактика: методические рекомендации. – М.: Спецкнига. – 2012. – 128 с.

7. Крамарь Л.В., Карпухина О.А. Комплексная терапия Эпштейна – Барр-вирусной инфекции у детей // Архив внутренней медицины. – 2012. – № 1. – С. 25-28.

8. Краснов В.В. Инфекционный мононуклеоз. Клиника, диагностика, современные принципы лечения. -СПб.: Н. Новгород, 2003. – 75 с.

9. Коваленко А.Л., Шафранская Е.Г., Мухояро-ва Е.Н., Валеев В.В. Циклоферон. Лечение и профилактика гриппа и других ОРВИ: Сборник научных работ. – СПб.: Тактик-Студио, 2015. – 184 с.

10. Лабораторная диагностика инфекционных заболеваний: справочник под ред. В.И. Покровского, М.Г. Твороговой, Г.А. Шипулина. – М.: Бином. -2013. – 648 с.

11. Львов Н.Д., Дудукина Е.А. Ключевые вопросы диагностики Эпштейна – Барр-вирусной инфекции // Инфекционные болезни. – 2013. – № 3. – С. 24-32.

12. Малашенкова И.К., Дидковский Н.А., Сарсания Ж.Ш., Жарова М.А. и др. Клинические формы хронической Эпштейн – Барр-вирусной инфекции: вопросы диагностики и лечения // Лечащий врач. – 2003. -№ 9. – С. 8-10.

13. Савенкова М.С., Афанасьева А.А., Мина-сян В.С., Тюркина С.И. Лечение часто болеющих детей со смешанной инфекцией // Вопросы современной педиатрии. – 2011. – Т. 10. – № 4. – С. 83-88.

14. Савенкова М.С., Савенков М.П., Афанасьева А.А., Абрамова Н.А. Возможности противовирусной и иммуномодулирующей терапии в лечении гриппа, ОРВИ, герпес-вирусных инфекций. – М, 2015. – 20 с.

15. Сетдикова Н.Х., Латышева Т.В., Ильина Н.И. Иммуномодуляторы: перспективные направления исследования и практическое применение // Аллергология и иммунология. – 2012. – № 1. – С. 14-19.

16. Симоновьян Э.Н., Денисенко В.Б., Бовта-ло Б.Ф., Григорян А.В. Эпштейна-Барр вирусная инфекция у детей: современные подходы к диагностике и лечению // Лечащий врач. – 2007. – № 7. – С. 36-41.

17. Шестакова И.В., Ющук Н.Д. Эпштейна – Барр-вирусная инфекция у взрослых: вопросы патогенеза, клиники и диагностики // Лечащий врач. – 2010. -№ 10. – С. 40-44.

18. Шестакова И.В. Лечить или не лечить Эпштей-на – Барр-вирусную инфекцию: подробный обзор различных тактик // Инфекционные болезни. – 2013. -№ 3. – С. 12-24.

19. Ambinder R.F., Lin L. Mononucleosis in the laboratory // J. Infect. Dis. – 2005. – Vol. 192. – P. 1503-1504.

20. Fota-Markowcka H., et al. Profile of microorganisms isolated in nasopharyngeal swabs from the patients with acute infectious mononucleosis // Wiad. Lek. -2002. – Vol. 55, № 34. – P. 150-157.

21. Ferrara G., Zumla A., Maeurer M. Intravenous immunoglobulin (IVIg) for refractory and difficult-to-treat infections // Am. J. Med. – 2012. – Vol. 125, № 10. -P. 1036.e1-1036.e8.

22. Gershburg E., Pagano J.S. Epstein Barr infections: prospects for treatment // J. Antimicrob. Chemother. 2005. – Vol. 56, № 2. – P. 277-281.

23. Li Z. Y., Lou J. G., Chen J. Analysis of primary symptoms and disease spectrum in Epstein – Barr-virus infected children // Zhonghua Er Ke Za Zhi. – 2004. -Vol. 42, № 1. – P. 20-22.

24. Mark H. Ebell Epstein – Barr-virus infectious mononucleosis // Fam.Physician. – 2004. – Vol. 70, № 7. -P. 1279-1287.

25. Maurmann S., Fricke L., Wagner H.-J., et al. Molecular Parameters for Precise Diagnosis of Asymptomatic Epstein – Barr-virus Reactivation in Healthy Carriers // J. Clin. Microbiol. – Dec. 2003. – P. 5419-5428.

26. Okano M., Gross G. Advanced therapeutic and prophylactic strategies for Epstein – Barr-virus infection in immunocompromised patients // Expert. Rev. Anti. Infect. Ther. – 2007. – Vol. 5, № 3. – P. 403-413.

27. Ralf D. Hess. Routine Epstein – Barr-virus Diagnostics from the Laboratory Perspective: Still Challenging after 35 Years // J. Clin. Microbiol. – Aug. 2004. -P. 3381-3387.

28. Roy M., Bailey B., Amre D.K., et al. Dexametha-sone for the treatment of sore throat in children with suspected infectious mononucleosis: a randomized, doubleblind, placebocontrolled, clinical trial // Arch. Pediatr. Adolesc. Med. 2004. – Vol. 158. – P. 250-254.

29. Schaade L., Kleines M., Heausler M. Application of virusspecific immunoglobulin M (IgM), IgG, and IgA antibody detection with a polyantigenic enzymelinked immunosorbent assay for diagnosis of EpsteinBarr virus infections in childhood // J. Clin. Microbiol. – 2001. -Vol. 39. – P. 39023905.

30. Schooley R.T. Epstein – Barr-virus (infectious mononucleosis). In: Mandell. Principles and Practice of Infectious Diseases. 5-th ed. – 2000. – P. 1599-1608.

31. Tynell E., Aurelius E., Bransdell A., et al. // Acyclovir and prednisolone treatment of acute infectious mononucleosis: a multicenter double-blind, placebo-controlled study // J. Infect.Dis. – 1996. – Vol. 174. -P. 324-331.

32. Walling D.M., Brown A.L., Etienne W., et al. Multiple EpsteinBarr virus infections in healthy individuals // J. Virol. – 2003. – Vol. 77. – P. 6546-6550.

33. Wu Y., Luo C., Lu Z., et al. Curative effect of interferonalpha in children with infectious // Hua Xi Yi Ke Da Xue Xue Bao. – 1996. – Vol. 27 (1). – P. 82-84.

34. Zacny VL., Gershburg E., Davis M.G., et al. Inhbition ofEpsteinBarr virus replication byabenzimidazole Lriboside: novel antiviral mechanism of 5,6dichloro2(iso propylamino)1betaLribofuranosyl 1Hbenzimidazole // J. Virol. – 1999. – Vol. 73. – P. 1122-1128.

Literatire

1. Bokovoy A. G. Herpes virus infection in children – a topical problem of modern clinical practice // Children’s infections. – 2010. – Vol. 9, № 2. – P. 3-7.

2. Vigovskya O.V., Kramarev S.A., Doroshenko VA., Shpak I.V Infectious mononucleosis of Epstein-Barr virus etiology: etiology, pathogenesis, immunogenesis, treatment // Attending physician. – 2012. – № 4. – P. 29-34.

3. Dolgikh T.I. Modern strategy for laboratory diagnosis of herpesvirus infections associated with perinatal pathology // Guide head CDL. – 2011, № 4. – P. 21-32.

4. Dolgikh T.I. Modern strategy for laboratory diagnosis of herpesvirus infections associated with perinatal pathology // Guide head CDL. – 2011, № 5. – P. 24-34.

5. Ershov F.I. Antiviral drugs. Reference. 2-nd edition. – M., 2006. – 311 p.

6. Karazhas N.I., Malyshev N.A., Rybalkina T.N., et al. Modern aspects of herpes infections. Epidemiology, clinic, diagnostics, treatment and prevention: guidelines. – M.: Spetskniga. – 2012. – 128 p.

7. Kramar L.V., Karpukhina O.A. Combined therapy of Epstein – Barr-viral infection in children // Archives of internal medicine. – 2012. – № 1. – P. 25-28.

8. Krasnov V.V. Infectious mononucleosis. Clinical features, diagnostics, modern principles of treatment. -SPb.: N. Novgorod, 2003. – 75 p.

9. Kovalenko A.L., Shafranskaya E.G., Saharova E.N., Valeev V.V. Cicloferon. Treatment and prevention of influenza and other viral respiratory infections: Collection of scientific works. – SPb.: Tactics Studio, 2015. – 184 p.

10. Laboratory diagnosis of infectious diseases: Handbook ed. by V.I. Pokrovsky, M.G. Tvorogova, G.A. Shipu-lin. – M.: Binom. – 2013. – 648 p.

11. L’vov N.D. Dudukina E.A. Key issues in the diagnosis of Epstein – Barr virus infection // Infectious diseases. – 2013. – № 3. – P. 24-32.

12. Malashenkova I.K., Didkovsky N.A., Sarsania J.S., Zharova M.A., et al. Clinical forms of chronic Epstein-Barr-virus infection: diagnosis and treatment // Treating physician. – 2003. – № 9. – P. 8-10.

13. Savenkova M.S., Afanas’eva A.A., Minasyan VS., Tyurkin S.I. Treatment of frequently ill children suffering from mixed infections // Current Pediatrics. – 2011. -Vol. 10, № 4. – C. 83-88.

14. Savenkova M.S., Savenkov M.P., Afanasiev A.A., Abramova N.A. Possible antiviral and immunomodulatory therapy in the treatment of influenza, SARS, herpes-viral infections. – M., 2015. – 20 p.

15. Setdikova N.X., Latysheva T.V., Il’ina N.A. Immunomodulators: promising research directions and practical application // Allergology and immunology. – 2012. -№ 1. – P. 14-19.

16. Simonovyan E.N., Denisenko VB., Butala B.F., Grigoryan A.V Epstein-Barr virus infection in children: current approaches to diagnosis and treatment // Treating physician. – 2007. – № 7. – P. 36-41.

17. Shestakova I.V, Yushchuk N.D. Epstein-Barr-vi-rus infection in adults: problems of pathogenesis, clinics and diagnostics // Attending physician. – 2010. – № 10. -P. 40-44.

18. Shestakova I.V. To treat or not to Treat Epstein-Barr virus infection: a detailed overview of the different tactics // Infectious diseases. – 2013. – № 3. – P. 12-24.

19. Ambinder R.F., Lin L. Mononucleosis in the laboratory // J. Infect. Dis. – 2005. – Vol. 192. – P. 1503-1504.

20. Fota-Markowcka H., et al. Profile of microorganisms isolated in nasopharyngeal swabs from the patients with acute infectious mononucleosis // Wiad. Lek. -2002. – Vol. 55, № 34. – P. 150-157.

21. Ferrara G., Zumla A., Maeurer M. Intravenous immunoglobulin (IVIg) for refractory and difficult-to-treat infections // Am. J. Med. – 2012. – Vol. 125, № 10. -P. 1036.e1-1036.e8.

22. Gershburg E., Pagano J.S. Epstein Barr infections: prospects for treatment // J. Antimicrob. Chemother. 2005. – Vol. 56, № 2. – P. 277-281.

23. Li Z. Y., Lou J. G., Chen J. Analysis of primary symptoms and disease spectrum in Epstein-Barr virus infected children // Zhonghua Er Ke Za Zhi. – 2004. -Vol. 42, № 1. – P. 20-22.

24. Mark H. Ebell Epstein-Barr virus infectious mono-nucleosis // Fam.Physician. – 2004. – Vol. 70, № 7. -P. 1279-1287.

25. Maurmann S., Fricke L., Wagner H.-J., et al. Molecular Parameters for Precise Diagnosis of Asymptomatic Epstein-Barr Virus Reactivation in Healthy Carriers // J. Clin. Microbiol. – Dec. 2003. – P. 5419-5428.

26. Okano M., Gross G. Advanced therapeutic and prophylactic strategies for EpsteinBarr virus infection in immunocompromised patients // Expert. Rev. Anti. Infect. Ther. – 2007. – Vol. 5, № 3. – P. 403-413.

27. Ralf D. Hess. Routine Epstein – Barr-Virus Diagnostics from the Laboratory Perspective: Still Challenging after 35 Years // J. Clin. Microbiol. – Aug. 2004. -P. 3381-3387.

28. Roy M., Bailey B., Amre D.K., et al. Dexametha-sone for the treatment of sore throat in children with suspected infectious mononucleosis: a randomized, doubleblind, placebocontrolled, clinical trial // Arch. Pediatr. Adolesc. Med. 2004. – Vol. 158. – P. 250-254.

29. Schaade L., Kleines M., Heausler M. Application of virusspecific immunoglobulin M (IgM), IgG, and IgA antibody detection with a polyantigenic enzymelinked immunosorbent assay for diagnosis of EpsteinBarr virus infections in childhood // J. Clin. Microbiol. – 2001. -Vol. 39. – P. 39023905.

30. Schooley R. T. EpsteinBarr virus (infectious mono-nucleosis). In: Mandell. Principles and Practice of Infectious Diseases. 5-th ed. – 2000. – P. 1599-1608.

31. Tynell E., Aurelius E., Bransdell A., et al. // Acyclo-vir and prednisolone treatment of acute infectious mono-nucleosis: a multicenter double-blind, placebo-controlled study // J. Infect.Dis. – 1996. – Vol. 174. – P. 324-331.

32. Walling D.M., Brown A.L., Etienne W., et al. Multiple EpsteinBarr virus infections in healthy individuals // J. Virol. – 2003. – Vol. 77. – P. 6546-6550.

33. Wu Y., Luo C., Lu Z., et al. Curative effect of interferonalpha in children with infectious // Hua Xi Yi Ke Da Xue Xue Bao. – 1996. – Vol. 27 (1). – P. 82-84.

34. Zacny V.L., Gershburg E., Davis M.G., et al. propylamino)1betaLribofuranosyl lHbenzimidazole // J. Inhbition of EpsteinBarr virus replication byabenzimidazole Virol. – 1999. – Vol. 73. – P. 1122-1128. Lriboside: novel antiviral mechanism of 5,6dichloro2(iso

Координаты для связи с авторами: Наговицына Елена Борисовна – канд. мед. наук, старший научный сотрудник Хабаровского филиала ФГБУ «Дальневосточный научный центр физиологии и патологии дыхания» Сибирского отделения РАМН – НИИ охраны материнства и детства, тел. 8-(4212)-980-591, +7-914-771-67-48, e-mail: [email protected]

□□□

УДК 616.2-022.7-053.2:001.8 «2004/2015»(571.62)

О.В. Островская1, Г.Н. Холодок1, Н.В. Морозова2, Н.М. Ивахнишина1, Е.Б. Наговицына1, М.А. Власова1, Н.Г. Сидорчук1

ЧАСТОТА РЕСПИРАТОРНОГО МИКОПЛАЗМОЗА У ДЕТЕЙ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ С 2004 ГОДА

1 Хабаровский филиал ФГБУ «Дальневосточный научный центр физиологии и патологии дыхания» Сибирского отделения РАМН — НИИ охраны материнства и детства, 680022, ул. Воронежская, 49, корп. 1, тел./факс 8-(4212)-35-63-35, 35-65-91, e-mail: [email protected]; Дальневосточный государственный медицинский университет, 680000, ул. Муравьева-Амурского, 35, тел. 8-(4212)-76-13-96, e-mail: [email protected], г. Хабаровск

Резюме

Проведено изучение частоты респираторного микоплазмоза у детей в Хабаровском крае. Описана вспышка респираторного микоплазмоза среди школьников в г. Хабаровске и п. Ванино в августе 2004 г. – феврале 2005 г. Особенностями вспышки было медленное развитие в течение 6 месяцев, наличие школьных и семейных очагов инфекции, высокая частота носительства и легких форм. В течение 2005-2015 гг. методом ПЦР обследован 3 941 ребенок в возрасте от 6 месяцев до 12 лет, госпитализированный по поводу внебольничной пневмонии в клинику Института охраны материнства и детства Частота выявления ДНК M.pneumoniae у детей с внебольничными пневмониями варьировала от 2,2 до 16,2 %, отмечено ежегодное повышение выявляемости микоплазм в сентябре-ноябре. Эпидемических вспышек не зарегистрировано.

Ключевые слова: дети, респираторный микоплазмоз, полимеразная цепная реакция.

O.V. Ostrovskaya1, G.N. Kholodok1, N.V. Morozova3, N.M. Ivakhnishina1, E.B. Nagovitsynai, M.A. Vlasova\ N.G. Sidorchuk1

RESPIRATORY MYCOPLASMOSIS MORBIDITY AND INCIDENCE RATE IN CHILDREN OF THE KHABAROVSK REGION SINCE 2004

Research Institute of Mother and Child Health Care;

2Far Eastern State Medical University, Khabarovsk

Summary

Respiratory mycoplasmosis incidence rate in the children of the Khabarovsk Region has been studied. An outbreak of respiratory mycoplasmosis in Khabarovsk and Vanino schoolchildren from August 2004 till February 2005 is reported. Specific features of the outbreak were found out to have a slow progression of the disease for six months, infection occurrence at schools and family settings, high rates of incidence and mild cases. Throughout 2005-2015, a PCR method was applied to examine 3,941 children aged 6 months to 12 years who were admitted to our hospital for community-acquired pneumonia. An average annual M. pneumoniae DNA detection index varied from 2,2 to 16,2 %; an annual increase in Mycoplasma detection was found out to take place in September-November. No epidemic outbreaks were reported.

Key words: children, respiratory mycoplasmosis, polymerase chain reaction.

Проявления респираторного микоплазмоза разнообразны: здоровое носительство, самокупирующееся заболевание, протекающее по типу воспалительных инфекций дыхательных путей (ринит, фарингит, тра-

хеобронхит) со сравнительно легким, чаще субклиническим течением, и атипичная пневмония. Myco-plasma pneumoniae является основным возбудителем респираторного микоплазмоза. Наиболее часто это

Вирус Эпштейна-Барр EBV (Epstein-Barr) в диагностическом центре им. Вытнова Д.И.

ЕBV (ВЭБ) — вирус, инфицирующий В-лимфоциты и вызывающий латентную инфекцию. EBV-синдром включает мононуклеоз и опухоли типа карциномы, В-клеточной лимфомы. EBV может вызвать энцефалит у взрослых больных СПИД и интерстициальный пневмонии у детей. 90-95% инфекционного мононуклеоза связано с EBV; остальные случаи связаны с цитомегаловирусом, Toxoplasma gondii, ВИЧ, аденовирусом или краснухой.

Различают следующие разновидности антигенов EBV:

  • EBV-VCA — капсидный антиген вируса Эпштейна-Барр.
  • EBV-EА — ранний антиген вируса Эпштейна-Барр.
  • EBV-EBNA — ядерный антиген вируса Эпштейна-Барр.

Антитела к вирусному капсидному антигену IgM и IgG появляются в острой стадии; IgM снижается за 1-3 месяца; IgG может персистировать на низком уровне всю жизнь. Высокие титры IgG-вирусного капсидного антигена отмечены при лимфоме Беркитта и носоглоточной карциноме и у пациентов с иммуносупрессией.

Позитивные титры IgM- и IgG-EBV-VCA являются диагностическими признаками острого инфекционного процесса ( в том числе мононуклеоза). Диагностикумы выпускаются к антителам обоих классов — IgM и IgG.

Антитела к раннему антигену (к ранним белкам вируса) появляются также в острой стадии, но нарастание их происходит медленнее. Снижение уровня этих антител происходит спустя 2 месяца после инфицирования и могут исчезнуть вообще через год после инфицирования. Диагностикумы выпускаются только для выявления антител IgG к раннему антигену (ранним белкам вируса).

Для мониторирования инфицирования из этих двух видов антител нагляднее определять антитела к капсидному антигену.

Антитела к ядерному антигену появляются гораздо позже, спустя 4 недели после инфицирования, достигают высоких уровней и могут сохраняться всю жизнь, как показатель иммунитета (IgG-антитела). Определение антител класса IgM к ядерному антигену не имеет диагностического значения. Диагностикумы выпускаются к антителам класса IgG к ядерному антигену.

Для мониторирования инфицирования в нашей лаборатории предлагаются следующие виды тестов по определению антител к антигенам ВЭБ:

  • АТ к ВЭБ-капсидный антиген (IgM) (VCA).
  • АТ к ВЭБ-капсидный антиген (IgG) (VCA).
  • АТ к ВЭБ-ранний антиген (ранние белки, IgG (EA).
  • АТ к ВЭБ-ядерный антиген (IgG) (EBNA).

Дополнительное исследование — качественное и полуколичественное! Определение ЕВ-вируса в цельной крови пациента методом ПЦР.

Дифференциально-диагностические аспекты инфекционного мононуклеоза Эпштейна-Барр вирусной этиологии у детей с позиции длительности инфицирования

УДК 616.0

DOI: 10.22138/2500-0918-2017-14-2-171-181

М. В. Антонова, Э. А. Кашуба, Т. Г. Дроздова, О. А. Любимцева,

Л. В. Ханипова, Н. В. Огошкова, Ю. С. Чехова

 

Тюменский государственный медицинский университет, г. Тюмень, Российская Федерация

Резюме. В настоящее время в мире отмечается рост заболеваемости Эпштейна-Барр вирусной инфекцией. Особое внимание ученых привлекает проблема длительной персистенции вируса с вероятностью формирования хронического процесса. Цель исследования — определить возможности дифференциальной диагностики первичной Эпштейна-Барр вирусной инфекции и ее реактивации, протекающих с клиническими проявлениями инфекционного мононуклеоза. Материалы и методы. В исследование были включены 152 ребенка с клиническими проявлениями инфекционного мононуклеоза и серологически подтвержденной активностью Эпштейна-Барр вируса. Комплексное исследование включало в себя динамическое клиническое наблюдение, анализ результатов лабораторных методов исследования (общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимический анализ крови), расчет лейкоцитарного индекса интоксикации, серологическое исследование крови методом ИФА. Результаты. В 1/3 случаев клинические проявления инфекционного мононуклеоза были связаны с реактивацией вируса. Клиническая картина заболевания при этом характеризовалась меньшей выраженностью и продолжительностью основных симптомокомплексов, таких как тонзиллит, аденоидит, лимфаденопатия и гепатоспленомегалия. В качестве гематологических «маркеров» реактивации были определены высокое СОЭ, нейтрофилез, небольшое количество атипичных мононуклеаров (до 5%), высокий лейкоцитарный индекс интоксикации и нормальные биохимические показатели. Корреляционный анализ выявил появление при реактивации большого количества связей клинических симптомов с индексами позитивности антител различных классов, что, по нашему мнению, может указывать на иммунопатологический тип воспалительной реакции. С практической точки зрения оптическая плотность антител к различным антигенам Эпштейна-Барр вируса может служить прогностическим критерием тяжести и длительности течения заболевания. Заключение. Диспансерное наблюдение за детьми, перенесшими манифестную реактивацию Эпштейна-Барр вируса, должно быть более продолжительным, включающим периодическое отслеживание результатов общего, биохимического анализов крови, ИФА и количественной ПЦР крови.

Ключевые слова: инфекционный мононуклеоз, Эпштейна-Барр вирусная инфекция, дети, длительная персистенция

Дата поступления 31.05.2017

Образец для цитирования:
Антонова М.В., Кашуба Э.А., Дроздова Т.Г., Любимцева О.А., Ханипова Л.В., Огошкова Н.В., Чехова Ю.С. Дифференциально-диагностические аспекты инфекционного мононуклеоза Эпштейна-Барр вирусной этиологии у детей с позиции длительности инфицирования. Вестник уральской медицинской академической науки. 2017, Том 14, №2, с. 171–181 DOI: 10.22138/2500-0918-2017-14-2-171-181

ЛИТЕРАТУРА
1. Шарипова Е.В., Бабаченко И.В. Герпес-вирусные инфекции и инфекционный мононуклеоз (обзор литературы). Журнал инфектологии. 2013; 2: 5-12.
2. Исаков В.А., Архипова Е.И., Исаков Д.В. Герпеcвирусные инфекции человека. СПб: СпецЛит, 2013, 670 с.
3. Львов Н.Д., Дудукина Е.А. Ключевые вопросы диагностики Эпштейна-Барр вирусной инфекции. Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2013; 3: 24-32.
4. Хмилевская С.А. Эпштейна-Барр вирусный мононуклеоз: клинико-динамические особенности различных вариантов инфекции. Саратовский научно-медицинский журнал. 2010; 6 (3): 570-574.
5. Антонова М.В., Любимцева О.А., Кашуба Э.А., Дроздова Т.Г., Бертрам Л.И., Молокова О.М., Мясунова Е.Ю. Клиническая картина инфекционного мононуклеоза Эпштейн-Барр вирусной этиологии в возрастном аспекте. Академический журнал Западной Сибири. 2014; 5(54): 65-66.
6. Бертрам Л.И., Кашуба Э.А., Дроздова Т.Г., Лобацевич В.Ю., Перетягин А.Н. Роль аллергии в формировании кожных проявлений при некоторых инфекционных заболеваниях у детей. Медицинская наука и образование Урала. 2006; 7(4): 47-49.
7. Симованьян Э.Н. и др. Хроническая инфекция вируса Эпштейна-Барр у детей: современные аспекты диагностики и лечения. Consilsum Medicum. 2006; 8(2): 2-8.
8. Figueira-Silva C.M., Pereira F.E.L. Prevalence of Epstein-Barr virus antibodies in healthy children and adolescents in Vitoria, State of Espirito Santo, Brazil. Revista da Sociedade Brasileira de Medicina Tropical. 2004; 37(5): 409-412.
9. Masakhwe C. et al. Frequency of Epstein-Barr Virus in Patients Presenting with Acute Febrile Illness in Kenya. PloS one. 2016; 11(5): e0155308.
10. Бертрам Л.И., Кашуба Э.А., Дроздова Т.Г., Огошкова Н.В., Герасименко С.М., Князева Е.Ф., Любимцева О.А., Черемных Л.Г., Лобацевич В.Ю., Кечерукова Л.М., Смирнягина Р.Н. Иммунопатогенез основных клинических проявлений при заболеваниях, сопровождающихся мононуклеозоподобным синдромом. Медицинская наука и образование Урала. 2006; 7(2): 23-28.
11. Голева О.В., Мурина Е.А., Осипова З.А. Серологические маркеры реактивации вируса Эпштейна–Барр у детей с вирусными энцефалитами. Журнал инфектологии. 2015; 7(1): 70-74.
12. Bolis V. et al. Atypical manifestations of Epstein–Barr virus in children: a diagnostic challenge. Jornal de pediatria. 2016; 92(2): 113-121.
13. Калинина Н.М., Дрыгина Л.Б., Горейко Т.В. Современные представления об иммунопатогенезе инфекции, вызванной вирусом Эпштейна-Барр. Инфекция и иммунитет. 2011; 1(2): 121-130.
14. Крамарев С.А., Выговская О.В. Опыт использования препарата флавозид при Эпштейна-Барр вирусной инфекции у детей. Современная педиатрия. 2011; 39(5): 1-6.
15. Малашенкова И.К. и др. Клинические формы хронической Эпштейна-Барр вирусной инфекции: вопросы диагностики и лечения. Лечащий врач. 2003; 9: С. 32-38.
16. Кальф-Калиф Я.Я. О лейкоцитарном индексе интоксикации и его практическом значении. Врачебное дело. 1941; 1: 31-40.
17. Ильин В.П. Корреляционный анализ количественных данных в медико-биологических исследованиях. Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. 2013; 4(92): 125-130.
18. Тимченко В.Н. и др. Клинико-лабораторные критерии тяжести и принципы терапии острого инфекционного мононуклеоза Эпштейна-Барр вирусной этиологии у детей. Педиатр. 2015; 6(4): 147-153.
19. Блохина Е.Б. Роль латентной инфекции, вызванной вирусом Эпштейна-Барр, в развитии лимфопролиферативных заболеваний. Вопросы гематологии, онкологии и иммунопатологии в педиатрии. 2003; 2(3): 65-70.
20. Выговская О.В. и др. Инфекционный мононуклеоз Эпштейна-Барр вирусной этиологии у детей: вопросы этиологии, патогенеза, иммуногенеза, лечения. Практикуючий лікар. 2012; 4: 29-34.
21. Свинцова Т.А. и др. Значение показателей иммунного ответа у больных с ВЭБ-инфекционным мононуклеозом в прогнозировании течения и эффективности противовирусной и иммунокорригирующей терапии. Эпидемиология и инфекционные болезни. 2013; 1: 7-14.
22. Летаева О.В., Филимонкова Н.Н., Чигвинцева Е.А. Выявленные патогенетические особенности красного плоского лишая и оптимизация терапии. Вестник уральской медицинской академической науки.2009; 3(26): 41-43.
23. Смирнов А.В., Чуелов С.Б., Россина А.Л. Современное представление о гепатитах, вызванных вирусами семейства герпеса. Детские инфекции. 2008; 7(3): 3-16.
24. Canovic P., Gajovic O., Todorovic Z., Mijailovic Z. Epstein-Barr virus hepatitis associated with icterus — a case report. Med. Pregl. 2006; 59: 179-182.
25. Дрыганова М.Б., Мартынова Г.П., Куртасова Л.М. Инфекционный мононуклеоз, вызванный вирусом Эпштейна-Барр у детей: клинико-иммунологические параллели. Сибирское медицинское обозрение. 2010; 63(3): 16-28.
26. Crum N.F. Epstein Barr virus hepatitis: case series and review. Southern medical journal. 2006; 99(5): 544-548.
27. Симованьян Э.Н. и др. Эпштейна-Барр вирусная инфекция у детей: современные подходы к диагностике и лечению. Лечащий врач. 2007; 7: 36-41.
28. Нагоев Б.С., Камбачокова З.А. Состояние клеточного иммунитета у больных герпесвирусными инфекциями. Вестник новых медицинских технологий. 2011; 18(3): 325-327.
29. Пирогова З. И., Рябчук Ф. Н. Клинико-лабораторная характеристика персистирующих форм герпес-вирусной инфекции у детей. Лечащий врач. 2011; 8: 62-65.
30. Шано В.П., Кучер Е.А. Синдром эндогенной интоксикации. Острые и неотложные состояния в практике врача. 2011; 1(25): 35-41.

Авторы
Антонова Мария Владимировна
Аспирант кафедры инфекционных болезней с курсом детских инфекций
[email protected]

Кашуба Эдуард Алексеевич
доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой инфекционных болезней с курсом детских инфекций [email protected]

Дроздова Татьяна Георгиевна
кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней с курсом детских инфекций
[email protected]

Любимцева Оксана Анатольевна
кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней с курсом детских инфекций
[email protected]

Ханипова Людмила Вячеславовна
кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней с курсом детских инфекций
[email protected]

Огошкова Наталья Владимировна
кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней с курсом детских инфекций
[email protected]

Чехова Юлия Сергеевна
ассистент кафедры инфекционных болезней с курсом детских инфекций
[email protected]

ФГБОУ ВО «Тюменский государственный медицинский университет Минздрава РФ
Российская Федерация,625023 г. Тюмень, ул. Одесская, 54


Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial» («Атрибуция — Некоммерческое использование») 4.0 Всемирная.

Как я лечу Т-клеточную хроническую активную болезнь Эпштейна-Барр | Кровь

У 25-летней латиноамериканки во время третьей беременности развилась желтуха, лихорадка и озноб. Нарушения ферментов печени сохранялись, у нее была гипоальбуминемия, коагулопатия, тромбоциты в диапазоне 90 × 10 9 /л и повышенный билирубин. Ей сделали биопсию печени, которая показала легкий очаговый гепатит без явных признаков инфекции.Магнитно-резонансная томография брюшной полости выявила легкую гепатомегалию, селезенка нормальных размеров. Больной наблюдался амбулаторно, показатели ферментов печени улучшились. Через 1 год снова забеременела. Опять же, во время беременности у нее развился подъем трансаминаз. УЗИ органов брюшной полости патологии не выявило, селезенка не увеличена. Ей была проведена еще одна биопсия печени, которая выявила фокальные дольковые синусоидальные лимфоциты. У пациентки случился выкидыш на сроке 20 недель.Она продолжала наблюдаться амбулаторно и чувствовала себя хорошо, пока через 3 года у нее не развился рецидивирующий озноб и лихорадка до 102°F. Больному выполнена третья биопсия печени, которая выявила смешанный макро- и микровезикулярный стеатоз. В печени обнаружена РНК ВЭБ. Обзор 3 биопсий печени, взятых за 4-летний период, показал диагноз Т-клеточной инфекции CAEBV. Больной лечился CHOP (циклофосфамид, доксорубицин, винкристин и преднизолон) и ацикловиром. Тем не менее, она прогрессировала с заметно повышенным уровнем ДНК EBV > 200 000 копий / мкг ДНК, лихорадкой до 104 ° F, отклонениями от нормы функциональных тестов печени (LFTs; билирубин 13 мг / дл) и ухудшением заболевания, с биопсией костного мозга, подтверждающей гемофагоцитоз.Ее лечили по схеме, включающей бортезомиб и ганцикловир, и у нее был выраженный ответ на эту терапию: уровень ее ДНК EBV упал до <100 копий/мкг ДНК. Клинически у нее не было лихорадки и аденопатии, а ее ПЛТ и общий анализ крови были нормальными.

Диагноз: Т-клеточный CAEBV. Ее болезнь, казалось, нарастала и ослабевала, с относительно вялым течением, которое ухудшилось из-за подавления иммунитета во время беременности.Впоследствии она получила аллогенную трансплантацию гемопоэтических клеток (HCT) от EBV + 8/10 HLA-несовместимого неродственного донора с использованием режима пониженной интенсивности (алемтузумаб, вводимый дистально с -14 дня, флударабин 150 мг/м 2 и мелфалан 140 мг/м 2 ), но приживление не удалось, с быстрым повышением уровня ДНК ВЭБ. Была предпринята повторная попытка трансплантации, но больной умер до приживления от геморрагических осложнений.

Хотя у этой пациентки изначально был подострый случай T-клеточного CAEBV, через 4 года у нее впоследствии появились признаки и симптомы, типичные для острого течения.Таким образом, этот случай иллюстрирует трудности, с которыми сталкивается клиницист в отношении выбора времени для аллогенной HCT без использования ретроспектроскопии.

Исследование

может предложить новый способ борьбы с вирусом Эпштейна-Барр

28 мая 2020 г. 10:00

Санакар Сваминатан, доктор медицины, Динеш Верма, доктор философии.

Группа исследователей из Университета здоровья штата Юта показала, что вирус Эпштейна-Барра, вызывающий мононуклеоз и связанный с развитием нескольких видов рака, использует новую стратегию для выживания.Вирус берет бразды правления клеточным механизмом своего хозяина, чтобы создавать свои копии и отдавать приоритет производству своих собственных белков над белками клетки-хозяина. Исследователи говорят, что работа находится на ранних стадиях, но однажды они надеются использовать эти знания для разработки нового вида лечения инфекции, вызванной вирусом Эпштейна-Барр.

Вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ) представляет собой вирус герпеса человека, обнаруженный у 95% населения. Как и другие вирусы герпеса, ВЭБ может передаваться от человека к человеку.Однако вирус обычно остается латентным, то есть он остается внутри клеток без активного размножения, в течение всей жизни хозяина и редко вызывает заболевание, выходящее за рамки первоначального заражения. Однако в некоторых случаях факторы окружающей среды, в том числе стресс или сопутствующие инфекции и подавление иммунитета, создают условия, в которых вирус может размножаться, иногда вызывая редкий тип лимфомы или другого вида рака.

Четыре года назад исследовательская группа U of U Health обнаружила, что спиронолактон, лекарство, обычно используемое для лечения сердечной недостаточности, обладает неожиданной противовирусной активностью против EBV.Они обнаружили, что лекарство нацелено на белок EBV, называемый SM, который, как ранее показали лаборатория Swaminathan и другие, необходим для репликации EBV.

«Мы были озадачены тем, как спиронолактон, препарат, который, как считается, действует на совершенно несвязанном пути, связанном с потоком натрия в почках, может влиять на вирус или на функцию SM», — говорит старший автор Санкар Сваминатан, доктор медицинских наук, руководитель отдела. инфекционных заболеваний в Университете здоровья и профессор внутренней медицины.

Теперь они выяснили больше о том, как это работает, и опубликовали свои выводы в Proceedings of the National Academy of Sciences.

Несколько лет назад группа французских исследователей обнаружила, что спиронолактон разрушает белок-хозяин под названием XPB, который играет важную роль в клеточной транскрипции — одном из первых этапов экспрессии генов. Следуя этому примеру, Сваминатан и его коллега Динеш Верма провели серию экспериментов, чтобы изучить потенциальную связь между двумя белками, с которыми взаимодействует лекарство, XPB и SM.

Исследователи впервые использовали метод молекулярной биологии, чтобы специально снизить количество XPB в клетках-хозяевах.В результате вирус не смог реактивироваться и действовал так, как будто у него больше не было функционального SM. Затем исследовательская группа показала, что SM связывает белок XPB непосредственно с вирусной ДНК.

Наконец, исследователи использовали метод, включающий химическую маркировку уридина, одного из четырех строительных блоков РНК-алфавита, для изучения репликации вируса. Используя этот метод, они продемонстрировали, что нокдаун XPB приводит к более низким уровням матричных РНК для 15 специфических вирусных белков, продукцию которых SM облегчает, в то время как экспрессия других генов EBV не затрагивается.

«Мы показали, что SM неожиданно играет роль в активации транскрипции и кооптирует для этого один клеточный белок», — говорит Динеш Верма, доктор философии, доцент кафедры внутренней медицины.

По словам Сваминатана, эти 15 белков выполняют функции, позволяющие вирусу размножаться у здоровых людей. «Вирус эволюционировал, чтобы производить эти белки как раз в нужное время, чтобы не дать инфицированным клеткам погибнуть достаточно долго, чтобы создать несколько копий вируса и, возможно, заразить еще пару клеток, прежде чем иммунная система сработает и позаботится об этом. — говорит Сваминатан.«Как это часто бывает с вирусами, это решение очень специфично и очень умно».

У пациентов с ослабленной иммунной системой те же самые свойства — поддержание жизни инфицированных клеток и помощь им в уклонении от иммунной системы — могут привести к неконтролируемой пролиферации, что является общей характеристикой рака.

В настоящее время исследователи пытаются найти новые лекарства, которые нацелены на XPB, чтобы предотвратить реактивацию EBV и других человеческих герпесвирусов у пациентов с трансплантацией, пациентов с ВИЧ и других пациентов с ослабленным иммунитетом.

«Долгосрочная идея состоит в том, что мы сможем разработать лекарства, которые сохранят вирус в полной латентной форме, и это поможет снизить риск развития рака, связанного с ВЭБ», — говорит Сваминатан.

# # #

«Вирус Эпштейна-Барр кооптирует компонент TFIIH XPB для специфической активации основных вирусных литических промоторов» Динеш Верма, Трентон Мел Черч и Санкар Сваминатан был опубликован в Интернете в PNAS.

Исследование проводилось при поддержке Национального института рака.

Автор Крис Палмер

Новости исследований III

Мононуклеоз (моно) (для родителей) – Nemours KidsHealth

Что такое мононуклеоз?

Мононуклеоз (моно) — это вирусная инфекция, вызывающая боль в горле и лихорадку. Случаи часто случаются у подростков и молодых людей. Проходит самостоятельно после нескольких недель отдыха.

Что вызывает моно?

Мононуклеоз (mah-no-noo-klee-OH-sus), или инфекционный мононуклеоз , обычно вызывается вирусом Эпштейна-Барр (EBV). Большинство детей подвергаются воздействию ВЭБ в какой-то момент своего взросления. Младенцы и маленькие дети, инфицированные ВЭБ, обычно имеют очень легкие симптомы или не имеют их вообще. Но у инфицированных подростков и молодых людей часто развиваются симптомы, характерные для моно.

Другие вирусы, такие как цитомегаловирус, также могут иногда вызывать моноподобное заболевание.

Каковы признаки и симптомы мононуклеоза?

Признаки мононуклеоза обычно проявляются примерно через 1–2 месяца после заражения вирусом. Его наиболее распространенные симптомы иногда ошибочно принимают за острый фарингит или грипп. К ним относятся:

  • лихорадка
  • боль в горле с опухшими миндалинами, которые могут иметь белые пятна
  • увеличение лимфатических узлов (желез) на шее
  • очень устал

Человек также может иметь:

  • головные боли
  • боль в мышцах
  • слабость
  • боль в животе с увеличенной по сравнению с нормой печенью или селезенкой (орган в верхней левой части живота)
  • кожная сыпь
  • потеря аппетита

Является ли моно заразным?

Моно заразен.Он передается от человека к человеку при контакте со слюной (слюнами). Ее прозвали «болезнью поцелуев», потому что она может распространяться через поцелуи. Он также распространяется через кашель и чихание, или когда люди делятся чем-то с слюной (например, соломинкой, стаканом, столовым прибором или зубной щеткой).

Mono также может распространяться половым путем и при переливании крови, но это происходит гораздо реже.

Люди, которые были инфицированы, являются носителями вируса на всю жизнь, даже после исчезновения симптомов и даже если у них не было симптомов.После этого вирус находится в “спящем” или неактивном состоянии. Иногда дремлющий вирус «просыпается» и попадает в слюну человека. Это означает, что время от времени они могут быть заразными, даже если у них нет симптомов.

Как диагностируется моно?

Чтобы диагностировать моно, врачи проводят обследование, чтобы проверить такие вещи, как опухшие миндалины и увеличенная печень или селезенка, общие признаки инфекции. Иногда врач делает анализ крови.

Как лечится моно?

Лучшим лечением мононуклеоза является достаточный отдых и прием жидкости, особенно в начале болезни, когда симптомы наиболее серьезны.Специального лекарства от моно не существует, но ацетаминофен или ибупрофен могут помочь облегчить лихорадку и боль в мышцах. Антибиотики не помогут, потому что они эффективны только против бактерий. У человека с моно, который принимает антибиотик, часто появляется сыпь.

Никогда не давайте аспирин ребенку с вирусным заболеванием, потому что его использование связано с синдромом Рея, который может вызвать печеночную недостаточность или даже привести к летальному исходу.

Как долго длится моно?

Симптомы

Mono обычно исчезают в течение 2–4 недель.Однако у некоторых подростков усталость и слабость могут сохраняться месяцами.

Можно ли предотвратить моно?

Вакцины для защиты от вируса Эпштейна-Барр не существует. Но вы можете помочь защитить своих детей от мононуклеоза, убедившись, что они избегают тесного контакта со всеми, у кого он есть.

У многих людей с мононуклеозом не будет симптомов, но они все же могут передать его другим. Поэтому дети должны хорошо и часто мыть руки и не делиться напитками или столовыми приборами с другими, даже с людьми, которые кажутся здоровыми.

Что еще я должен знать?

Моно может вызвать увеличение селезенки на несколько недель или дольше. Увеличенная селезенка может разорваться, вызывая боль и кровотечение внутри живота, и требует экстренной операции. Поэтому врачи рекомендуют детям с мононуклеозом избегать контактных видов спорта в течение как минимум месяца после исчезновения симптомов. Ваш ребенок должен воздерживаться от грубых игр, подъема тяжестей и любых напряженных занятий, пока врач не разрешит это.

В большинстве случаев моносимптомы исчезают в течение нескольких недель при достаточном отдыхе и приеме жидкости.Если они, кажется, задерживаются или ухудшаются, или если у вас есть какие-либо другие вопросы, позвоните своему врачу.

Хроническая активная инфекция, вызванная вирусом Эпштейна-Барр, с вовлечением желудочно-кишечного тракта, имитирующая воспалительное заболевание кишечника | BMC Gastroenterology

В этом исследовании мы сообщаем о двенадцати случаях CAEBV с поражением желудочно-кишечного тракта и сравниваем их клинико-патологические характеристики с пациентами с ВЗК, у которых есть латентная инфекция EBV. Результаты показывают некоторые сходства между CAEBV и IBD, такие как желудочно-кишечные симптомы и повышенный уровень СОЭ и СРБ.Вовлечение других органов, таких как увеличение печени, селезенки и лимфатических узлов, чаще наблюдается у больных ХЭБВ. Если поражения расположены только в желудочно-кишечном тракте, дифференциальная диагностика может быть очень сложной. Мы выделяем некоторые характеристики, в том числе перемежающуюся лихорадку, чрезвычайно высокий уровень ферритина и атипичные эндоскопические проявления, которые могут дать некоторые доказательства, чтобы избежать ошибочного диагноза.

У включенных в исследование пациентов с CAEBV обычно проявлялись гастроинтестинальные симптомы диареи и болей в животе, клинически имитирующие ВЗК.Некоторые различия между клиническими проявлениями CAEBV и ВЗК заключаются в следующем: 1) Боль в животе при CAEBV более сильная, спонтанно почти не проходит. 2) Лихорадка, особенно необъяснимая перемежающаяся высокая температура, чаще встречается у пациентов с ХЭБВ. 3) Уровень ферритина резко возрастает при ХВЭБ, что коррелирует с ВЭБ-инфекцией.

В нашем исследовании эндоскопические признаки включали воспаления и язвы различных морфологических характеристик. Язвы неправильной формы и множественные, могут быть глубокими или поверхностными, изолированными или многоочаговыми.Признаки отличаются от типичного внешнего вида булыжника, наблюдаемого при БК, и однородного и непрерывного воспаления, наблюдаемого при ЯК [10]. Лю и др. [11] сообщили о некоторых случаях CAEBV с многочисленными неглубокими, маленькими и неправильными язвами как в толстой, так и в тонкой кишке. Эти признаки наблюдались у некоторых наших пациентов. Поскольку в нескольких статьях сообщалось об эндоскопических данных при CAEBV с поражением желудочно-кишечного тракта, наши результаты могут предоставить некоторую информацию для осведомленности о редком заболевании.3 копии/мл при ВЗК, что позволяет предположить, что заболевание связано с репликацией вируса. Напротив, тесты на антитела к вирусу Эпштейна-Барр менее полезны, потому что профиль антител может имитировать латентную инфекцию EBV у пациента с ВЗК. Кимура и др. [12] проанализировали тридцать пациентов с CAEBV и обнаружили, что не у всех пациентов были высокие титры EBV-специфических антител, но у всех пациентов была высокая вирусная нагрузка в периферической крови. Он рекомендовал, чтобы вирусная нагрузка, определяемая в мононуклеарных клетках периферической крови (РВМС), могла быть критерием для диагностики заболевания и индикатором терапевтической эффективности.3 копии/мл соответственно. С развитием лабораторных технологий все больше пациентов будут тестироваться на РВМС и плазму. Комбинированное применение ДНК ВЭБ, тестируемой в РВМС и плазме, может быть полезным для диагностики ХВЭБ.

В настоящее время золотым стандартом для демонстрации инфицирования вирусом Эпштейна-Барр в поражении является гибридизация in situ для EBER. Однако критерии относительно процента EBER-позитивных клеток для определения ВЭБ-инфекции до сих пор не установлены. В ранее опубликованных статьях порог отличается от 10 до 20% [14, 15].Лю и др. [11] сообщили об одиннадцати случаях, среди которых во всех хирургических образцах было более 100 EBV+ клеток/HPF, а в образцах биопсии было более 30 EBV+ клеток/HPF. Наше исследование показало аналогичный результат, соответствующий количеству образцов. Следует отметить, что у нас также был один случай с 30 EBV+ клетками/HPF в контрольной группе. Поскольку у пациента не было признаков лихорадки, гепатомегалии или других системных симптомов, а его результат ДНК-ВЭБ в периферической крови был отрицательным, мы сочли, что у этого пациента нет хронической активной инфекции вируса Эпштейна-Барр.Таким образом, одного доказательства EBER-положительного недостаточно для диагностики CAEBV. Для рассмотрения следует объединить другую информацию, включая симптомы, результаты лабораторных исследований, результаты эндоскопии и гистопатологические проявления. Это согласуется с предыдущей опубликованной статьей [16, 17].

Хроническая активная инфекция вируса Эпштейна-Барр часто приводит к неблагоприятному прогнозу. Большое когортное исследование [18] в Японии показало, что 43% пациентов умерли в течение периодов наблюдения, которые варьировались от 5 месяцев до 12 лет после начала тяжелой инфекции CAEBV.Факторы риска смерти включают позднее начало заболевания (старт старше 8 лет), тромбоцитопению и инфекцию EBV на Т-клетках. Сообщалось об успешной аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток [19]. Однако трансплантация представляет значительный риск для пациентов-реципиентов. Посттрансплантационная смертность для ряда японских пациентов составила 50% [18]. В нашем исследовании десять пациентов умерли в течение 5 лет от начала заболевания. Одному из живых пациентов сейчас проводят трансплантацию стволовых клеток.

В 1999 г. Yanai et al. [8] применили метод гибридизации in situ для выявления присутствия EBER-позитивных клеток в слизистой оболочке кишечника пациентов с ВЗК. В предыдущих исследованиях данные об инфицировании ВЭБ слизистой оболочки толстой кишки у больных ВЗК варьировали от 45,5 до 81,0% [16, 20, 21, 22]. Ли и др. [23] недавно завершили перекрестное исследование в Китае и обнаружили, что ВЭБ выявлялся у 33 из 99 пациентов с ВЗК (33,3%). Преобладание ВЭБ в слизистой оболочке толстой кишки может способствовать высокой клинической активности заболевания у пациентов с ВЗК.Такеда и др. [24] сообщили о пациенте с ЯК, у которого ВЭБ был обнаружен в прямой кишке и терминальном отделе подвздошной кишки. Общая клиническая картина у этого пациента была совместима с ЯК. При стандартном лечении язвенного колита его состояние улучшилось, и колоноскопия показала улучшение. Трудно определить, является ли ВЭБ сторонним наблюдателем или ускорителем в патогенезе ВЗК. Необходимы дополнительные проспективные исследования для изучения роли EBV в ВЗК.

Сообщается, что длительное введение кортикостероидов и иммунодепрессантов может активировать реактивацию EBV [25].У пациентов, получающих лечение кортикостероидами, иммунодепрессантами или биологическими препаратами, мы регулярно отслеживаем активность EBV. Однако не существует международно признанного стандарта в отношении метода тестирования, интервала или критического значения. У нас был пациент, у которого после 2-месячной терапии биологическими препаратами в периферической крови было в 100 раз больше ДНК EBV. Пациент приостановил прием биопрепаратов и обратился к месалазину, но его симптомы возобновились. Поскольку уровень EBV-ДНК снизился, он с осторожностью возобновил прием биопрепаратов после 6 месячного перерыва.Уровень EBV-ДНК оставался стабильным, а симптомы также уменьшились. Хотя мы все знаем, что мониторинг важен, все еще трудно сказать, в какой момент следует прекратить терапию в интересах пациентов.

Является ли реактивация вируса Эпштейна-Барра основной причиной вашей усталости?

Что такое вирус Эпштейна-Барр?

Эпштейн-Барр (ВЭБ) относится к семейству вирусов герпеса и является одним из наиболее распространенных вирусов в мире, обнаруживаемым у 9 из 10 взрослых.При воздействии в раннем детстве симптомы могут проходить практически незаметно. ВЭБ распространяется в основном через слюну, поэтому мононуклеоз, или мононуклеоз, вызываемый ВЭБ, известен как «болезнь поцелуев».

Начальные симптомы инфекции EBV часто включают лихорадку, боль в горле и увеличение лимфатических узлов.

Воздействие ВЭБ вызывает мононуклеоз примерно в четверти всех случаев, но также может вызывать более серьезные и даже смертельные состояния, поражающие головной, спинной мозг и нервную систему, особенно у лиц с нарушенной иммунной функцией (1).

Крайняя усталость является обычным явлением при моноинфекциях, а также среди других состояний, вызванных ВЭБ.

Вы боретесь с хронической усталостью или миалгическим энцефаломиелитом (МЭ)? Обратитесь по телефону к интегративному врачу в CentreSpringMD, чтобы выяснить основные причины этого неправильно понятого состояния.

Эпштейн-Барр остается бездействующим после первоначального заражения

Подобно другим вирусам этого семейства, после контакта с ВЭБ он остается в организме в спящем состоянии даже после исчезновения первоначальных симптомов.

Специализированные иммунные клетки (а именно, CD4 и Т-клетки) удерживают вирус в спящем состоянии, и пока вы остаетесь здоровыми, ваша иммунная система поддерживает контроль над ВЭБ в его неактивном состоянии.

Целых 9 из 10 взрослых являются носителями вируса Эпштейна-Барра, который является возбудителем печально известной «болезни поцелуев» или мононуклеоза. Но в отличие от других вирусов, этот патоген не может быть полностью побежден вашей иммунной системой после того, как вы его поймаете, и может годами находиться в состоянии покоя, ожидая, пока что-то не вызовет его реактивацию.

Однако, если ваша иммунная система подвергается риску, например, когда она борется с другим заболеванием, подвергается значительному стрессу, гормональным изменениям, таким как менопауза, или принимает иммунодепрессанты, ВЭБ может воспользоваться этой возможностью, чтобы выйти из укрытия и атаковать ваши В-клетки, другой важный класс клетки, участвующие в иммунной функции (2).

К сожалению, симптомы реактивации Эпштейна-Барра могут быть широкими и часто имитировать симптомы других проблем, а также симптомы старения или стресса. Это задерживает диагностику и варианты лечения для многих пациентов.

Симптомы реактивации Эпштейна-Барра:

  • Экстремальная усталость
  • Лихорадка
  • Воспаленное горло
  • Увеличение лимфатических узлов на шее
  • Увеличение селезенки
  • Опухание печени
  • Кожная сыпь (1)

Эпштейн-Барр также может вызывать аутоиммунные обострения или новые или ухудшающиеся аутоиммунные состояния, такие как тиреоидит Хашимото.

Другие состояния, связанные с EBV

В дополнение к симптомам реактивации ВЭБ иногда Эпштейн-Барр может быть основной причиной других проблем, и только когда эти другие проблемы ухудшатся, пациент, наконец, обратится за медицинской помощью.

Когда ВЭБ выходит из своего латентного состояния, он атакует В-клетки вашего организма — тип лейкоцитов, — которые могут воздействовать на различные органы и ткани, а также повышают риск развития некоторых видов рака.

ВЭБ может быть основной причиной:

Синдром хронической усталости

Заболевания щитовидной железы

Аутоиммунные заболевания

EBV также связан с различными типами рака, включая лимфому Ходжкина, В-клеточную лимфому, лимфому Беркитта и карциному носоглотки (рак в задней части носового прохода) (3).

Все эти состояния имеют общую связь в том, как ВЭБ влияет на иммунную функцию. Ученые считают, что, вероятно, мы еще не осознаем, как часто этот вирус связан с более серьезными состояниями, которые мешают здоровой иммунной функции.

Что вызывает реактивацию Эпштейна-Барра?

Ваша иммунная система эффективно удерживает ВЭБ в латентном состоянии, но некоторые вещи могут ослабить иммунную систему и увеличить вероятность того, что вирус Эпштейна-Барра выйдет из неактивного состояния.

Триггеры для реактивации ВЭБ включают все, что создает повышенную нагрузку на иммунную систему, например:

В/в терапия  является одним из эффективных способов поддержки иммунной функции и устранения дефицита питательных веществ,

, обеспечивающий более высокую абсорбцию и терапевтический эффект при концентрациях, значительно превышающих концентрацию или прием пероральных добавок.

Как Эпштейн-Барр вызывает аутоиммунитет

Было показано, что заражение вирусом Эпштейна-Барра вызывает аутоиммунитет, по существу «включая» экспрессию генов, участвующих в нескольких аутоиммунных расстройствах.

Одно исследование, проведенное в 2018 г., показало, что ВЭБ может вызывать некоторые случаи (4):

  • Волчанка
  • Рассеянный склероз
  • Ревматоидный артрит
  • Воспалительные заболевания кишечника
  • Диабет 1 типа
  • Ювенильный идиопатический артрит
  • Целиакия.

Это исследование показывает, что белок, продуцируемый вирусом, называемый EBNA2, связывается с ДНК и влияет на экспрессию соседних генов.

Однако ученые в этом исследовании хотели отметить, что этот вирус — не единственный фактор, ответственный за активацию этих генов.Другие болезни, воздействие токсинов, нездоровый образ жизни и диета — все это играет роль в эпигенетике болезни.

Диагностика реактивации Эпштейна-Барра врачом-интегратором

Инфекция EBV

может быть подтверждена с помощью анализа крови, который обнаруживает антитела, однако, поскольку примерно девять из десяти взрослых имеют эти антитела от перенесенной инфекции, обычно только когда они повышены, это указывает на реактивацию вируса.

Общие тесты на реактивацию Эпштейна-Барра включают (5):

Тест на антитела VCA/IgM

Тест на ранний антиген ВЭБ (IgG)

Лечение реактивации Эпштейна-Барра с помощью функциональной медицины

Лекарства от ВЭБ не существует, поэтому интегративное лечение реактивации Эпштейна-Барр включает создание условий в организме, которые побуждают вирус вернуться в свое спящее состояние.

Функциональная медицина может лечить реактивацию ВЭБ посредством:

  • Устранение повышенной проницаемости кишечника  – Это уменьшает воспаление и общую иммунную нагрузку за счет удаления воспалительных и иммунодепрессивных продуктов.
  • Коррекция дефицита питательных веществ  – Обеспечение иммунной системы топливом, необходимым для создания надлежащей защиты от патогенов.
  • Уменьшение стресса  – Стресс является распространенным фактором иммунной дисфункции, а также может вызвать повторное появление других иммунных заболеваний.
  • Борьба с другими текущими инфекциями  – Это снижает возросшую нагрузку на иммунную систему.
  • Оптимизация детоксикации  – Это включает пищеварение, печень, почки и дыхательную функцию.

Поиск интегративного врача для лечения реактивации Эпштейна-Барра

Многие традиционные врачи не думают проводить тест на ВЭБ или его антитела, особенно потому, что симптомы реактивации вируса Эпштейна-Барр могут быть широкими и очень похожими на симптомы других распространенных состояний.

Если вы испытываете симптомы реактивации Эпштейна-Барр, врач функциональной медицины поможет удовлетворить потребность в лекарствах, пищевых добавках, диете и образе жизни, которые помогут вернуть патоген в его спящее состояние.

Знаете ли вы, что вирусы типа Эпштейна-Барр могут реактивироваться? Какие у вас есть вопросы о защите вашего иммунитета? Свяжитесь с поставщиком CentreSpringMD по телефону , чтобы узнать больше!

Ресурсы

  1. https://www.cdc.gov/epstein-barr/about-ebv.html
  2. https://www.nature.com/articles/1210240
  3. https://www.cancer.org/cancer/cancer-causes/infectious-agents/infections-that-can-lead-to-cancer/viruses.html
  4. https://www.nih.gov/news-events/nih-research-matters/epstein-barr-virus-autoimmune-diseases
  5. https://jcm.asm.org/content/47/10/3204

ВЭБ, вирус Эпштейна-Барр, усталость, иммунное здоровье

Инфекционный мононуклеоз – симптомы, диагностика и лечение

Инфекционный мононуклеоз характеризуется классической триадой лихорадки, фарингита и лимфаденопатии, наряду с атипичным лимфоцитозом.У детей раннего возраста она часто протекает субклинически.

Вызывается вирусом Эпштейна-Барр (ВЭБ) в 80-90% случаев. Положительный тест на гетерофильные антитела и серологический тест на антитела к ВЭБ обычно являются диагностическими.

Редкие, но потенциально опасные для жизни осложнения включают тяжелую обструкцию верхних дыхательных путей, разрыв селезенки, молниеносный гепатит, энцефалит, тяжелую тромбоцитопению и гемолитическую анемию.

Лечение обычно симптоматическое.

Инфекционный мононуклеоз (ИМ), также известный как железистая лихорадка, представляет собой клинический синдром, чаще всего вызываемый инфекцией вирусом Эпштейна-Барр (ВЭБ) в 80–90% случаев.[1] Лахо А., Борке С., Дель Кастильо Ф. и др. Мононуклеоз, вызванный вирусом Эпштейна-Барр и цитомегаловирусом у детей: сравнительное исследование 124 случаев. Pediatr Infect Dis J. 1994, январь; 13 (1): 56–60. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/8170733?tool=bestpractice.com [2] Гершбург Э., Пагано Дж. С. Вирусные инфекции Эпштейна-Барр: перспективы лечения. J Антимикробная химиотерапия. 2005 г., август; 56 (2): 277–81. http://jac.oxfordjournals.org/cgi/content/full/56/2/277 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16006448?tool=bestpractice.com Другие причины встречаются гораздо реже. Диагноз «инфекционный мононуклеоз» в первую очередь используется, когда синдром вызван ВЭБ; «синдром мононуклеоза» следует использовать, когда синдром вызван не-EBV-этиологией. Эта тема посвящена ИМ, вызванному ВЭБ.

ИМ обычно проявляется у подростков и молодых людей в виде лихорадочного заболевания с болью в горле и увеличением лимфатических узлов. Обычно наблюдаются атипичный лимфоцитоз и положительный тест на гетерофильные антитела.Заболевание обычно протекает легко у детей, но более тяжело у взрослых. Разрешение острого заболевания обычно сопровождается пожизненной латентной инфекцией, при этом во всем мире инфицировано более 90% взрослого населения. [3] Cohen JI. Заражение вирусом Эпштейна-Барр. N Engl J Med. 2000 г., 17 августа; 343(7):481-92. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/10944566?tool=bestpractice.com

Лечение вируса Эпштейна-Барр внутривенным введением витамина С

Опубликовано 7 мая 2021 г. Обновлено 6 февраля 2022 г.

Вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ) наиболее известен как возбудитель инфекционного мононуклеоза.Большинство людей подвергаются воздействию вируса Эпштейна-Барр в раннем возрасте, поэтому 90-95% взрослых имеют антитела памяти против ВЭБ и могут оставаться бессимптомными всю свою жизнь. Однако активная или реактивированная инфекция вирусом Эпштейна-Барр может способствовать развитию синдрома хронической усталости (также известного как ME/CFS) и некоторых аутоиммунных состояний. Обычные методы лечения, в том числе противовирусные препараты, отпускаемые по рецепту, неэффективны при лечении ВЭБ-инфекций. Высокие дозы витамина С внутривенно являются эффективным средством лечения инфекции, вызванной вирусом Эпштейна-Барр.

Что такое вирус Эпштейна-Барра?

Вирус Эпштейна-Барра относится к семейству вирусов герпеса и известен как вирус герпеса человека 4 (HHV-4). Вирусы заражают клетки человека для выживания и репликации. ВЭБ поражает различные клетки человека, особенно иммунные клетки, включая лимфоциты, моноциты и нейтрофилы. Инфекция ВЭБ подавляет способность иммунных клеток реагировать на антигены. Возможно, именно поэтому инфекции ВЭБ могут сделать человека восприимчивым к другим вирусным и бактериальным инфекциям, аутоиммунным заболеваниям и раку.

Поскольку вирус Эпштейна-Барр снижает функцию иммунных клеток, важно успешно лечить инфекцию, вызванную ВЭБ, прежде чем пытаться лечить клещевые инфекции, такие как болезнь Лайма

ВЭБ связан с синдромом хронической усталости (ME/CFS)

Инфекция вирусом Эпштейна-Барр уже давно ассоциируется с ME/CFS. Первоначально считалось, что ВЭБ был причиной вспышки инфекции первых случаев синдрома хронической усталости на озере Тахо в середине 1980-х годов.С тех пор было проведено множество исследований, чтобы определить, связаны ли повышенные титры антител к EBV с ME/CFS.

Некоторые исследования связывают синдром хронической усталости только с активными инфекциями вируса Эпштейна-Барр. Напротив, другие исследования продемонстрировали связь с повышенными титрами EBV IgG (перенесенная или реактивированная инфекция) и ME/CFS. ВЭБ не во всех случаях вызывает синдром хронической усталости. Тем не менее, у части людей с ME/CFS положительный результат теста на EBV, а эффективное лечение вируса Эпштейна-Барр улучшает симптомы синдрома хронической усталости.

Лечение вирусных инфекций витамином С

Дефицит витамина С был впервые признан причиной цинги в начале 1900-х годов. Исторически сложилось так, что респираторные инфекции и плохое заживление ран были связаны с дефицитом витамина С, а повышение уровня витамина С улучшало результаты. Вирусные и бактериальные инфекции также снижают уровень витамина С в организме человека. Поскольку люди не производят витамин С, они должны получать его из экзогенных источников. Обзорный документ 2017 года под названием «Витамин С и инфекции» обобщает историю витамина С и его связь с инфекциями.

Высокая доза витамина С вызывает окислительную реакцию

Витамин С прежде всего известен как антиоксидант, что означает, что он помогает защитить от окислительного стресса. Однако в более высоких концентрациях витамин С действует как прооксидант. Именно благодаря прооксидантному или окислительному механизму витамин С может убивать вирусы и бактерии. Дозы витамина С выше 20 граммов (20 000 мг) обычно считаются окислительными и часто называются «высокими дозами».

Исследования показали, что пероральные добавки с витамином С могут достигать концентрации в плазме крови только 220 микромоль/л, в то время как пиковая концентрация витамина С при внутривенном введении 50 граммов составляет 13 4000 микромоль/л

Высокие дозы витамина С внутривенно, эффективные против вируса Эпштейна-Барр

В 2014 г. было опубликовано первое клиническое исследование по применению высоких доз витамина С при ВЭБ.Авторы рассмотрели карты пациентов, у которых был диагностирован ВЭБ и которых лечили внутривенным введением витамина С. Из пациентов с положительным результатом на ВЭБ у 178 был повышен уровень антител IgG, а у 40 — повышен уровень антител IgM к ВЭБ. У большинства пациентов был диагностирован синдром хронической усталости.

Поскольку это было ретроспективное исследование, пациенты получали различные дозы витамина С внутривенно, и количество процедур варьировалось для каждого пациента. Результаты анализа:

  • В группе с повышенным уровнем антител IgG наблюдалось снижение титров вируса EBV на 40% после внутривенного введения витамина С, а у 91% пациентов наблюдалось улучшение.
  • Количество процедур напрямую влияет на процентное снижение антител (снижение антител на 2,7% за одну процедуру). Чем больше процедур получил пациент, тем значительнее снижение антител к ВЭБ.
  • Выявлена ​​обратная зависимость между уровнем витамина С в плазме крови и антителами IgM и IgG к ВЭБ. Чем выше концентрация витамина С в плазме, достигаемая внутривенным введением витамина С, тем ниже уровень антител к вирусу Эпштейна-Барр, особенно у людей с повышенными титрами IgM.
  • Исследователи также обнаружили, что чем выше уровень антител к ВЭБ у пациента, тем ниже пиковый уровень витамина С после лечения. Авторы заявляют: «Это указывает на то, что субъекты с более высоким бременем инфекции EBV (о чем свидетельствует уровень антител) сильно истощены витамином С, а это означает, что им требуется больше лечения для восполнения уровня аскорбиновой кислоты в тканях».

«Наши данные свидетельствуют о том, что терапия высокими дозами витамина С может оказывать положительное влияние на продолжительность заболевания и может снижать уровень вирусных антител.Насколько нам известно, это первое клиническое исследование аскорбиновой кислоты и инфекции EBV. Снижение уровней антител EBV EA IgG и EBV VCA IgM с течением времени во время внутривенной терапии согласуется с наблюдениями из литературы о том, что миллимолярные уровни аскорбата препятствуют репликации вируса in vitro».

Случай 44-летней женщины с положительным результатом IgM на вирус Эпштейна-Барр, Лайма, бартонеллу и плесень

Впервые я встретил Сару в августе 2019 года. Ее направили ко мне, потому что у нее диагностировали болезнь Лайма и бартонеллез.Предыдущей зимой она подверглась воздействию плесени после того, как в доме, который она снимала, протекла крыша. За пару лет до того, как я встретил Сару, у нее был положительный результат на вирус Эпштейна-Барра с IgG NA, IgG VCA и IgM VCA. Она сказала: «Я всегда думала, что у меня мононуклеоз, когда была моложе, но никогда не проверялась». Она выросла в Род-Айленде и всю жизнь боролась с усталостью. Она вспомнила, как испытывала сильную усталость в старшей школе, с трудом просыпалась утром и чувствовала себя истощенной днем.

В детстве Сара проходила регулярные осмотры у своего педиатра, но ее усталость не оценивалась должным образом. Она часто слышала пренебрежительный ответ, например, «ты вырастешь из этого» или «все подростки устают». Когда ей было за 40, врачи начали проверять уровень гормонов щитовидной железы, чтобы выяснить, не является ли это причиной ее усталости.

Реже встречаются IgM-антитела к ВЭБ, что предполагает активную инфекцию. Поскольку ВЭБ поражает иммунные клетки, такие как лимфоциты и нейтрофилы, стратегия заключалась в том, чтобы лечить ВЭБ до успешного лечения болезни Лайма и бартонеллеза.Я прописал Саре 50 граммов витамина С внутривенно два раза в неделю в течение шести недель вместе с некоторыми травяными добавками. После выполнения протокола титры EBV IgG Сары снизились, а ее титр IgM был нормальным.

Поделиться этим сообщением

Связанные статьи


.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.