Лимфоидная гиперплазия форум: Кто разбирается в гастроэнтерологии, зайдите пожалуйста

Нодулярная лимфоидная гиперплазия (НЛГ) / Блог / Клиника ЭКСПЕРТ

Нодулярная лимфоидная гиперплазия (НЛГ) ― довольно редкое доброкачественное заболевание, характеризующееся множественными узелками в слизистой оболочке различных отделов желудочно-кишечной трубки: тонкой и толстой кишки, а также желудка.

Распространенность этого заболевания до конца неизвестна, оно достаточно часто встречается у детей до 10 лет, однако иногда может наблюдаться и у взрослых лиц. 

Классификация НЛГ

Выделяют две формы заболевания:

1) Фокальная НЛГ ― представлена отдельными очагами, локализованными чаще всего в терминальном отделе подвздошной кишки, прямой кишке и других участках желудочно-кишечного тракта

2) Диффузная НЛГ ― для этой формы характерно вовлечение больших участков желудочно-кишечной трубки (например, вся тонкая кишка).

Этиопатогенез НЛГ

Патогенетические механизмы развития НЛГ до сих пор остаются неясными. Однако существуют несколько теорий, которые отличаются друг от друга в зависимости от того, имеется ли у пациента ассоциированное иммунодефицитное состояние или нет.

Так, если у пациента подтвержден иммунодефицит, то образование узелков в слизистой оболочке может быть результатом скопления предшественников плазматических клеток (неспособных к полноценному созреванию В-лимфоцитов).

НЛГ при отсутствии нарушений иммунодефицита может быть связана с иммунной стимуляцией лимфоидной ткани кишечника. Эта гипотеза предполагает наличие постоянных раздражителей (триггеров) в просвете желудочно-кишечной трубки, чаще всего инфекционного происхождения. Повторяющаяся стимуляция иммунных клеток может привести к возможной гиперплазии лимфоидных фолликулов. Такой механизм может объяснить нередкую ассоциацию лямблиоза и Helicobacter pylori с НЛГ (см.ниже). 

Клинические проявления НЛГ

Зачастую НЛГ не имеет никаких симптомов и является случайной находкой во время эндоскопического исследования желудка, толстой и тонкой кишки. Однако некоторые исследователи связывают НЛГ с желудочно-кишечными симптомами, такими как хроническая диарея, боль в животе, желудочно-кишечное кровотечение (оккультное или явное, из прямой кишки) и кишечная непроходимость (очень редко). У части пациентов может отмечаться потеря белка и снижение массы тела.

Насколько велик вклад НЛГ в возникновение симптомов, до сих пор остается неясным. Является ли это состояние первопричиной жалоб или НЛГ ― всего лишь случайная находка у пациента с желудочно-кишечной симптоматикой? Вопросов больше, чем ответов. 

Ассоциированные с НЛГ заболевания и состояния

Достаточно часто по сравнению с другими лицами НЛГ выявляется у пациентов с иммунодефицитами. Так, 20% больных, страдающих общим вариабельным иммунодефицитом (ОВИД), имеют НЛГ. ОВИД ― заболевание, характеризующееся снижением уровней иммуноглобулинов различных субклассов (G, A, M), нарушенным иммунным ответом из-за снижения выработки антител. Пациенты часто страдают рецидивирующими бактериальными инфекциями дыхательных путей, аутоиммунными заболеваниями и имеют повышенный риск развития онкологических патологий. НЛГ при ОВИД обычно генерализованная, с вовлечением всей тонкой кишки.

НЛГ нередко ассоциирована с селективным дефицитом IgA, который выявляется у 1 из 300-700 лиц европеоидной расы. У таких людей отмечается снижение уровня IgA  в крови ниже 0,7 г/л при нормальных или даже повышенных уровнях других иммуноглобулинов. Большинство лиц с селективным дефицитом IgA бессимптомны, однако у части из них встречаются рецидивирующие инфекции верхних дыхательных путей, аутоиммунные заболевания, аллергии и желудочно-кишечные патологии (целиакия, НЛГ).

НЛГ может быть ассоциирована с лямблиозом как у лиц с нормальным иммунным ответом, так и с иммунодефицитом. Триада НЛГ + лямблиоз + снижение уровня гамма-глобулинов известна как синдром Германа (англ. Herman’s syndrome).

Инфекция Helicobacter pylori может быть причиной развития НЛГ с вовлечением желудка и 12-перстной кишки.

НЛГ также нередко встречается у лиц с ВИЧ-инфекцией, может быть ассоциирована с семейным аденоматозом толстой кишки и синдромом Гарднера.

Существуют данные о возможной ассоциации синдрома раздраженного кишечника (СРК) с НЛГ. При этом рядом авторов НЛГ рассматривается как проявление малоактивного воспаления в слизистой оболочке толстой кишке у пациентов с СРК.

Осложнения НЛГ

НЛГ ― заболевание доброкачественное, и крайне редко приводит к развитию осложнений. Однако описаны случаи кишечной непроходимости у лиц с распространенным процессом в тонкой кишке, а также кишечных кровотечений..

Известно, что у лиц с НЛГ повышается риск лимфопролиферативных заболеваний (лимфомы), однако точный риск не установлен.

Диагностика НЛГ

Существует два основных метода диагностики НЛГ:

1) Эндоскопический ― выявление узелков различных размеров (2-10 мм, в среднем 5 мм) на слизистой оболочке желудка, тонкой кишки, толстой/прямой кишки. Такие узелки (чаще всего в виде выступающих папул) могут быть обнаружены при гастроскопии (ЭГДС), колоноскопии, энтероскопии или капсульной эндоскопии. 

На фото ― НЛГ в 12-перстной кишке. 

2) Гистологический метод ― выявление в слизистой оболочке и в поверхностной части подслизистого слоя увеличенных (гиперплазированных) лимфоидных фолликулов, которые обычно формируют группы, и могут практически сливаться между собой.

Дифференциальный диагноз

Дифференциальный диагноз ЛНГ проводится с лимфопролиферативными заболеваниями (лимфома тонкой кишки, желудка). При локализации НЛГ в толстой кишке ее элементы (узелки) могут напоминать аденоматозные полипы.

Важно помнить, что у некоторых пациентов при проведении илеоколоноскопии в подвздошной кишке могут также выявляться лимфоидные фолликулы. В этой зоне концентрация лимфоидных фолликулов максимальная по сравнению с другими отделами кишечной трубки. При этом в отличие от НЛГ узелки (те самые лимфоидные фолликулы) небольших размеров (1-3 мм, реже больше), они располагаются отдельно друг от друга, не сливаясь, между ними видны участки нормальной слизистой. Эти изменения не следует рассматривать как патологию, они ― вариант нормы.

Лечение НЛГ

Сама по себе ЛНГ не требует лечения. В случае, если имеются ассоциированные заболевания (лямблиоз, инфекция Helicobacter pylori), следует провести терапию, направленную на удалению возбудителя.

Прогноз НЛГ

Прогноз НЛГ в целом благоприятный, в большинстве случаев требуется лишь динамическое наблюдение за пациентом.

симптомы, причины возникновения, лечение, прогноз

Лимфоидная гиперплазия – патологический процесс, характеризующийся чрезмерным разрастанием лимфоидной ткани. Заболевание распространено и требует комплексного лечение.

Что такое лимфоидная гиперплазия

Слизистая оболочка органов пищеварительного тракта, в том числе и подвздошной кишки, подвержена развитию ряда заболеваний. Лимфоидная гиперплазия проявляется в виде стремительного разрастания клеток слизистой.

В результате распространения патологического процесса начинает формироваться фолликулярная ткань. В медицине выделяют локальную и диффузную форму. В первом случае разрастание имеет доброкачественное течение.

Диффузная форма характеризуется возникновением фолликулов небольшого размера. Они носят злокачественный характер.

Патология устанавливается у взрослых и детей. Специалисты не установили связь между заболеванием подвздошной кишки и половой принадлежностью или возрастной категорией. Также не выявлено взаимосвязи с заболеванием и предпочтениями в еде.

Ученые полагают, что основной причиной лимфоидной гиперплазии подвздошной кишки являются эндокринные нарушения.

Стадии

Патология имеет несколько стадий течения, каждая из которых имеет свои особенности. Определение степени распространения гиперплазии осуществляется на основе результатов диагностики.

0 стадия

Очаги гиперплазии имеют небольшие размеры, не сопровождаются симптомами. В некоторых случаях разрастание эпителия полностью отсутствует, но определяется воспалительный процесс.

1 стадия

Клинические проявления отсутствуют. Гиперплазия имеет диффузную форму. Патологический процесс не затрагивает большие участки тканей.

2 стадия

Очаги гиперплазии увеличиваются в размерах, но имеют четкие контуры. Слияние между ними отсутствует.

Определяется возникновение слабо выраженных признаков, которые напоминают симптомы иных заболеваний органов ЖКТ.

3 стадия

Симптомы лимфофолликулярной гиперплазии нарастают. Очаги патологического процесса начинают сливаться, объединяясь в конгломераты.

4 стадия

Гиперплазия сопровождается язвенным и некротическим поражением. Отсутствие терапии становится причиной развития осложнений. Наблюдается развитие метастазов в случае, когда процесс имеет злокачественное течение.

При проведении диагностических мероприятий определяется изменение оттенка слизистых. На поверхности оболочки выявляется сосудистый рисунок. Изменения носят необратимый характер.

Причины

По результатам исследований установлено, что преимущественно лимфофолликулярная гиперплазия подвздошной кишки возникает на фоне не до конца проведенного лечения заболеваний органов ЖКТ.

Также специалисты выделяют такие провоцирующие факторы, как нарушение гормонального фона, наследственная предрасположенность, длительное применение определенных групп лекарственных препаратов.

Причиной развития гиперплазии может стать постоянное и продолжительное воздействие канцерогенов. Они раздражают слизистую ЖКТ.

Провокатором развития патологии становится низкий иммунитет. Когда защитные силы организма не в состоянии справиться с определенными процессами в организме, возникает воспаление.

Заболевания, как причины гиперплазии

Заболевание может возникать также в результате нарушений целостности слизистой подвздошной кишки. Это может быть как патологическое, так и механическое повреждение.

Лимфофолликулярная гиперплазия, при которой патологический процесс поражает слизистую подвздошной кишки, возникает на фоне гастрита. Причинами развития патологии становятся воспалительные заболевания слизистых. Подобные процессы считаются главными провокаторами гиперплазии.

Спровоцировать неконтролируемое деление клеток слизистой подвздошной кишки становятся и язвенные поражения.

Среди причин выделяют инфекционные, вирусные болезни органов ЖКТ. Патологические микроорганизмы оказывают негативное воздействие на слизистую. Гиперплазия способна возникать и на фоне аутоиммунных заболеваний.

Клиническая картина

Симптоматика заболевания разнообразна, но на первых стадиях не проявляется. Интенсивность проявлений зависит от степени распространения патологического процесса.

Первые признаки

Гиперплазия, как и многие заболевания подобного типа, на ранних стадиях своего развития не проявляет специфических симптомов. В этот период возникают признаки, на которые пациент часто не обращает внимания.

Почему нашим статьям можно доверять ?

Мы делаем медицинскую информацию понятной, доступной и актуальной.

  • Все статьи проверяют практикующие врачи.
  • Берем за основу научную литературу и последние исследования.
  • Публикуем подробные статьи, отвечающие на все вопросы.
.cnvs-block-row-inner { margin-top: -22px; margin-left: -22px; margin-right: -22px; } .cnvs-block-row-1609243801418 > .cnvs-block-row-inner >
.cnvs-block-column { padding-top: 22px; padding-left: 22px; padding-right: 22px; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-row-1609243801418 > .cnvs-block-row-inner { -ms-flex-wrap: wrap; flex-wrap: wrap; } .cnvs-block-row-1609243801418 > .cnvs-block-row-inner { margin-top: -20px; margin-left: -20px; margin-right: -20px; } .cnvs-block-row-1609243801418 > .cnvs-block-row-inner > .cnvs-block-column { padding-top: 20px; padding-left: 20px; padding-right: 20px; } } .cnvs-block-column-1609243801138 { -ms-flex-preferred-size: 50%; flex-basis: 50%; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-column-1609243801138 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } @media (max-width: 599px) { .cnvs-block-column-1609243801138 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } .cnvs-block-core-image-1601042792139 { margin-top: 0px !important; margin-bottom: 0px !important; margin-left: 0px !important; margin-right: 0px !important; } .cnvs-block-core-image-1601042954141 { margin-top: 0px !important; margin-bottom: 0px !important; margin-left: 0px !important; margin-right: 0px !important; } .cnvs-block-column-1609243801494 { -ms-flex-preferred-size: 50%; flex-basis: 50%; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-column-1609243801494 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } @media (max-width: 599px) { .cnvs-block-column-1609243801494 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } .cnvs-block-core-list-1609257886156 { margin-top: -32px !important; } .cnvs-block-core-list-1609257899157 { margin-top: -32px !important; } ]]>

В результате развития воспаления и чрезмерного неконтролируемого деления клеток наблюдается слабость.

Пациенты могут жаловаться на учащение стула, повышение температуры тела, быструю утомляемость. На подобные симптомы больные не всегда обращают внимания или принимают их за простую усталость, несварение.

Дальнейшее развитие

По мере распространения патологического процесса гиперплазия подвздошной кишки характеризуется выраженными симптомами.

В первую очередь происходит нарушение стула. Позывы к дефекации возникают до 7 или более раз в сутки. В каловых массах присутствуют различные примеси в виде крови и слизи.

Когда процесс поражает большой участок слизистой, возникают болезненные ощущения. Они носят абдоминальный характер.

На 2 стадии они возникают после еды, физических нагрузок. По мере распространения процесса приобретают постоянный характер.

Пациенты отмечают ухудшение аппетита, на фоне чего начинает стремительно уменьшаться вес. В области желудка возникает дискомфорт, появляется вздутие, усиливается газообразование.

У больных отмечается апатия и депрессивное состояние, нарастает слабость. С течением времени состояние ухудшается.

Диагностика

Установить точный диагноз по результатам осмотра невозможно, так как симптомы гиперплазии подвздошной кишки схожи с другими заболеваниями органов желудочно-кишечного тракта.

После изучения анамнеза, определения симптомов и времени их возникновения специалист назначает ряд инструментальных и лабораторных методов диагностики.

Эндоскопия

При подозрении на наличие патологий органов пищеварительной системы эндоскопия является основным и самым информативным методом исследования.

Процедура осуществляется не только в целях проведения хирургического вмешательства, но и для диагностики. Методика предполагает применение специального эндоскопа, который вводят в кишку.

На конце аппарата закреплены камера и осветительный прибор. Изображение передается на монитор. Благодаря этому врач может провести визуальный осмотр слизистой кишки в режиме реального времени.

Эндоскопия позволяет установить степень распространения гиперплазии, глубину поражения и стадию развития заболевания.

После процедуры возникает дискомфорт, который проходит самостоятельно спустя некоторое время. Среди осложнений наблюдаются кровотечения, перфорация стенок кишечника. Но последствия после эндоскопии возникают в редких случаях.

Биопсия

Специалист назначает биопсию пораженного участка тканей с целью определения наличия раковых клеток.

Процедура забора образца осуществляется при проведении эндоскопии. Полученные образцы направляют на гистологическое исследование.

МРТ или КТ

Компьютерная или магнитно-резонансная томография назначаются с целью подтверждения ранее установленного диагноза.

Процедура может проводиться с использованием контрастного вещества или без него. Оно позволяет определить точную локализацию и патологического процесса. Вещество вводят перед проведением исследования.

МРТ и КТ позволяют провести послойное сканирование тканей и определить глубину поражения патологического процесса.

Рентгенография

Рентгенологическое исследование назначается с целью определения степени распространенности процесса, выявления иных изменений.

Рентген полностью безопасен для здоровья и позволяет получить достоверные данные.

УЗИ

Использование ультразвука позволяет установить причину гиперплазии слизистой подвздошной кишки.

Исследование полностью безболезненно, позволяет быстро получить достоверную информацию. На основе УЗИ специалист может выявить первопричину возникновения процесса чрезмерного разрастания слизистой.

Лабораторные исследования

Больному назначаются анализы крови, мочи и кала. Исследования позволяют определить наличие воспаления, инфекционных заболеваний.

В составе крови при определенных патологиях, которые могут стать причиной развития заболевания, наблюдаются изменения.

В урине присутствует более количество кальция, белковых соединений и других веществ. С помощью лабораторных исследований специалист может определить причину гиперплазии и определить курс терапии.

Лечение

При выявлении лимфофолликулярной гиперплазии слизистой подвздошной кишки специалист назначает курс терапии в соответствии со степенью развития патологии.

Самолечение опасно осложнениями!

Несмотря на то, что наши статьи основаны на проверенных источниках и прошли проверку практикующими врачами, одни и те же симптомы могут быть признаками различных заболеваний, а болезнь может протекать не по учебнику.

Плюсы от обращения к врачу:

  • Только специалист пропишет подходящие препараты.
  • Выздоровление пройдет легче и быстрее.
  • Врач проконтролирует течение болезни и поможет избежать осложнений.

Не пытайтесь лечиться самостоятельно — обратитесь к специалисту.

.cnvs-block-row-inner { margin-top: -15px; margin-left: -15px; margin-right: -15px; } .cnvs-block-row-1609244460128 > .cnvs-block-row-inner > .cnvs-block-column { padding-top: 15px; padding-left: 15px; padding-right: 15px; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-row-1609244460128 > .cnvs-block-row-inner { -ms-flex-wrap: wrap; flex-wrap: wrap; } } .cnvs-block-column-1609244460201 { -ms-flex-preferred-size: 75%; flex-basis: 75%; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-column-1609244460201 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } .cnvs-block-column-1609244460201 { -ms-flex-order: 2; order: 2; } } @media (max-width: 599px) { .cnvs-block-column-1609244460201 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } .cnvs-block-column-1609244460201 { -ms-flex-order: 2; order: 2; } } .cnvs-block-column-1609244460211 { -ms-flex-preferred-size: 25%; flex-basis: 25%; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-column-1609244460211 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } .cnvs-block-column-1609244460211 { -ms-flex-order: 1; order: 1; } } @media (max-width: 599px) { .cnvs-block-column-1609244460211 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } .cnvs-block-column-1609244460211 { -ms-flex-order: 1; order: 1; } } .cnvs-block-row-1609243801418 > .cnvs-block-row-inner { margin-top: -40px; margin-left: -40px; margin-right: -40px; } .cnvs-block-row-1609243801418 > .cnvs-block-row-inner > .cnvs-block-column { padding-top: 40px; padding-left: 40px; padding-right: 40px; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-row-1609243801418 > .cnvs-block-row-inner { -ms-flex-wrap: wrap; flex-wrap: wrap; } .cnvs-block-row-1609243801418 > .cnvs-block-row-inner { margin-top: -20px; margin-left: -20px; margin-right: -20px; } .cnvs-block-row-1609243801418 > .cnvs-block-row-inner > .cnvs-block-column { padding-top: 20px; padding-left: 20px; padding-right: 20px; } } .cnvs-block-column-1609243801484 { -ms-flex-preferred-size: 50%; flex-basis: 50%; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-column-1609243801484 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } @media (max-width: 599px) { .cnvs-block-column-1609243801484 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } .cnvs-block-column-1609243801494 { -ms-flex-preferred-size: 50%; flex-basis: 50%; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-column-1609243801494 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } @media (max-width: 599px) { .cnvs-block-column-1609243801494 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } .cnvs-block-core-list-1609243879080 { margin-top: -16px !important; } .cnvs-block-core-list-1609257886149 { margin-top: -48px !important; } .cnvs-block-core-list-1609257899832 { margin-top: -48px !important; } .cnvs-block-row-1609243915893 { padding-top: 32px !important; } .cnvs-block-row-1609243915893 { border-top-left-radius: 1px !important; } .cnvs-block-row-1609243915893 { border-style: solid;border-width: 0; } .cnvs-block-row-1609243915893 { border-color: #e9ecef; } [data-scheme=”dark”] .cnvs-block-row-1609243915893 { border-color: #818181; } .cnvs-block-row-1609243915893 { border-top-width: 1px !important; } .cnvs-block-row-1609243915893 > .cnvs-block-row-inner { margin-top: -25px; margin-left: -25px; margin-right: -25px; } .cnvs-block-row-1609243915893 > .cnvs-block-row-inner > .cnvs-block-column { padding-top: 25px; padding-left: 25px; padding-right: 25px; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-row-1609243915893 > .cnvs-block-row-inner { -ms-flex-wrap: wrap; flex-wrap: wrap; } } .cnvs-block-column-1609243915853 { -ms-flex-preferred-size: 50%; flex-basis: 50%; } .cnvs-block-column-1609243915853, .cnvs-block-column-1609243915853 > .cnvs-block-column-inner { align-items: flex-start; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-column-1609243915853 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } @media (max-width: 599px) { .cnvs-block-column-1609243915853 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } @media (min-width: 600px) and (max-width: 1019px) { .cnvs-block-column-1609243915882 { display: none !important; } } @media (max-width: 599px) { .cnvs-block-column-1609243915882 { display: none !important; } } .cnvs-block-column-1609243915882 { -ms-flex-preferred-size: 50%; flex-basis: 50%; } .cnvs-block-column-1609243915882, .cnvs-block-column-1609243915882 > .cnvs-block-column-inner { align-items: flex-start; } @media (max-width: 1019px) { .cnvs-block-column-1609243915882 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } @media (max-width: 599px) { .cnvs-block-column-1609243915882 { -ms-flex-preferred-size: 100%; flex-basis: 100%; } } .cnvs-block-core-image-1601042792929 { margin-top: 0px !important; margin-bottom: 0px !important; margin-left: 0px !important; margin-right: 0px !important; } .cnvs-block-core-image-1601042954625 { margin-top: 0px !important; margin-bottom: 0px !important; margin-left: 0px !important; margin-right: 0px !important; } ]]>

Лечение может осуществляться путем использования лекарственных препаратов или использоваться хирургическое удаление. Пациентам также назначается соблюдение специальной диеты.

Медикаментозная терапия

Лекарственные средства назначаются в соответствии с основной причиной развития заболевания.

В случае если провокатором стали бактерии, показано применение антибиотиков. Они позволят подавить рост микроорганизмов и остановить процесс разрастания тканей.

Также используются восстанавливающие и обволакивающие средства, которые позволяют защитить слизистую оболочку.

Хирургическое вмешательство

При тяжелом течении назначается оперативное удаление пораженного участка или части подвздошной кишки.

Операция может проводиться эндоскопическим или лапароскопическим способом. При наличии противопоказаний к использованию методик или невозможности их применения специалист использует классическое удаление при помощи скальпеля.

Преимуществами лапароскопии или эндоскопии являются непродолжительный период восстановления и отсутствие больших шрамов, рубцов. После операции спустя 3-5 суток пациент может отправляться домой. Осложнения возникают в редких случаях.

Классическая резекция осуществляется путем разреза брюшной полости, в результате чего на теле остаются шрамы и рубцы.

Химиотерапия или лучевая терапия

Методы направлены на уничтожение раковых клеток и уменьшение размеров очага патологического процесса.

Химиотерапевтические препараты и радиоактивное излечение оказывают негативное воздействие и на здоровые ткани. В результате возникают осложнения и побочные эффекты.

Продолжительность курсов, их количество определяется лечащим врачом на основе результатов инструментальных и лабораторных методов диагностики. Методики применяются только при выявлении злокачественного процесса.

Диета

Важное значение в лечении гиперплазии является диета. Цель изменения рациона питания – снижение нагрузки на кишечник.

Пациентам следует отказаться от тяжелой и вредной пищи. На период лечения запрещено употреблять жирные и жареные блюда. Ежедневно следует употреблять овощи и фрукты.

Необходимо отказаться от жирных сортов мяса и рыбы. Блюда рекомендуется готовить на пару, отваривать, тушить.

Количество приемов пищи в день должно быть не менее 6 раз. При этом порции должны быть маленькими, чтобы не перегружать кишечник.

Возможные осложнения

Доброкачественная лимфоидная гиперплазия в редких случаях сопровождается осложнениями. Но злокачественный процесс при отсутствии лечения может стать причиной возникновения определенных последствий.

У пациентов на последних стадиях отмечается нарушение работоспособности органов желудочно-кишечного тракта. Патологический процесс выходит за пределы подвздошной кишки, поражает соседние органы.

Самым опасным последствием заболевания становится метастазирование. Раковые клетки проникают в кровь и разносятся по всему организму. Зачастую они формируются в печени, легких, головном мозге.

Метастазы становятся причиной нарушения работоспособности пораженных органов, что приводит к развитию сердечной, почечной, печеночной и легочной недостаточности. С течением времени наступает летальный исход.

Прогноз

Дальнейший прогноз зависит от характера течения патологии. Доброкачественная гиперплазия не представляет угрозу для жизни пациента.

Но при злокачественном процессе продолжительность жизни определяется в зависимости от степени развития заболевания. Своевременная терапия позволяет получить более благоприятный прогноз. Но при тяжелом поражении достичь полного выздоровления невозможно. Пятилетняя выживаемость составляет не более 5%.

Лимфоидная гиперплазия подвздошной кишки является серьезным заболеванием при злокачественности процесса. Патология требует незамедлительного лечения, так как в случае его отсутствии возникают серьезные осложнения и последствия.

Терапия проводится комплексно. Лечебные мероприятия включают в себя не только использование препаратов или операции, но и следование диете. Это позволяет получить более благоприятный прогноз. В случае появления признаков гиперплазии важно своевременно обратиться к специалисту.

Поражение тонкого кишечника при первичном иммунодефиците

Борханова Элина Газинуровна
интерн кафедры госпитальной терапии
Казанский государственный медицинский университет
[email protected]

Чукляева Анастасия Викторовна
лечебный факультет, 5 курс
Казанский государственный медицинский университет

Реферат

Общая вариабельная иммунная недостаточность (ОВИН) наиболее часто встречается среди всех первичных иммунодефицитов и характеризуется снижением выработки иммуноглобулинов, что обусловливает обширность клинических проявлений заболевания. У 17-70% пациентов с ОВИН выявляется лимфоидная гиперплазия органов желудочно-кишечного тракта, вследствие чего эти пациенты попадают в поле зрения гастроэнтерологов. В статье описывается клиническое наблюдение пациента с поражением тонкого кишечника при ОВИН.

Ключевые слова: лимфоидная гиперплазия, первичный иммунодефицит, общая вариабельная иммунная недостаточность, гипогаммаглобулинемия.


Lesion of small intestine with primary immunodeficiency
Borkhanova E.G., Chuklaeva A.V.
Kazan State Medical University
Key words: lymphoid hyperplasia, primary immunodeficiency, common variable immune deficiency, hypogammaglobulinemia.


Проблема иммунодефицитных состояний в настоящее время становится все более актуальной не только для врачей – иммунологов, но и для всех практикующих врачей. К 2007 г. верифицировано и включено в классификацию экспертами Международного союза иммунологических обществ более 150 различных форм первичных иммунодефицитов (ПИД), однако при описании клинической картины очень многих форм ПИД различные авторы нередко отмечают наличие у пациентов с одним и тем же синдромом существенных отличий симптоматики, характера течения заболевания, объема необходимой терапии, прогноза [1, 2]. Иммунодефициты делят на первичные и вторичные. К ПИД относят врожденные нарушения системы иммунитета, связанные с одним или несколькими генетическими дефектами в системе клеточного и гуморального иммунитета, фагоцитоза, системы комплемента.

У взрослых общая вариабельная иммунологическая недостаточность (ОВИН) считается самым частым ПИД и встречается с частотой 1:50 000 населения. [1—5], по данным L. Hammarstrom и   C.I.E. Smith – 1:10,000-100,000 населения. Чаще всего заболевание выявляют в зрелом возрасте, причем у женщин чаще, чем у мужчин (15:106 против 4:106) [6]. Это гетерогенная группа нарушений гуморального иммунитета, проявляющихся замедлением перехода зрелых В-лимфоцитов различных классов в плазматические клетки, нарушением антителопроизводства, низким уровнем сывороточного IgG, IgA и/или IgM, что снижает способность бороться с инфекционными агентами и определяет повышенную чувствительность к инфекциям [3—5]. Вариабельным этот тип иммунной недостаточности назван потому, что степень и тип недостаточности иммуноглобулинов в сыворотке крови, а также клиническое течение у разных пациентов, различны [4, 5]. Дефицит плазматических клеток не сопровождается лимфопенией: чаще всего отмечается снижение концентрации антител всех классов. Причину ОВИН связывают с генетическими мутациями. Спектр клинических фенотипов при ОВИН очень широк, что обусловливает развитие заболеваний различных органов и систем, характеризующихся хроническим рецидивирующим течением. Вследствие этого пациенты с ОВИН обращаются и наблюдаются у разных специалистов, а постановка диагноза нередко запаздывает [1, 2].

По данным разных авторов, у 17-70% больных ОВИН выявляется узелковая лимфоидная гиперплазия (УЛГ). Узелковая лимфоидная гиперплазия желудочно-кишечного тракта характеризуется наличием дополнительных морфологических структур – маленьких узелков, от 2 до 10 мм в диаметре [7]. Появление УЛГ рассматривается как компенсаторная реакция. У здорового человека лимфоидная ткань тонкой кишки играет роль активного барьера при внедрении чужеродных антигенов и полностью обеспечивает защиту организма от действия патогенных факторов. У пациентов с ОВИН в ответ на антигенную стимуляцию лимфоциты мигрируют через базальную пластинку слизистой оболочки, но так как нарушена трансформация В-лимфоцитов в плазматические клетки, то выработки достаточного для элиминации антигена количества антител не происходит. В слизистую оболочку мигрируют все новые и новые порции функционально неполноценных лимфоцитов. Скопления таких лимфоцитов и формируют морфологически определяемые узелки [8]. Несмотря на то, что узелковая лимфоидная гиперплазия может быть обнаружена в желудке, толстой кишке или прямой кишке,  чаще всего она определяется в тонком кишечнике [7].

Диагностика с помощью современных методов визуализации не представляет особой сложности и включает в себя ЭГДС, ФКС с гистологией биоптатов. Реже используется рентгенологическое исследование кишечника с контрастом. Косвенным методом диагностики служит иммунологическое исследование на содержание титров Ig A, Ig M, Ig G (у пациентов с ОВИН снижено содержания всех трех классов в сыворотке крови, особенно Ig A) [9].

При эндоскопическом исследовании наблюдают узелки сферической формы, с гладкой поверхностью, покрытые интактной или гиперемированной слизистой оболочкой. Диагноз подтверждают при проведении биопсии. Гистологически УЛГ определяется заметно гиперпластическими, митотически активными зародышевыми центрами пейеровых бляшек, и лимфоцитарной инфильтрацией собственной пластинки слизистой оболочки и / или поверхностной подслизистой [10] .

Клиническое наблюдение. В гастроэнтерологическом отделении Республиканской клинической больницы г. Казани наблюдался пациент З., 31 год, поступивший с жалобами на кашицеобразный стул, 2-3 раза в сутки, без примесей; вздутие живота. Из анамнеза выяснилось, что нарушения стула отмечаются у пациента в течение 10 лет, кроме того, его с детства беспокоят частые ангины и ОРВИ. Был направлен на эзофагодуоденоскопию – тотальный полипоз 12-перстной кишки; результаты фиброколоноскопии показали хронический полипозный илеит в стадии ремиссии.

При объективном осмотре состояние пациента удовлетворительное.  Температура тела 36,6 С. Кожные покровы сухие. Рост 176 см, вес 58 кг. ИМТ 18,7 кг/м2. АД на обеих руках 110/70 мм рт. ст. Пульс 72 уд.в мин.  Пропальпированные подчелюстные, затылочные, над- и подключичные лимфатические узлы не увеличены, безболезненны.
Дыхание везикулярное, хрипов нет. Тоны сердца ясные, ритмичные.
Язык влажный, сосочки сглажены.  Живот симметричен. Поверхностная пальпация болезненна в области  эпигастрия. Симптом Щёткина-Блюмберга отрицательный. тимпанический звук по все областям живота. Сигмовидная кишка пальпируется в левой подвздошной области на протяжении 12 см цилиндрической формы, диаметром 2,5 см, плотноэластической консистенции. Гладкая, подвижная, безболезненная. Печень не увеличена, по Курлову 9х8х7 см, не пальпируется.  Селезенка не увеличена, 6х4 см, не пальпируется.

Таким образом, у пациента наблюдаются синдром  нарушения стула, диспепсический синдром, синдром мальабсорбции и рецидивирующий инфекционный синдром.

Поскольку у пациента было выявлено поражение тонкого и толстого кишечника, проводился  дифференциальный диагноз между воспалительными заболеваниями кишечника, целиакией и лимфоидной гиперплазией тонкой кишки, пациент был направлен на капсульную эндоскопию в тонкой кишке на всем протяжении обнаружены полиповидные разрастания; заключение – гранулематозный илеит.

У пациента наблюдались рецидивирующий инфекционный синдром и поражение тонкого кишечника, что позволяет нам заподозрить иммунодефицитное состояние. Для подтверждения иммунодефицита были проведены следующие исследования: антитела к  ВИЧ не обнаружены. В общем анализе крови выявлена  лимфоцитопения;  по данным иммунограммы наблюдается снижение всех классов Ig (Ig A 0,41 мг/мл,  Ig M 0,33 мг/мл, Ig G 2,81 мг/мл). После консультации иммунолога проведено иммунофенотипирование: значительное снижение уровня сывороточных иммуноглобулинов – сумма IgA+IgM+IgG < 5 (что является основным критерием диагноза ОВИН),  в клеточном звене иммунитета обнаруживается снижение хелп–индукторной популяции лимфоцитов.  Был исключен вторичный иммунодефицит, вызванный ВИЧ-инфекцией или приемом иммуносупрессивных препаратов.

Проводился дигностический поиск целиакии: результаты повторной биопсии показали признаки атрофии слизистой 12-перстной кишки с лимфоидной гиперплазией. Биопсия тощей кишки: хронический энтерит с атрофией, уплощением и укорочением ворсин.  Проведен анализ АТ (IgG) к глиадину и  тканевой трансглутаминазе: отрицательны.

Для болезни Крона характерны жалобы на боли в животе, диарею с примесью крови и слизи, возможны внекишечные проявления – таких проявлений у пациента не наблюдалось. Болезнь Крона  также предусматривает характерную гистологическую картину: многочисленные изъязвления и гранулемы в стенке кишки, хронические фиссуры, что не было характерным для нашего пациента. В иммунограмме при болезни Крона наблюдается увеличение ЦИК, уровней иммуноглобулинов, также характерно увеличение СОЭ и С-реактивного белка.

Таким образом, на основании  данных иммунограммы, иммунофенотипирования крови и инструментальных исследований кишечника у пациента выявлен первичный иммунодефицит с поражением тонкого кишечника в виде лимфоидной гиперплазии.

Клинический диагноз пациента: “Доброкачественная узелковая лимфоидная гиперплазия тонкой кишки. ОВИН. Гипогаммаглобулинемия А, М, G. Рецидивирующий инфекционный синдром”. Начата заместительная терапия иммуноглобулинами, симптоматическая терапия ферментами и спазмолитиками.

Приведенный нами клинический случай первичного иммунодефицита с лимфоидной гиперплазией тонкого кишечника демонстрирует сложность постановки этого довольно редкого диагноза. У пациента наблюдались скудные клинические проявления заболевания, выявленное поражение тонкой кишки  требовало проведения дифференциального диагноза между тонкокишечной формой болезни Крона, целиакией и собственно лимфоидной гиперплазией. Параллельно проводилось исследование иммунного статуса пациента. Снижение всех классов иммуноглобулинов в сочетании с эндоскопически и гистологически подтвержденной лимфоидной гиперплазией тонкого кишечника позволило подтвердить диагноз ОВИН.

Список литературы:

  1. Моисеева Т.Н. Первичные иммунодефициты. Результаты проспективного наблюдения. 2009 г. / Медицинские Диссертации http://medical-diss.com/medicina/pervichnye-immunodefitsity-rezultaty-prospektivnogo-nablyudeniya#ixzz2nu3n9yd6
  2. Хаитов Р.М., Ильина Н.И. Национальное руководство: Аллергология и иммунология. М 2009.
  3. Васильев А.Г., Чурилов Л.П. Руководство по иммунологии и иммунопатологии. Первичные иммунодефициты с преобладанием нарушений антителогенеза. СПб 2004.
  4. Cunningham-Rundles C., Gottesman D.S. How I treat common variable immune deficiency. J Am Soc Hematol 2010; 23: 1—17.
  5. http://www.immunedisease.com / Common Variable Immune Deficiency
  6. Калинин А.В., Логинов А.Ф., Хазанов А.И. Гастроэнтерология и гепатология: диагностика и лечение: руководство для врачей. М: МЕДпресс 2011 (864), с. 273—274.
  7. Albuquerque A. Nodular lymphoid hyperplasia in the gastrointestinal tract in adult patients: A review WJGE,2014
  8. Комаров Ф.И., Гребенев А.Л. Руководство по гастроэнтерологии в 3-х томах. Том 3. 1996; М:Медицина, с. 444-464
  9. Ивашкин В.Т., Лапина Т.Л. Гастроэнтерология. Национальное руководство ГЭОТАР-Медиа, 2015
  10. Коu Nаgаsаkо Дифференциальная диагностика заболеваний прямой и ободочной кишки. IGAKU-SHOIN Ltd., 1982 (В переводе Рубцова В.С.).

ОШИБКИ ДИАГНОСТИКИ – Unim – лаборатория гистологии и иммуногистохимии

 

Случай №28:

Материалы 14-летнего пациента с подозрением на злокачественную опухоль яичка поступили в лабораторию ЮНИМ в Технопарке Сколково. Были проведены все необходимые гистологические  и иммуногистохимические исследования, материалы были проконсультированы с помощью системы Digital Pathology© с пятью российскими и зарубежными патологами. По результатам консилиума, специалисты пришли к мнению, что у пациента наблюдается пролиферация мезотелия без признаков злокачественности (аденоматоидная опухоль или реактивная пролиферация мезотелия) — лечение и прогноз будут кардинально изменены.


 

Случай №27:

Материалы 32-летней пациентки с подозрением на злокачественное новообразование нижней доли левого легкого были доставлены в новую лабораторию ЮНИМ в Технопарке Сколково. За 3 дня были проведены все необходимые гистологические  и иммуногистохимические исследования, материалы были проконсультированы тремя патологами, которые коллегиально установили, что у пациентки — склерозирующая пневмоцитома, редко встречающаяся доброкачественная опухоль.


 

Случай №26:

Важным аргументом для проведения иммуногистохимических исследований является возможность предположения первичного очага опухоли в случае наличия метастазов из невыясненного очага. В данном случае поступил материал пациента с описанием «низкодифференцированная аденокарцинома без убедительных органоспецифических признаков». Иммуногистохимические исследования позволили предположить наиболее вероятный первичный очаг — молочную железу.

 


 

Случай №25:

В сложных случаях диагностики даже опытный врач может испытывать затруднения с постановкой точного диагноза. Тогда патологи обращаются к коллегам, специализирующимся на определенных видах опухоли, например, к дерматопатологам, как в случае этого пациента. Раньше материал было необходимо физически доставить на стол к другому врачу. Сейчас эта проблема решается быстро и просто — консультации с другими патологами можно провести через систему Digital Pathology. У пациента было подозрение на злокачественный процесс кожи. По итогам консультирования предположение о злокачественном процессе не подтвердилось.

 


 

Случай №24:

С помощью иммуногистохимии становится возможным отличить очень близкие по виду состояния, злокачественные и доброкачественные. Качество исследования в таких случаях играет не последнюю роль. К нам обратился врач для уточнения результатов иммуногистохимического исследования. По результатам иммуногистохимии у врача были подозрения на 2 диагноза: фолликулярная лимфома (злокачественный процесс) или хронический лимфаденит с фолликулярной гиперплазией (доброкачественный процесс). Нашими специалистами были проведены дополнительные окраски, которые позволили поставить точный диагноз. У пациента была определена реактивная фолликулярная гиперплазия лимфатического узла, это доброкачественный процесс.


 

Случай №23:

При подозрении на лимфопролиферативное заболевание гистологическое исследование должно дополняться иммуногистохимическим. Довольно часто диагноз, предполагаемый по результатам гистологического исследования, корректируется по итогам иммуногистохимии! Этот случай не стал исключением. К нам поступил материал с входящим диагнозом ангиоиммунобластная лимфома. Проведенные иммуногистохимические исследования привели к корректировке диагноза на доброкачественный — у пациента диагностирована болезнь Кастлемана.


 

Случай №22:

Материал следующего пациента пришел к нам на исследование из Казахстана.  Входящий диагноз — неходжкинская лимфома (нодальная B-клеточная лимфома маргинальной зоны). Для качественной постановки диагноза при подозрении на лимфопролиферативное заболевание требуется иммуногистохимическое исследование! Данный случай показателен, так как по результатам иммуногистохимии онкологический диагноз не подтвердился. Пациенту был поставлен диагноз — реактивная фолликулярная гиперплазия лимфоидной ткани.

 


 

Случай №21:

Входящий гистологический диагноз — эпителиоидно-клеточная малопигментная меланома без изъязвления. После проведения пересмотра гистологии диагноз был изменен на эпителиоидноклеточный невус Шпитц. Этот тип доброкачественных образований часто вызывает сложности при дифференцировании его с меланомой ранней стадии, поэтому очень важно в этом случае проводить пересмотр гистологических стекол у патоморфолога, специализирующегося в данной области. Так как это доброкачественное образование, удаленное радикально, то пациенту не потребуется дополнительное лечение.

 


 

Случай №20:

Этот случай иллюстрирует необходимость проведения пересмотров гистологических стекол при первоначальной постановке злокачественного диагноза. К нам на исследование поступили материалы девушки 1987 г.р. с диагнозом рак яичника. По результатам пересмотра материалов нашими специалистами было вынесено другое заключение — серозная пограничная опухоль. Пациентке потребуется иное лечение, чем в случае злокачественной опухоли.

Случай №19:

Еще один случай из практики, наглядно показывающий необходимость проведения иммуногистохимических исследований для постановки точного диагноза. Материал поступил к нам со входящим диагнозом — фибромиксоидная саркома (злокачественное новообразование). Для постановки диагноза были проведены иммуногистохимические исследования. По результатам этих исследований был поставлен другой диагноз — плеоморфная фиброма (это доброкачественное образование).

 


 

Случай №18:

Этот случай иллюстрирует важность своевременного получения «второго мнения» высококвалифицированных специалистов. Пациентке на месте были проведены гистологическое и иммуногистохимические исследования и поставлен диагноз — рак молочной железы. С этим диагнозом материалы поступили к нам. Был проведен пересмотр стекол и выполнены повторные иммуногистохимические исследования. По результатам исследований не было получено данных за неопластический (злокачественный) процесс. У пациентки фиброзно-кистозная мастопатия пролиферативной формы с фокусами склерозирующего аденоза — это не рак.

 


 

Случай №17:

Этот случай — еще одно подтверждение необходимости проведения иммуногистохимических исследований. К нам поступил гистологический материал с подозрением на лимфопролиферативное заболевание. Были проведены гистохимическое и иммуногистохимическое исследования — данных за неоплазию получено не было. У пациента выявлена гипоплазия гемопоэтической ткани, это доброкачественный процесс.

 

 


Случай №16:

Опухоли центральной нервной системы часто представляют диагностическую сложность. Этот случай не стал исключением. Входящий диагноз — анапластическая астроцистома. В результате пересмотра гистологических стекол диагноз был скорректирован на пилоцитарную астроцистому. Этот диагноз также является злокачественным, однако стратегия лечения пациента будет существенно изменена.

 

 


Случай №15:

Еще один случай, подтверждающий принципиальную необходимость проведения иммуногистохимических исследований при постановке онкологических диагнозов. Входящий гистологический диагноз — злокачественная фиброзная гистиоцистома большеберцовой кости. Для уточнения диагноза были проведены иммуногистохимические окраски. В результате диагноз был изменен на диффузную B-клеточную крупноклеточную лимфому. Как и в случаях, приведенных выше, гистологического исследования для точной диагностики оказалось недостаточно.

 


Случай №14:

Клинический диагноз, с которым поступил материал 52-летней женщины, — B-клеточная лимфосаркома с поражением лимфоузла правой аксилярной области. Это онкологический диагноз, он требует соответствующего тяжелого лечения. Были проведены иммуногистохимические исследования, которые показали, что онкологии нет — у пациентки неспецифическая паракортикальная гиперплазия ткани лимфоузла. Этот случай в очередной раз доказывает критическую необходимость проведения иммуногистохимических исследований, в особенности для лимфопролиферативных заболеваний.

 


Случай №13:

Поступил материал с входящим клиническим диагнозом — нейробластома. Проведеныиммуногистохимические окрашивания материала. По результатам этих исследований диагноз был изменен на B-лимфобластную лимфому, и, в соответствии с этим, пациенту потребуется кардинально другое лечение. Лимфопролиферативные заболевания часто становятся источником неверных диагнозов, так как весьма сложны в диагностике и вызывают большие затруднения при дифференцировании от других патологических процессов.

 


Случай №12:

Входящий гистологический диагноз — анапластическая ганглиоглиома (GIII). По результатам проведенных дополнительных иммуногистохимических исследований диагноз был скорректирован на анапластическую астроцистому. Опухоли центральной нервной системы часто представляют особую сложность для точной диагностики. И несмотря на то, что оба диагноза, входящий и поставленный, означают злокачественные процессы, процедура пересмотра очень важна — пациенту скорректируют стратегию лечения на более подходящую и эффективную.

 


 

Случай №11:

Поступили материалы пациента 9 лет из Новокузнецка с подозрением на миксоиднуюлипосаркому (злокачественное новообразование).  Были проведены иммуногистохимические исследования, позволившие отвергнуть онкологический диагноз. У пациента — доброкачественное образование — нейрофиброма. Случай примечателен тем, что обычно миксоидные липосаркомы развиваются из нейрофибромы, и это обуславливает сложность дифференциальной диагностики между этими двумя новообразованиями.

 


 

Случай №10:

Входящий клинический диагноз — рак предстательной железы. Пациент обратился за проведением иммуногистохимического исследования, которое было осуществлено нашими специалистами в двухдневный срок. По результатам исследования онкологический диагноз был отменен, у пациента доброкачественное образование — железистая гиперплазия предстательной железы. Ошибки в гистологии для этой нозологии — не редкость.

 


 

Случай №9:

Мужчина 65 лет, Улан Удэ, входящий диагноз рак простаты,  после простого пересмотра стекол нашими специалистами поставлен диагноз гиперплазия (не рак). Интересно в этом случае то, что это самый часто встречающийся вид рака у мужчин после 50.

 

 

 


 

Случай №8:

Входящий диагноз пациентки 25 лет из Иркутска — рак печени. Проведены иммуногистохимические исследования, материал оказался очень сложным в диагностике и был проконсультирован через систему Digital Pathology с профессором из Германии Дитером Хармсом, причем консультация заняла менее суток. Онкологический диагноз был изменен на доброкачественный — у пациентки аденома печени.

 

 


Случай №7:

Поступил материал с подозрением на периферический рак нижней доли правого легкого. Исследованная ткань внутрилегочного лимфатического узла содержала признаки фолликулярной гиперплазии и антракоза. По итогам консультирования опухолевое поражение не было выявлено.

 

 


Случай №6:

Материалы поступили с подозрением на мелкоклеточную лимфому. По результатам проведенных гистологических и иммуногистохимических исследований установлено отсутствие опухолевого материала. Онкологический входящий диагноз был изменен на доброкачественную гиперплазию лимфоузла, вероятно вирусного генеза. Доброкачественная гиперплазия лимфоузлов часто требует для дифференцировки с лимфомами мнения патоморфолога, специализирующегося на данном типе онкологических заболеваний.

 

 


Случай №5:

Входящий клинический диагноз — системное заболевание лимфатических узлов шеи, подозрение на парагранулему Ходжкина. После проведенного гистологического и иммуногистохимического исследований определена реактивная фолликулярная гиперплазия ткани лимфатического узла. Лимфопролиферативные заболевания часто вызывают затруднения при диагностике, консультирование подобных случаев не редкость.

 


 

 

14 марта 2014

Предраковые состояния и изменения ободочной, прямой и тонкой кишок

К настоящему времени четко определены факторы риска развития рака ободочной и прямой кишок. Один из них – генетическая предрасположенность к развитию такого рака. Существуют заболевания, на фоне которых чаще, чем у здоровых людей, возникает колоректальный рак: полипоз кишечника, хронический язвенный колит, рак женских половых органов, а также имеющийся в анамнезе рак другой локализации (вероятность метахронной первичной множественности).

В распознавании предраковых заболеваний прямой и ободочной кишок важную роль играет анамнез. Если у прямых родственников больного обнаруживались полипы, такой пациент должен войти в группу риска, он должен быть обследован с помощью рентгенологических и эндоскопических методов, биопсии прямой и толстой кишок. Необходимо иметь в виду, что при полипозе толстой и прямой кишок нередко поражается и желудок. Единственный метод ранней диагностики рака этой локализации при массовых обследованиях – хорошо организованный скрининг с формированием групп риска. Кроме того, при скрининге на рак толстой кишки обычно используют тест на скрытую кровь в кале, хотя он и не лишен многих недостатков.

Предраковые состояния

Среди заболеваний толстой кишки к фону, на котором чаще, чем у здоровых лиц, возникает рак или предраковые состояния, относят: полипы толстой кишки, диффузный семейный полипоз толстой кишки, семейный ювенильный полипоз, синдромы Гарднера, Пейтца-Егерса, Тюрко, Кронкайта-Канады, дивертикулез толстой кишки, болезнь Крона, а также хронический язвенный колит.

Полипы толстой кишки

Ведущее значение в развитии рака толстой кишки играют предопухолевые заболевания, среди которых первое место занимают аденоматозные полипы – одиночные и множественные, ворсинчатые опухоли.

Полипы представляют собой разрастания железистого эпителия и подлежащей соединительной ткани в виде мелких сосочков или круглых образований, возвышающихся над поверхностью слизистой оболочки.

Полипы могут быть единичными или множественными, расположенными на ножке или на широком основании. По гистологическому строению различают:

  1. неопухолевые полипы: гиперпластические, гамартомные (ювенильные, синдром Пейтца-Егерса), воспалительные;
  2. эпителиальные новообразования: тубулярные, ворсинчатые (виллёзные) аденомы, диффузный (семейный) полипоз;
  3. подслизистые доброкачественные неэпителиальные опухоли: липомы, лейомиомы, невромы, лимфангиомы, лимфоидная гиперплазия, лимфомы.

Гиперпластические полипы являются следствием пролиферации эпителиальных желез без изменения структуры слизистой оболочки кишечника. Вероятность злокачественной трансформации гиперпластических полипов составляет лишь 1%. Знать гистологическое строение полипа важно, так как от степени его трансформации зависит потенциал его малигнизации.

Имеются данные, что на секции при исследовании толстой кишки в 50% случаев обнаруживаются одно или более полиповидных образований. При эндоскопии и ирригоскопии толстой кишки у лиц старшего возраста подобные изменения обнаруживаются в 24% вскрытий: 27% у мужчин и 14% у женщин (D.A. Johnson et al, 1990; Р. Картер, 1987).

При профилактических осмотрах полипы находят у 2,4-2,9% всех подвергшихся обследованию лиц.

Однако зависимость полип – рак требует точной классификации полиповидных образований. Выделяют (гистологически) гиперпластические (регенераторные) полипы, которые встречаются в 10 раз чаще, чем аденоматозные. В 75% случаев их выявляют в прямой кишке у лиц старше 40 лет, часто они множественные, диаметром около 5 мм. Гистологически имеют слизистое строение. Полипы больших размеров могут иметь участки аденоматозных структур. Считается, что гиперпластические полипы не обладают злокачественным потенциалом.

Согласно рекомендации рабочей группы ВОЗ (1976), по классификации опухолей кишечника различают три варианта аденоматозных полипов: преимущественно тубулярной структуры, преимущественно ворсинчатой и смешанной тубуловорсинчатой структуры. Это деление искусственно, так как почти во всех случаях имеются признаки того и другого. Дисплазия эпителия при тубулярной аденоме выражена в меньшей степени, чем при ворсинчатой структуре. Причем четко показано, что с увеличением площади ворсинчатых структур растет тенденция к увеличению степени дисплазии (Р. Картер, 1987).

Гамартомные (ювенильные) полипы рассматриваются как порок развития. Часто это единичные, больших размеров полипы на ножке. Очень редко бывают множественными (больше 5 полипов), и тогда обозначаются как ювенильный полипоз.

Синдром Пейтца-Егерса характеризуется сочетанием пигментации десен, губ с множественными гамартомами тощей кишки (у 50% пациентов полипы обнаруживают в толстой кишке). Гамартомные полипы не склонны к малигнизации, но иногда в данных полипах появляются очаги дисплазии.

Воспалительные полипы, или псевдополипы, обнаруживаются у многих больных, перенесших воспалительное заболевание (язвенный колит, болезнь Крона). Они не озлокачествляются.

Известно, что рак ободочной и прямой кишки в 90% случаев развивается из аденоматозных полипов. Аденоматозные полипы имеются у 5-10% лиц старше 40 лет и у подавляющего большинства протекают бессимптомно (J.G. Guillem et al, 1988). Частота появления аденом увеличивается с возрастом. Причем чем старше человек, тем больше процент выявления. Так, в 50-59 лет полипы обнаруживаются у 25-50% лиц. В возрасте до 60 лет полипы толстой кишки малигнизируются у 2-3% больных, старше 60 лет – у 6-8% (Л. Валенкевич, 1987). Причем частота малигнизации аденоматозных полипов у близких родственников больных раком толстой кишки достигает 25%.

Помимо возраста на степень озлокачествления полипов влияют особенности их гистологической структуры – склонность к малигнизации тем выше, чем больше размеры полипа и степень его ворсинчатости. При тубулярных аденомах вероятность малигнизации выше, чем при гиперпластических полипах. Так, индекс малигнизации при тубулярных аденомах равен 5%, при тубулярно-ворсинчатых – 23%, а при ворсинчатых – от 41% до 90%. Считается, что ворсинчатые опухоли с самого начала являются злокачественными и даже при отсутствии инвазии в подслизистый слой кишки их следует рассматривать как карциному in situ (Н. Напалков и соавт., 1989).

Отмечена связь между курением и развитием колоректальных полипов, причем количество последних прямо пропорционально продолжительности курения (G. Hoff et al, 1986).

Как отмечалось выше, частота малигнизации аденоматозных полипов зависит от их размеров, локализации, длительности заболевания, а также от выраженности ворсинчатости и степени дисплазии. При диаметре полипа от 0,5 до 1 см риск малигнизации колеблется от 1% до 5%, при аденомах от 1 до 2 см этот риск составляет 20-50%, при более крупных полипах он возрастает до 70%, почти все полипы диаметром 4-5 см являются злокачественными (Y. Yoshida, T. Aisawa, 1984; Н. Трапезников, А. Шайн, 1992; R. Hesterberg et al, 1987).

Таким образом, аденоматозные полипы относятся к предраковым заболеваниям.

К группе высокого онкологического риска следует отнести больных с аденомами любого гистологического типа, особенно с ворсинчатой аденомой и аденомой смешанного типа.

Следует отметить, что ворсинчатые аденомы не имеют ножки, находятся на широком основании, по структуре напоминают дольчатую губку и кровоточат при малейшем прикосновении. Ворсинчатые аденомы отличаются от остальных опухолей кишечника тем, что секретируют в просвет кишки большое количество воды и электролитов. Малигнизация ворсинчатых аденом происходит значительно чаще, чем тубулярных. Эрозивно-язвенные поражения ворсинчатых полипов следует рассматривать как начало процесса малигнизации.

При наличии хорошо определяемой тонкой ножки вероятность малигнизации невелика. Если основание продолговатое, а ширина полипа больше его высоты, то вероятность малигнизации увеличивается примерно в такой же степени, как и в случае роста полипов с неровной поверхностью. Рак из полипов, расположенных на широком основании, развивается в 2,5-3 раза чаще, чем из полипов на тонкой ножке.

Следует помнить, что в 40-50% случаев возможно одновременное возникновение аденом в нескольких участках слизистой толстой кишки. Поэтому необходимо тщательное обследование кишечника больного с помощью колоноскопии или рентгеноскопии. Кроме того, приблизительно в половине случаев рак толстой кишки может сочетаться с аденомами толстой кишки и относительно нередко (в 1,5-5% случаев) – со злокачественной опухолью в другом отделе кишечника.

С увеличением количества полипов в желудочно-кишечном тракте существенно растет риск развития колоректального рака, который достигает 22-100% при наличии у больного 8-50 полипов ободочной и прямой кишки.

По мнению некоторых авторов, рекомендуется эндоскопическое удаление только полипов, имеющих диаметр свыше 5 мм. Другие гастроэнтерологи считают целесообразным проводить тотальную полипэктомию, независимо от размера новообразования. Тщательное гистологическое исследование показывает, что полипы даже менее 5 мм в диаметре в 60-70% случаев имеют участки типа тубулярных аденом. Несмотря на то, что полипэктомия позволяет снизить заболеваемость раком толстой кишки на 20%, она, к сожалению, не гарантирует от развития в дальнейшем доброкачественных и злокачественных опухолей кишечника. Среди оперированных по поводу аденом толстой кишки колоректальный рак развивается в 6 раз чаще, чем в общей популяции. Все аденоматозные полипы должны полностью удаляться и подвергаться тщательному гистологическому контролю.

В эпидемиологических исследованиях по заболеваемости полипозом сигмовидной и прямой кишок было показано, что обычно после удаления полипов диаметром более 5 мм в течение 2 лет не бывает рецидивов. Отсюда были высказаны рекомендации о необходимости проведения повторной эндоскопии не ранее чем через 2 года (G.Hoff et al., 1986).

Диффузный семейный полипоз

Диффузный семейный полипоз появляется еще в препубертатном возрасте. Он относится к облигатным формам предраковых заболеваний толстой кишки. Отмечается аутосомно-доминантная форма наследования болезни, при которой развиваются множественные полипы толстой кишки с неизбежным развитием колоректального рака. Отмечено, что у родственников больных диффузным полипозом (первой и второй степени родства) наблюдается увеличение частоты появления аденом с возрастом (S. Grossman, M.L. Milos, 1988). По данным В. Фёдорова и А. Никитина (1985), среди ближайших взрослых родственников одной семьи полипоз был выявлен у 29,5%, а затем у их потомства – у 33,2% членов.

Если частота малигнизации полипов кишечника колеблется от 10% до 50%, то при диффузном семейном полипозе она достигает 100% (В. Фёдоров, А. Никитин, 1985; А. Калинин и соавт., 2009). Озлокачествление полипа может наступить в любом возрасте, но уже до 40-летнего возраста в 100% случаев развивается рак толстой кишки, если не была выполнена профилактическая колэктомия. Угроза ракового перерождения таких полипов тем выше, чем старше больной. Причем количество случаев множественного рака нарастает в прямой зависимости от степени атипии клеток. Нередко возникают множественные синхронные раки. В нелеченных случаях в среднем смерть наступает в возрасте до 45 лет. Поэтому оперативное лечение таких больных должно быть признано единственно надежным методом.

При семейном полипозе картина слизистой оболочки толстой кишки представляет собой целую россыпь сотен и тысяч небольших полипов. Риск развития злокачественного новообразования увеличивается с увеличением размеров и числа полипов. У лиц старше 50 лет, независимо от морфологической формы полипов, злокачественное перерождение наблюдается во всех случаях. Родственники больных по прямой линии подлежат тщательному обследованию с применением колоноскопии (S. Grossman, M.L. Milos, 1988). Считают, что рак развивается неминуемо при отсутствии лечения. Учитывая высокий риск малигнизации аденом, не следует терять время на диспансерное наблюдение за больными – необходимо, по возможности, быстрое проведение колэктомии, проктоколэктомии.

При ювенильном полипозе, синдромах Пейтца-Егерса, Гарднера, Тюрко риск развития колоректального рака значительно ниже, чем при семейном диффузном полипозе толстой кишки. Больные с указанными синдромами и их родственники должны находиться на диспансерном учете и периодически (1-2 раза в год) проходить эндоскопическое обследование.

Синдром семейного аденоматозного полипоза толстой кишки

Данное заболевание наследуется по аутосомно-доминантному типу и относится к предраковым.

Около 10% случаев колоректального рака имеет наследственную предрасположенность. Наиболее часто встречается наследственный аденоматозный полипоз, характеризующийся наличием множественных полипов на всем протяжении толстой кишки. Размеры полипов – от булавочной головки до 2 см или более. Они могут быть на широком основании или на ножке.

К 10-летнему возрасту у 15% лиц с наследственным полипозом, как правило, возникают аденоматозные новообразования; к 20-летнему – у 75%, после 30 лет – более чем у 90%. При выявлении этого заболевания у родственников первой степени родства рекомендуется проводить скрининг колоректального рака, начиная с детского возраста.

Клинические проявления синдрома наблюдаются обычно на 3-4-м десятилетии жизни. Сами полипы выявляются в подростковом возрасте или ранее. Множественные аденоматозные полипы локализуются в основном в дистальном отделе толстой кишки. Тонкая кишка и/ или желудок вовлекаются в процесс менее чем в 5% случаев.

Иногда синдром у детей проявляется поносами, могут быть кровотечения, приступообразные боли в животе. При семейном полипозе выделение крови из прямой кишки отмечается почти у 100% больных. Внекишечные проявления отсутствуют. Заболевание может быть заподозрено на основании семейного анамнеза.

С целью дифференциальной диагностики необходимо проводить эндоскопию или рентгенологическое исследование с двойным контрастированием, при котором можно выявить множественные дефекты наполнения. Полипы обладают чрезвычайно высокой склонностью к малигнизации (Дж. Александер-Вильямс, Х.Дж. Биндер, 1985).

Лечение заключается в заблаговременном выполнении проктоколэктомии.

Синдром генерализованного юношеского полипоза

Заболевание наследуется по аутосомно-доминантному типу. Имеет семейную предрасположенность, проявляется в детском или юношеском возрасте. Характерным для этого синдрома является наличие доброкачественных гамартом, растущих из стромы слизистой оболочки толстой кишки и реже – тонкой кишки или желудка. Иногда в толстой кишке развиваются и аденоматозные полипы, склонные к перерождению в аденокарциному.

Клинически заболевание проявляется кишечными кровотечениями или кишечной непроходимостью, иногда отмечается диарея. Диагноз подтверждается при эндоскопическом и рентгенологическом обследовании с применением метода двойного контрастирования. Рентгенологически полипы выявляются как круглые дефекты наполнения. Локализуются чаще в прямой и сигмовидной кишках.

Ювенильный полипоз

Ювенильный полипоз тонкой и толстой кишок встречается редко, проявляется преимущественно в детском возрасте, его относят к гамартомам стромы слизистой оболочки и воспалительным полипам.

У больных с ювенильным полипозом можно видеть и другие аномалии развития – мальротацию, пороки сердца, врожденную амиотонию, порфирию и гидроцефалию.

Ювенильному лолипозу присущи секреция эпителия желез в полипах. Полипы достигают 1-2 см, обычно они расположены близко друг к другу. У них гладкая поверхность, они округлой, полушаровидной или цилиндрической формы, плотной консистенции, реже сидят на тонкой ножке, имеют изъязвления.

Вероятность малигнизации ювенильного полипоза довольно высока – до 20%.

Характерной клинической особенностью течения ювенильного полипоза являются нарушения обмена веществ, связанные с расстройством пищеварения, всасывания и моторики кишечника. При локализации полипов в тонкой кишке развивается синдром нарушенного всасывания. Больных беспокоят боли в животе без определённой локализации, частый жидкий стул с примесью слизи и крови.

Тяжесть определяется протяженностью поражения кишки.

Основными методами диагностики ювенильных полипов являются рентгенологическое исследование и интестиноскопия с биопсией. При локализации полипов в толстой кишке решающее значение для диагностики имеет колоноскопия с биопсией. При гистологическом исследовании ювенильные полипы отличаются наличием большого количества кист, заполненных секретом бокаловидных клеток. По мере увеличения размеров полип становится дольчатым, что придает ему внешнее сходство с ворсинчатой опухолью. Считается, что, в отличие от аденоматозных полипов, при ювенильных нет признаков атипии, и малигнизации не происходит. Однако наблюдения за больными с ювенильными полипами показали, что в крупных полипах можно выявить аденоматозные участки с признаками выраженной атипии эпителиальных желез. По данным В. Фёдорова и А. Никитина (1985), индекс малигнизации ювенильных полипов достигает 21%.

При ювенильном полипозе дифференциальный диагноз следует проводить с другими гамартомами (синдромом Пейтца-Егерса, Кронкайта-Канады), диффузным семейным полипозом, аденоматозными и гиперпластическими полипами. Необходимо исключить язвенный колит, болезнь Крона и другие воспалительные заболевания кишечника.

Основным методом лечения, учитывая достаточно большую вероятность малигнизации, является хирургическое удаление полипов.

Синдромы

Синдром Пейтца-Егерса относится к редким заболеваниям. Наследуется по аутосомно-доминантному типу. Характеризуется генерализованным полипозом желудочно-кишечного тракта с преимущественной локализацией в тонкой кишке.

Сочетается с очаговой пигментацией на коже лица (щек, около рта), слизистой оболочке губ и полости рта, кожи тыльной поверхности пальцев рук и мелких суставов, вокруг естественных отверстий. Пигментация может быть ограниченной или распространенной, когда пятна различной формы и величины сливаются между собой. В некоторых случаях пигментные пятна на лице напоминают веснушки, но они появляются независимо от воздействия солнечных лучей. Пигментные пятна обычно видны уже при рождении или возникают в грудном возрасте.

Вероятность малигнизации полипов при синдроме Пейтца-Егерса незначительна, однако возрастает при распространенном полипозе приблизительно в 38% случаев.

Диагноз основывается на обнаружении при рентгенологическом или эндоскопическом обследовании полипов. Учитываются пигментация кожи и слизистых оболочек, семейный характер заболевания.

Лечение состоит в наблюдении за больными и членами семьи. Однако если полипы вызывают какие-либо нарушения в организме, лечение должно быть направлено на их оперативное удаление (при возможности – эндоскопическая полипэктомия). Прогноз заболевания благоприятный при полном удалении полипов.

Синдром Гарднера характеризуется наличием трех признаков: семейным диффузным полипозом толстой кишки, остеомами плоских и трубчатых костей (остеома, остеофиброма черепа, экзостозы) в сочетании с доброкачественными различными опухолями кожи и подкожной клетчатки (атеромы, липомы, эпидермоидные кисты, миомы, фибромы и т.д.), которые располагаются на лице, шее, туловище. Является разновидностью семейного аденоматозного полипоза.

Заболевание наследуется по аутосомно-доминантному типу. В основе морфологической картины лежит мезенхимапьная дисплазия.

Как правило, кожные, костные опухоли и опухоли мягких тканей обнаруживаются раньше, чем полипоз толстой кишки. Полипы могут выявляться в желудке, изредка в тонкой и толстой кишках. Чаще всего обнаруживаются к 40 годам, но могут диагностироваться и в более молодом возрасте. Позднее у больных наблюдаются расстройства функций органов пищеварения: боль в животе, неустойчивый стул, диарея, потеря аппетита, похудение, кишечные кровотечения. Эта симптоматика является выражением полипоза толстой и прямой кишок.

Полипы кишечника имеют склонность к малигнизации у 45-55% больных. В некоторых случаях отмечается регрессия полипов дна желудка через 5-10 лет.

В большом проценте случаев полипы малигнизируются. Этот факт необходимо обязательно учитывать, особенно при обследовании больных с соответствующим семейным анамнезом и имеющих опухоли мягких тканей или костей.

Таким больным нужно настоятельно рекомендовать обследование кишечника. При обнаружении полипоза больные подлежат оперативному лечению. В некоторых случаях отмечается исчезновение полипов желудка после проведенной колэктомии.

Прогноз неблагоприятный вследствие высокой степени малигнизации полипов. Наблюдается увеличение частоты тетраплоидии в культуре клеток кожи (эпителиоидные клетки) и полипах толстой кишки. Считают, что тетраплоидия является маркером мутантного генома наследственного рака ободочной кишки.

Синдром Кронкайта-Канады характеризуется своеобразным комплексом врожденных аномалий в сочетании с генерализованным желудочно-кишечным полипозом. Относится к чрезвычайно редким заболеваниям. Наследуется по аутосомно-доминантному типу.

Синдром проявляется кистозным полипозом большой кривизны желудка, двенадцатиперстной и начальных отделов тощей кишки. Отмечаются энтеропатическая потеря белка, гипокальциемия, гипомагниемия. Типичны дистрофические изменения (диффузная гиперпигментация кожи, алопеция, атрофия ногтевых пластинок).

Больной жалуется на боли в подложечной области, рвоту желудочным содержимым с примесью крови, жидкий дегтеобразный стул, общую слабость, похудение.

Описаны единичные случаи с вовлечением в процесс только желудка, при этом кожные изменения незначительны. Чаще при данном симптомокомплексе отмечается избирательная гиперплазия слизистой оболочки желудка и тонкой кишки. Многие авторы считают это явление следствием гигантского гипертрофического гастрита или хронического энтерита либо расценивают его как аномальный полипоз желудочно-кишечного тракта.

Малигнизации полипов при синдроме Кронкайта-Канады не наблюдается.

Синдром Тюрко – наследственное заболевание, выявляется в детском возрасте. Представляет разновидность синдрома Гарднера, при котором полипоз толстой кишки сочетается с опухолями центральной нервной системы и пигментными пятнами на коже. Полипы – аденоматозные с высокой степенью малигнизации – от 36% до 100%.

Нередко опухоли головного мозга приводят больного к гибели до того, как возникнут клинические проявления полипоза толстой кишки.

Подслизистые доброкачественные неэпителиальные опухоли (липомы, лейомиомы или нейрофибромы) крайне редко локализуются в толстой кишке и не имеют большого значения для клиники.

Сопутствующие заболевания

У больных хроническими воспалительными заболеваниями кишечника риск возникновения рака толстой кишки повышен. Главными факторами, увеличивающими риск развития рака толстой кишки при этих заболеваниях (язвенный колит, болезнь Крона), являются распространенность поражения ободочной и прямой кишок и длительность заболевания.

Язвенный колит. При язвенном колите опухоль может появляться через 7-10 лет от начала заболевания, что возможно в 3-6% случаев (Дж. Александер-Вильямс, Х.Дж. Биндер, 1985; Н. Напалков и соавт., 1989; Г. Воробьёва, И. Халифа, 2008).

Совокупный риск развития рака после 10 лет анамнеза составляет от 0,5% до 6%, после 20 лет анамнеза – до 8% и после 30 лет – до 12%. Причем рак толстой кишки у больных язвенным колитом появляется в более молодом возрасте, чем в общей популяции. Риск малигнизации нарастает при большей распространенности поражения толстой кишки и большей длительности заболевания, при возникновении язвенного колита в детском возрасте. Опасность рака реальнее при тотальном колите, чем при левостороннем. В последнем случае карцинома возникает приблизительно на 10 лет позднее. Однако через 20 лет от начала заболевания рак регистрируется одинаково часто в любом отделе толстой кишки. При этом вероятность появления опухоли повышается у каждого четвертого пациента.

При язвенном проктите риск развития рака весьма низок.

Пятилетняя выживаемость после операции по поводу рака толстой кишки у больных язвенным колитом не превышает 20%, в противоположность этому после удаления первичного рака она достигает 50%. Кроме того, необходимо учитывать, что первично-множественные опухоли толстой кишки при раке этой локализации встречаются в 2-4% случаев, в то время при язвенном колите этот показатель намного выше – до 30-35%.

Проведение активного диспансерного наблюдения за группами риска и лечение больных язвенным колитом, особенно с длительным анамнезом этого заболевания, способствует увеличению выживаемости и отсрочке хирургического вмешательства (B.A. Lashner et al, 1990).

Болезнь Крона. При болезни Крона заболеваемость колоректальным раком ниже, чем при язвенном колите, но приблизительно в 20 раз выше, чем у здорового населения. Риск возрастает при заболевании в раннем возрасте и с увеличением давности страдания. Колоректальный рак нередко бывает множественным, опухоли чаще локализуются в проксимальных отделах толстой кишки. Болезнь Крона может сочетаться с аденокарциномой тонкой или толстой кишок.

Маркером высокой степени риска развития рака толстой кишки при язвенном колите и болезни Крона является эпителиальная дисплазия. Она может быть выявлена приблизительно у 80% больных язвенным колитом. При резкой степени ее выраженности у 45% больных развивается колоректальный рак. Многие авторы в настоящее время ставят знак равенства между резко выраженной дисплазией и предраком, или карциномой in situ.

Сахарный диабет. Одним из заболеваний, предрасполагающих к развитию колоректального рака, является сахарный диабет. У больных сахарным диабетом риск возникновения рака ободочной кишки в 1,3-1,5 раза выше в сравнении со здоровыми.

Учитывая эти данные, больных сахарным диабетом следует отнести в группу риска с ежегодным проведением эндоскопического обследования пациентов.

Дивертикулез толстой кишки. У больных с дивертикулезом толстой кишки в 4-8% случаев выявляется колоректальный рак, а на секционном материале сочетание дивертикулеза и рака толстой кишки достигает 30%. Интересно, что это заболевание наряду с язвенным колитом, аппендицитом, геморроем редко встречается в тех географических зонах и среди тех групп населения, где нечасто встречается рак толстой кишки.

Возникновение рака на фоне дивертикулеза кишечника связано в первую очередь с характером питания, а именно с преобладанием в диете жиров и других продуктов, богатых холестерином, а также с низким количеством растительной пищи. Высокое содержание жира и холестерола в рационе приводит к повышению секреции желчных кислот, влияющих на состав бактериальной флоры в кишечнике и концентрацию в кале нейтральных стеролов и кислот. Увеличение содержания этих соединений и их метаболитов в просвете толстой кишки (последние обладают коканцерогенным или канцерогенным действием) способствует возникновению новообразования.

Сам по себе дивертикулез не является заболеванием, предрасполагающим к развитию опухолей, его скорее можно рассматривать в качестве маркера повышенного риска (В. Волков, 1991).

Источник: Медицинская газета

Гипертрофия небных миндалин – причины, симптомы, диагностика и лечение

Гипертрофия небных миндалин – это не связанное с воспалением, увеличение размеров лимфоидной ткани расположенной между дужками мягкого неба. Проявляется дискомфортом во время глотания, храпом, гнусавостью голоса, нарушениями артикуляции. Встречается у 35% населения Земли, около 90% из них – дети от 3 до 15 лет. Часто сочетается с аденоидами и ОРВИ.

Причины

По современной патогенетической теории, гипертрофия – это компенсаторная реакция на иммунодефицитные состояния.  Причинами их возникновения является:

  • Инфекционные заболевания.
  • Снижение местной и общей сопротивляемости организма (гиповитаминоз, неправильное питание, переохлаждение, плохая экология).
  • Генетические аномалии лимфатической системы.

Классификация

Выделяют три степени увеличения небных миндалин:

  1. Первая степень – перекрыто треть расстояния от края небной дужки до язычка.
  2. Вторая степень – лимфоидная ткань заполняет две трети пространства.
  3. Третья степень – миндалины «встречаются» у язычка и соприкасаются между собой.

По формам заболевания выделяют:

  • Гипертрофическая форма (физиологические и возрастные аномалии).
  • Воспалительная форма (бактериальные инфекции).
  • Гипертрофическо-аллергическая форма (сопровождается аллергическими симптомами).

Симптомы

Самые ранние проявления заболевания – дискомфорт при глотании и чувство «кома в горле». Затем возникает затруднение носового дыхания, расстройство сна, храп, свистящий шум при дыхании, кашель и дыхание ртом.

При гипертрофии второй и третьей степени снижается подвижность мягкого неба, нарушается артикуляция, появляется гнусавость, неразборчивость речи, искажение слов. Больной постоянно дышит через рот, так как хоаны перекрыты миндалинами и отекшей слизистой. Появляются приступы ночного апноэ (остановка дыхания во сне). Прогрессивно ухудшается слух.

Осложнения

Все осложнения связаны с нарушением проходимости Евстахиевых труб и хоан. Нарушение оттока секрета из носа, провоцирует присоединение бактериальной инфекции в воздухоносных полостях и среднем ухе.

Из-за дискомфортных ощущений во время глотания, появляется дисфагия, проявляющаяся снижением массы тела, авитаминозами и расстройствами желудочно-кишечного тракта. Из-за хронического недостатка кислорода страдает нервная система.

Диагностика

Диагноз выставляется врачом-оториноларингологом на основе следующей информации:

  • Жалобы и анамнез.
  • Фарингоскопия (размер, цвет, характер поверхности и консистенция миндалин).
  • Клинический анализ крови (повышение лейкоцитов, эозинофилов, ускорение СОЭ).
  • Рентгенография носоглотки (степень перекрытия просвета).

Дифференцировка проводится с тонзиллитом, лимфосаркомой, ангиной, внутриминдаликовым абсцессом.

Лечение

Терапия зависит от степени увеличения миндалин и делится на несколько этапов:

  1. Медикаментозное лечение:
    1. Обработка слизистых антисептиками
    2. Лимфотропные препараты.
  2. Физиотерапия:
    1. Озонотерапия
    2. Коротковолновое ультрафиолетовое излучение.
    3. Ингаляции.
    4. Электрофорез.
    5. Грязевые аппликации.
  3. Хирургическое лечение – тонзиллэктомия.

Прогноз для жизни и здоровья благоприятный. После операции восстановление проходит быстро, нормализуется дыхание и речь. У детей гиперплазия первой степени может сама исчезнуть по мере роста ребенка. Специфическая профилактика не разработана.

Лимфофолликулярная гиперплазия антрального отдела желудка при хроническом гастрите у детей Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

H.H. Наринская, Р.Г. Артамонов, B.B. Ботвиньева и др.

27

При наличии ПА имеются особенности течения патологии пищеварительного тракта в виде менее выраженных клинических и эндоскопических проявлений, но с более выраженными нарушениями моторных

функций, а также развитие реактивного панкреатита (в 100% случаев) и астеновегетативного синдрома. Указанные особенности более характерны для соче-танного поражения желудка и 12-перстной кишки.

ЛИТЕРАТУРА

1. Смолкин Ю.С., Чебуркин АА, Ревякина ВА. // Рос. вестн. перинатологии и педиатрии.— 2000.— ц 3.— С. 25—29.

2. Субботина ОА. Механизм развития и патогенетическая терапия гастроинтестинальной пищевой аллергии у детей: Дисс. докт. мед. наук.— М., 1996.

3. Crowe S.E., Perdue M.H. // Gastroenterology.—

1992.— Vol. 103.— P. 1075.

4. Yabuhara A., Macaubus C., Prescott S.L. et al. // Clin. Exp. Allergy.— 1997.— Vol. 27.— P. 1261—1269.

5. Исмаилова A.A. Проявление атопического дерматита и гастродуоденита, сочетанного с Helicobacter pylori-инфекцией у детей: Дисс. канд. мед. наук.— М., 2002.

© Коллектив авторов, 2005

В.Х. Сосюра, A.B. Новикова, А.Я. Шершевская, Т.Н. Сергеева

АИМФОФОААИКУЛЯРНАЯ ГИПЕРПЛАЗИЯ АНТРАЛЬНОГО ОТДЕЛА ЖЕЛУДКА ПРИ ХРОНИЧЕСКОМ ГАСТРИТЕ У ДЕТЕЙ

Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова, Москва

Сравнительный анализ результатов эндоскопического и гистологического изучения состояния антрального отдела желудка, проведенного у 1300 больных хроническим гастритом, выявил в группах больных с гастроэнтерологической патологией и ревматическими заболеваниями близкую по значению частоту обнаружения лимфофолликулярной гиперплазии (ЛФГ) — соответственно в 31,7% и 28,3% случаях. В обеих группах при отсутствии H. pylori (HP) ЛФГ встречалась редко — соответственно у 2% и 8,6% больных. По мере нарастания колонизации желудка HP и обострения хронического гастрита отмечено существенное увеличение частоты выявления ЛФГ, которая при наиболее выраженной степени обсемененности HP была обнаружена у 54,1% больных. По сравнению с группой больных, у которых диагностирован только хронический гастродуо-денит, у детей с ревматическими заболеваниями на фоне длительного применения противовоспалительных препаратов значительно реже обнаруживались выраженные и резко выраженные проявления ЛФГ в антральном отделе желудка.

Endoscopic and hystological examination of stomach antral part was performed in 1300 patients with chronic gastritis. Comparison of endoscopic and histological data of patients with gastroenterology and rheumathic pathology showed similar incidence of lymphofollicular hyperplasia (LFG) — 31,7% and 28,3% of cases correspondingly. LFG was rare phenomenon in cases than H. pylori was absent — 2% and 8,6% correspondingly. As far as stomach contamination by H. pylori and frequency of chronic gastritis relapses increased, rate of LFG detection also increased, and it was 54,1% in patients with maximal contamination. Rate of significant and severe LFG signs in stomach antral part was lover in children with rheumatic diseases received prolonged courses of non-steroid anti-inflammatory drugs in comparison with children with chronic gastroduodenitis only.

В неизмененной слизистой оболочке желудка не обнаруживаются лимфоидные фолликулы [1—3]. У детей младшего возраста в норме обнаруживаются только единичные мелкие скопления лимфоидной ткани в собственной пластинке слизистой оболочки без реактивных изменений [2]. Для пациентов с реф-люксным гастритом появление лимфоидных фолликул в слизистой оболочке желудка также не характерно [4]. При инфицировании Helicobacter pylori (НР) у больных хроническим гастритом иммунные и

противовоспалительные реакции сопровождаются пролиферацией Т-лимфоцитов с образованием в слизистой оболочке желудка лимфоидных фолликулов, причина появления которых до настоящего времени остается неясной и обсуждается в литературе [1, 5, 6]. Наблюдения показывают, что величина лимфо-идной агрегации коррелирует с активностью гастрита [4]. Эндоскопические и гистологические исследования с бактериоскопическим изучением биоптатов слизистой оболочки позволяют предположить, что

28

ПЕДИАТРИЯ ц 6, 2006 г.

Рис. 1. Эндоскопическая картина слизистой оболочки антрального отдела желудка пацинтки Т., 9 лет: множественные лимфоидные образования в виде «булыжной мостовой».

развитие лимфоидных фолликулов в антральном отделе желудка может быть реакцией на колонизацию НР воспалительный процесс. Не исключается и роль иммунных механизмов в их формировании [3, 4, 6].

Считается, что в лимфоидных фолликулах образуются предшественники плазмоцитов, которые продуцируют в собственной пластинке слизистой оболочки желудка иммуноглобулины основных классов. Однако несмотря на их взаимодействие с бактериями, что подтверждается морфологическим изучением био-птатов слизистой оболочки желудка, причины снижения местной иммунной антибактериальной защиты в отношении НР-инфекции остаются неясными [7, 8].

Целью настоящего исследования явилось сравнительное изучение частоты появления лимфофол-ликулярной гиперплазии (ЛФГ) в антральном отделе желудка при хроническом гастрите у детей с гастроэнтерологической патологией и с ревматическими заболеваниями в зависимости от степени обсе-мененности НР.

Материалы и методы исследования

В клинике детских болезней на протяжении 2000—2005 гг. у 1300 пациентов произведена эзо-

Рис. 2. Гистологическое исследование биоптата слизистой оболочки антрального отдела желудка: хронический диффузный гастрит, лимфоидный фолликул в собственной пластинке. Ув. 150, окраска гематоксилином и эозином.

фагогастродуоденоскопия (ЭГДС) с биопсией слизистой оболочки антрального отдела желудка по поводу предъявляемых жалоб на боли в эпигастрии, отрыжку, изжогу, нередко головные боли и утомляемость. 70% больных составляли дети старшего школьного возраста, остальные были в возрасте от 6 до 11 лет. Из всех обследованных 1000 больных, составивших 1-ю группу, были дети только с гастроэнтерологической патологией; 300 больных, составивших 2-ю группу, были дети с ревматическими заболеваниями: ювенильный ревматоидный, хронический и реактивный артриты, спондилоартрит, системная красная волчанка, дерматомиозит. Выделение 2-й группы больных было сделано с целью получения информации о возможном влиянии аутоиммунного процесса на формирование ЛФГ в слизистой оболочке антрального отдела желудка в условиях длительного применения препаратов активного противовоспалительного действия.

Для проведения ЭГДС использовали фиброгастроскопы фирмы Олимпас и электронные эндоскопы фирмы Фуджинон серии 200 и 400. В целях подтверждения и уточнения диагноза гастрита и возможной его ассоциации с НР у всех больных была произведена прицельная

Таблица

Распределение больных хроническим гастритом в зависимости от степени колонизации НР и наличия ЛФГ

Количество НР

Отсутствует 5—9 10—15 17—40

1-я группа(п=1000)

общеечисло из них число больных больных сЛФГ

2-я группа (п = 300)

240 196 359 205

5 (2%) 49 (25%) 147 (41%) 111 (54,1 %)

общ ее число больны х

111

56

85

48

из них число больных с ЛФГ

9 (8,1%)

20 (35,7%)

33 (38,8%)

23 (47,9%)

В.Х. Сосюра, A.B. Новикова, А.Я. Шершевская, Т.Н. Сергеева

29

биопсия слизистой оболочки антрального отдела желудка. Биоптаты фиксировали в 10% нейтральном забуфе-ренном формалине и заливали в парафин. Для гистологического исследования серийные срезы окрашивали гематоксилином и эозином. Изменения слизистой оболочки желудка оценивали в соответствии с Сиднейской классификацией. В целях диагностики обсеменения антрального отдела желудка HP использовали бактериоскопичес-кий метод с изучением срезов слизистой оболочки, окрашенных акридиновым оранжевым (по Walters G. et al.). За нулевую степень обсемененности принимали отсутствие HP. По количеству бактерий в поле зрения выделили II степень обсемененности с содержанием бактерий в количестве 5—9, III — с наличием бактерий в количестве 10—15 и IV — с высокой степенью обсемененности HP (от 17 до 40). Достоверность связи величин выполняли путем вычисления показателя соответствия (%2).

Результаты и их обсуждение

У больных обеих групп были выявлены близкие по частоте функциональные и воспалительные изменения: дуоденогастральный рефлюкс соответственно у 42,7% и 47,4%, гастроэзофагеальный рефлюкс — у 17,9% и 15,4%, гипотония привратника — у 10,3% и 14,9%, недостаточность кардии — у 11,2% и 12,8%, гастрит и бульбодуоденит — соответственно у 93% и 95,8% больных. Однако эрозии антрального отдела желудка и эрозивно-язвенные поражения луковицы двенадцатиперстной кишки выявлялись в основном у детей 1-й группы.

Сравнительный анализ результатов эндоскопического и гистологического изучения состояния антрального отдела желудка выявил близкую по значению частоту обнаружения ЛФГ у больных

1-й и 2-й групп — соответственно 31,7% и 28,3% (рис. 1). Однако в обеих группах выявились существенные расхождения как в количестве больных с выявленной ЛФГ в антральном отделе желудка, так и в степени обсемененности HP (см. таблицу). Анализ показывает существенную, достоверную связь между нарастанием степени обсемененности антрального отдела желудка HP и частотой обнаружения у больных ЛФГ в слизистой оболочке. Особенно высокая частота возникновения ЛФГ в ант-ральном отделе желудка отмечалась при выраженной обсемененности — от 17 до 40 HP в поле зрения (р<0,005).

По данным гистологических исследований слизистой оболочки антрального отдела желудка ЛФГ в выраженном и резко выраженном виде была обнаружена у 46,3% больных 1-й группы, у больных

2-й группы существенно реже — у 28,5% (рис. 2). В этих наблюдениях отмечено выраженное обострение хронического диффузного антрального гастрита с высокой обсемененностью слизистой оболочки HP (рис. 3). Интестинальная метаплазия отмечалась в единичных случаях.

В одинаковой степени ЛФГ в антральном отделе желудка была обнаружена как у больных с гастроэн-

Рис. 3. Гистологическое исследование биоптата слизистой оболочки антрального отдела желудка: Helicobacter pylori на поверхности и в ямке. Ув. 800, окраска акридиновым оранжевым по Walters G. et al.

терологической патологией, так и у больных с аутоиммунными ревматическими заболеваниями, сочетающимися с хроническим гастродуоденитом. В 1-й группе больных из 240 пациентов, у которых отсутствовал HP в антральном отделе желудка, только у 5 (2%) детей обнаружена ЛФГ. Выявленные у них атопические реакции, гельминтоз кишечника, возможно, явились иммунным стимулом в развитии ЛФГ в антральном отделе желудка. Во 2-й группе у 9 больных (8,6%) из 105 обследованных, несмотря на отсутствие HP в антральном отделе желудка, также была обнаружена ЛФГ слизистой оболочки. Вероятно, у этих больных основное аутоиммунное заболевание явилось одним из факторов, влияющих на формирование ЛФГ [9].

Заключение

При хроническом гастрите у детей интенсивная колонизация HP желудка на фоне активизации воспалительного процесса способствует развитию ЛФГ антрального отдела желудка как у детей с гастроэнтерологической патологией, так и с ревматическими заболеваниями, сочетающимися с хроническим гаст-родуоденитом. По мере нарастания обсемененности HP отмечается существенное увеличение частоты обнаружения ЛФГ у больных хроническим гастритом. В условиях длительного применения противовоспалительных препаратов у больных ревматическими заболеваниями с сопутствующим хроническим гастритом существенно реже обнаруживаются крайне выраженные проявления ЛФГ в слизистой оболочке антрального отдела желудка в сравнении с группой больных, у которых диагностировали только хронический гастродуоденит.

30

ПЕДИАТРИЯ ц 6, 2006 г.

ЛИТЕРАТУРА

1. Андерсен Л., Норгаард A., Беннедсен М. // Рос. журнал гастроэнтерологии, гепатологии и колонопрокто-логии.— 1999.— Т. 10, ц 2.— С. 22—25.

2. Детская гастроэнтерология / Под ред. A.A. Баранова, Е.В. Климанской, Г.В. Римарчук.— М., 2002.— 587 с.

3. Neimella S., Karttunen Т., Kerola T. // J.Clin. Pathol.— 1995.— Vol. 48.— P. 698—701.

4. Stolte M, Eidt S. // J.Clin. Pathol.— 1989.— Vol. 42.— P. 1269—1271.

5. Пасечников В.Д., Чу ков C.3. // Клин. мед.—

2000.— Т. 78, ц 11.— С. 9—13.

6. Crabtree J.E. // Scand. J. Gastroenter.— 1996.— Vol. 31.— Suppl. 215.— P. 3—10.

7. Логинов A.C., Аруин Л.И., Ильченко A.A. Язвенная болезнь и Helycobacter pylori. Новые аспекты патогенетической терапии.— М., 1993.— С. 229.

8. Морозов И.A. // Рос. журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колонопроктологии.— 1999.— Т. 10, ц 2.— С. 46—48.

9. Cammarota G., Tussi A., De Marinisi // Scand. J. Gastroenter.— 1997.— Vol. 32, ц 9.— P. 869—872.

© Коллектив авторов, 2006

А.Н. Гуреев, С.С. Хромова, Л.Н. Цветкова, Н.П. Ванеева, Н.Е. Ястребова

РОЛЬ ИММУННЫХ МЕХАНИЗМОВ В РАЗВИТИИ ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ ДВЕНАДЦАТИПЕРСТНОЙ КИШКИ У ДЕТЕЙ

Российский государственный медицинский университет, НИИ вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова, Москва

При клиническом обследовании и оценке иммунного статуса 60 детей с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (ЯБДК) было установлено, что воспаление и деструктивный процесс ассоциируются с высоким уровнем антител (АТ) к представителям нормальной микрофлоры, включая лактобактерии, а также превышающим норму уровнем АТ к тканевым антигенам (коллаген, эластин, структуры систем органов желудочно-кишечного тракта). Наряду с этим у больных выявлены изменения регуляторных цитокинов TGFP1 и 11,10. Результаты предполагают, что ключевую роль в развитии ЯБДК у детей играют нарушения процесса иммунорегуляции, в том числе аутоиммунного характера.

Clinical examination of 60 children with duodenal ulcer (DU) and estimation of their immune state showed that presence of inflammation and destructive process were associated with high level of antibodies (AB) to normal microflora, including Lactobacteria, and also with increased AB level to tissue antigens of gastrointestinal tract (collagen, elastin). Along with these changes patients had changes in level of regulatory cytikines TGFpi and IL10. Results of study suppose that disorders of immune regulation, including autoimmune reactions, plays the main role in development of pediatric DU.

При диагностическом обследовании детей с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (ЯБДК) отмечают развитие хронического воспаления и признаки деструктивного процесса. В 80—95% случаев развитие ЯБДК ассоциировано с течением инфекционного процесса в слизистой оболочке верхних отделов желудочно-кишечного тракта, обусловленного Helicobacter pylori (HP). В 95% случаев отмечается хроническое течение ЯБДК.

Известно, что в патогенез заболевания вовлекаются факторы естественного и адаптивного иммунитета. Инфекция, вызванная HP, инициирует активацию фагоцитов, распознавание лиганд патогена через TLR-рецепторы 4-го типа (TLR4) с последующим синтезом хемокина IL8 [1], усиленным хемотаксисом клеток в очаг поражения и продукцией свободных радикалов [2].

Цитотоксические Т-лимфоциты путем экспрессии перфорина/гранзима В могут вызывать апоптоз клеток и деструктивные процессы в тканях, даже независимо от НР-инфекции [3]. Повреждающий эффект связан также с действием белков НР, кодируемых генами cagA, уаеЛ, кеА, ЪаЪЛ [4], в частности, белков-поринов [5].

В данной работе мы исходили из концепции, что ключевую роль в развитии ЯБДК у детей играют нарушения процесса иммунорегуляции, в том числе аутоиммунного характера, с участием следующих механизмов: • появление измененных тканевых антигенов (АГ) в очаге местного воспаления, их возможный транспорт из активированных фагоцитов в лимфо-идные органы с последующим ответом Т-эффекторов на собственные АГ и участием Т-хелперов (ТИ) в продукции В-клетками аутоантител;

Гипертрофия, гиперплазия и инфекционный вирус в кишечной лимфоидной ткани мышей после пероральной инокуляции реассортантными ротавирусами обезьяны-человека или крупного рогатого скота-человека | Журнал инфекционных болезней

Аннотация

Оральная вакцинация младенцев вакциной, содержащей реассортантные ротавирусы обезьян и человека, оказалась редкой причиной инвагинации. Поскольку инвагинация может быть связана с увеличением лимфоидной ткани, ассоциированной с кишечником, мы изучили способность реассортантных ротавирусов обезьян-человек и крупного рогатого скота-человек вызывать лимфоидную гипертрофию и гиперплазию пейеровских бляшек (PP) взрослых мышей BALB / c.Ни гипертрофия, ни гиперплазия не были обнаружены в PP после пероральной инокуляции реассортантными ротавирусами обезьяны-человека или крупного рогатого скота-человека. Однако инфекционный вирус был обнаружен в РР и мезентериальных лимфатических узлах после пероральной инокуляции реассортантными ротавирусами обезьян, но не крупного рогатого скота. Обсуждается влияние этих результатов на патогенез инвагинации.

Вакцина, содержащая реассортантные ротавирусы обезьян и человека, оказалась редкой причиной инвагинации у младенцев [1].Вакцина (Rotashield; Wyeth-Lederle Laboratories) содержала штамм обезьяньего ротавируса RRV и 3 реассортантных ротавируса обезьян и человека. Напротив, естественная инфекция ротавирусом не является явной причиной инвагинации [2]

Хотя остается неясным, почему ротавирусная вакцина на основе обезьян вызвала инвагинацию, было выдвинуто несколько гипотез. Во-первых, увеличение лимфоидов в кишечной лимфоидной ткани (GALT), вызванное обезьяньими ротавирусами, может служить «отправной точкой» для инвагинации.Во-вторых, вакцинный штамм может реплицироваться в месте, отличном от места естественной инфекции. Наконец, вакцинный штамм (-ы) может обрабатываться или представляться антиген-презентирующими клетками в месте или способом, отличным от того, который происходит после естественного инфицирования

Мы исследовали способность обезьяньей реассортантной ротавирусной вакцины вызывать лимфоидную гипертрофию или гиперплазия пейеровых бляшек (PP) после пероральной инокуляции взрослых мышей BALB / c. Кроме того, мы определили, можно ли обнаружить инфекционный ротавирус в GALT.Эти результаты сравнивали с результатами для мышей, перорально инокулированных реассортантной ротавирусной вакциной на основе крупного рогатого скота или только средой

Материалы и методы

Мыши Взрослые самки мышей BALB / c в возрасте 8–9 недель были получены от Taconic Laboratories и содержались в отдельных изоляционных блоках.

Вирусы и прививки. Мышей прививали орально ротавирусами обезьян (RRV- TV), ротавирусы крупного рогатого скота (WC3-PV) или носители.Лиофилизированный препарат RRV-TV (Rotashield; Wyeth-Lederle Laboratories) содержал обезьяний штамм RRV и 3 реассортантных ротавируса обезьяны-человека. Каждый реассортантный ротавирус обезьяны-человека содержал все генные сегменты из штамма RRV, за исключением генного сегмента 9 (который был получен из ротавирусов человека, представляющих серотипы G1, G2 и G4). RRV-TV восстанавливали в 1 мл буфера, поставляемого с вакциной, и мышей перорально инокулировали 200 мкл, содержащими 8 × 10 4 БОЕ (2 × 10 4 БОЕ каждого штамма).WC3-PV содержал 5 реассортантов бычий-человек. Каждый реассортант ротавирусов крупного рогатого скота-человека содержал генные сегменты из бычьего штамма WC3 и человеческие генные сегменты 4 или 9 (происходящие из ротавирусов человека, представляющих серотипы P1, G1, G2, G3 или G4). Мышам прививали орально 200 мкл, содержащего 1,0 × 10 7 БОЕ WC3-PV (2,0 × 10 6 БОЕ на штамм), разведенного в среде Вильямса E (Hyclone), содержащей 12,5 мкг / мл трипсина (Gibco BRL). Каждый состав вводился перорально путем интубации проксимального отдела пищевода и составлял 20% от количества инфекционного вируса, введенного в исследованиях на младенцах.Каждой контрольной группе мышей инокулировали только 200 мкл среды Williams E. Посевной материал был предоставлен и закодирован исследовательскими лабораториями Merck Research Laboratories, и все исследования проводились вслепую. Код был взломан после завершения анализа данных

Гипертрофия и гиперплазия PP Через один, 3, 7, 10 и 14 дней после инокуляции 10 мышей из каждой группы были убиты. Для определения гипертрофии PP тонкий кишечник удаляли и помещали в чашку Петри с 10 мл модифицированной Дульбекко среды Игла (DMEM), содержащей 20 Ед / мл пенициллина и 20 мкг / мл стрептомицина (DMEM-PS; Gibco BRL). .Все PP, которые были видны в стереомикроскоп (модель MZ800; Swift), измеряли с помощью измерительной линейки окуляра; данные были переведены в миллиметры. Количество PP на тонкий кишечник и размеры PP были усреднены для каждой группы, и были рассчитаны SE. Статистические различия между группами рассчитывали с помощью тестов Стьюдента t

. Для определения гиперплазии ПП выделяли ПП и помещали в чашки Петри, содержащие 10 мл DMEM-PS. Все PP от 2 мышей объединяли для создания 5 образцов на группу.Суспензии единичных клеток получали путем соскабливания полипропилена двумя L-образными иглами 21G. Клетки промывали один раз и удаляли остатки. Наконец, клетки ресуспендировали в 1 мл DMEM-PS и подсчитывали жизнеспособные клетки с помощью исключения трипанового синего. Количество клеток корректировали для представления одной мыши и усредняли для каждой группы. Были рассчитаны SE и статистические различия между группами были определены с использованием теста Стьюдента t

Вес тканей в GALT Для определения относительного веса конкретных тканей были выделены образцы из PP, брыжеечных лимфатических узлов (MLN) и селезенки. .Каждую ткань помещали в предварительно взвешенную пробирку для микроцентрифугирования, содержащую либо 500 мкл (PP и MLN), либо 1 мл (селезенка) DMEM-PS. Пробирки снова взвешивали и рассчитывали веса тканей.

Обнаружение инфекционного ротавируса в GALT Суспензии клеток PP, MLN и селезенки получали после разрушения тканей с помощью 2 L-образных игл 21G (PP и MLN) или после разрезания. ножницами (селезенка). Все ткани замораживали и оттаивали 3 раза, встряхивали в течение 1 мин и центрифугировали 30 с при 11000 g .Жидкости надосадочной жидкости хранили в криопробирках при -20 ° C. Гранулы ресуспендировали в 0,5 мл (PP и MLN) или 1,0 мл (селезенка) DMEM-PS и хранили при -20 ° C. анализ, как описано в [3]. Каждую индивидуально различимую бляшку собирали вручную и ресуспендировали в DMEM-PS, содержащей 0,5 мкг / мл трипсина (Sigma). Отдельные образцы бляшек хранили при -20 ° C перед инокуляцией на конфлюэнтный слой клеток MA104 (Whitaker Bioproducts) в 24-луночном планшете (Falcon; Becton Dickinson).После достижения максимального цитопатического эффекта 24-луночные планшеты хранили при -20 ° C.

PAGE . Отдельные штаммы ротавируса определяли с помощью PAGE и окрашивания серебром, как описано в другом месте [4]. Все бляшки, которые были выделены и размножены в клетках MA104, анализировали с помощью PAGE. Пациенты со слабым рисунком полос были подвергнуты второму пассажу в клетках MA104 и повторно проанализированы. Образцы считались отрицательными, если ротавирус-специфическая РНК не была обнаружена с помощью PAGE

Результаты

Гипертрофия и гиперплазия PP Диаметры PP, обнаруженные у мышей, инокулированных RRV-TV или WC3-PV, существенно не различались (таблица 1).Однако ПП не выделялся заметно на серозной поверхности и весил значительно меньше у мышей, инокулированных любым из вирусных препаратов, по сравнению с теми, которые были обнаружены после инокуляции мышей средой (таблица 1)

Таблица 1

Характеристики пейеровских бляшек (PP) у мышей через различные интервалы времени после инокуляции ротавирусами обезьян (RRV-TV), ротавирусами крупного рогатого скота (WC3-PV) или средой

Таблица 1

Характеристики Пейеровы пятна (PP) у мышей через различные интервалы времени после инокуляции ротавирусами обезьян (RRV-TV), ротавирусами крупного рогатого скота (WC3-PV) или средой

Среднее количество клеток PP существенно не различалось среди инокулированных мышей с РРВ-ТВ или WC3-PV (таблица 1).Хотя количество клеток PP, обнаруженных через 1, 3 и 7 дней после инокуляции RRV-TV или WC3-PV, было меньше, чем количество, обнаруженное после инокуляции средой, различия не были статистически значимыми

Вес тканей в GALT Средний вес PP было значительно больше у мышей, инокулированных средой, чем у мышей, инокулированных либо RRV-TV, либо WC3-PV (таблица 1). Не было значительных различий в весе селезенки и только незначительные различия в весе MLN среди мышей, инокулированных RRV-TV, WC3-PV или средой (данные не показаны)

Обнаружение инфекционного ротавируса в GALT Инфекционный ротавирус не был обнаружен в PP, MLN или селезенках мышей, инокулированных WC3-PV или средой (данные не показаны).Однако среди 10 мышей ротавирус был обнаружен в PP у 4 и 3 мышей на 1 и 3 дни соответственно после инокуляции RRV-TV и в MLN 8, 6, 6 и 1 мышей на 3, 7 дни. , 10 и 14, соответственно, после инокуляции RRV-TV (средние титры вируса, обнаруженного на ткань, см. В таблице 2)

Таблица 2

Средние титры и специфические штаммы инфекционного ротавируса, выделенные от мышей, инокулированных ротавирусами обезьян, как определено с помощью PAGE

Таблица 2

Средние титры и специфические штаммы инфекционного ротавируса, выделенные от мышей, инокулированных ротавирусами обезьяньего происхождения , как определено с помощью PAGE

PAGE Только RRV был обнаружен в PP через 1 день после инокуляции RRV-TV и в MLN через 3 дня после инокуляции (таблица 2), тогда как в PP через 3 дня после инокуляции 43% вируса обнаружен был RRV-G4.Аналогичным образом, RRV-G1 и, в меньшей степени, RRV-G2 были обнаружены в MLN через 7–14 дней после инокуляции RRV-TV (таблица 2)

Обсуждение

Мы обнаружили, что после пероральной инокуляции мышей обезьяньим ротавирусом и реассортантными ротавирусами обезьяны и человека ни количество клеток, ни масса PP не были значительно больше, чем те, которые были обнаружены после инокуляции средой. Кроме того, PP мышей, инокулированных ротавирусом, были меньше, чем у мышей, получавших плацебо.Следовательно, гипотеза о том, что инвагинации, обнаруженной после прививки младенцев, может предшествовать увеличение лимфоидов в GALT, не была подтверждена данными, полученными на взрослых мышах. Отсутствие лимфоидной гипертрофии или гиперплазии у мышей, перорально инокулированных ротавирусами обезьян, можно объяснить несколькими способами. Во-первых, поскольку у мышей не было обнаружено развития инвагинации после пероральной инокуляции гомологичными или гетерологичными штаммами ротавируса хозяина, они могут представлять плохую модель для изучения иммунологических или физиологических коррелятов инвагинации.Во-вторых, поскольку инвагинация является редким явлением у младенцев (встречается у 1/10 000 реципиентов вакцины [1]), инвагинация также может быть редким явлением у мышей. В этом случае корреляты инвагинации практически не могли быть изучены. В-третьих, лимфоидная гипертрофия или гиперплазия при ПП могут не предшествовать инвагинации. Скорее, инвагинация может быть вызвана цитокинами, продуцируемыми в GALT, в отсутствие увеличения лимфоида. В исследовании Nissan et al. [5], временная инвагинация у мышей, вызванная внутрибрюшинной инокуляцией ЛПС, была значительно уменьшена при лечении мышей агентами, улучшающими эффекты конкретных цитокинов.

Инфекционный ротавирус был обнаружен в PP и MLN мышей после пероральной инокуляции обезьянами и обезьянами. реассортантные ротавирусы человека, но не после инокуляции реассортантными ротавирусами крупного рогатого скота и человека.Несколько предыдущих исследований показали, что обезьяньи ротавирусы лучше приспособлены для роста на поверхности слизистой оболочки кишечника мышей, чем бычьи ротавирусы, и что обезьяньи ротавирусы могут быть обнаружены на участках, удаленных от кишечника [6, 7]. Неизвестно, является ли меньшая способность вызывать инвагинацию у младенцев различиями в способности реплицироваться у обезьяньих и бычьих ротавирусов у мышей, поскольку младенцы, подвергшиеся воздействию RRV-TV (~ 1 миллион), не были вакцинированы коровьим -человеческие реассортантные ротавирусы

Хотя взрослым мышам вводили равные количества RRV, RRV-G1, RRV-G2 и RRV-G3, RRV выявляли в PP и MLN с большей частотой, чем реассортантные ротавирусы обезьян и человека.Было обнаружено, что 69 (79%) из 87 бляшек, собранных из PP и MLN, содержат RRV. Это открытие аналогично результатам предыдущих исследований младенцев [8, 9], в которых RRV был обнаружен в большей степени, чем реассортанты RRV-человека в кале младенцев после первой дозы RRV-TV. Преимущество селективной репликации RRV можно объяснить несколькими способами. RRV может быть более стабильным, чем реассортантные вирусы RRV-человека [10]. Альтернативно, было показано, что гетерологичные штаммы хозяина G3 реплицируются у мышей лучше, чем штаммы, не относящиеся к G3 [11]; RRV похож на штаммы ротавируса G3 человека.Также было показано, что RRV реплицируется у кроликов с большей эффективностью, чем другие гетерологичные ротавирусы-хозяева [12]. На основании эпидемиологических данных Накагоми [13] также предположил, что человеческие ротавирусы G3 дикого типа могут выборочно вызывать инвагинацию у младенцев. Однако реассортантная вакцина типа G3 для крупного рогатого скота не оказалась инвазивной в GALT на нашей модели мышей

. Доказательства того, что у мышей развивается инвагинация после пероральной инокуляции гомологичными или гетерологичными ротавирусами-хозяевами, отсутствуют.Следовательно, исследования различий в иммунологических или вирусологических факторах среди штаммов ротавирусов следует интерпретировать с осторожностью. Однако было интересно отметить, что, несмотря на явные различия в способности ротавирусов обезьян и крупного рогатого скота к репликации в кишечнике мышей [7] и, как следствие, различия в обнаружении инфекционного вируса в GALT, мы не смогли обнаружить значительных различий в способность ротавирусов обезьян и крупного рогатого скота вызывать гипертрофию или гиперплазию GALT.Точно так же большинство случаев инвагинации у детей не связаны с явным увеличением PP или MLN [14, 15]. За инвагинацию после пероральной инокуляции младенцев обезьяньими ротавирусами и реассортантами на основе обезьяньих вирусов могут быть ответственны другие механизмы, кроме увеличения лимфоидов

Благодарности

Мы благодарим сотрудников лаборатории Алана Шоу и Дэйва Краха (Исследовательские лаборатории Мерк, Вест-Пойнт, Пенсильвания) за подготовку и предоставление закодированных инокулятов.Мы также благодарим коллег по лабораториям P.A.O. и H.F.C. за полезные обсуждения в ходе этих экспериментов

Ссылки

1“ и др.

Инвагинация у младенцев, получавших пероральную ротавирусную вакцину

,

N Engl J Med

, vol.

344

(стр.

564

72

) 2,,,,.

Отсутствие очевидной связи между инвагинацией и дикой или вакцинной ротавирусной инфекцией

,

Pediatr Infect Dis J

, vol.

17

(стр.

924

5

) 3,,,,.

Культивирование штамма ротавируса человека Wa до высокого титра в культуре клеток и характеристика структурных полипептидов вируса

,

J Virol Methods

, vol.

7

(стр.

29

40

) 4“ и др.

Эпидемиология электроферотипов ротавирусов, определяемых упрощенным методом диагностики с анализом РНК

,

J Clin Microbiol

, vol.

21

(стр.

753

8

) 5,,,,.

Вклад медиаторов воспаления и оксида азота в индуцированную липополисахаридами инвагинацию у мышей

,

J Surg Res

, vol.

69

(стр.

205

7

) 6,,,.

Сравнительное испытание пероральных ротавирусных вакцин для макак-резусов (RRV-1) и крупного рогатого скота (RIT 4237) у детей раннего возраста

,

J Infect Dis

, vol.

153

(стр.

832

9

) 7,,, et al.

Внеслизистое распространение и развитие гепатита у иммунодефицитных и нормальных мышей, инфицированных ротавирусом резус

,

J Virol

, vol.

64

(стр.

361

8

) 8,,,,.

Тетравалентная вакцина против ротавируса резуса для детей раннего возраста

,

J Infect Dis

, vol.

170

(стр.

1260

3

) 9,,,,.

Выделение ротавируса после введения четырехвалентной ротавирусной вакцины резус

,

Pediatr Infect Dis J

, vol.

17

(стр.

386

90

) 10,,,,.

Трехмерная визуализация структуры ротавирусного гемагглютинина

,

Cell

, vol.

74

(стр.

693

701

) 11,,

O’Brien EA

,,,.

Гастроэнтерит, вызванный ротавирусами человека (серотип 3) у сосущей мыши, модель

,

Proc Soc Exp Biology Med

, vol.

184

(стр.

127

132

) 12,,,,.

Анализ детерминант ограничения диапазона хозяев на модели кролика: сравнение гомологичных и гетерологичных ротавирусных инфекций

,

J Virol

, vol.

72

(стр.

2341

51

) 13.

Ротавирусная инфекция и инвагинация: взгляд ретроспективы

,

Microbiol Immunol

, vol.

44

(стр.

619

28

) 14,.

Инвагинация, монография на основе четырехсот случаев

,

Br J Surg

, vol.

9

(стр.

46

51

) 15,,.

Детская инвагинация

,

Br J Surg

, vol.

79

(стр.

867

76

)

© 2001 Американское общество инфекционных болезней

Болезнь Кастлмана: основы практики, патофизиология, этиология

  • van Rhee F, Munshi NC. Болезнь Кастлемана. Гематол Онкол Клин Норт Ам . 2018 Февраль 32 (1): xiii-xiv.[Медлайн].

  • Хаап М., Вифельс Дж., Хоргер М., Хойер А., Мюссиг К. Клинические, лабораторные и визуальные данные при болезни Кастлмана – решает подтип. Кровь Ред. . Май 2018. 32 (3): 225-234. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Castleman B, Iverson L, Menendez VP. Локализованная гиперплазия лимфатических узлов средостения, напоминающая тимому. Рак . 1956 июль-авг. 9 (4): 822-30. [Медлайн].

  • Yu L, Tu M, Cortes J, Xu-Monette ZY, Miranda RN, Zhang J, et al.Клинико-патологическая характеристика ВИЧ- и HHV-8-отрицательной болезни Кастлемана. Кровь . 2017 23 марта. 129 (12): 1658-1668. [Медлайн].

  • Йошизаки К., Мацуда Т., Нисимото Н., Куритани Т., Таэхо Л., Аозаса К. и др. Патогенное значение интерлейкина-6 (IL-6 / BSF-2) при болезни Кастлемана. Кровь . 1989 Сентябрь 74 (4): 1360-7. [Медлайн].

  • Leger-Ravet MB, Peuchmaur M, Devergne O, Audouin J, Raphael M, Van Damme J, et al.Экспрессия гена интерлейкина-6 при болезни Кастлемана. Кровь . 1 декабря 1991 г. 78 (11): 2923-30. [Медлайн].

  • Stone K, Woods E, Szmania SM, Stephens OW, Garg TK, Barlogie B и др. Полиморфизм рецептора интерлейкина-6 преобладает при ВИЧ-отрицательной болезни Кастлемана и связан с повышенным уровнем растворимого рецептора интерлейкина-6. PLoS Один . 2013. 8 (1): e54610. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Talat N, Belgaumkar AP, Schulte KM.Хирургия при болезни Кастлемана: систематический обзор 404 опубликованных случаев. Энн Сург . 2012 апр. 255 (4): 677-84. [Медлайн].

  • Dupin N, Diss TL, Kellam P, Tulliez M, Du MQ, Sicard D, et al. HHV-8 связан с плазмобластным вариантом болезни Кастлемана, который связан с HHV-8-положительной плазмобластной лимфомой. Кровь . 2000 15 февраля. 95 (4): 1406-12. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Файгенбаум Д.К., Улдрик Т.С., Багг А., Фрэнк Д., Ву Д. и др.Международные научно обоснованные консенсусные диагностические критерии HHV-8-отрицательной / идиопатической многоцентровой болезни Кастлемана. Кровь . 2017 23 марта. 129 (12): 1646-1657. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Каспер С. Этиология и лечение болезни Кастлемана в 50 лет: перевод патофизиологии в уход за пациентами. Br J Haematol . 2005 Апрель 129 (1): 3-17. [Медлайн].

  • Чан К.Л., Лейд С., Принц Х.М., Харрисон С.Дж. Обновление и новые подходы в лечении болезни Кастлемана. Дж. Кровавая медицина . 2016. 7: 145-58. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Хаап М., Вифельс Дж., Хоргер М., Хойер А., Мюссиг К. Клинические, лабораторные и визуальные данные при болезни Кастлмана – решает подтип. Кровь Ред. . 2018 май. 32 (3): 225-234. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Рекомендации] NCCN Clinical Practice Guidelines. Неходжкинской лимфомы. NCCN. Доступно на https://www2.tri-kobe.org/nccn/guideline/matologic/nhl/english/cd.pdf. Версия 2.2015; Дата обращения: 16 ноября 2021 г.

  • van Rhee F, Voorhees P, Dispenzieri A, et al. Международные согласованные руководящие принципы лечения идиопатической многоцентровой болезни Кастлемана, основанные на доказательствах. Кровь . 2018 15 ноября. 132 (20): 2115-2124. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Баркер Р., Казми Ф., Стеббинг Дж., Нган С., Чинн Р., Нельсон М. и др. FDG-PET / CT визуализация в лечении ВИЧ-ассоциированной многоцентровой болезни Кастлемана. евро J Nucl Med Mol Imaging . 2009 Апрель, 36 (4): 648-52. [Медлайн].

  • Бауэр М. Как я лечу ВИЧ-ассоциированную мультицентрическую болезнь Кастлемана. Кровь . 2010 25 ноября. 116 (22): 4415-21. [Медлайн].

  • Бауэр М., Паулз Т., Уильямс С., Дэвис Т.Н., Аткинс М., Монтото С. и др. Краткое сообщение: ритуксимаб при ВИЧ-ассоциированной многоцентровой болезни Кастлемана. Энн Интерн Мед. 2007, 18 декабря. 147 (12): 836-9. [Медлайн].

  • Вонг Р.С., Каспер С., Мунши Н. и др.Многоцентровое рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование эффективности и безопасности силтуксимаба, моноклонального антитела против интерлейкина-6, у пациентов с многоцентровой болезнью Кастлемана. Кровь . 15 ноября 2013 г. 122 (21): 505. [Полный текст].

  • [Рекомендации] NCCN Clinical Practice Guidelines in Oncology. В-клеточные лимфомы. Национальная всеобъемлющая онкологическая сеть. Доступно на https://www.nccn.org/professionals/physician_gls/pdf/b-cell.pdf. Версия 5.2021 – 22 сентября 2021 г .; Дата обращения: 23 сентября 2021 г.

  • Собас М.А., Алонсо Венс Н., Диас Ариас Дж., Бенданья Лопес А., Фрага Родригес М., Белло Лопес Дж. Л.. Эффективность бортезомиба при рефрактерной форме мультицентрической болезни Кастлемана, связанной с синдромом стихов (вариант MCD-POEMS). Анн Гематол . 2010 Февраль 89 (2): 217-9. [Медлайн].

  • Ван X, Йе С., Сюн С., Гао Дж., Сяо С., Син X. Успешное лечение бортезомибом и талидомидом синдрома POEMS, связанного с мультицентрической болезнью Кастлмана смешанного типа. Дж. Клин Онкол . 2011 Октябрь 41 (10): 1221-4. [Медлайн].

  • Скотт Д., Кабрал Л., Харрингтон В. Дж. Младший. Лечение ВИЧ-ассоциированной многоцентровой болезни Кастлемана пероральным этопозидом. Ам Дж. Гематол . 2001 Февраль 66 (2): 148-50. [Медлайн].

  • Chronowski GM, Ha CS, Wilder RB, Cabanillas F, Manning J, Cox JD. Лечение одноцентровой и многоцентровой болезни Кастлемана и роль лучевой терапии. Рак . 2001 1 августа.92 (3): 670-6. [Медлайн].

  • Talat N, Schulte KM. Болезнь Кастлемана: систематический анализ 416 пациентов из литературы. Онколог . 2011. 16 (9): 1316-24. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Beck JT, Hsu SM, Wijdenes J, Bataille R, Klein B, Vesole D, et al. Краткий отчет: облегчение системных проявлений болезни Кастлемана с помощью моноклональных антител к интерлейкину-6. N Engl J Med . 1994 3 марта. 330 (9): 602-5.[Медлайн].

  • Кавабата Х., Томосуги Н., Канда Дж., Танака Ю., Йошизаки К., Учияма Т. Антитело к рецептору интерлейкина 6 тоцилизумаб снижает уровень сывороточного гепсидина у пациентов с многоцентровой болезнью Кастлемана. Гематология . 2007 июн.92 (6): 857-8. [Медлайн].

  • van Rhee F, Fayad L, Voorhees P, Furman R, Lonial S, Borghaei H, et al. Силтуксимаб, новое моноклональное антитело против интерлейкина-6, при болезни Кастлемана. Дж Клин Онкол . 2010 10 августа. 28 (23): 3701-8. [Медлайн].

  • van Rhee F, Wong RS, Munshi N, Rossi JF, Ke XY, Fosså A, et al. Силтуксимаб при мультицентрической болезни Кастлемана: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Ланцет Онкол . 2014 15 августа (9): 966-74. [Медлайн].

  • Патель М., Икеда С., Пилат С.Р., Курцрок Р. Геномное изменение JAK1, связанное с исключительным ответом на силтуксимаб при кожной болезни Кастлемана. Дерматол JAMA . 2017 г. 1. 153 (5): 449-452. [Медлайн].

  • Uldrick TS, Polizzotto MN, Aleman K, O’Mahony D, Wyvill KM, Wang V и др. Высокие дозы зидовудина плюс валганцикловир для лечения мультицентрической болезни Кастлемана, связанной с герпесвирусом саркомы Капоши: пилотное исследование вирус-активируемой цитотоксической терапии. Кровь . 30 июня 2011 г. 117 (26): 6977-86. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Марселин А.Г., Аарон Л., Матеус С., Гиан Е., Горин И., Виард Дж. П. и др.Терапия ритуксимабом при ВИЧ-ассоциированной болезни Кастлемана. Кровь . 15 октября 2003 г. 102 (8): 2786-8. [Медлайн].

  • выдержек из 3-го Международного форума по тяжелой астме (ISAF) | Клиническая и трансляционная аллергия

    P01 Грибковые сообщества в домашней пыли, связанные с развитием атопического дерматита у младенцев

    Килионг Чой
    Сеульский медицинский центр, Сеул, Южная Корея

    Переписка : Килонг ​​Чой – bestchoi9494 @ gmail.com

    Клиническая и трансляционная аллергия 2017, 7 (Приложение 2) : P01

    Введение : В нашем эпидемиологическом исследовании эффект воздействия плесени был связан с обострением или развитием атопического дерматита (АД). Воздействие плесени на матери во время беременности или воздействие плесени в раннем возрасте особенно влияет на повышенный риск развития болезни Альцгеймера.Однако его конкретный механизм до сих пор остается неясным. Кроме того, пыль является хранилищем и концентратором многих химических и биологических агентов, включая грибки. Цели этого исследования состояли в том, чтобы определить грибковую микробиоту (микобиоту) в домашней пыли и выяснить, связана ли микобиота с развитием БА.

    Метод : Для идентификации микобиоты в домашней пыли было выполнено пиросеквенирование ДНК, направленное на область внутреннего транскрибируемого спейсера (ITS).Здесь мы исследовали состав грибных сообществ в образцах пыли из домов 20 здоровых и 20 детей с БА, диагностированных в возрасте 6 и / или 12 месяцев.

    Результаты : Всего в домашней пыли было выделено 7 типов и 399 родов грибов. Альфа-разнообразие грибов было одинаковым между двумя группами. Однако наши результаты показывают, что различные грибковые сообщества между здоровыми группами и группами AD. Роды Alternaria, Aspergillus, Fusarium и Candida , принадлежащие Ascomycota и известные как обычные аллергены, были более распространены в образцах пыли для младенцев с AD.С другой стороны, Malassezia, Pleuotus и Trichosporon , принадлежащие к Basidiomycota, были менее многочисленными в образцах пыли для младенцев с AD.

    Заключение : Домашняя пыль младенцев с БА демонстрирует более высокое содержание специфических грибов, известных как аллергены, что предполагает, что различное воздействие грибков из пыли может быть связано с развитием БА в младенчестве.

    Ключевые слова : Домашняя пыль, атопический дерматит, младенцы, грибковые сообщества

    Таблица 1 Оценка охвата библиотеки и разнообразие последовательностей грибковых ITS-генов пиросеквенирование
    Я БЫ Допустимые чтения ОТЕ Чао1 Шеннон Симпсон Товары Lib.Покрытие
    S13-033-C 9475 474 769,5882 3,619653 0.114784 0,978786
    S12-073-C 8588 456 567,125 4.541252 0,02198 0,985212
    S12-067-C 10169 611 731.3051 4,629529 0,024318 0,983381
    A13-033-C 9719 377 455.9153 3,6 0,0 0,99002
    A12-080-C-22 7111 315 404.7581 3,54 1059 0,09324 0,985094
    A12-072-C 7899 439 757.3333 3,9

    0,051364 0,97582
    A12-054-C 9467 343 574.6667 3,859098 0,05143 0,985212
    Y10-533-C 10273 520 775.6081 4,314013 0,038003 0,981018
    C12-044-C 8788 382 518.1224 4,288241 0,030933 0,9868
    Y12-016-C 11603 576 952.9615 4,045346 0,052539 0,979057
    A13-047-C 9386 517 740.9474 4,419917 0,037477 0,98029
    C13-065-C 11197 469 599.013 4,253351 0,033662 0,987318
    A10-581-C 11167 530 693.4 4,24386 0,047244 0,984597
    A10-609-C 12620 725 1126.857 4,347734 0,035431 0,976941
    A12-037-C 11089 828 1181.979 4,64697 0,035575 0,970962
    A13-069-C 12210 764 1144.971 4,6 0,02687 0,976904
    C13-067-C 10215 570 733.8298 4,774492 0,021033 0,98277
    S12-072-C 6413 317 375.2632 3,6 0,058516 0,987213
    Y12-044-C 12008 638 949.3542 4,230534 0,070634 0,979597
    A12-071-C 4753 544 746.4118 5,021128 0,018621 0,960867
    Y12-051-C 7282 329 416.3061 4.209385 0,030832 0,987229
    A10-575-C 9011 608 787.1 4,68377 0,025285 0,977916
    A12-074-C 10195 410 549.2642 3,9 0,060137 0,988033
    A13-023-C 10885 366 425.7143 4,232292 0,035282 0,992926
    A13-016-C 11250 573 778.8875 4,588823 0,026887 0,983822
    C12-042-C 8323 341 639.5294 3,248262 0,102067 0,978974
    A13-048-C-21 10255 504 647.3544 4,15016 0,049551 0,985275
    S12-056-C 11210 940 1505.511 4,965526 0,03022 0,964585
    S12-052-C 10900 578 787 3.604678 0,118101 0,980734
    A12-051-C 11160 688 1004.469 4,548595 0,0311 0,977867
    A12-036-C 11206 492 711.6133 3,816188 0,086481 0,983759
    C13-033-C 11982 562 863.8889 4,367747 0,030685 0,982557
    Y13-018-C 11885 496 632.2805 4,114662 0,045829 0,987379
    A10-596-C 8604 438 726.0159 3,686982 0,075458 0,977801
    S13-025-C 9653 503 786.5156 4,473125 0,025739 0,980213
    S13-029-C 10485 580 815.6915 4,305426 0,03932 0,979876
    C14-006-C 11607 633 941.9326 4,389317 0,04185 0,979754
    C14-009-C 10267 528 823.5882 4,297914 0,050246 0,980423
    S12-090-C 10219 480 665.2442 4,017626 0,053966 0,982484
    S13-045-C 10677 421 560.2344 3,541324 0,118609 0,98745
    Всего 401206 20865
    Таблица 2 Список родов грибов и их относительная численность (%) в пробах домашней пыли из двух групп
    Таксон Статус
    Тип Род Здоровье (n = 20) AD (n = 20) p Значение
    Аскомикота Альтернария 7.9104 12,8797 0,079
    Аскомикота Aspergillus 4.1237 5,1118 0,705
    Аскомикота Ауреобазидиум 5.8441 5,0303 0,85
    Аскомикота Кандида 0.7504 1,0536 0,725
    Аскомикота Кладоспорий 7.8394 7,6885 0,725
    Аскомикота Цифеллофора 0.5648 0,6081 0,022
    Аскомикота Экзофиала 0.3533 0,8299 0,957
    Аскомикота Фузариоз 0.6404 1,3015 0,685
    Аскомикота Лептосфаэрулина 1.4300 0,8881 0,291
    Аскомикота Мейерозима 0.0367 1,7910 0,989
    Аскомикота Нигроспора 0.7219 0,5520 0,344
    Аскомикота Penicillium 2.7624 1,3681 0,978
    Аскомикота Peyronellaea 1.6187 2,7516 0,818
    Аскомикота Фома 7.1393 6,3727 1
    Аскомикота Плеоспора 0.4702 0,5722 0,487
    Аскомикота Сахаромицеты 2.9811 1,0517 0,176
    Базидиомицеты Криптококк 1.8277 2,1603 0,725
    Базидиомицеты Malassezia 10.8815 4,4114 0,005
    Базидиомицеты Malasseziaceae_uc 0.8520 1,2991 0,626
    Базидиомицеты Pleurotus 3.2915 0,0260 0,005
    Базидиомицеты Родоторула 1.5704 0,7741 0,725
    Базидиомицеты Трихоспорон 4.1956 г. 0,3016 0,003

    P02 Кластерный анализ у болгарских детей с астмой

    Снежина Лазова
    1 , Пенка Переновска 1 , Димитринка Митева 1 , Стаматиос Прифтис 2 , Гургана Петрова 1
    1 Медицинский университет, Педиатрическая клиника, УМХАТ Александровска, София, Болгария; 2 Медицинский университет, София, Болгария

    Переписка : Снежина Лазова – snejina @ lazova.com

    Клиническая и трансляционная аллергия 2017, 7 (Приложение 2) : P02

    Введение : Астма – сложное гетерогенное заболевание, которое, вероятно, включает несколько различных фенотипов болезни. Обычно наличие атопии или любых аллергических заболеваний может помешать и препятствовать контролю астмы. Кластерный подход использовался для классификации гетерогенной популяции астмы по отдельным фенотипам.

    Метод : В течение 1 года мы оценили данные истории болезни 110 детей с астмой в возрасте от 3 до 17 лет. Всем детям мы выполнили легочные функциональные пробы, мазки из носа на количество эозинофилов, взяли кровь на IgE против ингаляционных и пищевых аллергенов, определение антител и ACQ. IgE определяли с помощью заранее разработанного набора EurolinePediatric, а общий IgE – с помощью Immunocap. Были проанализированы различия в клинических показателях, включая ΔFEV1 (пре- и постбронходилататор), носовые биомаркеры и биомаркеры крови при включении в кластеры.

    Результаты : Было определено пять различных фенотипов. Кластер 1 (n = 13): (неатопический) самый низкий уровень IgE, очень низкий ACQ, средний возраст постановки диагноза и уровни IgE. Кластер 2 (n = 45): (смешанный) самый высокий ИМТ с самым поздним возрастом постановки диагноза и высокими уровнями ACQ и BDR. Кластер 3 (n = 33) (атопический): ранняя диагностика, самый высокий BDR, самый высокий балл ACQ, самый высокий общий и специфический уровни IgE среди кластеров. Кластер 4 (n = 12): (атопический) наивысший результат Immunocap, соответствующие высокие ИМТ и IgE со средним показателем ACQ среди кластеров.Кластер 5 (n = 7): (без атопии) самый ранний возраст для постановки диагноза, с самым низким ИМТ, самым низким показателем ACQ и результатом Immunocap, с высоким BDR и средним уровнем IgE среди кластеров.

    Пациенты с тяжелой астмой составляли более 65% пациентов в кластере 3. Только один пациент с тяжелой астмой был в кластере 2, и ни одного пациента в остальных трех кластерах.

    Заключение : Мы определили фенотипы астмы у болгарских детей в соответствии с уровнями IgE, оценкой ACQ, BDR и возрастом диагноза.Почти все пациенты с тяжелой астмой попали в кластер 3 – с ранним диагнозом и наивысшим уровнем IgE, но не самыми высокими результатами иммунокейпа.

    Ключевые слова : Атопия, IgE, ACQ, тяжелая астма

    P03 Параметры функции легких при астме, тяжелой астме и сколиозе у детей

    Снежина Лазова
    1 , Васил Ябланский 2 , Пенка Переновская 1 2 , Христина Рафаилова 1 , Stamatios Priftis 3 , Гургана Петрова 1
    1 Медицинский университет, педиатрический госпиталь, УМХАТ Александровска, София, Болгария; 2 Ортопедическое отделение, больница Токуда, София, Болгария; 3 Медицинский университет, София, Болгария

    Переписка : Снежина Лазова – snejina @ lazova.com

    Клиническая и трансляционная аллергия 2017, 7 (Приложение 2) : P03

    Введение : Исследование функции легких (PFT) имеет большое значение для оценки функции легких. Спирометрия проста, неинвазивна и является наиболее часто используемым методом у детей. Сколиоз – наиболее частая патология позвоночника, напрямую влияющая на грудную клетку. Сколиоз обычно связан с развитием рестриктивного заболевания легких.

    Цели: Оценить данные PFT у детей со сколиозом и сравнить их с детьми с астмой.

    Метод : После получения подписанного информированного согласия родителей мы провели ПФТ у 50 детей в возрасте от 5 до 17 лет. Дети были разделены на четыре группы: 10 детей со сколиозом без астмы (Sc), 10 детей со сколиозом и астмой (AS), 10 детей со средней степенью астмы (BA), 10 детей с тяжелой астмой (SA) и 10 здоровых детей ( HC).

    Результаты : Четыре группы имеют одинаковое распределение по возрасту (p = 0,079), полу (p = 0,19) и FVC / FEV1 (p = 0,403). Результаты для FVC% pred, FEV1% pred и MMEF 25/75% pred были значительно различаются с p = 0,009 (Sc vs AS), p = 0,002 (SA vs BA) и p = 0,001 (AS vs BA), все 4 группы. имели более низкие результаты по сравнению с HC (p <0,05). Те же параметры были аналогичными при сравнении Sc с BA и SA с AS. Самый низкий FVC% pred был в группе AS, даже ниже, чем SA (p = 0.06). У детей с СА самый низкий MMEF - 25/75%. ОФВ1% pred были выше в группе здоровых, в то время как у детей со сколиозом и астмой были сопоставимы более низкие значения.

    Заключение : У детей со сколиозом наблюдалось снижение скорости выдоха, в то время как соотношение ОФВ1 / ФЖЕЛ находится в пределах нормы. Пациенты со сколиозом и астмой должны лечиться как пациенты с тяжелой астмой. Оценка их PFT важна в их плане управления для раннего вмешательства, если отмечен не только дефицит типа ограничения

    Ключевые слова : сколиоз, тяжелая астма, FEV1

    Благодарности : Эта работа была поддержана грантом Софийского медицинского университета (Совет медицинских наук, проект No.513/2016, грант № 65/2016).

    P04 Число случаев астмы в Японии увеличивается или нет. Исследование тенденции астмы на основе официальных статистических отчетов

    Такаши Кумаэ
    Научно-исследовательский институт Токийского сельскохозяйственного университета, Токио, Япония

    Переписка : Такаши Кумаэ – [email protected]

    Клиническая и трансляционная аллергия 2017, 7 (Приложение 2) : P04

    Введение : Для рассмотрения и обсуждения данных, полученных в результате обследования астмы, в Японии доступны два официальных статистических отчета.Фундаментальные данные в этих отчетах статистически проанализированы и сопоставлены, чтобы прояснить тенденции астмы в Японии.

    Метод : Один из них – это ежегодный отчет по статистике школьного здоровья (SHS) Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий, который имеет компетенцию для обследования населения школьного возраста, включая заболевания и связанные с ними проблемы со здоровьем. В этом отчете используются показатели заболеваемости астмой SHS с 1995 по 2015 год в возрасте от 5 до 17 лет.Другой – опрос пациентов, проведенный Министерством здравоохранения, труда и социального обеспечения. Обследование пациентов охватывает все поколения и заболевания, но обследование проводится каждые три года, а количество пациентов суммируется по 5 годам. В этом отчете количество случаев астмы с 1996 по 2014 год извлечено и скорректировано с учетом соответствующего возраста населения на 1000 человек на душу населения.

    Результаты : Согласно SHS, заболеваемость астмой чаще всего наблюдалась в возрасте 6 лет, и наблюдались статистически значимые положительные корреляции между заболеваемостью и истечением лет во всех возрастах.Средний наклон линий регрессии в возрасте от 5 до 9 лет составил 0,10 у женщин и 0,16 у мужчин. Этот анализ означает, что в ближайшем будущем заболеваемость может увеличиться более чем на 0,1% в год. По данным опроса пациентов, случаи астмы были наиболее многочисленными в группе от 0 до 4 лет, а затем группа от 5 до 9 лет была следующей. Заболеваемость астмой увеличилась среди пожилых людей, и уровень в группе от 70 до 74 лет был почти таким же, как и в группе от 10 до 14 лет. В отличие от SHS, статистически значимые отрицательные корреляции наблюдались между заболеваемостью астмой и возрастом в возрастных группах от 15 до 19 лет (p <0.01), от 20 до 24 (p <0,05) и от 25 до 29 (p <0,05) лет у мужчин. Анализ анкетирования пациентов показывает, что за эти два десятилетия заболеваемость астмой снизилась.

    Заключение : Противоречивые результаты у подрастающего поколения получены при анализе двух официальных статистических отчетов. Опрос пациентов основан на фактическом количестве лиц, прошедших медицинский осмотр в медицинских учреждениях, с другой стороны, SHS проводится с использованием анкеты.На данные SHS, по-видимому, повлиял анамнез. Данные SHS, особенно у детей младшего возраста, возможно, также зависят от уровня интересов и опасений по поводу астмы у их защитников.

    Ключевые слова : Годовой отчет школьной статистики здоровья, опрос пациентов, статистический анализ

    P05 Мнения пациентов о влиянии тяжелой формы астмы на секс, близость и отношения: слишком табу, чтобы о нем говорить?

    Л.Дж. Холмс
    1 , Дж. Йорк 2 , Д. М. Райан 3
    1 Университетская больница Южного Манчестера и Манчестерский университет, Манчестер, Соединенное Королевство; 2 Манчестерский университет, Манчестер, Соединенное Королевство; 3 Университетская больница Южного Манчестера, Манчестер, Великобритания

    Переписка : Линн-Джо Холмс – [email protected]

    Клиническая и трансляционная аллергия 2017, 7 (Приложение 2) : P05

    Введение : Пациенты с тяжелой формой астмы испытывают непредсказуемые повседневные симптомы и интенсивный режим лечения, который может повлиять на физическое, эмоциональное благополучие и качество жизни. Сексуальная функция – это основное требование человека, способствующее повышению качества жизни; тем не менее, исследований, посвященных изучению взаимоотношений и близости у людей с тяжелой астмой, очень мало.Общая цель состояла в том, чтобы изучить влияние тяжелой астмы на интимные отношения и отношения пациента, установить их информационные потребности и роль медицинского работника.

    Метод : Было проведено качественное исследование с использованием полуструктурированных интервью с пациентами, получающими лечение от тяжелой астмы в специализированной клинике тяжелой астмы. Интервью записывались на звук и дословно расшифровывались. Стенограммы были проверены, а затем проанализированы на предмет возникающих тем, которые затем были разделены на основные темы и подтемы.

    Результаты : У всех девяти участников был подтвержденный диагноз тяжелой астмы. Более высокую долю составляли женщины n = 6 (66,6%) по сравнению с мужчинами n = 3 (33,3%). Средний возраст составлял 45 лет, от 34 до 59 лет. Большинство участников 8 (88,9%) были женаты, 1 (11,1%) проживал вместе.

    Анализ интервью позволил получить комплексное, подробное и новое представление о взглядах пациентов на то, как жизнь с тяжелой формой астмы влияет на близость и супружеские отношения.Появились четыре суперординатные темы:

    1. . (я)

      «Физическая близость», включая раскрытие физических ограничений тяжелой формы астмы при близости и сексуальной активности.

    2. (ii)

      «Эмоциональная близость» – циклическое воздействие часто негативной эмоциональной борьбы за жизнь с тяжелой астмой как на отношения, так и на близость.

    3. (iii)

      «Образ себя», когда участники рассказали о своей битве с образом тела и замешательстве при смене ролей в отношениях.

    4. (iv)

      «Роль медицинского работника» пациента определила требования к информации в этой области.

    Заключение : Участники этого исследования предоставили неоценимую и новую информацию о последствиях жизни с тяжелой астмой на деликатную и редко обсуждаемую тему. Ожидается, что эти результаты послужат более глубокому пониманию и помогут практикующим врачам помочь пациентам принять позитивные стратегии для улучшения качества их жизни в этой области.

    P06 Клинические характеристики и аллергическая сенсибилизация у детей дошкольного возраста, госпитализированных с острым свистящим дыханием: мульти-когортное исследование

    Sasawan Chinratanapisit
    1 , Khlongtip Matchimmadamrong 2 , Jitongladda Deerojanawong 3 Karlhora, 4 5
    1 Отделение аллергии и иммунологии, Отделение педиатрии, Больница Пумипон Адульядет, Бангкок, Таиланд; 2 Госпиталь Сарабури, Сарабури, Таиланд; 3 Отделение респираторных заболеваний и интенсивной терапии, Отделение педиатрии, Медицинский факультет, Университет Чулалонгкорн, Бангкок, Таиланд; 4 Отделение педиатрии, больница Пумипон Адульядет, Бангкок, Таиланд; 5 Центр передового опыта в области прикладной эпидемиологии, Университет Таммасат, Бангкок, Таиланд

    Переписка : Сасаван Чинратанаписит – sasawan2001 @ yahoo.com

    Клиническая и трансляционная аллергия 2017, 7 (Приложение 2) : P06

    Введение : Предыстория: хрипы – серьезная проблема для здоровья в Таиланде, особенно в дошкольном возрасте.

    Цель: В этом многоцентровом клиническом исследовании были изучены клинические характеристики и биомаркеры для определения факторов, связанных с постоянным хрипом в следующие три года среди педиатрических пациентов с острым хрипом в возрасте до пяти лет.

    Метод : В этом проспективном обсервационном исследовании участвовали дети в возрасте от 6 месяцев до 5 лет с острым хрипом из педиатрических отделений четырех больниц с июля 2014 года по июнь 2015 года. Были собраны характеристики пациентов и данные об их семьях. Образцы крови были собраны для определения IgE, специфичного к ImmunoCAP, против обычных пищевых и ингаляционных аллергенов. Концентрацию 25-гидроксивитамина D (25OHD) в сыворотке измеряли с помощью ELISA. В точечных образцах мочи измеряли уровни лейкотриена E4 (uLTE4) в моче с помощью иммуноферментного анализа.

    Результаты : Двести девять форм сбора данных с результатами биотестов были доступны для анализа в этом отчете. Средний возраст участников составлял 26 месяцев, при этом мальчики составляли 62,5%. Первый эпизод хрипов составил 40,6%. Семьдесят пять процентов были атопическими с моносенсибилизацией (29,3%). Самой высокой распространенностью сенсибилизации было яйцо (45,6%), за которым следовало коровье молоко (45,3%). Были зарегистрированы высокие медианные уровни лейкотриена E4 (uLTE4) в моче, составляющие 226 пг / мл и 956 пг / мг креатинина.Распространенность недостаточности витамина D, определяемая уровнем 25OHD в сыворотке крови менее 30 нг / мл, была выявлена ​​у 22,3%.

    Заключение : У большинства дошкольников с острым свистящим дыханием, госпитализированных, была сенсибилизация яичным и коровьим молоком. У четверти из них была недостаточность витамина D, связанная с высоким уровнем uLTE4 в сыворотке крови.

    Ключевые слова : Аллергическая сенсибилизация, острое свистящее дыхание

    P07 Кластерный анализ пациентов с неконтролируемой бронхиальной астмой средней и тяжелой степени

    Ваня Юрюкова
    1 , Деница Димитрова 1 , Янина Славова 1 kova, Спаска Лесич 2 9045 1 Медицинский факультет Медицинского университета Софии; Клинический центр легочных болезней; ШАТПД «Св.София », София, Болгария; 2 Медицинский факультет Софийского медицинского университета, отделение клинической иммунологии, Университетская клиника Александровска, София, Болгария

    Переписка : Деница Димитрова – [email protected]

    Клиническая и трансляционная аллергия 2017, 7 (Приложение 2) : P07

    Введение : Целью исследования является выявление отдельных подгрупп взрослых пациентов с неконтролируемой умеренной и тяжелой бронхиальной астмой (БА) на основе клинических и воспалительных характеристик.

    Метод : Взрослые с неконтролируемой астмой средней и тяжелой степени (n = 23) прошли клиническую оценку, спирометрию и измерение фракционного оксида азота в выдыхаемом воздухе (FeNO). Оценивали общий и специфический сывороточные уровни IgE, количество эозинофилов в периферической крови и мокроте. Кластерный анализ K-среднего был использован для выявления клинически значимых подгрупп.

    Результаты : Мы выделили четыре отдельные группы на основе начала, атопического статуса, соотношения FEV1 / FVC и FeNO.Пациенты кластера 1 (эозинофильная астма) (n = 6; 26,1%) страдали астмой с поздним началом, преимущественно неатопическими, с ухудшенной функцией легких и самым высоким уровнем FeNO. В этом кластере наблюдались самые высокие уровни эозинофилов в крови и мокроте (p = 0,01; p = 0,04) и более частые обострения (≥ 1 обострение за предыдущие 12 месяцев) (p = 0,03). Пациенты кластера 2 (с поздним началом, атопическая астма) (n = 7; 30,4%) имели позднее начало, в основном с атопией, с высокими уровнями общего сывороточного IgE, более низкими уровнями FeNO и количества эозинофилов и ухудшенной функцией легких.Пациенты кластера 3 (неатопическая астма) (n = 6; 26,1%) имели позднее начало, в основном неатопические, с более низкими уровнями FeNO и эозинофилов и хорошо сохранившейся легочной функцией. Пациенты кластера 4 (раннее начало, атопическая астма) (n = 4; 17,4%) имели раннее начало, атопию, с низким уровнем FeNO и сохраненной функцией легких. В 3-м и 4-м кластерах преобладали пациенты с высоким ИМТ (n = 7).

    Заключение : Наши текущие результаты показывают, что неконтролируемая астма является гетерогенным заболеванием.Идентификация кластера приведет к индивидуальному подходу к каждому пациенту и улучшению терапевтического ответа.

    Исследование финансировалось проектом ГРАНТ № 308/2015, контракт №75 / 2015 с CMS, MU Sofia

    Ключевые слова : Кластеры, неконтролируемая астма взрослых, воспалительные характеристики

    P08 Влияние респираторных вирусов на тяжесть бронхиальной обструкции у детей дошкольного возраста с хрипом

    Ирен Цочева
    1 , Снежина Лазова 1 , Снежина Лазова 1 , Снежина Ангелова 2 , Нели Корсун 2 , Пенка Переновская 1
    1 Педиатрическая клиника, Александровская университетская больница, Медицинский университет, София, Болгария; 2 Национальный центр инфекционных и паразитарных заболеваний, Национальная лаборатория по гриппу и ОРЗ, София, Болгария

    Переписка : Снежина Лазова – snejina @ lazova.com

    Клиническая и трансляционная аллергия 2017, 7 (Приложение 2) : P08

    Введение : Респираторные инфекции связаны с респираторными заболеваниями в любом возрасте, а также могут влиять на развитие и тяжесть астмы. Свистящее дыхание у детей раннего возраста до 95% связано с респираторными вирусными инфекциями. У детей с установленной астмой вирусные инфекции дыхательных путей играют ключевую роль в возникновении обострений, которые могут привести к госпитализации.Целью настоящего исследования является изучение взаимосвязи между различными респираторными патогенами и тяжестью бронхиальной обструкции у госпитализированных детей дошкольного возраста.

    Метод : носоглоточные выделения 57 детей в возрасте от 2 до 5 лет, госпитализированных с эпизодом свистящего дыхания (январь – март 2016 г.), были исследованы на респираторные вирусы (HMPV; RSV A / B; PIV 1, 2, 3; RV, AdV; грипп A / B) с ПЦР в реальном времени.

    Результаты : Респираторные вирусные инфекции выявлены у 84% пациентов.Преобладающим патогеном был RSV (52%), за ним следовали вирус гриппа A (25%), метапневмовирус человека (12,5%), риновирус (4%), парагрипп (4%) и аденовирус (2,5%). У детей с опасной для жизни бронхиальной обструкцией, нуждающихся в длительной кислородной терапии, RSV был наиболее часто обнаруживаемым патогеном (42%). Наличие вирусной инфекции не коррелировало с продолжительностью лечения системными кортикостероидами. Средняя продолжительность зарегистрированных звуков легких (хрипы и хрипы) была больше у пациентов с выявленной вирусной инфекцией без статистической значимости (p = 0.06).

    Заключение : Респираторные вирусы играют ключевую роль в заболеваниях свистящего дыхания у детей раннего возраста, преимущественно младенцев. Наши результаты показали, что RSV является важным патогеном при тяжелых, опасных для жизни эпизодах у детей дошкольного возраста. Вопреки данным, представленным в литературе, риновирус человека был обнаружен только у 4% наших пациентов после гриппа А и метапневмовируса человека.

    Ключевые слова : Свистящее дыхание в дошкольном возрасте, респираторные вирусы, обострение астмы, степень тяжести

    P09 Телемониторинг снижает внеплановые амбулаторные посещения педиатрических пациентов с тяжелой формой астмы

    Михай Крайу, Юстина Виолета Стан
    INSMC4
    Переписка : Михай Крайу – mcraiu @ yahoo.com

    Клиническая и трансляционная аллергия 2017, 7 (Приложение 2) : P09

    Введение : Пациенты с астмой у детей из регионов с ограниченными ресурсами сталкиваются со значительным увеличением внеплановых посещений отделений неотложной помощи, и большая часть медицинской помощи для них оказывается в таких учреждениях. Образование и общение жизненно важны для пациентов с тяжелой астмой. Виртуальные носители можно использовать для улучшения контроля астмы у этих пациентов.Официальные данные подтверждают, что у граждан есть хотя бы смартфон в нашей стране, и даже в бедных районах есть отличное покрытие мобильной связью. Целью нашего исследования было документировать результаты структурированного телемониторинга (через виртуальные носители) в ведении детей с тяжелой астмой.

    Метод : проспективное 12-месячное исследование пациентов с тяжелой астмой. Наблюдались пациенты с тяжелой астмой из когорты ранее наблюдаемых детей с неконтролируемой астмой [оценка ребенка ACT ниже 19] и частые посещения отделения неотложной помощи в предыдущем году.Было проведено обширное обучение основным методам ингаляции [видео-тренинг] и предоставлен письменный план действий (WAP). Были обучены использовать PIS [показатель легочного индекса] для оценки тяжести обострения и ответа на лечение. Родителям приходилось либо пользоваться ЭД, либо пользоваться WAP и телемониторингом. Короткое видео с клиническим статусом было оценено экспертом, и были обсуждены дальнейшие варианты. Не ответившие были представлены в ED.

    Результаты : В 2014 г. было 880 посещений отделения неотложной помощи 296 пациентам.В исследование телемониторинга были включены 16 детей, 4 из которых страдали тяжелой астмой и 38 детей были контрольными. Среди пациентов преобладали мужчины [75% против 71,1% в контроле]. 2 (1 из 4 пациентов с тяжелой астмой) по сравнению с 11 детьми в контрольной группе имели более одного посещения ED в 2014 г. Отношение шансов получить внеплановое посещение ED составляло 0,1964 в группе телемониторинга [p 0,0483, 95% CI 0,039 – 0,9881]. Был выше у пациентов с тяжелой астмой по сравнению с пациентами с легкой астмой с отношением шансов 3,667, но незначимым [p 0,4040, 95% ДИ 0.1734 – 77,5559]

    Заключение : Телемониторинг с помощью виртуальных носителей может уменьшить бремя внеплановых посещений отделения неотложной помощи для детей-астматиков, даже у пациентов с тяжелой астмой.

    Ключевые слова : ребенок, астма, виртуальные медиа, мониторинг, образование

    P10 Проблемы при использовании иерархической кластеризации для определения подтипов астмы: выбор переменных и преобразование переменных

    Матеа Делиу
    1 , Толга Явуз 2 , Мэтью Сперрин 3 , Умит М.Sahiner 4 , Danielle Belgrave 5 , Cansin Sackesen Sackesen 6 , Adnan Custovic 7 , Ömer Kalayci 8
    1 Институт здоровья населения, Центр электронных исследований здравоохранения, Манчестерский университет, Манчестер, Соединенное Королевство; 2 Отделение детской аллергии, Военное медицинское училище GATA, Анкара, Турция; 3 Центр информатики здравоохранения, Институт здоровья населения, Манчестерский университет, Манчестер, Соединенное Королевство; 4 Отделение детской аллергии, Медицинский факультет Университета Хаджеттепе, Анкара, Турция; 5 Медицинский факультет, Медицинский факультет, Имперский колледж Лондона, Лондон, Соединенное Королевство; 6 Университетская больница Коч, Стамбул, Турция; 7 Департамент педиатрии, Имперский колледж Лондона, Лондон, Соединенное Королевство; 8 Отделение детской аллергии и астмы, Медицинский факультет Университета Хаджеттепе, Анкара, Турция

    Переписка : Матеа Делиу – матеа[email protected]

    Клиническая и трансляционная аллергия 2017, 7 (Приложение 2) : P10

    Введение : Использование неконтролируемой кластеризации позволило идентифицировать различные подтипы астмы. Выбор переменных для ввода в алгоритм кластеризации – одно из важных соображений. В большинстве предыдущих исследований переменные выбирались на основе рекомендаций экспертов, в то время как в других использовались методы уменьшения размерности, такие как анализ главных компонентов (PCA).Мы стремились сравнить результаты неконтролируемой кластеризации при использовании необработанных переменных или переменных, преобразованных с помощью методов уменьшения размерности.

    Метод : Мы провели анализ на 613 астматиках в возрасте 6–23 лет из Анкары, Турция. Мы провели обширное фенотипирование и записали 49 переменных, включая демографические данные, сенсибилизацию, функцию легких, лекарства, периферическую эозинофилию и маркеры тяжести астмы. Мы выполнили иерархическую кластеризацию (HC), используя: (1) все переменные; и (2) переменные, преобразованные с использованием методов уменьшения размерности.

    Результаты : PCA выявил 5 компонентов, описывающих атопию и вариации тяжести астмы, которые затем использовались для определения кластера. Оптимальное решение HC как для PCA-преобразованных, так и для необработанных нетрансформированных данных выявило пять кластеров. Однако эти кластеры не были идентичными. Оба выявили легкую астму с хорошей функцией легких, тяжелую атопическую астму и легкую атопическую астму с поздним началом. Однако совпадение между детьми, отнесенными к этим трем кластерам в двух анализах HC, было небольшим.Кластеризация без PCA выявила тяжелую атопическую астму с ранним началом и атопическую астму с поздним началом с высоким ИМТ, в то время как раннее начало неатопической легкой астмы у женщин было выявлено в HC с PCA.

    Заключение : Различные методологии, примененные к одному и тому же набору данных, выявили разные кластеры астмы. Несмотря на нестабильность кластера, обе методологии предоставили важные клинические данные для понимания гетерогенности астмы.

    Рассмотрение причин, лечение лимфаденопатии кошек

    Дифференциальный диагноз

    Абдоминальная лимфаденопатия у кошек может быть ответом на местный болезненный процесс в брюшной полости или может быть компонентом системного заболевания, сопровождающегося генерализованным увеличением лимфатических узлов .

    Органомегалия, чаще всего связанная с новообразованиями в тонком кишечнике, но также из-за спленомегалии или гепатомегалии, может сопровождать увеличение брюшных лимфатических узлов, затрудняя точное определение лимфаденомегалии при пальпации.

    Реактивная гиперплазия брыжеечных лимфатических узлов – частая патология при ультразвуковом исследовании, но менее частая физическая находка у кошек с воспалительным заболеванием кишечника. Степень утолщения тонкой кишки и степень лимфаденомегалии хорошо коррелируют с тяжестью заболевания.Клинические признаки включают рвоту, диарею, потерю веса, снижение аппетита, плохое состояние тела и шерсть.

    Опухоли кишечника обычно возникают у кошек, составляя 35 процентов всех опухолей у кошек. Примерно 74 процента всех опухолей кишечника кошек являются результатом лимфомы, причем аденокарциномы кишечника являются причиной дополнительных 17 процентов кишечных неоплазий.

    Новообразование в брюшной полости выявляется при пальпации у 86 процентов кошек с лимфомой кишечника, причем лимфобластная лимфома с большей вероятностью вызывает отдельные образования.Тонкая кишка является наиболее частым местом лимфомы у кошек, за ней следует желудок, подвздошно-ободочная кишка и, наконец, толстая кишка.

    Диффузное утолщение кишечника чаще встречается при лимфоцитарной лимфоме низкой степени злокачественности. Сопутствующая брыжеечная лимфаденопатия выявляется при ультразвуковом исследовании у 33–50 процентов кошек с алиментарной лимфомой, кишечными массами или утолщением примерно у 40 процентов пораженных кошек, а также спленомегалией, гепатомегалией или абдоминальным выпотом у меньшего числа кошек.

    Абдоминальная лимфаденопатия – характерный признак инфекционного перитонита кошек (FIP), особенно неэкфузивной формы болезни. В серии из 156 кошек с FIP у 26 (16 процентов) было необычное проявление болезни, характеризовавшееся наличием изолированной интрамуральной кишечной массы с локальной лимфаденомегалией.

    Узловатые пиогранулематозные поражения кишечника чаще всего обнаруживались в толстой кишке (45 процентов), подвздошно-ободочной кишке (31 процент) и тонкой кишке (16 процентов).У каждой кошки был поражен только один сегмент кишечника. Во время операции многие поражения были ошибочно приняты за первичную неоплазию кишечника. В конечном итоге у всех пораженных кошек развились мультисистемные признаки FIP, предполагая, что локализованные поражения были результатом временного сдерживания инфекции посредством частичного клеточно-опосредованного иммунного ответа на патогенный коронавирус.

    Некоторые другие инфекционные заболевания могут быть связаны с лимфаденомегалией брюшной полости у кошек, проявляющейся либо как региональная лимфаденопатия, либо как часть генерализованного увеличения лимфатических узлов.Инфекции Histoplasma capsulatum у кошек обычно вызывают периферическую и абдоминальную лимфаденопатию, и у некоторых кошек их трудно отличить от инфекций, вызванных неэфузивным FIP или ретровирусными инфекциями. Клинические признаки включают потерю веса, гипертермию, одышку, тахипноэ, спленомегалию, гепатомегалию, анемию и поражения глаз, костей и кожи.

    Острые инфекции или рецидив латентных инфекций, вызванных Toxoplasma gondii , могут вызывать симптомы, подобные тем, которые возникают при генерализованном гистоплазмозе, и могут включать развитие очаговых кишечных масс и мезентериальную лимфаденопатию.

    Инфекции туберкулезными микобактериями (особенно Mycobacterium bovis ) у кошек могут вызывать первичное кишечное заболевание с одновременной илеоцекальной и брыжеечной лимфаденомегалией, а также поражением селезенки и печени. Нетуберкулезные микобактериальные инфекции (комплекс Myco-bacterium avium ) у кошек могут вызывать заболевание внутренних органов с утолщением кишечника, мезентериальной лимфаденопатией и гепатоспленомегалией.

    Метициллин-резистентные стафилококковые инфекции иногда могут вызывать диссеминированное заболевание у кошек, включая брюшную лимфаденомегалию.Роль видов Ehrlichia в возникновении явных заболеваний у кошек остается неясной; однако сообщенные клинические признаки аналогичны описанным ранее для гистоплазмоза, за исключением изменений в легких.

    Сигналы и история болезни

    Брюшная лимфаденомегалия у молодых или молодых взрослых больных кошек, скорее всего, связана с инфекционным заболеванием; например, FIP, гистоплазмоз или токсоплазмоз. Инфильтративные кишечные заболевания, воспалительные или опухолевые, с большей вероятностью могут быть причиной висцеральной лимфаденопатии у взрослых или пожилых кошек.Однако исключения из этих наблюдений обычны. Молодых чистопородных кошек, полученных из питомников в течение последних нескольких месяцев, и чьи клинические признаки включают заметное увеличение брюшных лимфатических узлов, следует тщательно обследовать на предмет инфекционного перитонита у кошек.

    Необходимо определить географическое местоположение кошки, поскольку некоторые заболевания, вызывающие абдоминальную лимфаденопатию (например, инфекции, вызываемые Histoplasma capsulatum и Francisella tularensis ), имеют региональное распространение.

    Физикальное обследование

    Медицинское обследование – важная часть полного обследования кошки, у которой при беглом осмотре или при ультразвуковом исследовании обнаружена абдоминальная лимфаденопатия. Наличие стойкой лихорадки свидетельствует об инфекционном воспалительном процессе, хотя эта аномалия может быть отмечена при опухолевых заболеваниях.

    Тщательное обследование глаз является важным и часто упускаемым из виду компонентом всесторонней оценки пораженных кошек, потому что несколько инфекционных заболеваний, вызывающих лимфадено-мегалию, могут вызывать воспалительные изменения глаз, которые предоставляют важную диагностическую информацию.Обнаружение периферической лимфаденопатии, помимо висцеральной лимфаденомегалии, свидетельствует о диссеминированном инфекционном или неопластическом заболевании.

    Боль при пальпации увеличенных лимфатических узлов в брюшной полости чаще возникает из-за лимфаденита, чем из-за реактивной гиперплазии или неопластической инфильтрации. Сопутствующее утолщение петель кишечника может быть связано с воспалительными, инфекционными или опухолевыми инфильтративными заболеваниями.

    Лабораторная оценка

    Комплексная лабораторная оценка кошек с необъяснимой брюшной лимфаденопатией должна включать общий анализ крови, химический профиль сыворотки, анализ мочи, тесты на антиген вируса лейкемии кошек и антитела к вирусу иммунодефицита кошек, а также полное паразитологическое исследование кала.

    Дополнительные серологические тесты, основанные на сигналах кошки и клинических признаках, включают титры IgM и IgG для Toxoplasma gondii , исходный титр антител к коронавирусу кошек (для исключения инфекции) и титры антигенов в моче для Histoplasma capsulatum при отсутствии организмов. были идентифицированы.

    Дополнительное тестирование с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) крови, аспиратов лимфатических узлов, выпота из полостей тела и фекалий может быть показано серопозитивным на коронавирус кошкам с высоким подозрением на FIP.Серологическая оценка на Ehrlichia canis -подобных организмов может быть выполнена, когда исключены более частые причины системных заболеваний и висцеральной лимфаденомегалии.

    Уровни кобаламина и фолиевой кислоты в сыворотке в сочетании с трипсиноподобными уровнями иммунореактивности в сыворотке крови следует определять при одновременном снижении веса и появлении желудочно-кишечных симптомов (включая утолщение петель кишечника). В недавнем исследовании было обнаружено, что 78 процентов кошек с лимфоцитарной лимфомой низкой степени злокачественности имеют пониженный уровень кобаламина; Поражение брыжеечных лимфатических узлов было отмечено у шести из 41 пораженной кошки.

    Диагностическая визуализация

    Ультразвуковое исследование считается более чувствительным, чем обзорная рентгенография, для выявления наличия лимфаденомегалии брюшной полости; однако он не чувствителен к выявлению основной причины поражений. Тонкоигольная аспирация или биопсия лимфатических узлов необходимы для уточнения ультразвуковых изменений.

    Брюшные лимфатические узлы подразделяются на висцеральные или теменные, в зависимости от анатомической области, которую они дренируют.Висцеральные лимфатические узлы включают узлы тощей кишки (также известные как краниальные брыжеечные узлы) и правые колические лимфатические узлы, оба из которых часто увеличиваются при воспалительном заболевании кишечника или алиментарной лимфоме. Ультрасонографические доказательства абдоминальной лимфаденопатии были обнаружены почти у 50 процентов кошек с алиментарной лимфомой, при этом массы кишечника выявлялись сонографически примерно у 40 процентов пораженных кошек.

    Ультрасонографические параметры, которые помогают отличить нормальные лимфатические узлы от аномальных, включают размер узлов, форму, характеристики границ, эхогенность, эхотекстуру, передачу звука, наличие сосудистого кровотока и его распределение, а также измерение показателей сосудистого кровотока.

    Допплеровская оценка брюшных лимфатических узлов кошек с алиментарной лимфомой может показать аномальные кровеносные сосуды, входящие в узлы в аномальных местах, по сравнению с нормальными лимфатическими узлами, в которых воротами являются обычные точки входа. На практике наиболее предсказуемыми параметрами являются размер и форма лимфатического узла (узлов), распределение сосудов в узле и индекс пульсации, который отражает сопротивление сосудов внутри узла.

    Цитологическая оценка

    Маленькие лимфоциты составляют от 75 до 90 процентов популяции лимфоцитов, полученных из нормальных лимфатических узлов, при этом лимфоциты среднего размера составляют от 5 до 15 процентов, а лимфобласты – 5 процентов.Гиперпластические лимфатические узлы имеют такое же количество лимфоцитов, что и нормальные лимфатические узлы; однако размер узлов увеличивается.

    Реактивная лимфаденопатия характеризуется небольшим или умеренным увеличением количества пролимфоцитов, лимфобластов и плазматических клеток. Оба этих цитологических результата считаются результатом лимфоидной пролиферации в ответ на антигенную стимуляцию.

    Лимфаденит характеризуется увеличением количества воспалительных клеток, включая нейтрофилы, макрофаги и эозинофилы.Ответ классифицируется как первичный, если лимфатический узел инфицирован, и вторичный, если лимфатический узел не инфицирован, но истощает инфицированное поражение в своей области.

    Лимфобласты обычно составляют не менее 50 процентов популяции клеток в лимфатических узлах кошек с лимфобластной лимфомой. Аспират мезентериальных лимфатических узлов кошек с лимфоцитарной лимфомой низкой степени злокачественности может давать гомогенную популяцию малых лимфоцитов при отсутствии нормального количества клеток-предшественников.

    Для подтверждения диагноза лимфомы могут потребоваться биопсия и гистопатологическое исследование.ПЦР-тестирование для выявления наличия клональной популяции лимфоцитов также может быть полезным для подтверждения цитологических или гистопатологических результатов.

    Доктор Хоскинс является владельцем компании Docu-Tech Services. Он является дипломированным специалистом Американского колледжа ветеринарной медицины внутренних органов по специальности педиатрия мелких животных. С ним можно связаться по телефону (225) 955-3252, факсу: (214) 242-2200 или электронной почте: [email protected]

    Ангиолимфоидная гиперплазия с эозинофилой и болезнью кимура: Дупилумаб манит

    Уоррен Р.Heymann, MD
    10 апреля 2017 г.

    Гистопатологические особенности болезни Кимуры. A, сканирование показывает формирование заметного зародышевого центра. B, большее увеличение зародышевого центра с большим количеством эозинофилов. C. Очагово на кровеносных сосудах могут быть видны эндотелиальные клетки с вакуолизированной цитоплазмой. (AC, окраска гематоксилин-эозином; исходное увеличение: A, 10 йен; B, 100 йен; C, 400 йен.)
    Кредит: JAAD
    Противоречие должно быть вторым названием ангиолимфоидной гиперплазии с эозинофилией (ALHE) и Кимуры болезнь (КД).На протяжении всей своей карьеры я читал об этих заболеваниях, недоумевая, почему они изначально считались родственными сущностями, а теперь рассматриваются как отдельные.

    ALHE обычно проявляется у взрослых людей молодого и среднего возраста в виде одиночных или множественных папул или узелков телесного или сливового цвета, преимущественно на голове и шее. Поражения обычно протекают бессимптомно, хотя могут отмечаться болезненность, пульсация, зуд или кровотечение. Гистологически наблюдаются гистиоцитоидные эндотелиальные клетки с выраженной лимфоцитарной и эозинофильной инфильтрацией.Могут присутствовать периферическая эозинофилия и региональная лимфаденопатия (1).

    KD является эндемическим заболеванием в Азии, хотя случаи были зарегистрированы также в Европе и Америке. Это доброкачественное редкое хроническое воспалительное заболевание, характеризующееся генерализованной лимфаденопатией в области головы и шеи. Узлы выглядят как одна или несколько глубоких, не нежных и плохо очерченных масс. Пациенты – это, как правило, молодые азиатские мужчины, у которых иногда наблюдаются кожные кожные зуды; Часто наблюдается поражение почек, и у некоторых пациентов может быть альбуминурия.Характерны периферическая эозинофилия и повышенный сывороточный IgE (2). Гистологически ценятся лимфоидные фолликулы с образованием зародышевого центра и эозинофильные инфильтраты. KD не отображает гистиоцитоидные эндотелиальные клетки, характерные для ALHE (1).

    Патогенез обоих заболеваний неизвестен. Давний вопрос относительно ALHE заключается в том, является ли это неопластическим или реактивным процессом (артериовенозным шунтированием, инфекцией или травмой). Последняя литература отдает предпочтение последнему.Фернандес-Флорес и Кассарино подробно описывают 3 необычных случая ALHE, связанных с хроническим лимфолейкозом, папиллиферной сирингоцистеденомой и заболеванием, связанным с IgG4, соответственно (3). Травма, безусловно, может спровоцировать ALHE, например, повреждения мочки уха у 15-летней девочки, у которой прокололи уши (4). KD предположительно является проявлением иммунодисрегуляции с избытком IL-4, IL-5, IgE и эозинофилией. Предполагается, что это может быть связано с антипаразитарным ответом (2).

    Я понимаю существенные различия, но все же подозреваю, что ALHE и KD фундаментально связаны и существуют как часть спектра.Интересен случай 40-летней китаянки, у которой возникла подкожная припухлость правой постаурикулярной области, в результате которой развились множественные эритематозные папулы и узелки на лице. Гистопатологические исследования этих поражений помогли подтвердить диагноз KD и ALHE, соответственно (5).

    Сколько существует ошибочно диагностированных случаев AHLE или KD? Я много лет наблюдал за женщиной с предполагаемым диагнозом KD; это проявлялось стойкой эозинофилией и инфильтрирующими эозинофилами узелками на коже, горле и лимфатических узлах.Ей могут помочь только системные стероиды и хирургическое удаление крупных узелков. У нее была обнаружена соматическая мутация увеличения функции в STAT3 (p.Y640F, c.1919A> T) в CD3-CD4 + Т-клетках, что подтверждает диагноз лимфоцитарного варианта гиперэозинофильного синдрома (6). (Я не доверяю этому диагнозу. Несколько лет назад я направил ее к доктору Эрику Вондерхейду, чтобы убедиться, что у нее нет лимфомы. Однажды мне позвонил Эрик, который, как я предполагал, счастливо ушел на пенсию на поле для гольфа. в Аризоне, сообщив мне, что он отдал образцы своих пациентов докторуДжэхёк Чой, который тогда учился в Йельском университете, но с тех пор переехал в Северо-Западный. Доктор Чой пришла ко мне в кабинет, встретилась с моей пациенткой, взяла у нее кровь, а остальное – история гиперэозинофильного синдрома).

    Варианты лечения обоих состояний неоптимальны. Adler et al. В систематическом обзоре 416 исследований ALHE пришли к выводу, что хирургическое удаление является наиболее эффективным методом лечения, несмотря на 40% -ную частоту рецидивов; импульсные красители и другие лазеры могут быть вариантами (7). Список описанных методов лечения обширен, в том числе бевацизумаб, метотрексат и пропранолол (8).При KD хирургическое вмешательство и стероиды являются препаратами первой линии, хотя использовались радиационные и цитотоксические агенты (2).

    Дупилумаб (Дюпиксент), антитело против ИЛ-4 / ИЛ-13, только что выпущено для лечения атопического дерматита. С моей точки зрения, имеет смысл попробовать его для KD и упорных случаев ALHE. На сегодняшний день нет таких отчетов об использовании дупилумаба для этих лиц. Это манит – вы впервые услышали это здесь.

    1. Гуо Р., Гавино ACP. Ангиолимфоидная гиперплазия с эозинофилией.Arch Pathol Lab Med; 2015; 139: 683-6.
    2. Carretero RG, et al. Эозинофилия и множественная лимфаденопатия: болезнь Кимуры, редкое, но доброкачественное заболевание. BMJ Case Reports 2016; DOI: 10.1136 / bcr-2015-214211.
    3. Фернандес-Флорес А., Кассарино Д.С. Три необычных патогистологических проявления ангиолимфоидной гиперплазии с эозинофилией. Джей Кутан Патол 2017; 44: 300-6.
    4. Okman JS, et al. Ангиолимфоидная гиперплазия с эозинофилией: осложнение прокалывания ушей, о котором ранее не сообщалось.Педиатр Дерматол 2014; 31: 738-41.
    5. Chong WS, et al. Болезнь Кимуры и ангиолимфоидная гиперплазия с эозинофилией: два патологических состояния у одного и того же пациента: отчет о клиническом случае и обзор литературы. Int J Dermatol 2006; 45: 139-45.
    6. Walker S, et al. Идентификация мутации STAT3 с усилением функции (p.Y640F) при лимфоцитарном варианте гиперэозинофильного синдрома. Кровь 2016; 127: 948-51.
    7. Adler BA, et al. Эпидемиология и лечение ангиолимфоидной гиперплазии с эозинофилией (ALHE): систематический обзор.J Am Acad Dermatol 2016; 74: 506-12.
    8. McClintic EA, et al. Пероральный пропранолол как альтернатива орбитальной ангиолимфоидной гиперплазии с эозинофилией. Ophthal Plast Reconstr Surg 2016; 32: e139-40.


    Весь контент на сайте Dermatology World Insights and Inquiries, включая текст, изображения, видео, аудио и другие форматы, был создан только для информационных целей. Содержание отражает мнение авторов и не должно интерпретироваться как официальная позиция AAD по какой-либо рассматриваемой теме.Он не предназначен для замены профессиональных медицинских консультаций, диагностики или лечения.

    Почему у моей собаки увеличены лимфатические узлы?

    Некоторые собаки могут быть такими неровными и неровными! Особое внимание сегодня уделяется бугристым лимфатическим узлам. Мы объясним, что это такое, как их чувствовать и почему лимфатические узлы вашей собаки могут увеличиваться.

    Что такое лимфатические узлы / железы?

    Лимфатические узлы или лимфатические узлы являются частью лимфатической системы человека, собак и других животных.Лимфатическая система – это совокупность сосудов и органов, играющих роль части системы кровообращения и иммунной системы.

    Как часть системы кровообращения: когда кровь движется по телу, часть жидкости «просачивается» в близлежащие ткани. Это важно для перемещения питательных веществ в ткани, но после этого необходимо удалить лишнюю жидкость – жидкость стекает в сосуды лимфатической системы, которые несут ее обратно в сердце, чтобы снова попасть в кровь.

    Более актуальная сегодня лимфатическая система также является важной частью иммунной системы.Через равные промежутки времени вдоль лимфатических сосудов проходят лимфатические узлы. Эти скопления тканей содержат иммунные клетки, которые фильтруют лимфатическую жидкость от бактерий и вирусов, поврежденных клеток организма и раковых клеток, прежде чем она снова попадет в кровь. Таким образом, наше тело может предотвратить распространение опасных инфекций или болезней по телу. Каждая часть тела обслуживается разными лимфатическими узлами. Например, лишняя жидкость из наших ног фильтруется паховыми лимфатическими узлами в верхней части наших ног.

    Где лимфатические узлы собаки?

    Все кончено! У вашей собаки несколько скоплений лимфатических узлов, но, как правило, лишь некоторые из них мы можем почувствовать снаружи.У здоровой собаки вы часто можете почувствовать следующее (по обе стороны от вашей собаки):

    • Поднижнечелюстные лимфатические узлы : находятся под челюстью вашей собаки, хотя их легко спутать с более крупными слюнными железами, которые производят слюну. Это те, которые мы иногда чувствуем под шеей, когда болеем.
    • Предлопаточные / поверхностные шейные лимфатические узлы : обнаружены перед лопаткой / лопаткой вашей собаки
    • Подмышечные лимфатические узлы : обнаружены в подмышечных впадинах вашей собаки
    • Паховые лимфатические узлы : обнаружены в паху вашей собаки Подколенные лимфатические узлы : обнаружены в задней части коленей / колен вашей собаки

    Их размер варьируется в зависимости от конкретной собаки, ее породы и того, какой узел мы чувствуем, но обычно варьируется от почти невозможного до примерно размером с маленькую виноградинку у здоровых собак.Они должны казаться довольно круглыми, однородными по форме и полутвердыми. Они не должны быть горячими или болезненными на ощупь.

    Причины увеличения лимфатических узлов

    Увеличение лимфатических узлов называется лимфаденопатией. Лимфаденопатия может вызвать другие лимфатические узлы, которые обычно слишком малы, чтобы их можно было прощупать. Существует множество причин, по которым у вашей собаки может быть лимфаденопатия.

    Реактивная лимфаденопатия / лимфаденит:

    Это, вероятно, самая частая причина увеличения лимфатических узлов.Как мы объясняли выше, наши лимфатические узлы отвечают за удаление инфекции и поврежденных клеток из жидкости, отводимой из крови. Когда присутствует много инфицированных или поврежденных клеток, большее количество иммунных клеток направляется к лимфатическим узлам, чтобы помочь устранить проблему. Это приводит к увеличению размера лимфатических узлов. Общий термин для этого – реактивная лимфаденопатия или лимфаденит, если это вызвано микробной инфекцией. Лимфатические узлы обычно возвращаются к своему нормальному размеру после того, как их работа будет выполнена и проблема будет устранена.

    Лимфатические узлы могут увеличиваться по этой причине, даже если ваша собака не выглядит больной. Например, если у вашей собаки рана на ноге, паховые лимфатические узлы могут увеличиться, поскольку они уничтожают любые бактерии, попавшие в рану. Местные респираторные инфекции или стоматологические заболевания могут вызывать увеличение подчелюстных лимфатических узлов. Если мы обнаружим, что одна область лимфатических узлов увеличена, это может помочь нам сузить круг проблем.

    Иногда инфекция может распространяться по всему телу, что приводит к увеличению многих лимфатических узлов (генерализованная реактивная лимфаденопатия / лимфаденит).Обычно в таких случаях ваша собака плохо себя чувствует. У щенков и собак старшего возраста часто бывает реактивная лимфаденопатия, поскольку их иммунная система может быть менее опытной или слабой, и поэтому им приходится больше работать, чтобы бороться с инфекцией.

    В зависимости от того, насколько плохо ваша собака, ей может не потребоваться лечение, противовоспалительные препараты, антибиотики или другие методы лечения.

    Лимфедема:

    Этот трудный для написания термин в основном означает, что закупорка лимфатической системы начала вызывать накопление жидкости и увеличение лимфатических узлов.У собак с лимфедемой часто бывает опухшее тело. Опять же, в зависимости от того, где находится закупорка, часто встречаются опухшие ноги. Этот отек может привести к хромоте и боли, если его не лечить.

    У щенков лимфатический отек можно увидеть, если при рождении имеется дефект лимфатической системы. Некоторые из этих деформаций можно исправить хирургическим путем, а некоторые – нет. Это первичный лимфатический отек. Вторичный лимфатический отек возникает в результате повреждения лимфатической системы – это может быть результатом травмы, инфекции, рака и сердечных заболеваний.Лечение вторичного лимфатического отека зависит от основной (основной) причины.

    Лимфома и лейкемия:

    Следующие несколько причин увеличения лимфатических узлов не делают чтение самым приятным, но о них важно знать.

    Первичные иммунные клетки в лимфатических узлах – лимфоциты. Обычно они состоят в команде вашей собаки и борются с инфекцией. Однако иногда клетки могут быть повреждены и начать неконтролируемый рост. Это рак лимфоцитов или лимфома.

    Лимфома – одно из самых распространенных онкологических заболеваний у собак и, к сожалению, обычно очень опасное. Это может начаться практически в любом месте тела, включая лимфатические узлы. Он образует массы различного размера и внешнего вида. Если лимфома начинает распространяться по телу (метастазы), она обычно сначала распространяется на близлежащие лимфатические узлы. Множественные увеличенные лимфатические узлы – частая находка при запущенной лимфоме, и обычно мы впервые осознаем наличие проблемы. Некоторые лимфомы можно лечить хирургическим путем, химиотерапией или лучевой терапией.Однако во многих случаях прогноз неблагоприятный.

    Лейкоз – это рак иммунных клеток, который развивается в костном мозге, где создаются иммунные клетки. Поскольку иммунные клетки мигрируют в лимфатические узлы, лейкоз обычно распространяется на лимфатические узлы и вызывает отек. Существует множество видов лейкозов с разным лечением и прогнозом.

    Метастатический рак:

    Наконец, многие другие виды рака также могут вызывать увеличение лимфатических узлов. Поскольку лимфатические узлы истощают все части тела, раковые клетки могут отделяться от опухолей, перемещаться к ближайшим лимфатическим узлам, застревать и начать расти, вызывая отек.Если отдельные лимфатические узлы увеличены, это может дать нам подсказку, где находится рак. Все виды рака индивидуальны и требуют разных вариантов лечения.

    Как узнать, почему увеличиваются лимфатические узлы моей собаки?

    Возможно, вы сейчас немного обеспокоены и задаетесь вопросом, как можно быть уверенным, что увеличенные лимфатические узлы вашей собаки – это всего лишь реактивная лимфаденопатия, а не опасный рак. Вот как ваш ветеринар может диагностировать причину лимфаденопатии.

    Для начала ветеринар рассмотрит историю болезни и клинические признаки вашей собаки.Реактивная лимфаденопатия может наблюдаться у любой собаки, но особенно у пожилых или молодых, а также у тех, у кого есть раны. Часто у них бывает определенная форма болезни, и лимфаденопатия обычно быстро развивается. Рак обычно наблюдается у пожилых собак, прогрессирует медленно и может привести к очень плохому самочувствию вашей собаки на поздней стадии. Продвинутая лимфома обычно довольно очевидна из-за множественного увеличения лимфатических узлов. Лимфатический отек вызывает опухоль вокруг лимфатических узлов.

    Однако этого обычно недостаточно для подтверждения причины, поэтому ветеринар может захотеть взять образец лимфатических узлов.Для этого нужно взять иглой несколько клеток и посмотреть на них под микроскопом. Увеличение количества иммунных клеток указывает на инфекцию, в то время как неприятно выглядящие клетки могут указывать на рак. Забор лимфатических узлов часто бывает достаточно, чтобы диагностировать причину. В зависимости от причины ваш ветеринар может также провести ультразвуковое или рентгеновское обследование, особенно при подозрении на рак. Увеличенные лимфатические узлы можно даже удалить, если они вызывают проблемы у вашей собаки.

    Последние мысли

    Обнаружение шишки на вашей собаке всегда вызывает беспокойство, и мы рекомендуем вам посетить ветеринара, если вы его обнаружите.Однако постарайтесь не паниковать и помните, что ваша собака, скорее всего, просто борется с инфекцией. Тем не менее, почувствуйте, где находятся лимфатические узлы вашей собаки и каковы их нормальные размеры. Регулярное прощупывание их означает, что вам будет легче определить, когда они увеличены – это хорошее раннее предупреждение о том, что что-то не так и вашей собаке, возможно, придется посетить ветеринара. Попросите ветеринара показать вам лимфатические узлы вашей собаки при следующем посещении.

    Вас также могут заинтересовать;

    Множественная миелома: диагностика и лечение

    1.Munshi NC, Jagannath S. Новообразования плазматических клеток. В: Hoffman R, Benz EJ, Silberstein LE, Heslop H, Weitz J, Anastasi J, eds. Гематология: основные принципы и практика. 6-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Сондерс / Эльзевьер; 2013: 1308–1337 ….

    2. Бьянки Дж., Андерсон KC. Понимание биологии для борьбы с заболеванием: множественная миелома от скамьи до постели и обратно. CA Cancer J Clin . 2014. 64 (6): 422–444.

    3. Информационные бюллетени SEER stat: миелома. Национальные институты здравоохранения, Национальный институт рака, Программа эпиднадзора, эпидемиологии и конечных результатов.http://seer.cancer.gov/statfacts/html/mulmy.html. По состоянию на 16 января 2016 г.

    4. Waxman AJ, Норка пижамная, Девеса СС, и другие. Расовые различия в заболеваемости и исходах множественной миеломы: популяционное исследование. Кровь . 2010. 116 (25): 5501–5506.

    5. Nau KC, Льюис В.Д. Множественная миелома: диагностика и лечение. Ам Фам Врач . 2008. 78 (7): 853–859.

    6. Röllig C, Кноп S, Борнхойзер М.Множественная миелома. Ланцет . 2015; 385 (9983): 2197–2208.

    7. Кайл Р.А., Сан-Мигель JF, Матеос М.В., Rajkumar SV. Моноклональная гаммопатия неустановленного значения и тлеющая множественная миелома. Гематол Онкол Клин Норт Ам . 2014; 28 (5): 775–790.

    8. Риккарди А, Гобби П.Г., Уччи Джи, и другие. Изменение клинической картины множественной миеломы. Eur J Cancer .1991. 27 (11): 1401–1405.

    9. Кайл Р.А., Герц М.А., Витциг Т.Э., и другие. Обзор 1027 пациентов с впервые диагностированной множественной миеломой. Mayo Clin Proc . 2003. 78 (1): 21–33.

    10. Димопулос М, Кайл Р, Ферманд JP, и другие.; Консенсусная панель Международного семинара по миеломной болезни 3. Консенсусные рекомендации для стандартных следственных действий: отчет консенсусной группы Международного семинара по миеломе 3. Кровь . 2011. 117 (18): 4701–4705.

    11. Берд Дж. М., Оуэн Р. Г., Д’Са С. и др .; Гематоонкологическая рабочая группа Британского комитета по стандартам в гематологии (BCSH), UK Myeloma Forum. Рекомендации по диагностике и лечению множественной миеломы, 2014 г. https://academy.myeloma.org.uk/wp-content/uploads/sites/2/2014/08/MYELOMA_GUIDELINE_Feb_2014_for_BCSh2.pdf. По состоянию на 16 января 2016 г.

    12. Кумар С.К., Калландер Н.С. Руководство Национальной комплексной сети по борьбе с раком: множественная миелома, версия 3.2017. http://www.nccn.org/professionals/physician_gls/PDF/myeloma.pdf (требуется вход в систему). По состоянию на 26 декабря 2016 г.

    13. Rajkumar SV. Миелома сегодня: определения болезни и достижения в лечении [опубликованные поправки опубликованы в Am J Hematol. 2016; 91 (9): 965]. Ам Дж. Гематол . 2016; 91 (1): 90–100.

    14. Моро П., Сан-Мигель Дж, Людвиг Х, и другие.; Рабочая группа по рекомендациям ESMO. Множественная миелома: клинические рекомендации ESMO по диагностике, лечению и последующему наблюдению. Энн Онкол . 2013; 24 (приложение 6): vi133 – vi137.

    15. ван Ри Ф, Гиральт С, Барлоги Б. Будущее трансплантации аутологичных стволовых клеток при миеломе. Кровь . 2014. 124 (3): 328–333.

    16. Палумбо А, Раджкумар С.В., Сан-Мигель JF, и другие. Согласованное заявление Международной рабочей группы по миеломе в отношении ведения, лечения и поддерживающего ухода за пациентами с миеломой, не имеющими права на стандартную трансплантацию аутологичных стволовых клеток. Дж. Клин Онкол . 2014. 32 (6): 587–600.

    17. Бенбубкер Л, Димопулос М.А., Диспенсиери А, и другие.; ПЕРВАЯ испытательная группа. Леналидомид и дексаметазон у пациентов с миеломой, не подходящих для трансплантации. N Engl J Med . 2014. 371 (10): 906–917.

    18. Палумбо А, Кавалло Ф, Гей Ф, и другие. Аутологичная трансплантация и поддерживающая терапия при множественной миеломе. N Engl J Med . 2014; 371 (10): 895–905.

    19. Николаидес А.Н., Фарид Дж, Каккар А.К., и другие. Профилактика и лечение венозной тромбоэмболии – Международный консенсус. Инт Ангиол . 2013. 32 (2): 111–260.

    20. Раджкумар С.В., Димопулос М.А., Палумбо А, и другие. Международная рабочая группа по миеломе обновила критерии диагностики множественной миеломы. Ланцет Онкол . 2014; 15 (12): e538 – e548.

    21. Беннетт Д.Л., Эль-Хури Г.Ю. Общий подход к литическому поражению костей. Applied Radiol. 2004. http://appliedradiology.com/articles/general-approach-to-lytic-bone-lesions. По состоянию на 3 февраля 2016 г.

    22. Kransdorf MJ, Мосты MD. Текущие разработки и последние достижения в визуализации опухолей опорно-двигательного аппарата. Радиол опорно-двигательного аппарата Семина . 2013. 17 (2): 145–155.

    23. переулок Т.Дж., Мэтьюз Д.А., Ману П.Низкая доступность медицинских осмотров и лабораторных исследований больных хронической усталостью. Am J Med Sci . 1990. 299 (5): 313–318.

    24. Гаддей Х.Л., Держатель К. Непреднамеренная потеря веса у пожилых людей. Ам Фам Врач . 2014. 89 (9): 718–722.

    25. Михельс ТК, Келли К.М. Заболевания паращитовидных желез. Ам Фам Врач . 2013. 88 (4): 249–257.

    26. Ан И.Е., Майланкоди С, Корде Н, Ландгрен О.Дилеммы в лечении тлеющей множественной миеломы. Дж. Клин Онкол . 2015; 33 (1): 115–123.

    27. Диспенсери А, Стюарт А.К., Чанан-Хан А, и другие. Тлеющая множественная миелома, требующая лечения: время для нового определения? Кровь . 2013. 122 (26): 4172–4181.

    28. Матеос М.В., Эрнандес MT, Хиральдо П., и другие. Леналидомид плюс дексаметазон при тлеющей множественной миеломе с высоким риском. N Engl J Med . 2013. 369 (5): 438–447.

    29. Regelink JC, Миннема МС, Terpos E, и другие. Сравнение современных и традиционных методов визуализации в выявлении болезни костей, связанной с множественной миеломой: систематический обзор. Br J Haematol . 2013. 162 (1): 50–61.

    30. Грейпп ПР, Сан-Мигель Дж, Дьюри Б.Г., и другие. Международная система стадирования множественной миеломы [опубликованная коррекция опубликована в J Clin Oncol.2005; 23 (25): 6281]. Дж. Клин Онкол . 2005. 23 (15): 3412–3420.

    31. Палумбо А, Авет-Люазо H, Олива С, и другие. Пересмотренная международная система стадирования множественной миеломы: отчет Международной рабочей группы по миеломе. Дж. Клин Онкол . 2015; 33 (26): 2863–2869.

    32. Chng WJ, Диспенсиери А, Чим CS, и другие.; Международная рабочая группа по миеломе. Консенсус IMWG по стратификации риска множественной миеломы. Лейкемия . 2014. 28 (2): 269–277.

    33. Бруно Б, Аунер HW, Гартон Г, и другие. Трансплантация стволовых клеток при множественной миеломе и других заболеваниях плазматических клеток (отчет с собрания руководителей EBMT). Лимфома Лейк . 2016; 57 (6): 1256–1268.

    34. Винн А.Н., Шах Г.Л., Коэн JT, Лин П.Дж., Парсонс СК. Реальная эффективность гемопоэтической трансплантации у пожилых людей с множественной миеломой. Национальный институт рака . 2015; 107 (8): djv139.

    35. Палумбо А, Bringhen S, Матеос М.В., и другие. Гериатрическая оценка позволяет прогнозировать выживаемость и токсичность у пожилых пациентов с миеломой: отчет Международной рабочей группы по миеломе [опубликованные поправки опубликованы в Blood. 2016; 127 (9): 1213]. Кровь . 2015; 125 (13): 2068–2074.

    36. Рой А., Киш JK, Блоудек Л, и другие. Оценка затрат на терапию пациентов с рецидивирующей и / или рефрактерной множественной миеломой: модель. Am Health Drug Benefits . 2015; 8 (4): 204–215.

    37. Terpos E, Морган Джи, Димопулос М.А., и другие. Международные рекомендации по миеломе для лечения заболеваний костей, связанных с множественной миеломой. Дж. Клин Онкол . 2013. 31 (18): 2347–2357.

    38. Мхаскар Р, Редзепович Дж., Уитли К., и другие. Бисфосфонаты при множественной миеломе: сетевой метаанализ. Кокрановская база данных Syst Rev .2012; (5): CD003188.

    39. Фаланга А, Маркетти М, Руссо Л. Венозная тромбоэмболия при гематологических злокачественных новообразованиях. Curr Opin Oncol . 2012; 24: 702–710.

    40. Larocca A, Кавалло Ф, Bringhen S, и другие. Тромбопрофилактика аспирином или эноксапарином у пациентов с впервые диагностированной множественной миеломой, получавших леналидомид. Кровь . 2012; 119 (4): 933–939.

    41.Лайман Г.Х., Болке К., Хорана А.А., и другие.; Американское общество клинической онкологии. Профилактика и лечение венозной тромбоэмболии у онкологических больных: Обновление рекомендаций по клинической практике Американского общества клинической онкологии, 2014 г. J Clin Oncol . 2015; 33 (6): 654–656.

    42. Чеук Д.К., Чан АК, Ли Т.Л., Чан ГК, Ха SY. Вакцины для профилактики вирусных инфекций у больных гематологическими злокачественными новообразованиями. Кокрановская база данных Syst Rev . 2011; (3): CD006505.

    43. Сноуден JA, Ахмедзай Ш. Эшкрофт Дж., и другие.; Рабочая группа по гематоонкологии Британского комитета по стандартам в гематологии и Британский форум по миеломе. Руководство по поддерживающей терапии при множественной миеломе, 2011 г. Br J Haematol . 2011. 154 (1): 76–103.

    44. Тоня Т, Меттлер А, Роберт Н, и другие. Эритропоэтин или дарбэпоэтин для онкологических больных. Кокрановская база данных Syst Rev . 2012; (12): CD003407.

    45. Bergenthal N, Будет А, Штрекманн Ф, и другие. Аэробные упражнения для взрослых пациентов со злокачественными гематологическими заболеваниями. Кокрановская база данных Syst Rev . 2014; (11): CD009075.

    46. Молассиотис А, Уилсон Б, Блэр С, Хау Т, Кавет Дж. Неудовлетворенные потребности в поддерживающей терапии, психологическое благополучие и качество жизни пациентов с множественной миеломой и их партнеров.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *