Что такое мезаденит у взрослых: Почему и как болит мезаденит?

Почему и как болит мезаденит?

Мезаденит — воспаление лимфатических узлов брыжейки кишечника, сопровождающееся интоксикацией и болью в животе. В настоящее время считается, что причиной мезаденита (по аналогии с лимфаденитом других локализаций) являются разнообразные инфекционные (в основном неспецифические) возбудители — как бактерии, так и вирусы. Среди наиболее частых «виновников» заболевания встречаются респираторные вирусы (аденовирус, энтеровирус), возбудители инфекционного мононуклеоза и кишечного иерсиниоза, цитомегаловирус, стрептококки, стафилококки…

Лимфоузлы брюшной полости человека служат серьезным барьером на пути распространения инфекции из кишечника и других органов (например, верхних дыхательных путей, легких). Неудивительно, что в сезон простудных заболеваний количество пациентов (особенно детей и подростков) с мезаденитом и «нехирургической» болью в животе значительно увеличивается. Какие же симптомы и признаки присущи острому мезадениту? Как не пропустить более серьезное заболевание, требующее хирургического вмешательства?

Достаточно часто клиническая картина мезаденита напоминает таковую при остром аппендиците. Заболевание начинается с появления приступообразной или постоянной боли в центре живота, но при этом, несмотря на ее острый характер, общее состояние пациента страдает незначительно. Боль при мезадените, как правило, усиливается при смене положения тела, движении и кашле. Иногда человек не может точно указать локализацию боли: говорит, что «болит весь живот». Мезаденит обычно сопровождается лихорадкой, тошнотой и рвотой, иногда расстройством стула в виде диареи или, наоборот, запора. Общая продолжительность боли в животе редко превышает несколько дней. Наряду с перечисленными симптомами могут беспокоить катаральные явления со стороны верхних дыхательных путей в виде насморка, першения и боли в горле, кашля.

Несмотря на благоприятное течение мезаденита, все же в редких случаях возможно развитие и серьезных осложнений — нагноения и некроза брыжеечных лимфатических узлов, перитонита, кишечной непроходимости и даже сепсиса. Поэтому так важны своевременное выявление и лечение этого заболевания!

При подозрении на мезаденит диагностика должна быть всеобъемлющей и распространяться также на другие органы и системы, поскольку причиной увеличения и/или воспаления брыжеечных лимфоузлов могут быть и более серьезные заболевания. В затруднительных случаях для постановки точного диагноза требуется выполнение ультразвукового исследования органов брюшной полости или компьютерной томографии, а иногда даже диагностической видеолапароскопии. Указанные методы визуализации позволяют не только установить наличие или отсутствие мезаденита, но и исключить возможные осложнения этого недуга. Из лабораторных тестов особенно важным является общий анализ крови. Необходимо помнить и о том, что только врачу под силу дифференцировать мезаденит с целым рядом хирургических и терапевтических заболеваний органов брюшной полости, в связи с чем, как известно, при появлении какой бы то ни было боли в животе необходимо незамедлительно обращаться за медицинской помощью!

Лечение неспецифического мезаденита осуществляется консервативными методами и, как правило, проводится в условиях хирургического стационара. Основными компонентами терапии являются антибактериальные препараты широкого спектра действия, спазмолитические и обезболивающие средства, физиотерапевтические процедуры. Разумеется, подобное лечение вправе назначить только врач, поскольку самостоятельный прием анальгетиков и спазмолитиков может исказить клиническую картину заболевания и тем самым затруднить его диагностику.

Пожалуй, наиболее обоснованным методом профилактики мезаденита является санация очагов хронической инфекции в организме — хронического тонзиллита, холецистита, пиелонефрита, бронхита, Helicobacter–ассоциированного гастродуоденита…

И помните: самолечение мезентериального лимфаденита недопустимо! Залог вашего успешного выздоровления — своевременное обращение к врачу.


Владимир ХРЫЩАНОВИЧ, доктор медицинских наук.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Мезаденит в экстренной хирургии

Дата публикации: .

Мезаденит – это воспаление лимфатических узлов брыжейки кишечника, для которого характерны боли в животе различной интенсивности и симптомы интоксикации.

В клинической классификации различают следующие виды мезаденита:

Выделяют формы данного заболевания:

  • Неспецифический мезаденит, который может быть простым и гнойным;
  • Псевдотуберкулезный мезаденит;
  • Туберкулезный мезаденит

По клиническому течению:

  • Острый мезаденит;
  • Хронический мезаденит

Наибольшего внимания в хирургической практике заслуживает острый неспецифический мезаденит.

Он составляет (по данным различных источников) примерно 10-15% от общего числа острых хирургических заболеваний. В 2 раза чаще болеют девочки.

Причиной данного заболевания, в настоящее время, считают поражение лимфатических узлов различными инфекциями, зачастую вирусного происхождения. Из наиболее частых – это вирусы респираторных или ротовирусных инфекций.

Как правило поражение лимфатических узлов брыжейки кишечника – вторичный процесс, до этого предшествующие ему воспаления других органов (аппендикс, бронхи, кишечник и др.)

Мезаденит является заболеванием, которое клинически схоже с острым аппендицитом, что ведет к довольно частому затруднению диагностики последнего.

В большинстве случаев заболевание начинается с постоянной или приступообразной боли в животе (чаще в центре живота), тошноты, рвоты, расстройства стула (диарея или запор), повышением температуры тела. Общие явления данного заболевания не превышают в большинстве случаев нескольких дней.

Диагностика заболевания в первую очередь должна быть направлена на исключение другой острой хирургического патологии схожей по симптоматике и требующей экстренной хирургической помощи. Для этого должны быть подробно изучены жалобы и анамнез пациента, проведены необходимые лабораторные (ОАК, ОАМ, БАК и др.- при необходимости) и инструментальные (УЗИ ОБП, Рентгенография ОГК и ОБП и др. – при необходимости) методы исследования.

Лечение острого неспецифического мезаденита обычно консервативное и, зачастую, проводится в условиях хирургического стационара. Для лечения  используют антибактериальные препараты широкого спектра действия, спазмолитические, обезболивающие средства. При выраженной интоксикации и других клинических проявлений (тошноты, рвоты, диареи и т.д) могут быть назначены и другие группы препаратов.  

Важно знать, что несмотря на благоприятный исход мезаденита, в редких случаях бывают серьезные осложнения, ведущие к экстренной хирургической помощи. Поэтому главное своевременное обращение к врачу и лечение данного заболевания.

Врач-хирург
хирургического
отделения № 1
Кравчук А.Г.

Мезаденит – это… Что такое Мезаденит?

воспаление лимфатических узлов брыжейки кишечника.

Мезаденит подразделяют на неспецифический (простой и гнойный), туберкулезный (см. Туберкулез внелегочный (Туберкулёз внелёгочный)) и псевдотуберкулезный (см. Псевдотуберкулез). По клиническому течению процесса различают острый и хронический (рецидивирующий) мезаденит.
Этиология и патогенез неспецифического М. окончательно не выяснены. Возбудители инфекции могут попадать в лимфатические узлы брыжейки кишечника энтерогенным и лимфогематогенным путем из различных первичных очагов, расположенных, например, в червеобразном отростке, кишечнике, верхних дыхательных путях, легких и др.
Макроскопически при неспецифическом М. обычно отмечается отек брыжейки тонкой кишки, в которой, чаще в области илеоцекального угла, обнаруживаются увеличенные лимфатические узлы мягкой консистенции. При гнойном М. на месте лимфатических узлов образуется инфильтрат с некрозом и гнойным расплавлением. Гистологически в лимфатических узлах брыжейки кишечника выявляются лимфоидная гиперплазия, лейкоцитарная инфильтрация. Прогрессирование процесса может сопровождаться воспалительной инфильтрацией жировой ткани брыжейки кишечника.
Начало острого неспецифического М., как правило, внезапное. Появляется схваткообразная или постоянная боль, локализующаяся в области пупка или справа от него, которая продолжается от нескольких часов до 2—3 дней. Наряду с этим отмечаются повышение температуры тела, учащение пульса, икота, тошнота, рвота, понос или запор, иногда гиперемия зева, лица, простой герпес. В анамнезе часто имеются указания на недавно перенесенные грипп или ангину. Общее состояние больных, как правило, остается удовлетворительным. Оно существенно ухудшается лишь при гнойном М., часто протекающем с выраженной интоксикацией. При этом обычно определяют лейкоцитоз, достигающий 30․109 и сдвиг лейкоцитарной формулы влево. Обнаруживают также гипоальбуминемию и увеличение глобулярных фракций за счет γ-глобулина. При хроническом М. отмечаются кратковременные, неопределенной локализации боли в животе, периодически возникает понос или запор. На фоне хронического процесса возможно обострение с клинической симптоматикой острого М.
Пальпация живота выявляет болезненность и напряжение мышц в правой подвздошной и паховой областях; симптомы раздражения брюшины могут быть ограниченными или разлитыми, в зависимости от формы М. Для М. характерны симптом Мак-Фаддена — болезненность по краю прямой мышцы живота на 2—4 см ниже пупка; симптом Клейна — перемещение болевой точки справа налево при повороте больного со спины на левый бок; симптом Штернберга — болезненность при пальпации по линии, соединяющей правую подвздошную область с левым подреберьем. Диагноз подтверждают с помощью лапароскопии (Лапароскопия). Большое диагностическое значение имеют ультразвуковое исследование органов брюшной полости (см. Ультразвуковая диагностика) и компьютерная Томография. Однако чаще правильный диагноз устанавливают только в результате интраоперационной биопсии мезентериальных лимфатических узлов.

Лечение острого неспецифического М. консервативное; покой, антибиотики, десенсибилизирующие средства, физиотерапевтические процедуры, паранефральные блокады. При клин, картине острого живота (Острый живот) показана лапаротомия. Если она проведена по поводу предполагаемого острого аппендицита, то операцию заканчивают, как правило, удалением червеобразного отростка и биопсией лимфатического узла. В брыжейку тонкой кишки вводят раствор новокаина с антибиотиками. При гнойном М. вскрывают и дренируют полость абсцесса. В послеоперационном периоде назначают антибиотики, физиотерапевтические процедуры.
Прогноз, как правило, благоприятный. Профилактика заключается в своевременной санации очагов хронической инфекции.
Особенности мезаденита у детей. Мезаденит у детей чаще наблюдается в возрасте 6—13 лет. Он может быть первичным и вторичным. Первичный М. протекает как самостоятельное заболевание, вторичный М. возникает как реакция лимфатических узлов при кишечных инфекциях, острых респираторных заболеваниях и др.
Клиническая картина характеризуется резко выраженными болями в животе, которые часто носят приступообразный характер и вызывают выраженное беспокойство ребенка в связи со спазмами кишечника и раздражением рецепторов брыжейки. Температура тела повышается до 38° и выше, отмечаются бледность и влажность кожи. Характерны жалобы на тошноту, реже рвоту. При остром гнойном М., который у детей наблюдается сравнительно редко, общее состояние резко ухудшается, нарастают признаки интоксикации, температура тела приобретает гектический характер. При пальпации живота иногда удается обнаружить увеличение брыжеечных лимфатических узлов. Нередко встречается хроническое неспецифическое воспаление лимфатических узлов брыжейки, при котором дети длительное время жалуются на схваткообразные боли в животе без четкой локализации. При этом отмечается болезненность справа от пупка и по ходу корня брыжейки. Принципы лечения и прогноз при М. у детей такие же, как у взрослых.

Библиогр.: Аничков Н, М., Вигдорчик И.В. и Королюк А.М. Дифференциальная диагностика туберкулезного и псевдотуберкулезного мезаденитов. Военно-мед. журн., № 7, с. 38, 1977, библиогр.; Многотомное руководство по хирургии, под ред. Б.В. Петровского, т. 7, с. 707, М., 1960.

воспаление лимфатических узлов брыжейки кишечника.

Мезадени́т о́стрый (m. acuta) — бурно развивающийся, чаще неспецифический М., проявляющийся схваткообразными, реже постоянными болями в правом нижнем квадранте живота или вокруг пупка, повышением температуры тела.

Мезадени́т рецидиви́рующий (m. recidiva) — см. Мезаденит хронический.

Мезадени́т хрони́ческий (m. chronica; син. М. рецидивирующий) — длительно текущий М., обычно туберкулезной этиологии, проявляющийся кратковременными периодическими болями в животе неопределенной локализации, положительным симптомом Штернберга, иногда запорами или поносами.

симптомы и лечение, причины, как лечить

Мезаденит (мезентеральный лимфаденит) – это заболевание, при котором воспаляются лимфатические узлы брыжейки кишечника. Патологический процесс затрагивает складки брюшины, благодаря которым орган крепится к абдоминальной полости. В этой статье детально поговорим о том, что такое лимфаденит, как он проявляется и какими способами от него можно избавиться.

Общие сведения

В брюшной полости расположены сотни лимфатических узлов, которые защищают от распространения инфекции. Когда железы брыжейки реагируют на внедрение патогенов, они увеличиваются, становятся болезненными, вызывая дискомфортные ощущения в животе.

Мезентеральный аденит чаще диагностируют в детском возрасте. Опасность недуга связана с тем, что существует большой риск возникновения гнойного процесса. Прорыв абсцесса чреват развитием перитонита (воспаления брюшины), который может послужить причиной смертельного исхода. Также при тяжелом течении болезни существует вероятность возникновения сепсиса – заражения крови.

Интересно! Исследования показывают, что у тех, кто перенес мезаденит в детском и подростковом возрасте, уменьшаются риски развития язвенного колита.

Причины мезаденита чаще всего связаны с атакой болезнетворных микроорганизмов. Большое значение в патогенезе (механизме развития) патологии играют уже сформировавшиеся очаги инфекции в других органах, например, кишечнике или бронхах. Вирусы и бактерии могут попадать в лимфатическую систему через просвет кишечника, кровь или лимфу.

Мезаденит развивается на фоне ослабленного иммунитета. Этиология процесса часто связана с уже имеющимися заболеваниями пищеварительного тракта. Патология бывает острой и хронической. В первом случае характерно внезапное нарастание клинических симптомов и наличие ярко выраженных сопутствующих признаков. Хронический лимфаденит имеет стертый характер течения. Процесс протекает длительно.

Мезентерит бывает неспецифическим (простой и гнойный), туберкулезным и псевдотуберкулезным. Точные причины первой разновидности заболевания до сих пор неизвестны. При попадании в брыжейку туберкулезных микобактерий развивается второй тип мезаденита.

Причины

К развитию мезентерального лимфаденита приводит попадание в лимфатические узлы болезнетворных микроорганизмов. Бактериальная и вирусная инфекция может попадать туда из воспаленной стенки кишечника или же заноситься кровью из хронических очагов инфекции. Так, заболевание может диагностироваться на фоне тонзиллита, инфекционных процессов в почках, дыхательных путях.

В группе риска по возникновению брыжеечного лимфаденита входят пациенты с ослабленным иммунитетом или врожденным иммунодефицитом. Мезентеральный лимфаденит – это не самостоятельная патология, а следствие уже имеющегося инфекционного процесса в организме. Возбудителями недуга могут выступать:

  • вирусы – цитомегаловирус, вирус герпеса, аденовирус, энтеровирус;
  • неспецифические бактерии – сальмонелла, кишечная палочка, стафилококки, стрептококки;
  • специфические бактерии – иерсинии, туберкулезная микобактерия.

Энтеровирусы являются основной причиной появления частой водянистой диареи, повышенного газообразования и болей в животе. Вирус герпеса может быть причиной инфекционных и онкологических процессов в организме.

Симптоматика

Симптомы мезаденита у взрослых возникают внезапно. Они зависят от характера возбудителя, а также того, в какой форме протекает патология. Пациент жалуется на сильные боли в околопупочной области. Интенсивность болевого синдрома со временем нарастает. Боль может приобретать постоянный ноющий характер, а может быть, наоборот, спазматическим в виде приступов. Она может длиться от нескольких часов до пары дней.

Боль может появляться в верхней части живота. Иногда пациенты не могут точно указать локализацию болевого спазма. Проявления лимфаденита часто путают с симптомами острого аппендицита. Дискомфортные ощущения усиливаются при смене положения тела, кашле и движении. При прогрессировании патологии боль не стихает. Это является важным отличием от аппендицита.

Наряду с болью развиваются признаки расстройства органов пищеварения:

  • тошнота;
  • рвота, которая не приносит облегчения;
  • сухость во рту;
  • потеря аппетита;
  • икота;
  • запор или понос;
  • повышение температуры тела. При этом общее состояние пациента обычно остаётся в норме.

Симптомы брыжеечного лимфаденита похожи с проявлениями острого аппендицита и внематочной беременности

У пациентов наблюдается нестабильность артериального давления, а также учащается сердцебиение и ритм дыхания. Появляются и катаральные явления: гиперемия (покраснение) зева и лица, насморк, кашель. Заболевание обычно длится несколько дней и в большинстве случаев проходит без лечения. В некоторых же случаях без квалифицированной помощи не обойтись.

Если сильная боль в животе сопровождается лихорадкой, диареей или рвотой, обязательно обратитесь к врачу. Гнойное воспаление протекает гораздо сложнее. Заболевание нарушает общее самочувствие, вызывая усталость и апатию. Появляется озноб, температура поднимается выше отметки 38. При пальпации абдоминальной полости наблюдается усиление болевого синдрома.

Важно! Больных направляют к хирургу с подозрениями на развитие острого аппендицита. Лишь полноценное обследование помогает выявить мезаденит.

Туберкулезный мезаденит имеет характерные отличия. Для него характерны периодические слабо выраженные боли в животе. Заболевание протекает на фоне выраженных симптомов интоксикации, вызванной жизнедеятельностью микобактерий туберкулеза. Температура не поднимается выше 37 градусов.

Пациенты отмечают появление сильной потливости, слабости, бледности кожи. Снижается вес тела. Наблюдается увеличение периферических лимфатических узлов. Туберкулезный мезаденит – это длительное хроническое заболевание с периодическими обострениями. В редких случаях патология протекает бессимптомно.

Осложнения

Какие осложнения могут возникнуть после мезаденита? Брыжеечный лимфаденит обычно хорошо поддается консервативному лечению. Однако прогрессирование патологии может привести к развитию осложнений и необходимости проведения операции. Среди наиболее вероятных последствий мезаденита специалисты выделяют следующее:

  • нагноение лимфоузлов;
  • абдоминальный абсцесс;
  • перитонит;
  • генерализованный лимфаденит;
  • сепсис;
  • спаечные образования;
  • кишечная непроходимость.

Абсцесс

Абсцесс брюшной полости представляет собой ограниченный гнойник. Формированию и прогрессированию недуга способствует наличие таких бактерий:

  • аэробная группа: протей, кишечная палочка, стафилококки, стрептококки;
  • анаэробная группа: клостридии, бактероиды, фузобактерии.

На ранних стадиях отсутствуют характерные именно для этой патологии симптомы. У пациентов сильно повышается температура тела, присутствует озноб и тахикардия. Наблюдается сильная тошнота и отсутствует аппетит. Мышцы передней стенки брюшной полости резко напряжены. Также присутствует паралитическая непроходимость в заднем проходе.

По мере развития патологии появляется сильный дискомфорт в животе, нарушается стул и мочеиспускание. При развитии патологии в поддиафрагмальной области появляется боль в подреберье, иррадиирующая под лопатку.

Болевые ощущения усиливаются при вдохе. Также изменяется ходьба больного – туловище наклоняется в сторону. Наиболее эффективным методом лечения абсцесса является оперативное вмешательство. При обширном гнойном процессе производится разрез передней стенки брюшной полости.

При абсцессах маленьких размеров проводится метод дренирования. На любой стадии заболевания назначаются антибактериальные средства. Кроме того, назначаются препараты для подавления кишечной микрофлоры.

Коварство недуга заключается в том, что даже после операции и очистки органа он может рецидивировать. При наличии нескольких абсцессов прогноз неблагоприятный. Согласно данным статистики, от абсцесса брюшной полости умирают от десяти до тридцати пяти процентов пациентов.

Читайте также:

Перитонит

Перитонит – это воспаление серозного слоя брюшины. Сложность диагностики заключается в том, что проявления патологии схожи с признаками заболеваний, вызвавших данное осложнение. Клиническая картина во многом зависит от стадии патологического процесса, характера патологии, возраста пациента и истории болезни.

Первая стадия перитонита развивается стремительно и длится в течение суток. Симптомы носят местный характер. Общее состояние пациента тяжелое. Вторая стадия называется токсической. Местные признаки постепенно стираются или полностью исчезают. Пациенты находятся в спутанном сознании и проявляют полную безучастность к происходящему. Температура достигает 42 градусов, пульс практически не прощупывается.

Последняя, терминальная, стадия носит необратимый характер. Пациенты находятся в отделении интенсивной терапии и подключены к аппаратам искусственного жизнеобеспечения. Развивается полиорганная недостаточность с дисфункцией практически всех органов и систем организма.

Прогноз на выживаемость напрямую зависит от своевременной диагностики и правильно подобранной тактики лечения. Если пациент обратился к врачу при появлении первых тревожных признаков и ему была оказана грамотная медицинская помощь, благоприятный исход наблюдается более чем в восьмидесяти процентах случаев.

Дифференциальная диагностика

Диагноз ставится на основании результатов анализов. Обследование при подозрении на лимфаденит должно проводиться в полном объеме и распространяться на все органы. Диагностика начинается с проведения общего осмотра, сбора жалоб и истории болезни. Затем проводятся дополнительные методы исследования. Специалисты назначают УЗИ, МРТ, общий анализ крови.

Проведем сравнительный анализ с патологиями, которые часто путают с брыжеечным лимфаденитом. Для начала поговорим о лимфогранулематозе. В обоих случаях наблюдается увеличение лимфатических узлов и повышение температуры тела. Разница заключается в том, что при лимфогранулематозе присутствует профузный пот. Лимфатические узлы болезненны и даже на фоне лечения они не уменьшаются.

Гельминтоз также часто путают с мезаденитом. Для заболевания также характерны боли в животе, слабость и вялость. Однако в этом случае температура повышается циклично, через равные промежутки времени. Также в крови присутствуют антитела к паразитам.

Аппендицит – это еще одна патология, с которой проводят дифференциацию при мезадените. При воспалении червеобразного отростка симптомы напряжения брюшины положительные. Боль локализуется обычно в правом нижнем боку.

Лечение

Лечение неосложненных форм осуществляется с помощью лекарственных препаратов. Основу терапии составляют антибиотики. Для выявления чувствительности патогенов проводятся бактериологические посевы. При невозможности проведения таких анализов назначаются антибактериальные средства широкого спектра действия.

Для купирования воспаления применяются нестероидные противовоспалительные препараты. Справиться с отравлением организма поможет дезинтоксикационная терапия. Сначала назначаются адсорбенты для внутривенного введения, а затем переходят на пероральный прием. Болевой синдром купируется при помощи анальгетиков и спазмолитиков. При выявлении микобактерии туберкулеза потребуется использование противотуберкулезных лекарственных средств.

Важно! Лечение мезаденита рекомендовано проводить в стационаре.

Пациентам показан отдых. Это поможет организму быстрее восстановиться. Для предотвращения обезвоживания организма следует пить достаточное количество жидкости. Для уменьшения боли на область живота разрешается приложить тепло. Укрепить иммунитет и усилить сопротивление организма к инфекциям помогут народные средства.

Неосложненные формы заболевания лечатся антибиотиками

Одним из известных растений является эхинацея. Она удаляет токсины из организма и ускоряет процессы заживления. Вместе с эхинацеей можно использовать дикий индиго. Растение помогает в борьбе с инфекционными агентами. Солодка известна своими противовоспалительными и защитными свойствами. Ее часто используют для лечения инфекционных процессов. Народное лечение не воздействует на возбудителей мезаденита, а лишь оказывает вспомогательную помощь.

Рассмотрим еще некоторые рецепты нетрадиционной медицины:

  • отвар из корней сизой ежевики. Ягода известна своими вяжущими, противовоспалительными, бактерицидными, жаропонижающими свойствами. Десять грамм измельченных корней следует залить стаканом кипятка и еще проварить в течение двадцати минут. Средство должно настояться в течение трех часов, после чего его процеживают. Принимать нужно по столовой ложке каждые два часа;
  • настой из цветков аптечной ромашки. Растение известно противовоспалительными, спазмолитическими и ветрогонными свойствами. Чайную ложку сухих цветков следует залить стаканом кипятка и дать настояться в термосе в течение трех часов. Отфильтрованный раствор принимают по четверти стакана четыре раза в день;
  • отвар из семян тмина. Столовую ложку семян нужно залить 250 мл кипятка и прокипятить в течение тридцати минут. После того, как жидкость будет процежена, ее можно принимать по две столовые ложки за полчаса до приема пищи.

Избавиться от симптомов лимфаденита без корректировки питания просто невозможно. В первые дни назначается строгая диета. Употреблять пищу следует небольшими порциями каждые три часа. Перед сном разрешается только питье. Разрешены овощные супы, нежирные сорта мяса, творог, каши, овощные салаты, пшеничный хлеб. Категорически запрещены жирные и жареные блюда, сало, бульоны, копчености, алкоголь, кофе, специи, сдоба.

При формировании гнойного процесса потребуется хирургическое вмешательство. Операция заключается в том, что гнойник вскрывают и дренируют. После купирования острого процесса возможно применение физиотерапевтических процедур. Принципы профилактики сводятся к своевременному лечению уже имеющихся в организме инфекционных процессов и укреплении иммунных сил.

Не всегда возможно предотвратить развитие брыжеечного лимфаденита, но зато можно уменьшить риски заражения бактериальными и вирусными инфекциями. Специалисты рекомендуют регулярно мыть руки с мылом. Избегайте контакта с больным. Регулярно проводите дезинфекцию своего дома

Профилактика также включает в себя ликвидацию хронических очагов инфекции: синуситов, отитов, бронхитов, тонзиллитов, пиелонефритов. Один раз в год важно посещать стоматолога. Итак, мезаденит у взрослых – это патология, затрагивающая лимфатические узлы брыжейки. Она не является самостоятельным заболеванием, а развивается на фоне других инфекционных процессов.

Симптомы лимфаденита схожи с острым аппендицитом, поэтому без квалифицированной помощи специалиста и проведения обследования не обойтись. Лечить можно с помощью антибактериальных средств и нестероидных противовоспалительных препаратов. Справиться с болью помогут анальгетики. Устранить интоксикацию можно с помощью адсорбентов.

При выявлении микобактерии потребуется использование противотуберкулезных средств. Ускорить процесс выздоровления можно с помощью диетического питания и нетрадиционных средств. Не стоит пускать заболевание на самотек. Халатное отношение к своему здоровью может стоить жизни.

Мезаденит у детей — Медицинский центр «Целитель»

Мезаденит – это воспаление лимфатических узлов, которые расположены в брыжейке тонкого кишечника. Болезни предшествует проникновение инфекции в лимфатические узлы брыжейки и последующее их размножение, что вызывает воспалительные явления в лимфоузлах. Заболевание может протекать в острой и хронической формах и проявляется, соответственно, ярко или менее выраженной симптоматикой.

Каковы причины?

Среди инфекций, способных вызвать мезаденит у ребёнка можно назвать такие бактерии, как:

  • кишечная палочка;
  • стафилококки;
  • стрептококки;
  • сальмонелла;
  • микобактерия туберкулеза.

Также это могут быть следующие вирусы:

  • энтеровирус;
  • аденовирус;
  • вирус Эпштейна-Барр;
  • цитомегаловирус.

Нередко развитие мезаденита у детей врачи связывают с наличием у них таких болезней, как:

  • пневмония;
  • грипп;
  • инфекционный мононуклеоз;
  • тонзиллит;
  • бронхит.

После тяжело протекавших инфекционных заболеваний у ребёнка часто диагностируется реактивный мезаденит. Кроме того, данная патология нередко возникает у детей в качестве специфической реакции на прививки или бесконтрольный приём некоторых видов лекарственных препаратов.

Симптомы болезни

Главный признак заболевания – боль в животе (в верхней его части либо в районе пупка). Боль может быть приступообразной и длиться продолжительное время, может быть тупой, особо не выраженной. Болезненные ощущения становятся выраженнее при резких поворотах тела, поднятии тяжести, чихании, кашле. Нередко возникает чувство тошноты, может быть рвота, расстройства кишечника.

Наличие в организме воспалительного процесса вызывает признаки интоксикации: увеличением числа сердечных сокращений (тахикардией) и общей слабостью, температура тела при остром мезадените может повышаться до 390С. При хроническом она, как правило, не высокая, может повышаться до 37 или до 37. 5 и держится долго. При хроническом мезадените боли беспокоят неделями или месяцами, ребенок становится вялым, уставшим, снижается работоспособность, умственная деятельность.

Диагностика мезаденита у детей

Для того, чтобы достоверно диагностировать заболевание опытные педиатры назначают ультразвуковое исследование брюшной полости. Оно позволяет чётко разглядеть увеличение лимфоузлов. При этом также осматриваются желчный пузырь, поджелудочная железа, селезёнка и другие органы брюшной полости. Это нужно для исключения патологий с похожими признаками, например, аппендицит. Ультразвуковое исследование брюшной полости на сегодня – очень доступный, неинвазивный и высокоинформативный метод в диагностике мезаденита.

Опасным сложением мезаденита является нагноение (абсцесс) лимфатических узлов, что сразу определяется на УЗИ. Обычно лимфатические узлы воспаляются в виде групп, крайне редко -единичные, при этом лёгкое надавливании датчиком болезненно для пациента. При выраженной остроте процесса возле воспаленных лимфоузлов обнаруживается реактивный выпот жидкости.

Важность и ценность ультразвуковой диагностики еще и в том, что симптомы мезаденита крайне аналогичны аппендициту, и метод УЗД позволяет отличить одно от другого. Также ультразвуковая диагностика позволяет без вмешательств в брюшную полость следить за динамикой процесса выздоровления. Это очень важно при обследовании детей, которые и так боятся вида белого халата и различные медицинские процедуры. Кроме того, в случае появления каких-то осложнений можно в данной ситуации сразу применить необходимые методы лечения.

Родителям всегда стоит помнить: при любых болевых симптомах в животе, остро развившихся или длящихся какое-то время, необходимо сразу обследовать ребенка методом УЗИ. Это позволит выявить истинную причину боли и избежать ненужных осложнений. Данные рекомендации применимы и для самих взрослых, ведь нередко мезаденит встречается и во взрослом возрасте!

Специалисты нашей детской клиники всегда рады вам помочь максимально качественно и точно выполнить необходимое УЗ- исследование ребёнка.

Муфталиева Малика Бюньяминовна (@uzi_dr_muftalieva), врач УЗД детской поликлиники “Целитель” в Махачкале на Ляхова, 49.

Острый мезаденит в хирургической практике Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

тельные изменения – отмечался ацидоз со снижением рН крови до 7,35±0,06 с более значительным дефицитом оснований и уменьшением концентрации бикарбонатов крови до 19,1±0,6 ммоль/л по сравнению со 2-й и 3-й клиническими группами.

Концентрация электролитов (Ка -133±0,7) в крови при декомпенсированной форме толстокишечного колостаза снижалась более значительно, по сравнению со 2-й и 3-й клиническими группами. Выявленные изменения кислотно- основного состояния и электролитного баланса свидетельствуют о развитии субкомпенсированного ацидоза.

Выводы

Изучение состояния микроциркуляции на основании ЛДФ-граммы и амплитудночастотного спектра у больных с колостазом является существенным компонентом диагно-

стики, позволяющим определить ведущие патогенетические механизмы нарушений.

Исследование газового состава крови, кислотно- основного состояния и водноэлектролитного баланса выявило явления метаболического ацидоза, истощение буферных систем организма на фоне снижения основных электролитов крови и дегидратации, более выраженное в группе с декомпенсирован-ной формой толстокишечного колостаза. Кроме того, установлены увеличение парциального давления углекислого газа в крови, значительное снижение сатурации и парциального давления кислорода. Данные изменения в значительной степени коррелировали с показателями микроциркуляции. По мере увеличения размеров мегаколон происходило ухудшение показателей метаболизма.

ЛИТЕРАТУРА

1. Воробей, А.В. Место лапароскопических технологий в хирургическом лечении долихоко-лон/ А.В.Воробей, Ф.М.Высоцкий, С .А. Александров //Эндоскопическая хирургия.- 2007.-№1.-С.117.

2. Даутов, С.Б. Регенерация и коррекция микроциркуляции желудка и двенадцатиперстной кишки при лечении язвенной болезни: автореф. дис. … д-ра. мед. наук – Уфа., 2000. – 15 с.

3. Лапароскопические операции при пороках развития и заболеваниях толстой кишки у детей / И.В.Поддубный, Э.И.Алиева, М.Ю.Козлов и [ и др.] //Эндоскопическая хирургия.- 2007.-№1.-С.70-71.

4. Показатели функции внешнего дыхания и газового состава крови у детей с хроническим толстокишечным колостазом/ К.Н.Баранов, И.В.Киргизов, Н.С.Горбунов [и др.] // Медицинский научный и учебно-методический журнал.- 2006 – N 31.- С. 102 – 115.

УДК 616.383.4:616.428-002-036.11-089-072.1

© Р.Р. Фаязов, Р.М. Сахаутдинов, Ф.А. Каюмов, Р.Б. Сагитов, Т.Т. Сабиров, 2007

Р.Р. Фаязов, Р.М. Сахаутдинов, Ф.А. Каюмов, Р.Б. Сагитов, Т.Т. Сабиров ОСТРЫЙ МЕЗАДЕНИТ В ХИРУРГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

ГОУ ВПО «Башкирский государственный медицинский университет Росздрава», г. Уфа

В статье изложена проблема диагностики и лечения острого мезаденита в абдоминальной хирургии, нередко являющаяся причиной необаснованной лаапаротомии. Представлен алгоритм обследования пациента, патоморфологическое исследование мезентеральных лимфоузлов, протокол послеоперационного ведения больных.

Ключевые слова: острый мезаденит, лапароскопия, мезентериальные лимфоузлы, острый аппендицит.

R.R. Fayazov, R.M. Sakhautdinov, F.A. Kayumov,R.B. Sagitov, T.T. Sabirov ACUTE MESADENITIS IN SURGERY

The problem diagnostics and treatment of acute mesadenitis in abdominal surgery is presented in the paper.

Ungrounded laparatomy is often perfomed due to mesadenitis. The algorithm of patient’s examination, pathomorphological study of mesenterical lymphonodes. Protocols of postoperative management of patient’s is described.

Key words: acute mesadenitis, laparoscopy, mesenteric lymphonodes, acute appendicitis.

Проблема диагностики и лечения остро- личии клиники острого мезаденита 23,6 –

го мезаденита является актуальной в абдоми- 43,4% применяется к лапаротомия в случаев,

нальной хирургии. По данным ряда авторов но в большинстве случаев она является неоп-

[Л.А. Левин., С.И. Пешехонов, 2005, при на- равданной. Причиной этому является отсутст-

вие разработанных диагностических критериев в его дифференциальной диагностике ме-заденита с острыми хирургическими заболеваниями органов брюшной полости, прежде всего с острым аппендицитом. У больных с клинической картиной острого аппендицита отсутствие патологических изменений в червеобразном отростке ранее не являлось противопоказанием к аппендэктомии. Выполнив ревизию доступных отделов брюшной полости и констатировав наличие катарального аппендицита, хирург производил аппендэкто-мию, наличие же острого мезаденита расценивалось как вторичные изменения в регионарных лимфатических узлах. Использование лапароскопии в диагностике острых хирургических и гинекологических заболеваний позволяет выявить весь спектр острой патологии брюшной полости и исключить неоправданные лапаротомии и аппендэктомии.

В онкологической практике диагностика увеличенных лимфатических узлов связана не с проблемой диагностики острой хирургической патологии, а с определением степени распространенности онкозаболевания, а во фтизиатрии увеличение лимфоузлов в результате специфического процесса является редкой локализацией туберкулезного поражения, диагностика в этом случае основывается на характерной клинической картине, данных рентгенографии легких и результатах специальных исследований. В ургентной абдоминальной хирургии проблема патогенетического лечения острого мезаденита остается не до конца решенной. На сегодняшний день не изучены роль и место острого мезаденита в хирургической практике. Отсутствует приемлемая классификация, позволяющая выработать тактику ведения больных с данной патологией.

Целью исследования явилось улучшение диагностики и лечения больных острым мезаденитом в хирургической практике.

Материал и методы

Клинический материал составили 1437 оперированных больных с подозрением на острую хирургическую патологию органов брюшной полости за период с 2003 по 2005 годы.

Основную массу составили больные с острой абдоминальной хирургической патологией в возрасте до 20 лет – 43,18% случаев, в возрасте от 20 до 30 лет в 34,09%, от 30до 50 лет – в 18,18% и старше 50 лет – в 4,5% случаев. Женщины составили 71,6%, мужчины -28,4% случаев. Структура выявленной патологии представлена в табл. 1.

Таблица 1

Структура острой хирургической патологии органов брюшной полости________________

Заболевание 2003г. 2004г. 2005г. Всего

п п п п

Абсцесс аппендикса 5 5 10 20

Инфильтрат брюшной полости 11 11 12 34

ОГПА 10 8 12 30

ОГА 7 13 17 37

ОКА – 7 7 14

ОФА 88 110 134 332

ОП 7 19 15 41

Перитонит(пельвиоперито-нит, первичный перитонит) 47 27 36 110

Острый сальпингоофорит 24 26 41 91

Мезаденит 67 87 110 254

Хронический сальпингоофорит 34 29 54 107

Патологии не выявлено 105 84 66 255

Другая патология 17 23 27 67

Всего … 447 449 541 1437

Чаще всего причиной абдоминального синдрома являлся острый аппендицит – в 30,1% случаев, реже – гинекологическая патология – в 13,78%, перитонит – в 7,65%, инфильтрат брюшной полости – в 2,36% случаев. Патологии не выявлено в 17,74% случаев, прочие заболевания выявлены в 10,66% случаев. Острый мезаденит определен в 17,67% случаев, причем доля выявленного острого мезаденита за последние три года имеет тенденцию к увеличению с 14,6 до 17, 6% случаев.

Основными направительными диагнозами были: острый аппендицит и острая гинекологическая патология. Алгоритм обследования больных с подозрением на острый ме-заденит включал: сбор жалоб и анамнеза, оценка общего состояния и определение хирургической симптоматики, общий анализ крови и мочи, в некоторых случаях биохимический анализ крови и, как последний этап неинвазивного исследования, – выполнение сонографии органов брюшной полости. Больным, которым не удалось полностью исключить острое хирургическое заболевание органов брюшной полости, была выполнена диагностическая лапароскопия. При лапароскопии проводили осмотр брюшной полости по традиционной методике с обязательной ревизией брыжейки тонкой кишки. Протокол диагностической лапароскопии заключается в подробном описании состояния червеобразного отростка и брыжейки тонкой кишки с указанием локализации увеличенных лимфоузлов, их размеров, наличия гиперемии, подвижности, реакции брюшины, количества и характера выпота в брюшной полости. Другой целью лапароскопии являлось определение характерной отличительной визуальной картины острого мезаденита в случаях, когда он являл-

ся единственной причиной вмешательства и при вторичном изменении (при остром аппендиците). В случаях, когда острый мезаденит являлся единственной патологической находкой, выявленной при лапароскопии. выполняли биопсию лимфатического узла с целью патоморфологического исследования и забор выпота для определения степени бактериальной и вирусной контаминации.

Результаты и обсуждение

При ретроспективном анализе развития клинической картины острого мезаденита, послужившего основанием для диагностической лапароскопии, были определены типы жалоб, характер клинической картины, дан-

ные физикального осмотра, которые могли насторожить хирурга в плане дооперационной диагностики (табл. 2).

Результаты лабораторной дооперацион-ной диагностики не имели специфической чувствительности в выявлении острого меза-денита. Применение ультразвуковой диагностики органов брюшной полости в ряде случаев позволило выявить увеличение мезентериальных лимфоузлов, однако информативность метода бывает снижена ввиду отсутствия подготовки кишечника. Наиболее информативным методом диагностики острого ме-заденита является диагностическая лапароскопия.

Таблица 2

Симптоматика Мезаденит Острая хирургия

Длительность заболевания От 2-х до 3-х суток От нескольких часов до суток

Выраженность болевого синдрома Нелокализованная боль, чаще всего в мезогастрии Локализованная боль

Характер боли Постоянный Постоянный

Тошнота, рвота Могут быть Могут быть

Температура тела От нормы до гипертермии Гипертермия

Стул Нет характерной симптоматики Нет характерной симптоматики

Лейкоцитоз Отсутствие повышения лейкоцитов или высокие значения лейкоцитов до 17-20 тысяч Прогрессирующий подъем лейкоцитов на уровне от 10до 16 тыс.

Наличие ОРВИ, ангины + –

Определение ИФА выпота и сыворотки крови полезно при диагностике вирусной инфекции. Результаты гистологического исследования лимфоузлов при первичном и вторичном мезаденитах не имеют отличительной картины и соответствуют острому воспалению. Ценность гистологического исследования может быть обоснована верификацией туберкулезного, онкологического и аутоиммунного процессов в брюшной полости.

Ультразвуковая сонография органов брюшной полости в ряде случаев позволила выявить скопление жидкости, её локализацию и количество, определить степень пневмати-зации кишечника, а в некоторых случаях выявить «пакеты» увеличенных лимфоузлов (рис. 1).

При мезадените отмечается отек брыжейки тонкой кишки, в которой обнаруживаются увеличенные лимфатические узлы, в большинстве случаев плотной консистенции, подвижные, располагающиеся группами («пакетами») приблизительно одинакового размера. Цвет лимфоузлов был от бледно-розового до красного (яркой гиперемии), при этом брыжейка могла быть без отека или резко инфильтрированной. Определено, что при вторичном воспалении мезентериальных лимфоузлов, в случае острой хирургической патологии органов брюшной полости (острый аппендицит, гинекологические заболевания), цвет лимфоузлов был от красного до бордового оттенка, причем брыжейка во всех случаях была гиперемированная и сочеталась с гиперемией брюшины. При этом локализация увеличенных лимфоузлов брыжейки была непосредственно вблизи первичного хирургического очага, распространенность мезаденита зависела от степени деструкции в первичном очаге (рис. 2).

V

19 Ос! 06

11 19Э5<хл

с* ст<»ос (МГо* мтміглпета

в $і/-г/і/з

е-11<0 д=3

Т*хП

Рис. О в 2-3 раза на вирус простого герпеса и аденовируса, что коррелировало с повышением титра иммуноглобулинов в сыворотке крови.

Патоморфологическое исследование 520 срезов мезентериальных лимфоузлов показало, что при остром мезадените определяется четко выраженная соединительнотканная капсула с трабекулами, выделяется корковое и мозговое вещества. В корковом веществе располагаются небольшого размера лимфатические узелки с реактивным центром (центром размножения). Мозговое вещество образовано мозговыми тяжами и синусами. Межузелковая зона, содержащая малые лим-

фоциты и макрофаги, имеет плотное строение. Плотность расположения клеток такая же, что и лимфатических узелков, однако они не сливаются, так как между ними имеются очень тонкая прослойка соединительной ткани или промежуточные синусы. Следовательно, в корковом веществе лимфатического узла идет интенсивная пролиферация группы В-лимфоцитов. В мозговом веществе лимфатического узла мозговые тяжи, состоящие из плазмоцитов и плазмобластов, имеют достаточно изолированное расположение, окруженное мозговыми синусами, тем не менее отдельные участки мозгового вещества характеризуются диффузным распространением лимфоцитов и макрофагов с нарушением общей структуры мозговых тяжей, указывающим на реакцию иммунокомпетентных клеток (выработка антител) на имеющийся инфекционный процесс.

При выборе тактики лечения в хирургической клинике необходимо уточнить, является ли острый мезаденит следствием острого хирургического заболевания органов брюшной полости (вторичный мезаденит). В таких случаях лечение основного заболевания приводит к регрессу воспаления в лимфатических узлах. В случаях, когда увеличение мезентериальных лимфоузлов является единственной патологической находкой органов брюшной полости (первичный мезаденит), лечение не должно носить симптоматический характер, а оно должно быть приближено к патогенетическому. Как показывает наш клинический материал, первичный мезаденит существует, и он является причиной неблагополучия в брюшной полости, может привести к специфическим осложнениям и хирургическому вмешательству, поэтому в патогенезе заболевания основная роль отводится вирусной инфекции (аденовирус и вирус герпеса), также не исключается и аутоиммунный процесс.

Протокол послеоперационного ведения больных, когда острый мезаденит был единственной причиной хирургического вмешательства, включал: общий режим, голод в течение 2-3 суток, инфузионная терапия, курс антибактериальной терапии препаратами широкого спектра действия (сочетание цефалос-поринов и аминогликозидов) продолжительностью не более 7 суток, противовирусные средства (зовиракс, ацикловир) курсами по схеме до 2 месяцев, иммуностимуляторы, симптоматическое лечение.

Таким образом, использование неинвазивных и мини-инвазивных методов диагностики, иммуноферментного анализа и ком-

плексного патогенетического лечения больных острым мезаденитом позволило улучшить результаты лечения больных с острым животом, существенно снизить удельный вес неоправданных лапаротомий и аппендэкто-мий.

Выводы

1. Острый мезаденит в 17,7% случаев является причиной экстренного хирургического вмешательства на органах брюшной полости.

2. На сегодняшний день лапароскопия является наиболее объективным методом диагностики острого мезаденита, позволяет предотвратить необоснованную лапаротомию и

определяет адекватное послеоперационное ведение.

3. В половине случаев причиной острого мезаденита является вирусная инфекция (аденовирус, герпес), что обосновывает назначение курса противовирусной терапии.

4. В послеоперационном периоде необходимо проводить лечение в условиях стационара в течение недели с применением антибиотиков, противовирусных, общеукрепляющих и иммуностимулирующих препаратов с последующим наблюдением у хирурга и гастроэнтеролога в поликлинике по месту жительства.

ЛИТЕРАТУРА

1. Левин Л. А., Пешехонов С.И. Видеолапароскопия при подозрении на острый аппендицит // Вестник хирургии. – 2005.№5.

2. Левин Л.А., Пешехонов С.И. Результаты внедрения лапароксопической аппендэктомии // Вестник хирургии. – 2006. №2.

3. Савоненкова Л.Н., Арямкина О. Л. Осложнения и исходы абдоминального туберкулеза // Анналы хирургии. – 2006. №4.

4. Торгунаков А.П. Что делать при простом (катаральном) аппендиците? // Хирургия. – 2005. №7.

5. Шапкин Ю.Г., Чалык Ю.В., Звягинцев В.В., Гоголев А.А. Значения лапароскопии в диагностике острого аппендицита // Эндоскопическая хирургия. – 2004. №4.

6. Жестков К.Г., Воскресенский О.В., Барский Б.В. Эндоскопическая хирургия наиболее распространенных неотложных хирургических заболеваний // Эндоскопическая хирургия. – 2004. №2.

7. Джумабаев Э.С., Ахлиддинов О.А. Острый катаральный аппендицит: нужна ли аппендэк-томия // Хирургия. – 2004. №2.

8. Баринов В. С., Прохорович Н. А., Рогозов Л. И. Актуальные вопросы дифференциальной диагностики туберкулезного мезаденита. – СПб: НИИ фтизиопульмонологии МЗМП РФ.

MEDISON.RU – Абдоминальный болевой синдром у детей – эхографические варианты

УЗИ сканер HS60

Профессиональные диагностические инструменты. Оценка эластичности тканей, расширенные возможности 3D/4D/5D сканирования, классификатор BI-RADS, опции для экспертных кардиологических исследований.

Введение

Боли в животе являются одной из самых частых причин госпитализации детей в стационар скорой помощи. Предварительный диагноз при поступлении таких детей в клинику чаще всего звучит как “подозрение на острый аппендицит”, поскольку именно эту, наиболее частую хирургическую патологию необходимо подтвердить или исключить в течение нескольких часов динамического наблюдения. Учитывая сложность клинической диагностики острого аппендицита у детей, были предложены многочисленные лабораторные, инструментальные и специальные методы исследования, которые, однако, лишь до определенной степени справляются со своей задачей. Наиболее точным методом признана лапароскопия (инвазивное исследование, требующее проведения наркоза). Возможности ультразвуковой диагностики собственно острого аппендицита у детей ограничены необходимостью организации круглосуточной ультразвуковой службы, определенной подготовкой пациентов к исследованию и, наконец, собственно физическими принципами ультразвукового сканирования [1]. Отечественные и зарубежные исследования последних лет, а также значительный собственный опыт работы с подобным контингентом пациентов показывает, что чувствительность ультразвукового исследования в диагностике острого аппендицита составляет около 80 % (оператор – зависимая величина), при этом специфичность достигает 98 %.

Огромную роль ультразвуковое исследование (УЗИ) имеет при необходимости дифференцировки абдоминального болевого синдрома у детей после клинического исключения острого аппендицита. Раньше (до широкого внедрения УЗИ) такие дети выписывались домой с диагнозом “кишечная колика” или – “острый мезаденит”. В некоторых случаях дети направлялись в специализированные отделения: при выявлении изменений в анализах мочи – в нефрологическое с диагнозом “инфекция мочевыводящих путей”, при обнаружении патологических изменений у девочек – в гинекологическое отделение. Отдельную группу составляли дети с инфекционными заболеваниями (ОРВИ, кишечная инфекция и др.).

Целью данного исследования является демонстрация возможностей ультразвуковой диагностики в дифференциальной диагностике абдоминального болевого синдрома у детей в условиях крупной многопрофильной скоропомощной детской клиники.

Результаты исследования

За период с января по июнь 2002 года в отделении УЗД клиники обследованы 3716 детей, госпитализированных с диагнозом “подозрение на острый аппендицит”. В 85 % случаев (3159 случаев) УЗИ выполнялось после того, как клинически диагноз был отвергнут. Дети, которым до оперативного вмешательства УЗИ не проводилось, из анализа исключены. Частота выявленных изменений представлена в табл.1.

Таблица 1. Выявленные при УЗИ заболевания.




















Диагноз Число пациентов
n %
Изменения поджелудочной железы 514 13,83
Мезаденит 438 11,78
Острый аппендицит 287 7,72
Деформация желчного пузыря 143 3,84
Цистит, цистоуретрит 97 2,61
Гинекологическая патология 79 2,12
Аномалии развития почек 74 1,99
Пиелонефрит 49 1,31
Хронический пиелонефрит и нефролитиаз 41 1,10
Кишечная инвагинация 12 0,30
Калькулез, полипоз желчного пузыря, отключенный желчный пузырь 8 0,21
Опухоли (почек, забрюшинные) 8 0,21
Гепатит, острый холецистит 6 0,16
Портальная гипертензия 1 0,02
Инородное тело 12-перстной кишки 1 0,02
Эхотратагенной патологии не выявлено 1958 52,69
Всего осмотрено детей 3716 100,00

Деформации желчного пузыря у детей являлись частой эхографической находкой и отнюдь не всегда сопровождались субъективными жалобами. Для достоверной оценки формы пузыря исследование проводилось строго натощак. При выявлении деформации выполнялось полипозиционное сканирование, исследования в орто- и клиностазе, что позволяло дифференцировать лабильный характер перегиба, который практически не имел клинического значения. В заключении ультразвукового исследования фиксировались только стойкие деформации желчного пузыря (рис. 1 а). Также отмечались изменения его стенок в виде невыраженного утолщения и повышения эхогенности.

Эхопризнаки мелкодисперсной взвеси в просвете желчного пузыря у детей исследованной группы встречались редко. Во избежание диагностических ошибок, связанных с возникновением разного рода артефактов при исследовании желчного пузыря, применялось полипозиционное сканирование, иногда – с легкой компрессией на зону интереса для смещения прилежащих петель кишечника с газом, которые в большинстве случаев и являлись причиной ложноположительных результатов.

Эхографическая картина острого холецистита у детей исследуемой группы встречалась редко, и принципиально не отличалась от таковой у взрослых пациентов. На фоне выраженного утолщения стенок пузыря (до 3-4 мм, редко – 5-7 мм) определялась дисперсная взвесь в его просвете и зона перифокального понижения эхогенности, соответствующая отечным изменениям околопузырных тканей. Также редкими эхографическими находками являлись конкременты (единичные или множественные) и полипы желчного пузыря (рис. 1 б, 6, г).

Рис. 1. Заболевания желчного пузыря.

а) S-образная деформация шеечного отдела пузыря.

б) Ребенок, 5 лет, острый холецистит. Определяется значительное, неравномерное утолщение стенки желчного пузыря, дисперсный компонент в просвете, перифокальная зона понижения эхогенности, соответствующая отечным изменением околопузырных тканей.

в) Ребенок, 13 лет. Конкремент желчного пузыря (эхоплотное включение в просвете с четкой акустической тенью.

г) Ребенок, 11 лет, полип желчного пузыря (образование средней эхогенности, фиксированное к стенке пузыря, несмещаемое, без акустической тени, при дуплексном допплеровском сканировании определяются эхопризнаки кровотока в полипе.

Изменения паренхимы поджелудочной железы у детей встречались достаточно часто, и использование термина “реактивный панкреатит”, часто применяющегося поликлиническими педиатрами, представляется не совсем корректным. Отсутствие клинико-лабораторных проявлений панкреатита (и, естественно, отсутствие морфологической верификации патологического процесса) заставило использовать в протоколе УЗИ понятие “диффузные изменения реактивного характера”. Аналогичные эхографические изменения (неравномерное повышение эхогенности в виде мелкоточечных эхогенных фокусов) наблюдалось у детей на фоне кишечной инфекции, ОРВИ, при экссудативном диатезе, бронхиальной астме и пр. Возможно, морфологическим субстратом этих изменений являются изменения стенок мелких сосудов. На сегодня приходится признать, что данный вопрос нуждается в дополнительном изучении. Собственно острый панкреатит у детей является чрезвычайной редкостью, характеризуется диффузным или очаговым понижением эхогенности ткани железы, и проблема ультразвуковой диагностики этого состояния требует специального обсуждения.

Острый аппендицит имел достаточно четкую эхографическую картину, однако атипичное расположение отростка (в частности, ретроцекальное) значительно ограничивало возможности эхографической диагностики, а условие наполнения мочевого пузыря являлось строго обязательным. Кроме того, приходилось учитывать, что:

  1. в скане визуализируется только фрагмент червеобразного отростка, и судить о состоянии всех отделов отростка не всегда возможно,
  2. метеоризм значительно препятствует проведению исследования,
  3. для проведения эхографической оценки брюшной полости необходимо, чтобы мочевой пузырь пациента был наполнен, что не всегда выполнимо (особенно у детей раннего возраста),
  4. деструктивно измененный фрагмент аппендикса, когда дифференцировка его слоев утрачена, бывает сложно эхографически дифференцировать от трансформированного лимфоузла (особенно – у тучных детей).

Червеобразный отросток с воспалительными изменениями визуализировался в виде структуры овальной формы с четко дифференцированными слоями (рис. 2). Диаметр его – от 8 мм и выше. В стенке отростка в некоторых случаях был зафиксирован низко резистивный артериальный кровоток (в неизмененном червеобразном отростке – резистивный индекс артериального кровотока обычно выше 0,7). В просвете отростка в единичных случаях визуализировались копролиты. Часто у детей определялось небольшое количество нефиксированного жидкостного компонента в проекции малого таза (ретропузырно – у мальчиков, ретроматочно – у девочек).

Рис. 2. Острый аппендицит.

а, б) Поперечное сканирование неизмененного фрагмента червеобразного отростка в В-режиме и в режиме цветового допплера. Поперечное сечение червеобразного отростка (его фрагмент обозначен белой треугольной стрелкой) представляет собой округлой формы структуру 5 мм в диаметре с эхогенной центральной частью (слизистая), гипоэхогенным мышечным слоем и эхогенной периферической частью (серозная оболочка).

Цифровые обозначения: 1 – подкожно-жировая клетчатка, 2 – прямая мышца живота, 3 – подвздошная артерия, 4 – подвздошная вена, 5 – подвздошно-поясничная мышца, 6 – фрагменты кишечных петель, 7 – тело позвонка.

в, г) Фрагмент червеобразного отростка с воспалительными измененями (белая треугольная стрелка), диаметр – 9 мм, контур сохранен, при допплеровском исследовании определяется усиление сосудистого рисунка в стенке отростка, окружен гиперэхогенной тканью (фрагмент сальника).

д, е) Червеобразный отросток с воспалительной деструкцией (интраоперационно – гангренозный аппендицит). Контуры фрагмента отростка неровные, нечеткие, неравномерно гиперемированы, окружен гетерогенной тканью (фрагмент сальника, на операции – резецирован).

ж, з) Копролит в просвете червеобразного отростка.

Прогрессирующие воспалительные изменения, сопровождающиеся деструкцией стенок отростка, приводили к изменениям ультразвуковой картины – контуры отростка становились нечеткими, иногда – утрачивались, вокруг отростка иногда определялись эхогенные участки – фрагменты сальника. Аппендикулярные абсцессы определялись в виде отграниченных негомогенных структур, иногда удавалось дифференцировать фрагменты основания отростка (рис. 3).

Рис. 3. Осложненные формы острого аппендицита.

а, б) Гангренозно-перфоративный аппендицит. Контуры отростка нечеткие, плохо прослеживаются, стенки – без усиления сосудистого рисунка, последний усилен в окружающих тканях;

в, г, д) Аппендикулярный инфильтрат при тазовом расположении отростка у ребенка 3 лет. Давность заболевания – не менее 5 суток. Стенки отростка гиперемированы, контуры его прослеживаются достоверно.

е, ж) Аппендикулярный абсцесс, длительность заболевания – не менее 2 недель. Ретропузырно, несколько правее средней линии определяется гетерогенное фиксированное образование до 6 см в диаметре, стенки мочевого пузыря значительно утолщены, в просвете – дисперсная взвесь. Собственно червеобразный отросток не определяется.

з) Аппендикулярный абсцесс у ребенка 14 лет, длительность заболевания – около 7 суток. Справа от мочевого пузыря (стенки последнего значительно изменены: отечные, утолщенные) определяется фиксированное образование с нечеткими контурами, гипо-, анэхогенным содержимым.

и) Аппендикулярный абсцесс в правой половине живота (белая треугольная стрелка). Открытой стрелкой показан нижний полюс правой почки.

Мезаденит (воспалительная трансформация мезентериальных лимфоузлов) часто встречался у детей, поступивших в клинику с подозрением на острый аппендицит. После исключения острой хирургической патологии диагноз у таких детей нередко формулируется, как “ОРВИ с абдоминальным синдромом”.

При УЗИ органов брюшной полости в правой подвздошной области и/или несколько выше (паракавально) определялись лимфоузлы с воспалительными изменениями, которые выглядели как единичные или множественные (часто – конгломерат) неправильно-округлой формы образования с ровными, четкими контурами, пониженной эхогенности (рис. 4 а-г). Максимальные размеры лимфоузлов у детей при банальном мезадените достигали 25-28 мм. Обычно в конгломерате имелось 2-3 крупных лимфоузла, к которым прилежали многочисленные более мелкие.

Острое воспаление лимфоузла проявлялось изменением его формы (он становился более округлым) и диффузным понижением эхогенности, при допплеровском исследовании определялась гиперемия лимфоузлов в виде усиления сосудистого рисунка со снижением резистивного индекса артериального кровотока до 0,6 и ниже. По мере стихания остроты воспалительного процесса эхогенность лимфоузлов повышалась, форма становилась уплощенной, лимфоузлы постепенно (недели, иногда – месяцы) уменьшались в размерах и исчезали. Эхографические изменения, расцениваемые как проявления острой воспалительной трансформации лимфоузлов (округлой формы, гипоэхогенные, чаще – более 10-14 мм в диаметре в зависимости от возраста ребенка), клинически проявлялись абдоминальным болевым синдромом, по мере стихания воспалительных изменений (плоские лимфоузлы средней эхогенности) субъективных жалоб дети не предъявляли. В одном случае абдоминальный болевой синдром у ребенка был вызван инородным телом двенадцатиперстной кишки с развитием эрозивного гастродуоденита, мезаденита. Обнаружение инородных тел линейной формы при УЗИ представляет собой большую сложность и возможно только при тщательном полипозиционном сканировании (рис. 4 д-з).

Рис. 4. Изменения лимфоузлов и инородное тело 12-перстной кишки.

а, б) Исследование в В-режиме и допплеровское сканирование в энергетическом режиме при мезадените. Ребенок, 6 лет. Определяется конгломерат гиперемированных лимфоузлов пониженной эхогенности.

в, г) Увеличенные лимфоузлы малого таза при лимфосаркоме у ребенка 5 лет, белой треугольной стрелкой показан неизмененный фрагмент червеобразного отростка.

д, е) Исследование в В-режиме и дуплексное допплеровское сканирование соответственно в околопупочной области справа, продольный доступ. В просвете кишки определяется трубчатой формы структура длиной до 5 см, толщиной около 3,5 мм. Кровоток в стенке кишки усилен.

ж) Исследование в В-режиме в околопупочной области справа, поперечный доступ. В просвете кишки определяется кольцевидной формы включение до 3,5 мм в диаметре (белая стрелка), трудно дифференцируемое от фрагментов измененной слизистой кишки.

з) Извлеченное инородное тело.

В нашем наблюдении эхографически был визуализирован фрагмент инородного тела трубчатой формы (палочка от конфеты типа “чупа-чупс”) длиной 5 см, диаметром 3,5 мм в просвете кишечной петли в правой половине живота, и эхопризнаки выраженного мезаденита. На обзорной рентгенограмме брюшной полости патологических включений обнаружено не было, в ходе повторных исследований (3 раза на протяжении 1 суток) положение инородного тела не изменилось, последнее было извлечено эндоскопически.

Кишечная инвагинация встречалась преимущественно у детей раннего возраста (от 5 до 30 месяцев жизни), хотя, как казуистика, наблюдалась и у младенцев 2 месяцев, и у подростков. Собственный опыт показывает, что об этой патологии необходимо помнить во всех случаях ультразвукового исследования детей ясельного возраста с болями в животе и направленно искать указанную патологию. В подавляющем большинстве случаев, инвагинат определялся в правой половине живота, подпеченочно или на уровне пупка. При поперечном сканировании инвагинат имеет округлую форму (до 25-35 мм в диаметре), слоистую структуру, обусловленную дифференцируемыми слоями кишечной стенки (так называемый симптом “мишени). При продольном сканировании визуализировалась овальной формы слоистая структура размерами около 30 х 50 мм (так называемый симптом “слоеного пирога”). Причины возникновения инвагинации различны, и генез патологии до сих пор окончательно не определен. В некоторых случаях инвагинация была спровоцирована воспалительной трансформацией брыжеечных лимфоузлов, которые вовлекались в структуру инвагината и могли быть дифференцированы эхографически как округлой формы гипоэхогенные структуры в его центральной части (рис. 5). Допплеровское исследование позволяло определить, сохранен ли сосудистый рисунок во фрагментах кишки, вовлеченной в инвагинат, что являлось прогностически благоприятным признаком (такие инвагинаты обычно легко расправлялись при пневмоирригографии). Отсутствие сосудистого рисунка в инвагинате свидетельствовало о выраженных ишемических нарушениях в вовлеченных фрагментов кишки. Эхографическая оценка других отделов кишечника позволяла предположить наличие кишечной непроходимости.

Рис. 5. Кишечная инвагинация.

а) Ребенок 2 лет, пневмоирригография. Головка инвагината показана белой стрелкой.

б, в) Тот же ребенок, исследование в В-режиме. Полипозиционное сканирование в правом подреберье. Определяется слоистая аперистальтическая структура, неправильной цилиндрической формы. Поперечное сканирование (б) выявляет эхографический симптом “мишени”, продольное (в) – симптом “слоеного пирога”.

г Другой ребенок. Эхографический симптом “мишени”, в центре которой визуализируется овальной формы образование средней эхогенности (белая стрелка) – лимфоузел с воспалительной трансформацией.

д Другой ребенок, дуплексное допплеровское сканирование в цветовом режиме. Определяются множественные сосуды во фрагментах кишечника, образующих инвагинат.

е Допплеровское сканирование в энергетическом режиме (другой ребенок). Определяется фрагмент крупного сосуда, внутри инвагината кровоток не визуализируется.

ж Кишечная непроходимость у ребенка 18 месяцев на фоне тонко-толстокишечной инвагинации (болен 22 часа). Головка инвагината показана белой треугольной стрелкой, приводящая петля кишки (парная белая стрелка) дилатирована до 27 мм.

Гинекологические заболевания у детей встречались достаточно часто, в большинстве случаев – в подростковом возрасте. Объемные процессы кистозного или солидного характера в проекции яичников требовали консультации детского гинеколога и лечения в специализированном стационаре (рис. 6). Редкой патологией, требующей экстренного вмешательства (преимущественно – лапароскопического) являлся перекрут придатков, встречающийся даже у девочек раннего возраста (6 наблюдений). Эхографически в проекции придатка определялась неправильно-округлой формы малосмещаемая структура (около 4-6 см в диаметре в зависимости от возраста ребенка) равномерно повышенной эхогенности с мелкими анэхогенными включениями округлой формы (фолликулы на фоне инфильтрированной, отечной паренхимы с участками кровоизлияния). Сосудистый рисунок прослеживался только по периферии яичника, в его паренхиме сосуды не определялись. Экстренное вмешательство позволяло сохранить орган, а эхографическое наблюдение в послеоперационном периоде – контролировать результаты лечения. Относительно редкой патологией подросткового возраста являлись гематометра и гематокольпос. Эхографическая диагностика этой патологии достаточно проста, ультразвуковая картина была весьма характерна.

Рис. 6. Гинекологические заболевания.

а) Ребенок, 12 лет, сканирование в надлобковой области, косопоперечный доступ. В проекции левых придатков определяется округлой формы включение до 48 мм в диаметре, тонкостенное, с жидкостным содержимым, без признаков кровотока внутри.

б) Ребенок, 13 лет. В проекции правых придатков определяется округлой формы включение до 56 мм в диаметре, средней эхогенности, без признаков кровотока внутри.

в, г) Гематометра, ребенок, 13 лет. Исследование в В-режиме, поперечное и продольное сканирование соответственно. В проекции малого таза за мочевым пузырем (последний резко деформирован) определяется очень больших размеров (не менее 24 х 14 х 12 см) неправильной формы тонкостенное образование, заполненное дисперсной взвесью (содержимое перемещается при изменении положения тела ребенка).

д, е) Ребенок 2 лет. Исследование в В-режиме в надлобковой области, косопоперечный доступ. В проекции левых придатков определяется неправильно-округлой формы включение, размерами до 56 х42 мм, средней эхогенности, с единичными мелкими неправильной формы жидкостными включениями внутри (перекрут яичника). Сосудистый рисунок в проекции трансформированного яичника не прослеживается.

ж, з) Гематокольпос, ребенок, 14 лет. В проекции малого таза за мочевым пузырем определяется больших размеров (12 х 10 х 9 см) неправильной формы тонкостенное образование, заполненное дисперсной взвесью (содержимое перемещается при изменении положения тела ребенка), над которым дифференцируется тело матки.

Частой ультразвуковой находкой являлись патологические состояния органов мочевыделительной системы. Цистит как причина абдоминального синдрома примерно с одинаковой частотой определялся как у девочек, так и у мальчиков (рис. 7). В некоторых случаях при этом определялась дилатация дистальных отделов мочеточников с явлениями уретерита. Острый пиелонефрит выявлялся чаще у девочек. Определялось утолщение и двуконтурность лоханки (отек) на фоне нарушения кортико-медуллярной дифференцировки за счет отечно-инфильтративных изменений паренхимы почки. Интраренальный сосудистый рисунок при этом был сохранен, зоны ишемии в паренхиме почки не выявлялись. В более тяжелых случаях определялось очаговое повышение эхогенности с утратой характерного эхографического рисунка паренхимы, локальное обеднение паренхиматозного кровотока при допплеровском исследовании. Выявление таких изменений требовало немедленной консультации уролога и коррекции проводимого лечения. Выявляемые урологические заболевания были многочисленны, и в рамках данного исследования нет смысла пытаться подробно представить все разнообразие патологии. Ограничимся перечислением выявленных заболеваний: гидронефроз – 11, пиелоэк-тазия – 22, уретерогидронефроз – 2, подозрение на пузырно-мочеточниковый рефлюкс – 5, удвоение почек – 18, аплазия почки – 4, подковообразная деформация почек – 2, кистозные дисплазии почек – 7, дистопия почки – 3. Примерно 2/3 пациентов выписывались домой с рекомендацией наблюдения у специалиста по месту жительства (удвоения почек, аномалии положения, количества и взаиморасположения почек, пиелоэктазии, единичные кисты малых размеров и пр.). Остальные дети нуждались в переводе в специализированное отделение, обследовании и определении тактики дальнейшего ведения.

Рис. 7. Воспалительные заболевания почек и мочевого пузыря.

а, б) Определяются выраженные диффузные изменения паренхимы почки (кортико-медуллярная дифференцировка не прослеживается) на фоне незначительной пиелоэктазии, выраженных эхопризнаков отека слизистой лоханки (белая стрелка). Интраренальный сосудистый рисунок сохранен.

в, г) Инфильтративная форма острого пиелонефрита у ребенка 2 лет. В проекции нижнего фрагмента почки определяется нечетко отграниченная зона гетерогенного повышения эхогенности до 5 см в диаметре, контур почки неровный, кортико-медуллярная дифференцировка достоверно не прослеживается, в зоне повышения эхогенности интраренальный сосудистый рисунок значительно обеднен.

д) Косвенные эхопризнаки цистита: стенка мочевого пузыря неравномерно утолщена, в просвете – мелкодисперсная взвесь.

е) Косвенные эхопризнаки цистоуретерита: стенка мочевого пузыря неравномерно утолщена, в его просвете – мелкодисперсная взвесь, определяется отек слизистой дистальных отделов мочеточников (белые треугольные стрелки).

ж, з) Острая обструкция мочевыводящих путей. Определяется дилатация собирательной системы почки, конкремент в устье мочеточника (белая треугольная стрелка).

Опухоли среди анализируемой группы детей встречались редко, но, тем не менее, помнить об этой патологии было необходимо. В наших наблюдениях в 1 случае имела место злокачественная опухоль, исходящая из гребня правой подвздошной кости, в 3 случаях – злокачественные опухоли почек, в 1 случае – лимфосаркома брюшной полости, в 3 случаях – лимфангиомы, исходившие из корня брыжейки (рис. 8). Проведение комплексного ультразвукового исследования с использованием допплеровских технологий позволило точно определить локализацию опухоли и особенности интраопухолевой гемодинамики.

Рис. 8. Опухоли.

а) Ребенок, 5 лет. Экскреторная урография. На 6-минутном снимке функции правой почки нет.

б) Тот же ребенок, допплерография на уровне магистральной почечной артерии. Определяется резкое повышение резистивных характеристик артериального ренального кровотока (RI = 1,0).

в, г) Тот же ребенок, исследование в В-режиме и допплеровское сканирование в энергетическом режиме соответственно. Определяется больших размеров (до 8 см в диаметре) опухоль нижнего фрагмента правой почки, интраренальный сосудистый рисунок в верхнем фрагменте почки прослеживается, в проекции опухоли – достоверно не определяется.

д) Ребенок, 6 лет. Дуплексное допплеровское сканирование в режиме цветового допплера. Определяется очень больших размеров (до 13 см в диаметре) объемное образование, исходящее из нижнего фрагмента правой почки. В проекции опухоли прослеживается единичный крупный сосуд.

е) Допплерография интраопухолевого сосуда. Прослеживается артериальный тип кровотока с очень низким периферическим сопротивлением (RI = 0,31).

ж) Лимфангиома брюшной полости у ребенка 2 лет (многокамерное образование общими размерами около 9×5 см).

з) Лимфосаркома у ребенка 13 лет (нечетко отграниченное образование до 13 см в диаметре с гетерогенным содержимым).

Редкой эхографической находкой у ребенка с абдоминальным синдромом явилась кавернозная трансформация воротной вены. Типичная эхографическая картина позволила точно дифференцировать заболевание.

Обсуждение

Острый аппендицит является наиболее распространенным хирургическим заболеванием у детей, при этом общий уровень заболеваемости достигает 3,2 на 1000 детей в год [2-3]. Соответственно, при наличии у ребенка жалоб на боли в животе именно это заболевание необходимо подтвердить или опровергнуть в кратчайшие сроки. Тщательное клиническое обследование не всегда позволяет точно установить диагноз, что определяет постоянный интерес к оценке диагностической эффективности различных вспомогательных методов исследования. Лабораторные методы (изменения в анализе крови) являются неспецифическими и не могут существенно помочь в диагностике [2]. Принципиальный вклад в диагностику острого аппендицита у детей внесла лапароскопия, позволяющая не только оценить состояние собственно червеобразного отростка, но и дифференцировать заболевания других органов брюшной полости и малого таза. Только в 1,2 % случаев лапароскопия не дает точной оценки состояния червеобразного отростка. Главным недостатком метода является его инвазивность [2-3].

В 80-х годах большое внимание стало уделяться неинвазивным методам диагностики, основным из которых стала электромиография передней брюшной стенки, которая позволяет количественно оценить напряжение мышц. Однако и этот метод не является абсолютно точным, даже при максимальном опыте и навыках работы с пациентами указанной группы диагностические ошибки отмечаются не менее чем в 6 % случаев. Гипердиагностика (4 % ошибок) приходится на детей с воспалительными процессами в брюшной полости неаппендикулярного происхождения (в первую очередь – мезаденит) [2-3]. Гиподиагностика обусловлена атипичным расположением отростка. Аналогичные проблемы возникли и при использовании тепловидения, то есть регистрации инфракрасного излучения со стороны передней брюшной стенки. Как и в случае электромиографии, неаппендикулярный воспалительный процесс сложно или невозможно дифференцировать от острого аппендицита [3].

Принципиально новые возможности в диагностику и дифференциальную диагностику болевого абдоминального синдрома внес ультразвук. Появление высокочастотных датчиков сделало возможным эхографическую оценку мелких объектов, в том числе червеобразного отростка. Исследования в этой области начались еще с конца 70-х годов, но широкое распространение получили с середины 80-х. Исследования, выполненные на огромном клиническом материале, подтвердили возможность эхографической диагностики острого аппендицита, но выявили и ограничения метода, связанные с особенностями расположения отростка и физическими принципами ультразвукового сканирования. По данным наиболее тщательных исследований, точность ультразвуковой диагностики острого аппендицита при самых благоприятных условиях (высокоразрешающая техника, значительный личный опыт врача) у взрослых пациентов не превышает 70-85 %, а при рутинном исследовании – снижается до 50-60 % [4, 6-7, 17]. Проведенное в нескольких исследованиях параллельное использование ультразвуковой диагностики и компьютерной томографии (КТ) среди пациентов детского возраста с подозрением на острый аппендицит выявило некоторое преимущество КТ. Так, для УЗИ чувствительность составила – 74-92 %, специфичность – 94-98 %, а для КТ – чувствительность – 84 % и специфичность – 99 %. В группе взрослых пациентов преимущество КТ было более очевидным: точность УЗИ составила 68 %, точность КТ – 94 % [7, 10]. Внедрение доплеровских технологий с возможностью оценки кровотока в визуализированном фрагменте червеобразного отростка повышает точность диагностики (чувствительность – 90 %, специфичность – 94 %) [8]. В любом случае УЗИ оказывает большую помощь клиницистам: так, первичный осмотр хирурга в диагностике острого аппендицита имел чувствительность 50 % и специфичность 88 %, а УЗИ – 85 % и 96 %, соответственно [5, 9, 11-15].

За 2,5 года работы отделения УЗД из 3716 детей с подозрением на острый аппендицит, клинически диагноз был отвергнут у 3159 ребенка, и только у 557 детей клиника острого аппендицита была выражена или сомнительна. В 287 случаях эхографические изменения были расценены как проявления острого аппендицита. Всего в исследуемой группе пациентов было оперировано 337 детей, интраоперационно диагноз острого аппендицита (различных клинических форм и стадий) был установлен в 298 случаях. Распределение ультразвуковых находок “острого аппендицита” было следующим:

  • истинно-положительные результаты – 275 случаев,
  • ложноположительные – 12 случаев,
  • истинно-отрицательные – 247 случаев,
  • ложноотрицательные – 23 случая.

Соответственно, показатели диагностической эффективности УЗИ в нашей клинике за последние 2,5 года были следующими:

  • чувствительность – 92,3 %,
  • специфичность – 95,4 %,
  • прогностичность положительного результата – 95,8 %,
  • прогностичность отрицательного результата – 91,5 %,
  • точность – 93,7 %.

Ложноположительными результатами считались не только те, когда интраоперационно обнаруживался неизмененный червеобразный отросток (4 наблюдения), но и случаи, когда эхографические признаки воспалительной трансформации червеобразного отростка не сопровождались клиническими проявлениями, и дети не были оперированы. При динамическом ультразвуковом контроле в 2 случаях эхографическая картина не изменялась, в 6 случаях – червеобразный отросток через 2-5 суток не выявлялся.

Высокие показатели диагностической эффективности ультразвуковой диагностики острого аппендицита в собственном исследовании можно объяснить несколькими факторами:

  1. адекватной подготовкой пациентов. При этом необходимо подчеркнуть значение адекватного взаимодействия диагностической службы (отделение УЗД) и хирургических отделений, обеспечивающих подготовку пациентов,
  2. значительным опытом работы с данным контингентом пациентов, знание врачами УЗД технических приемов сканирования и клинических особенностей острого аппендицита у детей,
  3. использованием высокоразрешающей ультразвуковой техники, мультичастотных датчиков, в том числе – линейного 5-8 МГц.

Нельзя обойти вниманием огромное значение ультразвукового исследования для выявления “неаппендикулярной” патологии. При этом в отличие от лапароскопии (самого точного на сегодняшний день метода диагностики острого аппендицита), эхографической оценке доступны не только органы брюшной полости и малого таза, но и плевральные полости, и органы забрюшинного пространства. В отечественной и зарубежной литературе имеется масса публикаций, посвященных ультразвуковой диагностике самых различных заболеваний при обследовании пациентов, поступивших в стационар с подозрением на острый аппендицит [16-18]. В основном это – заболевания гепатобилиарной системы и болезни гастроэнтерологического профиля. В собственных исследованиях у детей, поступивших в стационар с подозрением на острый аппендицит, эхографически были найдены: воспалительные заболевания и аномалии развития почек и мочевыводящих путей, заболевания гепатопанкреатобилиарной системы, гинекологические заболевания, опухоли брюшной полости и почек и пр. Представленные в данной публикации результаты охватывают только 2,5 последних года и только в одной клинике Москвы, но разнообразие и количество заболеваний дает четкое представление о ценности УЗИ у детей с абдоминальным болевым синдромом.

Таким образом, ультразвуковое обследование детей, поступивших в стационар с подозрением на острый аппендицит, позволяет не только подтвердить наличие предполагаемого диагноза, но и установить причину болевого синдрома после клинического исключения острой хирургической патологии. Опыт работы отделения ультразвуковой диагностики многопрофильного скоропомощного детского стационара позволяет утверждать, что УЗИ органов брюшной полости, забрюшинного пространства и малого таза показано всем пациентам, поступившим в стационар с подозрением на острый аппендицит, даже в случае отсутствия клинических проявлений острой абдоминальной патологии. Соответственно на основании эхографической находки решается вопрос о дальнейшем дообследовании ребенка или переводе в специализированное отделение, что способствует более полному и раннему выявлению и коррекции различных заболеваний у детей.

Литература

  1. Детская ультразвуковая диагностика/ Под. Ред. М.И. Пыкова, К.В. Ватолина. М.: Видар-М, 2001. С. 470-492.
  2. Исаков Ю.Ф., Степанов Э.А., Красовская Т.В. Абдоминальная хирургия у детей / М.: Медицина, 1988. С. 222-252.
  3. Исаков Ю.Ф., Степанов Э.А., Дронов А.Ф. Острый аппендицит в детском возрасте / М.: Медицина, 1980. 192 с.
  4. Allemann F, Cassina P, Rothlin M, Largiader F. Ultrasound scans done by surgeons for patients with acute abdominal pain: a prospective study // Eur J Surg. 1999. V. 165. N 10. P. 966-970.
  5. Carrico CW, Fenton LZ, Taylor GA, DiFiore fW, Soprano JV. Impact of sonography on the diagnosis and treatment of acute lower abdominal pain in children and young adults // AJR Am J Roentgenol 1999. V. 172. N 2. P. 513-516.
  6. Chen SC, Chen KM, Wang SM, Chang Kf. Abdominal sonography screening of clinically diagnosed or suspected appendicitis before surgery // World J Surg. 1998. V. 22. N 5. P. 449-452.
  7. Cho CS, Buckingham JM, Pierce M, Hardman DT. Computed tomography in the diagnosis of equivocal appendicitis// Aust N Z J Surg. 1999. V. 69. N 9. P. 664-667.
  8. Gutierrez CJ, Mariano MC, Faddis DM, Sullivan RR, WongRS, LourieDJ, Stain SC. Doppler ultrasound accurately screens patients with appendicitis //Am Surg. 1999. V. 65. N 11. P. 1015-1017.
  9. Hahn HB, Hoepner FU, Kalle T, Macdonald EB, Prantl F, Spitzer IM, Faerber DR. Sonography of acute appendicitis in children: 7 years experience // Pediatr Radiol. 1998. V. 28. N 3. P. 147-151.
  10. Karakas SP, Guelfguat M, Leonidas JC, Springer S, Singh SP. Acute appendicitis in children: comparison of clinical diagnosis with ultrasound and CT imaging // Pediatr Radiol. 2000. V. 27. N 30(2). P. 94-98.
  11. Krikava K, Rod Z, Houstek S. Appendicitis and ultrasound diagnosis in children// Rozhl Chir. 1999. V. 78. N 6. P. 266-269.
  12. Lessin MS, Chan M, Catallozzi M, Gilchrist MF, Richards C, Manera L, Wallach MT, Luks FI. Selective use of ultrasonography for acute appendicitis in children// Am J Surg. 1999. V. 177. N 3. P. 193-196.
  13. Makanfuola D. The value of ultrasonography in the x-ray negative non-traumatic acute abdomen // West Afr J Med. 1998. V. 17. N 2. P. 75-80.
  14. Mendelson KL. Emergency abdominal ultrasound in children: current concepts // Med Health R I. 1999. V. 82. N 6. P. 198-201.
  15. Sanchez Lopez-Tello C, Gasso Campos C, Garcia Espona JL. The usefulness of ultrasonography in the diagnosis of acute appendicitis in children//Cir Pediatr. 1998. V. 11. N 2. P. 67-70.
  16. SchulteB, Beyer D, Kaiser С, HorschS, Wiater A. Ultrasonography in suspected acute appendicitis in childhood-report of 1285 cases// Eur J Ultrasound. 1998. V. 8. N 3. P. 177-182.
  17. Valladares Mendias ]C, Alaminos Mingorance M, Castejon Casado J, Fernandez Valades R, Zielke A, Hasse C, Sitter H, Rothmund M. Influence of ultrasound on clinical decision making in acute appendicitis: a prospective study // Eur J Surg. 1998. V. 164. N 3. P. 201-209.
  18. Yip WC, Ho TF, Yip YY, Chan KY. Value of abdominal sonography in the assessment of children with abdominal pain // J Clin Ultrasound. 1998. V. 26. N 8. P. 397-400.
УЗИ сканер HS60

Профессиональные диагностические инструменты. Оценка эластичности тканей, расширенные возможности 3D/4D/5D сканирования, классификатор BI-RADS, опции для экспертных кардиологических исследований.

Брыжейка – «новый» орган

Брыжейка – это орган, в котором развиваются все органы пищеварения брюшной полости, и который поддерживает их системную непрерывность во взрослом возрасте. Интерес к брыжейке возродился благодаря достижениям Хилда и Хоэнбергера в колоректальной хирургии. Согласно обычным описаниям, существует множество брыжейки, центрально связанных с задней срединной линией. Недавние достижения впервые продемонстрировали, что дистальнее дуоденоеюнального изгиба брыжейка представляет собой непрерывное скопление тканей.Это наблюдение объяснило, как тонкий и толстый кишечник связаны центрально, и анатомию связанного с ним перитонеального ландшафта. В свою очередь, это побудило к переклассификации брыжейки как органа. Последующие исследования показали, что брыжейка остается непрерывной на протяжении всего развития и что органы пищеварения брюшной полости (то есть печень, селезенка, кишечник и поджелудочная железа) развиваются либо на ней, либо в ней. Эта связь сохраняется и в зрелом возрасте, когда органы пищеварения брюшной полости напрямую связаны с брыжейкой (т.е. они «брыжеечные» по эмбриологическому происхождению и анатомическому положению). Распознавание брыжеечной непрерывности позволило идентифицировать мезентериальную модель анатомии брюшной полости, согласно которой все брюшные органы брюшной полости и таза организованы либо в брыжеечную, либо в нементериальную область. Эта модель объясняет позиционную анатомию всех органов пищеварения брюшной полости и связанной с ними сосудистой сети. Более того, это объясняет перитонеальный ландшафт и позволяет отличить брюшину от брыжейки.Повышенное внимание ученых к брыжейке позволило выявить множество жизненно важных или специализированных функций. Они меняются в зависимости от времени и анатомического расположения. Следующий обзор демонстрирует, как недавние достижения, связанные с брыжейкой, переориентируют изучение биологии человека в целом и, как следствие, клиническую практику.


Ключевые слова:

анатомия; разработка; функция; брыжейка; орган.

Мезентериальный аденит | Пациент

Причина мезентериального аденита?

Брыжеечный аденит – опухшие (воспаленные) лимфатические узлы в животе (брюшной полости), которые вызывают боль в животе. Обычно это не серьезно и обычно проходит без лечения. Мезентериальный аденит – довольно частая причина боли в животе у детей до 16 лет. У взрослых это встречается гораздо реже.

Название происходит от брыжейки – части брюшной полости, где расположены железы.Аденит, что означает воспаление лимфатических узлов. Иногда его называют мезентериальным лимфаденитом.

Что такое лимфатические узлы?

Лимфатические узлы (также называемые лимфатическими узлами) расположены по всему телу. Обычно они размером с горошину. Они являются важной частью защитной (иммунной) системы организма. Во время инфекции лимфатические узлы набухают и становятся болезненными, в то время как иммунная система борется с инфекционными микробами. Они возвращаются в норму после того, как инфекция закончится.

Большинство людей знакомы с лимфатическими узлами на шее, которые могут увеличиваться при ангине или тонзиллите.Точно так же лимфатические узлы в животе, рядом с кишечником, набухают во время приступа брыжеечного аденита. (Дополнительную информацию о лимфатических узлах см. В отдельной брошюре «Увеличенные лимфатические железы».)

Что вызывает мезентериальный аденит?

Вероятно, микроб (инфекция) вызывает воспаление и отек лимфатических узлов. Большинство случаев, вероятно, связано с вирусной инфекцией. Реже причиной может быть бактериальная инфекция – например, бактериальная инфекция в кишечнике.Воспаленные железы вызывают боль, болезненность и высокую температуру (жар).

Насколько это распространено?

Мезентериальный аденит – довольно частая причина боли в животе (животе) у детей в возрасте до 16 лет. У взрослых это встречается гораздо реже.

Каковы симптомы?

Мезентериальный аденит – это обычно легкое заболевание, которое вызывает временную боль в животе, как правило, у детей. Симптомы мезентериального аденита часто возникают после боли в горле или симптомов простуды.Основными симптомами мезентериального аденита являются:

  • Боль в горле или симптомы простуды до появления боли в животе.
  • Боль в животе. Боль обычно ощущается в середине живота (около пупка). Боль может быть в правой нижней части живота (называемой правой подвздошной ямкой).
  • Высокая температура (жар) и общее плохое самочувствие.
  • Чувство тошноты (тошнота) и / или диарея.

Как диагностируется мезентериальный аденит?

Обычно это диагностируется на основании ваших симптомов и осмотра врача.Если у вас (или у вашего ребенка) есть типичные симптомы и нет никаких признаков чего-либо еще, вызывающего боль, ваш врач может подумать, что вероятен мезентериальный аденит.

Трудно доказать диагноз, потому что железы находятся глубоко в животе (брюшной полости), их нельзя увидеть или почувствовать. Таким образом, диагноз часто включает в себя исключение других проблем, которые могут вызвать этот тип боли, а затем постановку предполагаемого диагноза мезентериального аденита.

Иногда сложно поставить диагноз или исключить другие причины боли в животе, например, аппендицит.См. Также отдельные брошюры «Аппендицит и боль в животе».

Если диагноз неясен, ваш врач может предложить:

  • Подождите и посмотрите, а через несколько часов врач проведет еще один осмотр, чтобы увидеть, изменились ли симптомы.
  • Второе мнение – например, направление в больницу для осмотра хирурга.
  • Проверяет наличие других условий (см. Ниже).

Нужны ли тесты?

Специфического теста, подтверждающего точный диагноз брыжеечного аденита, не существует.Однако некоторые тесты могут помочь в диагностике других состояний, которые могут вызывать боль. Например, анализы крови, анализ мочи на наличие инфекции или сканирование (УЗИ или компьютерная томография). Эти тесты могут показать признаки, позволяющие предположить диагноз мезентериального аденита.

Если диагноз все еще не ясен и есть риск получить более серьезное заболевание, такое как острый аппендицит, вам может потребоваться операция, чтобы убедиться в этом. Обычно это операция в замочную скважину (лапароскопия), но иногда требуется более обширная операция (лапаротомия), чтобы проверить наличие серьезных заболеваний.

Примечание : если есть вероятность, что вы беременны, вам необходимо пройти тест на беременность. Это связано с тем, что серьезное состояние, называемое внематочной беременностью, которое может возникнуть на ранних сроках беременности, может вызывать симптомы, похожие на мезентериальный аденит. См. Дополнительную информацию в отдельной брошюре «Внематочная беременность».

Что такое лечение?

Обычно при брыжеечном адените не требуется никакого лечения, кроме обезболивающих (при необходимости). При подозрении на инфекцию микробом (бактериальная инфекция) вам могут назначить лечение антибиотиками, но это случается редко.

Ваш врач посоветует вам симптомы, на которые следует обратить внимание, которые предполагают, что вас следует срочно осмотреть для осмотра. Например, усиление боли или ухудшение самочувствия означает, что вам следует немедленно обратиться за дальнейшим советом.

Когда может потребоваться операция?

В некоторых случаях нельзя полностью исключить такие проблемы, как аппендицит или внематочная беременность, даже после проведения анализов. Если это так, вам может потребоваться операция, чтобы заглянуть внутрь живота, чтобы проверить наличие подозреваемых проблем.Иногда это может быть сделано как хирургия замочной скважины (лапароскопия), когда тонкий оптоволоконный телескоп используется для осмотра живота.

Если вам сделают операцию или лапароскопию, воспаленные железы могут быть видны. Однако цель операции не в том, чтобы искать опухшие железы, а в том, чтобы не пропустить другие важные проблемы, такие как аппендицит.

Каковы перспективы?

Симптомы обычно улучшаются в течение нескольких дней и почти всегда полностью проходят в течение примерно двух недель.В редких случаях, если причиной является заражение микробом (бактерией), состояние может стать серьезным, если его не лечить.

Таинственная брыжейка

Том Айрленд углубляется в новую статью о брыжейке, соединительной мембране, которая недавно была реклассифицирована как орган

28 сентября 2020 года

Возможно, вы не сможете указать на это на схеме человеческого тела и, конечно же, не сможете это нарисовать: брыжейка – это замысловато сложенная совокупность тканей, которая соединяется с органами пищеварительной системы и является новейшей структурой в мире. человеческое тело классифицируется как орган.

Еще в 1899 году анатом Байрон Робинсон писал, что определение брыжейки «старо, как сама анатомия», но неверно. Несмотря на то, что Леонардо да Винчи изображал его как одну непрерывную структуру, на протяжении сотен лет анатомы рассматривали его как фрагментированный набор мембран, образованных из брюшины, выстилки брюшной полости. Робинсон утверждал, что, если не отказаться от этого определения, «нельзя ожидать прогресса в знании брыжейки».

Спустя более ста лет анатомия, хирургия и физиология значительно продвинулись вперед.То же самое и с нашим пониманием брыжейки. В 2017 году, после того как в ходе повторных исследований было обнаружено, что это непрерывная структура, организующая пищеварительную систему, и в громкой статье о функциях брыжейки в журнале The Lancet Gastroenterology / Hepatology [1] ткань стала выглядеть как брыжеечный орган. в анатомических текстах – в том числе в знаменитом «Анатомия Грея » – и был провозглашен прессой «79-м органом» человеческого тела.

Дара Уолш, передние и задние изображения брыжейки.

Инфраструктура брюшной полости

Традиционное анатомическое учение, используемое для утверждения, что существует множество брыжейки и что органы пищеварительной системы закреплены на месте этими отдельными производными брюшины. Однако теперь признано, что вся брыжейка представляет собой одну непрерывную структуру, и все органы пищеварения брюшной полости происходят от нее в развивающемся эмбрионе. Эти тесные отношения сохраняются и в зрелом возрасте, когда брыжейка является их основным связующим звеном с телом.Постоянно растущий объем работ показывает, что это гораздо больше, чем просто соединительная ткань, играющая ключевую роль в воспалительных и иммунологических реакциях органов пищеварения.

На ранней стадии развития брыжейка определяет положение различных элементов пищеварительной системы. Все органы пищеварения брюшной полости развиваются в брыжейке или в ней, и она обеспечивает сжимающие силы, необходимые для правильного образования петель и складок кишечника. Организация сосудистой сети брюшной полости также основана на структуре брыжейки, и этот орган напрямую способствует развитию каждого пищеварительного органа брюшной полости, при этом содержимое желточного мешка распределяется через брыжейку к развивающимся органам.Цитокины, продуцируемые брыжейкой, помогают координировать миграцию клеток в развивающуюся кишечную нервную систему.

Брыжейка играет роль координатора органов пищеварения брюшной полости и во взрослой жизни. Лимфатические узлы, внедренные в брыжейку, критически важны для определения воспалительной и иммунологической активности слизистой оболочки кишечника. Брыжейка взрослого человека также содержит жировые стволовые клетки, которые «обладают высокой пролиферацией, фагоцитами и могут вызывать воспалительные реакции в соседнем кишечнике», согласно Коффи и др. [2].

Определенные участки брыжейки также могут иметь узкоспециализированные функции. Например, большой сальник, который когда-то считался завесой из инертной жировой ткани, окружающей желудок, на самом деле теперь рассматривается как «яркий иммунологический орган» [3], который помогает в локальном контроле инфекции, заживлении ран и регенерации тканей. и помогает оградить область живота от загрязнения.

Из-за сложной связи с блуждающим нервом Коффи и его коллеги начали предполагать, что брыжейка может даже выполнять функции более высокого уровня, обеспечивая связь между нашим эмоциональным состоянием и нашей пищеварительной системой.«Все больше литературы связывают блуждающий нерв с эмоциональными реакциями», – объясняет Коффи. «Теперь мы знаем из нашей брыжеечной работы, что, если блуждающий нерв использовал брыжеечную платформу, он мог бы получить доступ ко многим органам одновременно, тем самым связав их со стволом или мозгом». Коффи ясно указывает, что это все еще только идея, но говорит, что, когда людей просят определить, где они «чувствуют» эмоции сильнее всего, они локализуют это между животом и грудью. «На сегодняшний день нам не удалось точно определить анатомическую основу этих реальных событий.”

Пищеварительная система

Учитывая важность своей роли в координации пищеварительной системы, брыжейка также играет роль во многих расстройствах пищеварения. Попадание мезентериального жира в кишечник и чрезмерная иммунологическая активность брыжейки являются особенностями болезни Крона. Удаление брыжеечной ткани «становится важным элементом хирургического лечения воспалительных заболеваний», – пишет Коффи.

Как и хрящ в ушах, брыжейка продолжает расширяться и удлиняться на протяжении всей взрослой жизни, что может способствовать возникновению таких проблем со здоровьем, как грыжи или непроходимость кишечника.Он также поддерживает развитие аномальных тканей, таких как опухоли, гетеротопическая поджелудочная железа (ткань поджелудочной железы, растущая отдельно от основной железы), спленункулы (небольшие кусочки селезенки) и даже внематочные беременности. Его функция как каркасной ткани для роста органов привела к тому, что его исследуют как биологическую основу для тканевой и органной инженерии. Эксперименты на животных моделях продемонстрировали, что когда ткани трансплантируются в брыжейку, они остаются жизнеспособными и начинают развивать функции.

Перекрывающиеся анатомии брыжейки и блуждающего нерва. Иллюстрации Дары Уолш.

Это орган?

Хотя важность этой многогранной соединительной структуры очевидна, определять ее как орган или нет, на самом деле, зависит от того, как вы определяете орган. В статье в журнале Discover [4] после того, как брыжейка была широко провозглашена «79-м органом тела», Карл Энгелькинг не смог найти какое-либо окончательное определение органа даже после консультации с несколькими анатомами и историческими текстами, а также не смог найти какое-либо окончательное определение органа. точный источник, определяющий, что раньше было 78 органов.

Энгелькинг остановился на современном определении, согласно которому орган – это структура, которая «состоит из [как минимум] двух тканей, является автономной и выполняет определенную функцию». Некоторые ученые утверждают, что орган должен обеспечивать «жизненно важную» функцию, в то время как более свободные определения позволяют ему обозначать любую унифицированную структуру с определенной функцией, то есть он может включать такие структуры, как зубы или соски.

Физическая связь компонентов тела, обеспечивающая транспорт или связь между несколькими тканями, часто не соответствует требованиям для обозначения в качестве органа.Однако рассматривать брыжейку просто как соединительную систему – значит игнорировать ее ключевые функции, связанные с развитием и, возможно, контролем над органами пищеварительной системы. Брыжейка также структурно независима, со своим собственным артериальным потоком и венозным оттоком, составляющим значительную часть сердечного выброса. В брыжейке вырабатывается более 50 цитокинов, а также огромное количество ферментов, хотя до сих пор неясно, выполняют ли они специализированные или общие функции, или и то, и другое.«Основное возражение против идеи о брыжейке как об органе связано с его функцией, и может ли она быть описана как жизненно важная или особенная», – пишет Коффи.

Биологическая плата

Вопрос о том, является ли брыжейка органом или нет, на самом деле является вопросом семантики, а не анатомии. Однако реклассификация ткани как органа является признанием ее обширной и фундаментальной роли и, надеюсь, означает, что она не будет упущена из виду в будущих исследованиях пищеварения и развития или в клинической практике.«Можно утверждать, что соблюдение стандартного определения брыжейки препятствовало не только науке о мезентерии, но и нашему пониманию биологии человека в целом», – пишет Коффи. «Брыжейку можно сравнить с биологической схемной платой, с помощью которой органы пищеварения интегрированы в тело. Если мы не поймем брыжейку, мы не сможем получить полное представление о механизме работы человеческого тела ».

Более полное понимание роли брыжейки уже улучшило клиническую практику и хирургические процедуры, связанные с пищеварительной системой.Брыжейка также не уникальна для человека – непрерывность брыжейки и прямая связь с брюшными органами пищеварения сохраняются у всех видов животного мира, хотя форма брыжейки варьируется у разных видов. Подобные результаты открываются в отношении потенциальной брыжейки грудной клетки, которая охватывает и соединяет легкие и сердце. «Если будущие исследования какого-либо пищеварительного органа должны проводиться в правильном биологическом контексте, это следует делать со ссылкой на область брыжейки, с которой этот орган связан», – пишет Коффи.

Том Ирландия MRSB – редактор журнала «Биолог». Эта статья основана на обзоре брыжейки, недавно опубликованном профессором Кэлвином Коффи и его коллегами в специальном юбилейном выпуске журнала Emerging Topics in Life Sciences .

Ссылки
1) Коффи, Дж. К. и О’Лири, Д. П. Брыжейка: структура, функция и роль в заболевании. Ланцет Гастроэнтерол. Гепатол. 1 (3), 238–247 (2016).
2) Коффи, Дж.C. et al. Брыжейка – «новый» орган. Emerg. Вершина. Life Sci. 4 (1) (2020).
3) Wang, A. et al. Большой сальник – яркий и загадочный иммунологический орган, участвующий в разрешении травм и инфекций. УДАР 53 ( 4 ) 384–390 (2020).
4) Энгелькинг, К. Что такое орган? Discover , 7 января 2017 г.

Эта статья основана на новом обзоре брыжейки профессора Кэлвина Коффи и его коллег, который опубликован в специальном выпуске журнала Emerging Topics in Life Sciences.Выпуск посвящен 10 новым областям или темам науки о жизни в рамках 10-летнего юбилея RSB.

Больше, чем «в хирургии нет необходимости»

Острый неспецифический или первичный мезентериальный лимфаденит – это самоизлечивающееся воспалительное состояние, поражающее брыжеечные лимфатические узлы, которое имитирует аппендицит или инвагинацию. Обычно это происходит у детей, подростков и молодых людей. Количество лейкоцитов и С-реактивный белок имеют ограниченную полезность для различения пациентов с мезентериальным лимфаденитом и без него.Ультрасонография, являющаяся основой диагностики, выявляет 3 или более мезентериальных лимфатических узла с диаметром по короткой оси 8 мм или более без какого-либо выявленного основного воспалительного процесса. После установления диагноза рекомендуется поддерживающая терапия, включая обезвоживание и обезболивающие. Кроме того, очень важно успокоить пациентов и их семьи, объяснив состояние и заявив, что пораженные пациенты полностью выздоравливают без остатков в течение 2–4 недель.

1. Введение

Острый неспецифический или первичный мезентериальный лимфаденит – это самоограничивающееся воспалительное состояние, поражающее брыжеечные лимфатические узлы [1, 2] (по всему тексту при использовании этого термина подразумевается префикс «неспецифический», если не указано иное).Обычно в учебниках это довольно распространенное состояние рассматривается не более чем как медицинское любопытство, которое необходимо исключительно с точки зрения дифференциальной диагностики с аппендицитом и инвагинацией. Недавно проведенные визуализационные исследования среди пациентов с подозрением на аппендицит или инвагинацию подтвердили, что острый мезентериальный лимфаденит является наиболее частым альтернативным диагнозом [3, 4]. Хотя широкое использование высококачественных визуализационных исследований теперь лучше характеризует мезентериальный лимфаденит, его естественное течение и надлежащее лечение четко не определены.Цель этого отчета – обобщить доступную информацию (даже если она ограничена) и дать рекомендации практикующим врачам, столкнувшимся с этим заболеванием.

2. История болезни

В течение долгого времени увеличенные брыжеечные лимфатические узлы у молодых считались неизменно причиной туберкулеза. Через несколько лет после Первой мировой войны было признано существование мезентериального лимфаденита как независимого клинического объекта нетуберкулезного происхождения [5]. В то время поставить точный диагноз брыжеечного лимфаденита до операции было очень сложно [5].Неудивительно, что было заявлено, что «острый мезентериальный лимфаденит почти всегда путают с острым аппендицитом» и что «едва ли существует абдоминальное заболевание, при котором обычно выполняется лапаротомия, которое не может быть имитировано больными мезентериальными железами» [6]. Первоначально некоторые рекомендовали хирургическое лечение мезентериального лимфаденита с аппендэктомией. Однако очень скоро было признано, что нет никаких оснований полагать, что аппендэктомия влияет на течение заболевания, которое в любом случае самоограничивается и от которого окончательное выздоровление, по-видимому, неизменно [5, 6].В настоящее время многие врачи считают мезентериальный лимфаденит не заболеванием, а его симптомы необъяснимыми.

3. Определения: этиологическая гипотеза

Мезентериальный аденит можно разделить на две группы: неспецифические (или первичные) и вторичные. Первичный мезентериальный аденит – это лимфаденопатия, в основном правосторонняя, без выявляемого острого воспалительного процесса. Вторичный мезентериальный аденит связан с обнаруживаемым внутрибрюшным воспалительным процессом [7].

4.Клиническая картина

Мезентериальный лимфаденит обычно встречается у детей, подростков и молодых людей обоих полов, хотя мужчины могут поражаться несколько чаще, чем женщины [1–4, 8–10]. Мезентериальный лимфаденит, вероятно, чаще встречается, чем острый аппендицит, в первое десятилетие жизни [1–4, 8–10]. Острый аппендицит становится более частым во втором десятилетии жизни, в то время как мезентериальный лимфаденит явно не встречается после 20 лет. Это часто следует за заболеванием верхних дыхательных путей или возникает в связи с ним.Соответствующие симптомы и признаки брыжеечного лимфаденита включают следующие [1–4, 8–10]: (i) Температура колеблется от 38,0 до 38,5 ° C, часто сообщается о рвоте и изменениях частоты и консистенции стула. (Ii) Боль отсутствует. обычно тяжелая, но, как правило, пациент не испытывает сильного прострации. Характер боли варьируется от дискомфорта до сильной колики. Распространение боли, как и при аппендиците, ощущается как в околопупочной области, так и в правой подвздошной ямке. (Iii) болезненность максимальна в правой подвздошной ямке, но часто присутствует выше по направлению к эпигастрию (хотя это также нередкое место боли при аппендиците).По нашему опыту, степень болезненности при лимфадените заметно меньше, чем при аппендиците, и ребенок, страдающий лимфаденитом, будет переносить давление руки, чего не бывает у ребенка с воспаленным аппендиксом. Нежность также сильнее ощущается при лимфадените. В последнем случае область боли имеет тенденцию смещаться, когда ребенка перемещают из стороны в сторону (в отличие от более фиксированной области болезненности при аппендиците). Болезненность рикошета также присутствует примерно у четверти пациентов [1–4, 8–10] с брыжеечным лимфаденитом (вероятно, из-за поражения вышележащей брыжейки).Истинная ригидность живота обычно отсутствует.

5. Лабораторные исследования: исследования изображений

Проявление мезентериального лимфаденита может клинически имитировать острый аппендицит, инвагинацию, запор, воспалительные заболевания кишечника, дивертикул Меккеля, перекрут яичника, базальную пневмонию, синдром Геноха-Шенлейна и инфекцию мочевыводящих путей [1] –4, 8–10].

Как и во многих случаях с острой абдоминальной болью, количество лейкоцитов и С-реактивный белок, являющиеся рутинной частью диагностического обследования, у пациентов с мезентериальным лимфаденитом часто слегка или умеренно повышены.Тем не менее, эти исследования имеют очень ограниченную полезность для различения пациентов с мезентериальным лимфаденитом и без него [3]. Анализ мочи может быть полезен для исключения инфекции мочевыводящих путей. Ультрасонография брюшной полости является основой диагностики. У субъектов, страдающих острым мезентериальным лимфаденитом, ультразвуковое исследование выявляет множественные увеличенные гипоэхогенные брыжеечные лимфатические узлы (отсутствие утолщенной тубулярной структуры с слепым концом в правом нижнем квадранте также позволяет предположить диагноз мезентериального лимфаденита).Радиологическое определение брыжеечного лимфаденита, предложенное более 20 лет назад, представляет собой скопление из трех или более лимфатических узлов с диаметром короткой оси 5 мм или более в правом нижнем квадранте и в парааортальной области без идентифицируемого острого воспалительного процесса [ 11]. Более свежие данные (и наша повседневная клиническая практика) показывают, что использование диаметра короткой оси 8 мм или более по крайней мере в одном из аномально увеличенных лимфатических узлов (рис. 1) может быть более подходящим определением для этого состояния [8, 12 , 13].Увеличение лимфатических узлов также обнаруживается в некоторых случаях аппендицита (особенно в тех случаях, когда аппендикс перфорирован), но обычно узлы не такие многочисленные и не такие большие, как те, которые визуализируются у пациентов с мезентериальным лимфаденитом [3]. Злокачественные новообразования, чаще всего неходжкинские лимфомы, иногда имеют образования в брюшной полости и могут привести к болезненности правого нижнего квадранта. В этих случаях часто встречается одновременное поражение мезентериальных, забрюшинных и тазовых лимфатических узлов.

6.Сравнение первичного и вторичного мезентериального лимфаденита

Первичный или неспецифический мезентериальный лимфаденит обычно определяется как правосторонняя лимфаденопатия без выявленной основной воспалительной причины. У этих пациентов нет других аномалий визуализации, за исключением небольшого утолщения терминальной стенки подвздошной кишки и слепой кишки [14]. С другой стороны, причиной вторичного мезентериального лимфаденита являются аппендицит, воспалительные заболевания кишечника и, реже, системные хронические воспалительные заболевания, такие как системная красная волчанка, саркоидоз и хроническая гранулематозная болезнь (см. Следующий список).

Причины брыжеечной лимфаденопатии, отличные от острого неспецифического мезентериального лимфаденита у детей, подростков и молодых людей

Хроническая (или подострая) презентация (i) Воспалительные заболевания кишечника (ii) Системные хронические воспалительные заболевания (например, системные хронические воспалительные заболевания) erythematosus и саркоидоз) (iii) Злокачественные новообразования (iv) ВИЧ-инфекция (v) Туберкулез

Острое проявление (i) Аппендицит (ii) Вторичный мезентериальный лимфаденит инфекционного происхождения (iii) Зоонозные инфекции: иерсиниоз ( Yersinia enterocia19) pseudotuberculosis ) и нетифоидная инфекция Salmonella (iv) Кишечная лихорадка (v) Инфекционный мононуклеоз (вирус Эпштейна-Барра, Toxoplasma gondii и Bartonella henselae )

, что противоречит общему мнению

между глютеновой болезнью и мезентериальным лимфаденитом.В большинстве случаев причиной брыжеечного лимфаденита считается вирусный инфекционный терминальный илеит. Брыжеечный лимфаденит также наблюдался в контексте четко определенных зоонозных инфекций, таких как иерсиниоз (вызываемый либо Yersinia enterocolitica , либо Yersinia pseudotuberculosis ) и нетифоидной инфекцией Salmonella . Мы рекомендуем анализ стула на эти микробы исключительно в том случае, если мезентериальный лимфаденит следует за диарейным заболеванием или возникает в связи с ним (особенно с кровью).В редких случаях мезентериальный лимфаденит также был связан с кишечной лихорадкой и инфекцией Эпштейна-Барра, Toxoplasma gondii, или Bartonella henselae . Мы рекомендуем провести тестирование на эти причины железистой лихорадки, если мезентериальный лимфаденит связан с такими симптомами, как увеличение шейных лимфатических узлов, боль в горле, спленомегалия или гепатомегалия, а также абсолютный или атипичный лимфоцитоз периферической крови. Наконец, у ВИЧ-инфицированных также наблюдается мезентериальный лимфаденит.

7. Ведение и результат

Первой целью лечения является быстрое выявление пациентов, которым требуется хирургическое вмешательство, и их соответствующее направление. Как указывалось ранее, острый мезентериальный лимфаденит проходит самостоятельно: предполагается, но не доказано, что боль в животе исчезает в течение 2–3 недель . После того, как диагноз окончательно установлен, рекомендуется поддерживающая терапия, включая гидратацию и обезболивающие с парацетамолом или нестероидными противовоспалительными средствами.Еще более важным является объяснение диагноза ясным и логичным образом (наличие увеличенных лимфатических узлов часто является источником беспокойства из-за ассоциации со злокачественными новообразованиями), при необходимости успокаивая пациентов и их семьи и заявляя, что, хотя в большинстве случаев нет ясности, устранение причины и конкретное лечение, пострадавшие пациенты выздоравливают без последствий. Однако, по нашему опыту, избавление от страхов и опасений по поводу болезни может быть труднодостижимым в случаях с причинно-следственным неясным диагнозом, таким как мезентериальный лимфаденит.Это впечатление подтверждается литературой: например, беспокойство часто усиливается после того, как пациенты с абдоминальными симптомами убеждают, что болезнь отсутствует [15]. Таким образом, пациенты и семьи должны быть предупреждены о том, что прогресс может быть медленным, чтобы свести к минимуму разочарование, когда быстрого улучшения не происходит [8]. Целесообразно рассматривать период восстановления в пределах от одной до четырех недель (а иногда и больше). Пациентам может потребоваться дополнительный отдых до выздоровления. Наконец, во многих случаях полезно регулярно посещать врача, что сокращает частые посещения отделений неотложной помощи и позволяет избежать дорогостоящих и нецелесообразных вмешательств.Очевидно, необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше определить естественное течение мезентериального лимфаденита.

Этическое одобрение

Этическое одобрение не применимо к данной статье с комментариями.

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

Вклад авторов

Россана Хелблинг, Элиза Конфиккони, Марио Дж. Бьянкетти, Грегорио П. Милани и Себастьяно А. Г. Лава подготовили первоначальную рукопись и написали окончательную версию, Марина Виттенбах предоставила исследования изображений, а Эмилио Ф.Фоссали и Флурим Хамитага комментировали рукопись на всех этапах. Россана Хелблинг и Элиза Конфиккони внесли равный вклад в эту работу.

Благодарности

Д-р Себастьяно А. Г. Лава в настоящее время является получателем исследовательских грантов от Фонда Этторе и Валерии Росси, Фонда Батзебер и Швейцарского национального научного фонда.

Дорсальная брыжейка – обзор

Развитие фолликулов у млекопитающих

Во время эмбриогенеза примордиальные половые клетки мигрируют из желточного мешка через дорсальную брыжейку задней кишки к генитальному гребню.Половые клетки подвергаются обширной пролиферации, а соматические клетки, происходящие из мезенхимы генитального гребня, пролиферируют. Затем соматические клетки, называемые фолликулярными эпителиальными клетками , или клетками гранулезы, окружают половые клетки, формируя примордиальные фолликулы яичников. После митотического деления в половых клетках, называемых первичными ооцитами, начинается мейоз. Первичные ооциты задерживаются на стадии диплотены первого деления мейоза, где они остаются до тех пор, пока окружающий их фолликул не покинет зачаток и не начнет расти, чтобы достичь овуляции.В обоих яичниках новорожденных млекопитающих насчитывается более миллиона примордиальных фолликулов. Например, примерно 5 миллионов примордиальных фолликулов присутствуют в обоих яичниках через 10 дней после рождения у свиноматок, 1,2 миллиона у коров, 1,1 миллиона у овец, 4 миллиона у женщин и 1 миллион у мышей [1–5, 20]. Во время фертильной жизни у человека максимум 500 ооцитов из 14 миллионов ооцитов, вошедших в мейоз, будут овулировать, а все остальные исчезнут [1, 2]. Такой низкий уровень успеха считается результатом важного отбора качественных ооцитов.

У взрослых женщин примордиальные фолликулы в этой популяции не стимулируются к одновременному росту и развитию, и только небольшое количество генетически детерминированных фолликулов начинают свое развитие, тогда как остальные остаются неподвижными. Инициирование роста фолликулов связано с эндокринологическим действием, в основном с фолликулостимулирующим гормоном (ФСГ) и местными модулирующими факторами, исходящими от клеток гранулезы и эндокринных клеток внутреннего слоя теки, а также от растущих ооцитов [5, 21].Ранняя стадия роста вторичных фолликулов характеризуется резким увеличением пролиферации клеток гранулезы, что приводит к быстрому увеличению объема и размера. Впоследствии клетки гранулезы отделяются друг от друга, что приводит к образованию антрального отдела фолликула. Такие антральные фолликулы называются третичными фолликулами. Первичный ооцит с зародышевым пузырьком (GV) окружен кумулюсными клетками, которые дифференцируются от клеток гранулезы [22]. Из-за значительного увеличения пролиферации клеток гранулезы и увеличения размера антрального отдела скорость роста третичных фолликулов имеет экспоненциальную кривую [23].В ооците мейоз перезапускается, GV исчезают (так называемый разрыв GV [GVB] ), а затем первое полярное тельце разделяется. Это называется вторичным ооцитом . Наконец, отдельные фолликулы лопаются, и происходит овуляция вторичных ооцитов. Однако у собак и лисиц, в исключительных случаях, первичные ооциты овулируются и оплодотворяются в яйцеводе. У коров, овец и людей происходит овуляция только одного доминантного фолликула; От 5 до 10 фолликулов у грызунов; и примерно 10 фолликулов у свиноматок.

Ранние исследования с использованием экспериментальных животных с гипофизэктомией и недавние эксперименты с использованием мышей с нокаутом, лишенных функционального гена рецептора ФСГ (ФСГ) [24], показали, что ФСГ важен для образования антрального отдела желудка и постантрального развития фолликулов.Многие исследователи подробно изучили взаимосвязь между секрецией ФСГ и реакцией на ФСГ, а также ростом, дифференцировкой и функциями фолликулов. Исследователи показали, что ФСГ действует как ускоритель и фактор выживания фолликулов [3]. У свинок и взрослых свиноматок введение ФСГ увеличивает скорость овуляции [25, 26]. У свинок препубертатного возраста лечение ФСГ вызывает рекрутирование фолликулов в зависимости от дозы [27]. Активная иммунизация против ингибина, который продуцируется клетками фолликулярной гранулезы и ингибирует выведение ФСГ, вызывает повышение уровня ФСГ в периферической крови и увеличение числа овуляций у свинок [28, 29].Таким образом, количество задействованных фолликулов может в основном зависеть от уровней ФСГ или от количества фолликулов, реагирующих на ФСГ, присутствующих во время набора. К сожалению, у нас недостаточно информации о количестве фолликулов, чувствительных к ФСГ, связанных с некоторым эндокринологическим событием, произошедшим до рекрутирования, или о том, какие другие факторы могут на него повлиять, и о том, как фолликулы отбираются во время роста и развития фолликулов.

Брыжеечный аденит

Брыжейка – это лист ткани, который прикрепляет кишечник к брюшной (брюшной) стенке.Лимфатические узлы – это маленькие железы по всему телу. Они являются частью системы борьбы с инфекциями. Мезентериальный аденит – это увеличение лимфатических узлов в брыжейке. Его еще называют мезентериальным лимфаденитом. Проблема вызвана инфекцией или воспалительным заболеванием, чаще всего кишечника.

Мезентериальный аденит может вызывать следующие симптомы:

  • Сильная боль в животе, которая может быть больше

  • Боль может быть в правом нижнем углу, иногда имитирующая аппендицит

  • Тошнота и рвота

  • Диарея

  • Лихорадка

  • Потеря аппетита

  • Недомогание

Это состояние трудно диагностировать, потому что боль часто возникает не только в одном месте.По этой причине вам могут понадобиться тесты. Иногда боль переходит в правую нижнюю часть живота. Когда это происходит, это может походить на аппендицит. Это еще один повод для тестирования.

Чаще всего проблема проходит через несколько дней. Если у вас бактериальная инфекция, вам может потребоваться прием антибиотиков. Также могут быть назначены лекарства, чтобы облегчить боль, пока проблема не исчезнет.

Уход на дому

  • Ваш лечащий врач может назначить лекарства от боли, тошноты или инфекции.При использовании этих лекарств следуйте инструкциям врача. Если вам дали лекарство от инфекции, принимайте все, как указано, до тех пор, пока оно не пройдет, даже если вы почувствуете себя лучше.

  • Отдыхайте, пока не почувствуете себя лучше.

  • Чтобы облегчить боль в животе, смочите полотенце в теплой воде и положите его на живот.

  • Если у вас была диарея или рвота, следуйте инструкциям, которые вам даны в отношении того, что есть и пить и чего избегать.

  • Пейте много жидкости.

  • Не курите и не употребляйте алкоголь.

Последующее наблюдение

Наблюдайте за вашим лечащим врачом или в соответствии с рекомендациями. Часто бывает очень трудно отличить мезентериальный аденит от аппендицита. Так что необходимо пристальное наблюдение.

Если были сделаны рентгеновские снимки, их посмотрит рентгенолог. Вам сообщат, есть ли изменения.

Позвоните

911

Позвоните 911 , если произойдет одно из этих событий:

Когда обращаться за медицинской помощью

Немедленно позвоните своему поставщику медицинских услуг, если произойдет любое из этих событий:

  • Лихорадка 100.4 ° F (38 ° C) или выше, или по указанию вашего лечащего врача

  • Боль, не купируемая лекарствами, или боль, которая проходит и возвращается

  • Боль, усиливающаяся со временем или меняющаяся месторасположение

  • Боль, которая локализуется в правой нижней части живота, не уменьшается или усиливается

  • Сильная диарея или рвота

  • Сильная головная боль

  • Стул или газы мало или отсутствуют

  • Незначительные или совсем нет моча

  • Судороги ног или стоп

  • Маленькие темно-красные точки на коже

  • Вздутие живота

  • Кровавый стул

Гигантская брыжеечная киста из брыжейки тонкой кишки у молодого взрослого пациент | Журнал хирургических историй болезни

Аннотация

Кисты брыжейки – это редкие опухоли, они могут возникать из любой части брыжейки кишечника от двенадцатиперстной кишки до прямой кишки.Их симптоматика может имитировать практически любое заболевание брюшной полости, что затрудняет диагностику. В некоторых случаях эти кисты могут вырасти до значительных размеров, что делает резекцию практически невозможной, поскольку их размер может повредить различные структуры. Хирургия – это метод выбора, так как полная резекция – единственное лечебное средство. Мы представляем случай пациентки, которая страдала от повторяющихся эпизодов боли в животе, ошибочно принятой за гастрит. После тщательного обследования было обнаружено и успешно вылечено гигантское образование в ее брюшной полости.Окончательным диагнозом была гигантская первичная брыжеечная киста.

ВВЕДЕНИЕ

Кисты брыжейки – это редкие внутрибрюшные опухоли [1], которые могут возникать в любом месте брыжейки от двенадцатиперстной до прямой кишки [2, 3]. Клинические проявления чрезвычайно разнообразны и неспецифичны: от бессимптомных пациентов до тяжелобольных с перитонитом, перфорацией и смертью [4].

Диагностика чрезвычайно сложна, так как ее симптоматика может напоминать любое заболевание брюшной полости [1].Хирургическое вмешательство является методом выбора, так как полная резекция с отрицательными границами является лечебным средством и предотвращает рецидив [4].

Мы представляем случай 45-летней пациентки, у которой в брюшной полости было обнаружено гигантское кистозное образование. После обследования и операции пациент успешно выздоровел. Гигантская первичная брыжеечная киста была окончательным диагнозом

СЛУЧАЙНЫЙ СЛУЧАЙ

Пациентка, 45 лет, в анамнезе болела гастритом. За шесть месяцев до обращения за медицинской помощью она жаловалась на легкую боль в верхней части живота, однако, из-за ее предыдущего состояния, ее лечили ингибиторами протонной помпы, предполагая, что боль была вызвана ее гастритом.За последние 3 месяца она заметила образование в верхней части живота, боль стала более сильной и начала влиять на ее повседневную деятельность, поэтому она прошла обычный медицинский осмотр. Никакой потери веса или других конституциональных симптомов замечено не было. Также не упоминалось о злокачественных новообразованиях в ее семье. При клиническом осмотре в верхней части живота было обнаружено образование размером 12 × 15 см 2 , при пальпации была обнаружена легкая боль, но без болезненности. Ультразвуковое исследование брюшной полости показало тонкостенную гигантскую кистозную массу размером 15 × 15 см 2 , она была безэховой и имела объем ~ 735 мл.Киста занимала большую часть гепаторенального пространства и находилась в тесном контакте с печенью, правой почкой и поджелудочной железой (рис. 1А). Из-за размера новообразования была запрошена КТ, она выявила четко очерченную гигантскую кисту 19,7 × 15 × 10 см 3 , киста располагалась в брыжейке тонкой кишки и находилась в тесном контакте с печенью, желчным пузырем и т. Д. поджелудочная железа и правая почка (рис. 2А). Тем не менее, томография не могла исключить, что образование имеет какое-то сообщение с желчным протоком или поджелудочной железой.Вот почему магнитно-резонансная холангиопанкреатография показала, что киста прикреплена, но не имеет связи с желчным протоком или поджелудочной железой (рис. 3А). Общий анализ крови и анализ крови в норме.

Рисунок 1:

( A ) Эхография выявляет тонкостенное кистозное образование с перегородкой размером 15 × 15 см. 2 . ( B ) Гигантская киста находилась рядом с корнем брыжейки тонкой кишки. ( C ) Патология, стенка кисты, без участков злокачественности.(Окрашивание гематоксилином и эозином 10х).

Рисунок 1:

( A ) Эхография выявляет тонкостенное кистозное образование с перегородками размером 15 × 15 см. 2 . ( B ) Гигантская киста находилась рядом с корнем брыжейки тонкой кишки. ( C ) Патология, стенка кисты, без участков злокачественности. (Окрашивание гематоксилином и эозином 10х).

Рисунок 2:

( A ) КТ показывает четко очерченную гигантскую кисту 19,7 × 15 × 10 см 3 .( B ) Гигантская киста, окруженная кишечником. ( C ) Патология, стенка кисты покрыта жировой тканью. (Окрашивание гематоксилином и эозином 40 ×.)

Рисунок 2:

( A ) КТ показывает четко очерченную гигантскую кисту 19,7 × 15 × 10 см 3 . ( B ) Гигантская киста, окруженная кишечником. ( C ) Патология, стенка кисты покрыта жировой тканью. (Окрашивание гематоксилином и эозином 40 ×.)

Рисунок 3:

( A ) МРТ, показывающее гигантскую кисту без сообщения с желчным протоком или поджелудочной железой.( B ) Спайки кисты брыжейки с желчным пузырем и печенью.

Рисунок 3:

( A ) МРТ, показывающее гигантскую кисту без связи с желчным протоком или поджелудочной железой. ( B ) Спайки кисты брыжейки с желчным пузырем и печенью.

В связи с размером кисты и клиническим состоянием было запланировано хирургическое вмешательство. При лапаротомии была обнаружена брыжеечная киста размером 19 × 15 × 10 см 3 (рис. 1В), киста находилась рядом с корнем брыжейки тонкой кишки, но не затрагивала ее основные сосуды, она имела желтоватый оттенок (рис.2B), а внутри кисты была обнаружена прозрачная жидкость. Между стенкой кисты и поперечной ободочной кишкой, печенью, третьей частью двенадцатиперстной кишки и желчным пузырем выявлено множественное сращение. С этими результатами операция была простой, была выполнена полная резекция кистозной массы, однако стенка кисты была полностью прикреплена к телу желчного пузыря и не могла быть резецирована без ущерба для него (рис. 3B), поэтому холецистэктомия была выполнена как хорошо. После этого оставшаяся часть процедуры продолжилась без каких-либо осложнений.

Патология сообщила о гигантской первичной брыжеечной кисте, выстланной одним слоем кубовидных эпителиальных клеток и частично покрытой жировой тканью и выступающей сосудистой сетью, у нее была желтоватая стенка, а ее толщина варьировалась от 0,1 до 0,3 см (рис. 1C). . Его внутренняя поверхность имела белую трабекулярную внутреннюю поверхность с коричневыми пятнами, она не имела никакого сообщения с другими органами, и не было обнаружено злокачественных участков (рис. 2С).

В раннем послеоперационном периоде у пациентки с тахикардией возникла сильная боль в животе и болезненность, она стала гипотензивной и олигурической, поэтому была выполнена экстренная повторная лапаротомия.Было обнаружено 1000 мл гемоперитонеума, и после обширного промывания брюшной полости был обнаружен артериальный сосуд из резецированного желчного пузыря, который успешно лечился. После операции пациент полностью выздоровел. Глотки жидкости были начаты на третий послеоперационный день, а на следующий день была начата полноценная диета. Она выписана без каких-либо осложнений, при контрольных наблюдениях пациент чувствует себя хорошо.

ОБСУЖДЕНИЕ

Кисты брыжейки – редкие внутрибрюшные опухоли, так как первый случай был зарегистрирован в 1507 году Беневиени, было зарегистрировано <1000 случаев.Они появляются от 1 из 27 000 до 1 из 250 000 пациентов [1, 4].

Брыжеечные кисты чаще появляются у европеоидов, примерно в четвертом десятилетии с небольшим преобладанием женщин [4]. Происхождение кисты неизвестно, но существует множество теорий, в том числе; постоянный рост врожденно деформированной или неправильно расположенной лимфатической ткани, вторичный по отношению к травме, дегенерирующим лимфатическим узлам или неспособности листьев брыжейки правильно срастаться. Такое разнообразие теорий предполагает, что в развитии брыжеечных кист может быть задействовано более одного этиологического механизма [1, 2, 4].

Более половины 60% кист брыжейки возникают из брыжейки тонкой кишки, но они располагались в любом месте брыжейки от двенадцатиперстной до прямой кишки [3]. Большинство кист являются одиночными, но могут быть одно- или многоячеистыми. Они различаются по размеру и форме от нескольких сантиметров до размера, который может занимать большую часть брюшной полости [1, 4]. Брыжеечные кисты классифицируются по их этиологии и патологическим характеристикам на шесть групп: кисты лимфатического происхождения [3], как мы обнаружили в нашем случае, мезотелиального происхождения, кишечного происхождения, урогенитального происхождения и псевдокисты [2].Злокачественность может появиться в любой кисте и, как сообщается, составляет ~ 3%, однако, когда в кисте есть твердые компоненты, уровень злокачественности может быть выше [1]. Клинические проявления чрезвычайно разнообразны и неспецифичны: от бессимптомных пациентов до тяжелобольных с неотличимыми симптомами острого живота [3]. Это будет зависеть от характеристик кисты, размера, местоположения и осложнений. К счастью, эти осложнения встречаются редко, но могут включать непроходимость кишечника, заворот кишечника, перитонит, шок, кровотечение и смерть [1, 5].У нашего пациента были обнаружены боли в животе и образование, что привело к диагнозу гигантской брыжеечной кисты. Хилезные кисты обычно связаны с брыжейкой тонкого кишечника, серозные кисты обычно появляются в мезоколонной кишке, а геморрагические кисты возникают в результате травмы и могут появиться в любом месте кишечника [1]. Предоперационная диагностика практически невозможна на основании клинических данных, поскольку отсутствуют патогномоничные признаки или симптомы кисты брыжейки [6]. Ультразвук и КТ могут определить расположение и размер поражения, перегородки, мусора, уровня жидкости и толщины стенки.Магнитно-резонансная томография (МРТ) оказалась более точной при оценке кисты [6]. У нашего пациента МРТ помогла нам в предоперационном планировании кисты [5, 7]. Лучшим методом лечения кисты брыжейки является хирургическое вмешательство. Аспирация и марсупиализация не рекомендуются, поскольку они связаны с высокой частотой рецидивов и инфекций [7]. Для удаления кисты единым блоком может потребоваться локальная резекция кишечника или окружающих структур [4]. Как это случилось в нашем случае. Лапароскопия может быть осуществима для удаления кисты и привести к уменьшению послеоперационной боли, более короткому пребыванию в больнице и более раннему возвращению к нормальной деятельности и работе [3, 8].Прогноз для брыжеечных кист обычно благоприятный, поскольку большинство из них доброкачественные, а частота рецидивов низкая при полном удалении [9]. Хотя брыжеечные кисты являются редкими опухолями брюшной полости, они всегда должны учитываться при дифференциальной диагностике пациента с абдоминальными проявлениями всеми хирургами. Брыжеечные кисты всегда следует оценивать с помощью полной истории болезни, тщательного клинического обследования и точных дополнительных исследований, включая анализ крови и радиологические исследования. Полное хирургическое удаление кисты является методом выбора, это позволяет избежать рецидива и возможной злокачественной трансформации.Лапароскопическая хирургия в последние годы зарекомендовала себя как эффективный альтернативный метод лечения этих поражений. Кроме того, этот случай уникальным образом доказал нам, что эти опухоли могут вырастать до гигантских размеров, что затрудняет лечение, и что тщательное послеоперационное наблюдение имеет решающее значение, поскольку быстрое вмешательство может снизить заболеваемость и смертность.

Заявление о конфликте интересов

Не объявлено.

Финансирование

Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

ССЫЛКИ

1

Tan

J

,

Tan

K

,

Chew

S

.

Брыжеечные кисты: опыт учреждения более 14 лет и обзор литературы

.

World J Surg

2009

;

33

:

1961

5

,2

Курц

R

,

Heimann

T

,

Beck

A

,

Holt

J

.

Брыжеечные и забрюшинные кисты

.

Ann Surg

1986

;

203

:

109

12

.3

Polat

C

,

Özaçmak

İ

,

Yücel

T

,

Özmen

Лапароскопическая резекция гигантской брыжеечной кисты

.

J Laparoendosc Adv Surg Tech A

2000

;

10

:

337

9

.4

Liew

S

,

Glenn

D

,

Этаж

D

.

Брыжеечная киста

.

ANZ J Surg

1994

;

64

:

741

4

,5

Pithawa

A

,

Bansal

A

,

Kochar

S

.

Брыжеечная киста: редкая внутрибрюшная опухоль

.

Med J Armed Forces India

2014

;

70

:

79

82

.6

Раджендран

S

,

Хан

A

,

Мерфи

M

,

O’Hanlon

D

.

Диагностика и лечение симптоматической брыжеечной кисты

.

BMJ Case Rep

2014

;

2014

:

bcr2013202410

,7

Гурая

S

,

Салман

S

,

Almaramhy

H

.

Гигантская брыжеечная киста

.

Clin Pract

2011

;

1

:

e108

.8

Aydinli

B

,

Yildirgan

M

,

Kantarci

M

,

Atamanalp

S

000 G

000

000 G

000 M

000

и др.

Гигантская брыжеечная киста

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *